Інтерв'ю

15 Жовтня 2007
Пискун: Не пойму, зачем Симоненко должность генпрокурора, если они живут честно
Экс-генпрокурор, кандидат в депутаты от партии регионов Святослав Пискун заявляет, что будет голосовать против отмены депутатской неприкосновенности в новой раде. Он не отрицает, что обещание снять с депутатов иммунитет было всего лишь предвыборным трюком коалиции в прошлом парламенте.

Экс-генпрокурор, кандидат в депутаты от партии регионов Святослав Пискун заявляет, что будет голосовать против отмены депутатской неприкосновенности в новой раде. Он не отрицает, что обещание снять с депутатов иммунитет было всего лишь предвыборным трюком коалиции в прошлом парламенте.

– Святослав Михайлович, в 2006 году вы занимали 96-е место в избирательном списке Партии регионов, на этих выборах — уже 31-е. Чем можно объяснить такое стремительное продвижение по внутрипартийной лестнице? 

– В мае, когда я вернулся в прокуратуру, то занял принципиальную позицию и ни одной политической силе не позволил нарушать закон. Партия регионов оценила мои действия.

– И тем не менее во время избирательной кампании вы мало появлялись на публике…

– Я не был в числе VIP-агитаторов. Не потому, что мне не предлагали. Просто я не готов заниматься политикой в необходимом объеме. Да и язык юриста суховат…

– Правда ли, что в разгар кампании вы отдыхали за границей? 

– Избирательная кампания началась в апреле, поэтому было время и поработать, и отдохнуть. Я часто езжу за границу, у меня там много друзей. Среди них нынешние и бывшие прокуроры.

– Коммунисты сейчас говорят, что не прочь возглавить Генпрокуратуру и МВД. Фактически они предложили свои услуги «оранжевым». Как думаете, им это удастся? 

– Не пойму, зачем Симоненко должность генпрокурора, если они живут честно.

– У них есть реальные кандидатуры на этот пост? 

– Не знаю. Но это точно будет не Пискун.

– Почему? 

– Генеральный прокурор не должен быть предметом политических договоренностей. В ином случае — это карманная кукла, которую постоянно дергают за веревочки.

– Разве последнее ваше назначение не было результатом договоренностей? 

– Нет. Иначе я занимал бы эту должность до сих пор.

– Работая при правительстве Тимошенко, вы отмечали, что она не вмешивалась в вашу работу. 

– Никогда. И Янукович не вмешивался, и Кучма. Единственный человек, которому кажется, что прокуратура должна находиться только в его руках, — Виктор Ющенко.

– Не значит ли это, что вы готовы поддержать выдвижение Юлии Тимошенко на пост премьер-министра? 

– Моего голоса никто никогда не спросит, там и так достаточно голосов. Да и пар-ламент-то «оранжевым», в принципе, нужен только на один день: чтобы назначить премьер-министра и силовиков. А потом творить беспредел.

– И все же в Партии регионов есть люди, которые могли бы отдать свой голос за Тимошенко-премьера? 

– Если кому-то хочется, пусть голосует на здоровье. По-моему, голосование должно быть тайным. Чтобы политиков было видно по их профессиональным и личным качествам, а не по «цвету». Тогда за людей, которые сегодня на виду, завтра никто и голоса не даст. А люди, которые пребывают в тени, начнут проявляться. Перспективные, молодые политики.

– Это касается всех фракций? 

– Абсолютно. Депутаты испытывают на себе сильное давление. С одной стороны — это партийные боссы, с другой — политическая конъюнктура. Иногда депутатам приходится голосовать, «ломая себя через колено».

– Кто может стать министром внутренних дел от коалиции БЮТ и «НУ — НС»? 

– Думаю, милицию может возглавить Геннадий Москаль. Он больше всех устроил бы «оранжевую» власть, так как не задумываясь будет выполнять их установки.

– А что касается должности генпрокурора? 

– Пока работает Медведько, и я не вижу причин, по которым его могли бы снять. И, думаю, Верховная Рада на это не пойдет, тем более всем известно, что Верховный Совет не дал согласие на мое увольнение, и вопрос по моему гепрокурорству остается открытым..

– На что же при таких раскладах будет претендовать Луценко? 

– Очевидно, на должность вице-премьера по вопросам деятельности правоохранительных органов. Думаю, он хотел бы стать премьер-министром, но эта должность уже занята.

– Как вы думаете, «оранжевые» снимут депутатскую неприкосновенность? 

– Как, если для этого не необходимо триста голосов?

– А Партия регионов разве не поддержит? 

– Я буду голосовать против. Она нужна, чтобы депутаты не боялись выражать свои мнения и отстаивать свои убеждения. Завтра же начнутся политические репрессии, депутатов начнут «закрывать» в тюрьмы по надуманным основаниям.

– Кому конкретно из «регионалов» следует бояться отмены депутатской неприкосновенности? 

– Всем. И не только членам Партии регионов, но и других политических сил.

– Зачем тогда депутаты антикризисной коалиции перед выборами устраивали показуху, собираясь по этому вопросу в парламенте? 

– Я считаю, это было популистское решение. Хотя моя карточка, наверное, проголосовала, но я в тот день не был в парламенте. Это очень неумный шаг.

– Уходя с должности прокурора, вы утверждали, что Россия передаст образцы диоксина, которым могли отравить Ющенко. Это было сделано? 

– Я не знаю. Не интересуюсь, чем живет сегодня прокуратура и как идет расследование дел. Мне это интересно, но есть прокуроры, непосредственно расследовавшие дело.

– С кем была заключена договоренность о передаче диоксина? 

