Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Борис Колесников: Влияние Рината Ахметова на Партию регионов состоит из его заслуг и достижений. ЧАСТЬ 1     ИНТЕРВЬЮ

"Украинская правда" начинает серию интервью с руководителями избирательных штабов трех фаворитов предвыборной гонки.

Первым рассказывает о своем видении Борис Колесников, который отвечает за результат Партии регионов. Кроме того, готовится к печати интервью с Александром Турчиновым, возглавляющим штаб Блока Тимошенко.

Мы также практически достигли договоренности об интервью с Виктором Балогой – встреча, во время которой начальник штаба "Нашей Украины – Народной самообороны" откроет свои карты, дважды переносилась.

Колесников вживается в образ публичного политика, хотя, как и всем донецким, процесс идет сквозь зубы и со скрипом. Тем не менее, он взял на себя функции и реального руководителя штаба, и спикера партии регионов.

Раньше эти два образа в Партии регионов всегда были разделены, когда Тигипко или Кушнарев выступали на пресс-конференциях, а штабом командовали непубличные Клюев или Джарты.

Колесников делит общую приемную с Раисой Богатыревой. Этот тандем воплощает политику Рината Ахметова в Партии регионов.

– По состоянию на сегодняшний день, какой прогноз вы можете сделать относительно результата Партии регионов на выборах 30 сентября 2007 года?

– В прошлый раз мы набрали 32 с небольшим процента. А в этот раз мы хотим набрать больше. Это будет зависеть от успеха кампании, от того, насколько наши идеи понравятся украинским избирателям. Но мы всегда давали только выполнимые обещания.

– Тут, конечно, можно поспорить. Партия регионов на прошлых выборах обещала "покращення вашого життя все сьогодні".

– Вы были в США? Там цены в два раза ниже на основные продукты питания, чем в Западной Европе. А зарплата, как правило, в два раза выше. Но если вы спросите рядовых американцев: "Почувствовали вы улучшение жизни?", ответ будет очень неоднозначный. Хотя нам можно было бы только мечтать о достижении такого уровня жизни.

Возьмите и макро– и микроэкономические показатели Украины. Насколько позволяла украинская экономика, мы ее улучшили.

Вы можете не любить Николая Яновича Азарова, можете любить, но он специалист очень высокого класса. И он сбалансировал ситуацию, чтобы не было инфляционных, популистских денег на рынке.

– Оправдывают ли себя привлеченные Партией регионов американские политтехнологи?

– Нигде в мире нет ни одной команды, которая могла бы самостоятельно обеспечить результат на выборах. Есть группа людей, которая работала с нами на прошлых выборах, и есть результат прошлых выборов. В той победе лежит составляющая и работы политтехнологов.

– Вы ведь утверждаете, что Партия регионов – прозрачная партия?

– Да.

– Не кажется ли вам, что в рамках этой прозрачности стоит назвать стоимость услуг американских политтехнологов?

– Прозрачность партии – это прозрачность принимаемых решений. Коммерческие тайны никто раскрывать не будет, ни одна из украинских политических сил.

– Вы думаете, членам Партии регионов это не интересно? На что тратятся их членские взносы?

– На политтехнологов тратятся крупные спонсорские вливания, но никак не членские взносы.

– Вы имеете в виду спонсорские вливания от Рината Ахметова?

– Почему обязательно от Рината Ахметова? У нас в списке – вся промышленная элита Украины.

– Принято считать, что на этих выборах Ахметов еще больше усилил влияние на Партию регионов. Насколько велико его влияние на партию?

– Его влияние состоит из его заслуг и достижений. Ринат Ахметов – это человек, который сделал себя сам. Он имеет огромнейший бизнес–опыт, и, я считаю, что это самый полезный опыт, который может быть. Ахметов имеет заслуженное уважение у нас на родине, в Донбассе, миллионов поклонников клуба "Шахтер". Естественно, Ахметов не может восприниматься как рядовой член партии.

– Правда, что после прихода в штаб вы выгнали ряд людей за разворовывание денег в партийной кассе?

– Я же не следователь и не прокурор, чтобы обвинять в воровстве. Претензии были только по профессиональному признаку, из–за несоответствия тем задачам, которые ставит штаб. Штаб Партии регионов с моим приходом обновился не более чем на 20%.

– Сколько составит предвыборный бюджет Партии регионов?

– Я не могу об этом говорить. Наш бюджет будет сопоставим по размерам с бюджетом "Нашей Украины" и БЮТ. Эта тройка потратит примерно одинаковые деньги та агитацию.

– Правда ли, что у вас возник конфликт с Андреем Клюевым, результатом чего стало его отдаление от дел Партии регионов?

– У нас с Андреем Клюевым есть творческие споры. И эти споры были всегда. У нас разные подходы, разные мнения по тому или иному блоку ведения избирательной кампании. Но такие споры очень полезны.

– Что будет после выборов? Считаете ли вы реальным, что президент не подаст в парламент кандидатуру премьера, предложенную коалицией?

– Я думаю, что президент не имеет морального права отклонить кандидатуру, поданную в премьеры согласно Конституции. Иначе опять начнутся интриги. Кроме того, президент публично заявлял, что он подаст ту кандидатуру премьера, которая будет предложена коалицией.

– А вы верите президенту?

– В данном аспекте, да. Я буду разочарован, если это обещание он не выполнит.

– А вообще верите Ющенко?

– Я не могу так сказать, но давайте поговорим об этом после выборов, чтобы это не выглядело как предвыборная риторика. Есть публичные обещания со стороны президента, которые не выполнены.

Второй блок проблем – социальные обещания. С экономической точки зрения они носят характер маразма. Например, я уже устал повторять, что создание миллиона рабочих мест требует вложения в экономику 50 миллиардов долларов каждый год.

– После того, как Юрий Луценко стал первым номером блока "Наша Украина – Народная самооборона", стало очевидно, что это усложнит процесс создания широкой коалиции из–за вашего конфликта с Луценко.

– У меня нет конфликта с Юрием Луценко. У меня есть конфликт с министром внутренних дел, коим он тогда являлся, который использовал свою должность в корыстных целях.

Если бы Луценко был министром, скажем, социального обеспечения, и использовал свою должность для повышения собственного рейтинга, это было бы еще объяснимо.

Но никакие личные конфликты не могут быть преградой для долгосрочных политических союзов ради достижения главной цели – успешной страны.

– Вы готовы пожать Луценко руку при встрече перед камерами?

– Я над этим еще не задумывался. У меня есть более важные проблемы. Хотя меня немножко настораживает креатив той команды, потому что европейские демократические ценности будут воплощаться под предводительством человека, который их дискредитировал.

– Кстати, ваш давний визави Геннадий Москаль тоже идет по списку "Нашей Украины"…

– Да, и Москаль – этот старый советский милиционер, который прошел все этапы коррупции, от бутылки коньяка в стол до более серьезных активов. Это он, что ли, будет защищать демократию?

– Но, между прочим, вы с этой партией собираетесь создавать широкую коалицию.

– Мы пока ничего не собираемся создавать. Мы будет выигрывать выборы, а там будет видно.

– Вы не согласны со мнением, что широкая коалиция – это не выход из перманентного кризиса в стране?

– Для нас выход из ситуации – это эффективное сотрудничество ради развития страны. А какая это будет коалиция – не столь важно. Если вам пообещали "улучшение вашей жизни сегодня", то вас не интересуют никакие макроэкономические вопросы.

Нынешний формат коалиции является оптимальным, потому что здесь увязаны модели либерального рынка, которые всегда будет пропагандировать и осуществлять Партия регионов, с тем социальным пакетом, на котором настаивают наши левые партнеры.

В чем Советский Союз проиграл Западу идеологическую войну? В том, что Советский Союз ставил во главу угла достижения страны. А западный мир всегда шел от интересов простой семьи. И "регионалы", конечно, всегда будут идти от простой семьи, от ее благосостояния, и это будет критерием жизни. Никакими макроэкономическими показателями этого не заменишь.

Нужно проводить реформы. Ведь то, что сказал Уинстон Черчилль Никите Хрущеву, можно с точностью повторить и Виктору Андреевичу Ющенко. "Господин Хрущев, никому в мире не удалось перепрыгнуть пропасть в два приема. Вы или продолжайте структурные реформы, или лучше вообще ничего не делайте, иначе вы погубите страну". Вот дословно, готов подписаться под каждым словом.

– Обещанное вами год назад "улучшения жизни уже сейчас так и не состоялось". Выросла коммунальные тарифы и цены на все, что нас окружает – что и съедает рост зарплат и пенсий.

– Давайте посмотрим, сколько легковых автомобилей было куплено в стране за шесть месяцев?

– Вы ведь понимаете, что автопродажи растут благодаря увеличению доли банковских кредитов, и это не связано с правительством Януковича!

– Спорный вопрос. Люди поверили в нашу страну. Раз они не боятся взять банковский кредит, значит, они уверены в стабильности и благополучии.

Тем более что такого скачкообразно автомобильного роста никогда не было! Сколько было продано квартир за последние полтора года? Как вырос потребительский рынок продовольствия?