– Это было сделано на уровне заместителей генеральных прокуроров Украины и России, курирующих международные управления.

– Почему дело об отравлении Ющенко передали следователю Галине Климович? 

– Я считаю ее одним из лучших следователей, она объективная и порядочная. Если бы я побыл еще недели две генеральным прокурором, я бы назначил ее начальником следственного управления генпрокуратуры.

– Кто сейчас курирует это и другие резонансные дела в Генпрокуратуре? 

– Заместитель генпрокурора Николай Голомша, которому я передал в расследование это дело.

– Как вы можете оценить его работу? 

– Я знаю, что он будет стараться.

– В последние дни пребывания на посту генпрокурора вы ликвидировали должность прокурора Одесской области, и теперь занимавший этот пост Александр Галкин пытается восстановиться на рабочем месте…

– Мы ввели новую должность — заместителя генпрокурора-прокурора Одесской области. Это очень сложный в криминогенном плане регион, где должен руководить как минимум генерал-лейтенант.

– Василий Присяжнюк, который был назначен на эту должность, говорил о некой должности для отставленного Галкина…

– Этот человек не остался бы без работы. Его назначили бы прокурором другой области, где меньшие объемы работы. Если бы я остался в Генеральной прокуратуре.

– Почему прокуратура продолжает настаивать на том, что российский бизнесмен Курочкин виновен, даже после его смерти? 

– Это нормальный уголовный процесс. Прокуратуру не устроило решение суда — вот и подала апелляцию. Курочкина я не знал, и этого дела тоже.

– Генпрокуратура провела проверку по факту смерти акционера телеканала «Интер» Игоря Плужникова, на чем настаивал ваш соратник по Партии регионов Владимир Сивкович? 

– Ко мне Сивкович с таким вопросом не обращался. 

– В Лондоне Игорь Коломойский и Константин Григоришин судились за акции обл-энерго. В этом споре вы выступили в качестве свидетеля. О чем были ваши показания? 

– Меня спрашивали, почему было закрыто уголовное дело против Коломойского, которому вменяли покушение на убийство. Я сказал объективно, что участие бизнесмена в этом деле не было доказано. Я честно исполнил свой гражданский долг и дал показания.

– Бродский говорит, что был посредником между вами и Коломойским, который по-просил о содействии…

– Он пришел ко мне на прием и сказал: «Святослав Михайлович, в стране происходит беспредел». Коломойского хотели объявить в розыск, чтобы он не мог приехать на Украину. Вопрос касался бизнес-интересов «оранжевых». Я тогда нашел в себе силы и сказал подчиненным: «Разберитесь по закону». Мне потом доложили, что часть дела явно сфабрикована. Больше этим делом я не интересовался. Я понимаю, что тогда открыто и явно выступил против «оранжевой» власти. 

– Вы знакомы с Коломойским? 

– До этого я ни разу Коломойского в глаза не видел и подтвердил это в суде. Впервые я увиделся с ним через год, мы случайно встретились в кафе и познакомились, но тогда я уже не был генеральным прокурором.

– Касательно Никопольского завода ферросплавов, там ведь тоже есть интересы Коломойского, а также Виктора Пинчука. Дело о его реприватизации заглохло окончательно? 

– В свое время я подавал иск по этому предприятию, результаты — в суде.

– Завод был приобретен законно? 

– Если разбираться, кому и что принадлежит в Украине, думаю, процентов 80 собственности окажется приобретенной незаконно.

– Никопольский входит в это число процентов? 

– Я не занимаюсь никопольскими заводами. Таких заводов в Украине тысячи. И многие из них проблемные. А вас не интересует, скажем, борьба с коррупцией?

– Имеете в виду вашу идею о введении должности прокурора-антимафии? 

– Этот человек будет иметь большие полномочия, чем генеральный прокурор. Кстати, он может привлекать к ответственности генпрокуроров! 

Это целая система правоохранительных институций, которые необходимо создать на Украине. Сюда же входит и система народного комиссариата по борьбе с организованной преступностью, которая подчинена генеральному прокурору-антимафии. Эту систему будет формировать исключительно парламент по представлению президента Украины. Ведомство прокурора-антимафии будет заниматься исключительно вопросами борьбы с коррупцией и мафией. Такая система уже отработана в мире, а одним из первых прокуроров-антимафии был Романо Проди, нынешний премьер-министр Италии!

– Кстати, а чем закончилась история с якобы незаконно приобретенной недвижимостью судьи Конституционного суда Сюзанны Станик? 

– В мае, будучи генпрокурором, я не получал никаких документов от Службы безопасности о Сюзанне Станик. Я ждал этих документов, должен был перед президентом отчитываться, но их не было.

– Каков ваш годовой доход? 

– Точно не помню, по-моему, около 277 тысяч гривен. Я достаточно зарабатываю, потому что у меня звание, ранг. Есть квартира в Киеве, машина.

– То есть вы живете на одну зарплату? 

– Сейчас я живу на доходы жены. Она — частный предприниматель, неплохо зарабатывает. Вместе с нею мы декларируем около пятисот тысяч.

– Возможна ли четвертая каденция Пискуна на посту генпрокурора? 

– Только не при сегодняшнем президенте.

"Дело", 15 октября 2007 г.

Нові досьє

Argentem Creek Partners

Argentem Creek Partners

Руденко Евгений

Parimatch (Parimatch LLC)

Parimatch (ТОВ «Паріматч»)

Кацуба Олександр

Denis Gorbunenko

Горбуненко Денис Володимирович

Atayants Oleg Evgenyevich

Атаянц Олег Євгенович