С определенной долей юмора можно привести пример из личного опыта. 10–12 лет назад потребление шоколада в Украине было в 10 раз меньше. Это дорогой продукт. А сегодня оно растет изо дня в день. Десять лет назад карамель и печенье составляли львиную долю кондитерского производства. Сегодня у ведущих компаний страны, коими являются "Рошен", "Конти", "АВК", "Крафт Якобс", "Нестле", львиная доля в производстве – это шоколад. Разве это не показатель?

– Нельзя эту заслугу приписывать правительству Януковича.

– Я не приписываю. Я же не говорю, что солнце восходит на Востоке благодаря нашему мудрому правительству. Но, безусловно, они стабилизировали ситуацию. В чем заслуга правительства Януковича? Они действительно сбалансировали доходную и затратную части бюджета.

Азаров не может себе позволить так популистски поднимать зарплату, как это было в 2005 году.

– Вы думаете, он останется в Кабинете министров или будет на почетной пенсии?

– Я не вижу вообще никаких предпосылок почетной пенсии. Это зависит, прежде всего, от состояния его души и его желания работать.

– У Бориса Колесникова есть амбиции премьер–министра? Не сейчас, а вообще?

– Все личные амбиции в данном случае приносят вред человеку, который их имеет, и команде, в которой он участвует. Поэтому у меня нет таких амбиций.

– Но почему? Любой президент в своих мемуарах напишет, что он всегда знал верил в свою миссию и всегда имел амбиции стать президентом.

– Амбиции должны быть здоровыми, а оптимизм – взвешенным. Я готов к общекомандной работе, и пусть команда сама определяет, в чем я могу быть ей полезен. То, что это не самоцель – точно.

– Вам не кажется, что для реализации себя в исполнительной власти вам будет мешать незнание украинского языка.

– Я непогано володію українською мовою.

– …Але принципово нею не спілкуєтеся?

– Я общаюсь на том языке, на котором я думаю. Отдельные украинские политики шизофренического плана считают украиноязычие самым главным своим достоинством. Я считаю, что русскоговорящие сделал не меньше для независимости Украины, особенно в ее экономической части. И никто не мешает русскоговорящей Украине думать о родине по–русски.

– Как у вас складываются отношения с Виктором Балогой?

– Я бы не сказал, что у нас есть какие–то глубокие отношения. Но во время кризиса Виктор Балога много сделал, чтобы переговоры закончились с максимально положительным результатом для Украины в целом и для политических сил в частности. Так что у меня с Балогой нормальные отношения.

– Многие эксперты считают, что вполне реальной является формула: Балога – премьер, представитель Партии регионов – спикер. Как вам такой расклад?

– Я считал и считаю, что премьера будет выдвигать та сила, которая выиграет выборы.

Но, я еще раз подчеркну, что в 2006 году мы были готовы к широкой коалиции. Мы сделали первое предложение и не настаивали на том, чтобы правительство возглавлял именно наш лидер. Определенные силы воспользовались этим предложением в своих целях, торговались нашими предложениями между собой, и, в конечном счете, оказались в оппозиции.

Поэтому я не сомневаюсь, что Партия регионов готова к широкой коалиции с теми, кто разделит наши программные цели.

– Было бы наивно верить, что, соглашаясь на роспуск парламента, Партия регионов не обсудила с секретариатом президента сотрудничество в будущей Верховной Раде. Тогда это политическая близорукость.

– Во–первых, я не окулист. А, во–вторых, нечего обсуждать – мы слышим только очень лицемерные заявления оранжевой команды…

– Вы имеете в виду выступление Луценко на съезде оранжевого мега–блока, где он призвал: "Виктор Федорович, пора отвечать за базар!"

– Приведите хотя бы одну цитату членов правительства и руководства Партии регионов, где бы они применяли ненормативную лексику в отношении оппонентов.

– Азаров уничтожает Тимошенко на каждой пресс–конференции.

– Но это нормативная лексика! Создается такое впечатление, что оранжевая команда провела минимум 15 лет в районе Магадана. Читая их интервью и смотря телевыступления, видно, что они либо массово зомбированы радио "Шансон", либо у них что–то не в порядке с психикой.

– Вы ведь сами тоже слушаете радио "Шансон"?

– Я не то что не люблю радио "Шансон"… Я слушаю "Ретро–ФМ", "Мелодию", "Русское радио". "Шансон" могу послушать… У каждого свои вкусы. Я люблю Queen, Бон Джови, а кто–то, скажем, Сашу Северного или Михаила Круга.

– Если судить в целом  по вашему настроению, вы не готовы к оппозиционной деятельности, поскольку размышляете терминами нахождения у власти в ближайшие годы.

– Это все равно что спросить у любой команды перед выходом на поле: "С каким счетом вы готовы к поражению?". Почему мы должны быть к этому готовы?

– Потому что ваши оппоненты собираются суммарно вас победить.

– Да, но пока суммарно проигрывают с разрывом 4–6%. Так что оппозиции можно переходить на научную, преподавательскую работу.

Но, к слову, Партия регионов была в оппозиции и это нас не пугает. Идеи Партии регионов в оппозиции будут в миллионы раз сильнее, чем нынешние деструктивные идеи наших оппонентов.

– Вам будет непросто создать коалицию без социалистов. А появление в вашем списке бывших социалистов Деркача, Кунченко показывает, что даже члены Соцпартии уже не верят в перспективу этой структуры…

–  Я бы не стал списывать со счетов социалистов. Вспомните выборы 2002 года, когда показывали очень низкие рейтинги СПУ. А они набрали столько, что никто и не ожидал. Это в больших партиях вероятность ошибки полтора–два процента. А вот в малых партиях, где все это происходит в зоне погрешности, вероятность ошибки значительно больше.

– Но социалисты на вас обижены. Многие говорят, что вы пошли на эти выборы, предав тем самым СПУ...

– То, что мы пошли на эти выборы – это был жест доброй воли со стороны Януковича и всей Партии регионов. Сделано это было лишь с одной целью – сохранить целостность страны и гражданский мир.

– Острая фаза кризиса началась с попыток увольнения Пискуна. Когда обнародовали указ о его очередном снятии с должности и началась волнения в Генпрокуратуре, среди первых приехавших на подмогу Пискуну были вы. И есть версия, что Пискун, который уже смирился со снятием, под вашим давлением вернулся в Генпрокуратуру.

– Когда началась история с Пискуном, мы приехали с Раисой Богатыревой и какое–то время гуляли перед заблокированными воротами в Генпрокуратуру.

А когда мы наконец попали внутрь, все двери были уже закрыты. Прокуратура уже была захвачена сотрудниками Управления государственной охраны, причем одетой в штатское. Они напоминали сельских инспекторов ОБХСС времен СССР. В таких спортивных штаниках, рубашечках, а пистолеты в авоськах, как в "Бриллиантовой руке". Вот в таком виде предстало войско Гелетея перед народными депутатами.

И когда мы поднялись на четвертый этаж, Пискуну уже открывали двери, чтобы он вернулся в свой кабинет.

– Как вы сейчас оцениваете события 27 мая, когда Янукович согласился на досрочные выборы 30 сентября. Тогда была реальная угроза силового противостояния?

– Для нас самым важным было выйти из политического кризиса.

Послушайте, мне нравилась украинская пресса после Майдана, но почему–то журналисты не пишут о том, как в эти дни двигались внутренние войска на Киев? Спросите у губернаторов: "Сколько тормозков вам заказывали с Банковой? Сколько автобусов вы арендовали, чтобы перевезти регулярную армию?".

Это было бы смешно, если бы не было так грустно! И вызывало это чувство стыда, ведь так была продемонстрирована всему миру наша готовность к чрезвычайным ситуациям. Если эту ситуацию вообще можно назвать чрезвычайной.

– Но эти претензии  по поводу внутренних войск можно адресовать и нынешнему правительству...

– Как в равной степени верховному главнокомандующему и министру обороны.

– Досрочные выборы были спровоцированы переходами депутатов от оппозиции в коалицию. Вы думаете, в новом парламенте такие переходы будут продолжаться?

– Запрет на переход депутатов – это недемократичная норма. Наши псевдодемократические силы, где удобно, берут выводы Венецианской комиссии, где не удобно – берут сталинскую Конституцию и штампуют указы. Так не бывает.

– Однако в западном мире не принято перекупать депутатов…

– В критических ситуациях на Западе принято проводить реформы, а не обвинять друг друга в перекупке депутатов.

Вы помните, как перед выборами говорили наши оппоненты, показывая на Партию регионов: "Это – список СИЗО". Говорил это человек, который нажил свои политические дивиденды путем репрессий и фальсификаций. А как говорили представители БЮТ? "А у нас такі гарнесенькі і чуднесенькі списочки!"

Но потом люди из списка БЮТ и "Нашей Украины" по разным причинам стали покидать эти фракции. И вот из–за того, что они взяли к себе, по их мнению, непорядочных и недостойных людей, надо провести новые выборы? Очевидно, это делалось, чтобы собрать новый спонсорский фонд и очистить себе новый список.

Ну, это уже похоже на методы зарабатывания денег, а не на какое–то стремление к демократии. Это мое мнение.

Продолжение следует

Сергей Лещенко

"Украинская правда", 17 августа 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Колесников Борис. ДОСЬЕ , Партия регионов Украины, Борис Колесников: «Янукович в прекрасной форме. Почему кто-то должен его отправлять на заслуженный отдых?»