Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Владимир Щербань: «В деле Щербаня я – свидетель»     ИНТЕРВЬЮ

Вот только дождется оправдательного приговора. В то же время, о ходе расследования Владимир Петрович говорит крайне неохотно и с опаской.

А вот о тех, кого считает своими обидчиками – очень эмоционально. Настолько, что в ходе интервью в комнату, где «Главред» беседовал с Владимиром Петровичем, то и дело заглядывали его плечистые помощники, привлеченные повышенными тонами разговора. Некоторые утверждения бывшего губернатора Сумщины, который несколько лет просидел в американской тюрьме, спорны настолько, что в них невозможно поверить. Другие – абсолютно резонны. Как бы там ни было, каждый человек имеет право на собственное мнение.

«Против меня же ничего нет! Я – свидетель»

Владимир Петрович, чем занимаетесь в настоящий момент, что делаете? Хожу на допросы в Генпрокуратуру. Никто меня пока не оправдал.

Когда последний раз были на допросе?
В прошлую пятницу.

Какие результаты?
Разные вопросы мне задавали, разные следователи, разные свидетели. Лучше там не бывать. Я бы вам не советовал

На каком этапе следствие?
Не знаю.

Как так не знаете, вы же в пятницу были на допросе.
Я не могу этого говорить.

Это что, тайна следствия?
Нет, не тайна. Просто, рано еще об этом говорить, следователи должны сделать выводы, потом можно будет рассказывать. Я доказываю свою невиновность, следователи расследуют, хотят установить истину, что происходило в тот период. Против меня же ничего нет! Я – свидетель.

Я вас правильно поняла, из статуса обвиняемого вы перешли в статус свидетеля по делу Щербаня?
Да.

Как такое может быть?
Уголовный кодекс читайте. Там все написано. Но я вам скажу, что из свидетеля снова можно стать обвиняемым.

Каковы аргументы следствия и собственно ваши?
Я не согласен с обвинениями, и считаю, что все против меня сфальсифицировано, есть тому подтверждения. Документы есть. И, кстати, никто эти документы не обнародовал, хотя мои адвокаты их давали, в том числе и журналистам, копии красной карточки Интерпола давали, копии постановлений суда, которые были переделаны как ордер на арест. Я уже не говорю о самих делах, в которых свидетельские показания - ложь, взятая просто от фонаря.

Так что я доказываю свое. Следователь смотрит, слушает, записывает, а потом будут делать выводы.

Как отобразилась на ходе расследования вашего дела смена министра внутренних дел?
Абсолютно никак. А какое мог иметь отношение Луценко к следствию, если вы его имеете в виду? Следствие ведут следователи, а бывший министр внутренних дел вершков нахватался, пиарится больше, что он великий детектив. Хотя это абсолютная ложь, то, что он рассказывает.

Что касается расследования, то какое было отношение, такое и остается. Милиция здесь абсолютно ни при чем, хотя милиция все это начинала. Следователи же милицейские все это начинали под непосредственным руководством Юрия Луценко.

Луценко же кричал: «Бандитам – тюрьмы!», вот поэтому ему это дело нужно было все время поддерживать живым. Луценко – не министр, он политик. Профессионал так бы себя не повел, профессионал бы никогда не сделал вывод, что человек виновен или не виновен без результатов следствия. Потому что профессионал всегда руководствуется законом, а политики зачастую руководствуются эмоциями, выгодой, ситуацией, которая есть за окном. Понимаете?

Понимаю. Я другого не понимаю: если вы утверждаете, что уголовное дело против вас – политический заказ, то как может смена руководства МВД не повлиять на расследование.
Так идет же расследование, был ли это политический заказ.

То есть, вы и сами не совсем уверены в том, что это был политический заказ?
Нет, я уверен. У меня другого утверждения нет, но теперь следователям нужно это доказать.

А какие аргументы у ваших адвокатов?
Не могу пока сказать.

Почему?
Зачем же я буду забегать наперед?

Где вы сейчас живете?
Здесь в Киеве, на даче.

За вами следят?
Не знаю. Может, и следят. Но пока я под следствием, думаю, что технические мероприятия проводят. Это обязательно.

«Мне нет резона сейчас ходить по политикам»

С кем из политиков встречались?
Мне нет резона сейчас ходить по политикам, встречаться с кем-то.

Что так?
Потому что выводы какие будут сделаны? Щербань ходит и просит о помощи.

А вы не принимаете помощи ни от кого из своих друзей?
Дело не в помощи, дело в том, что должен доказать сначала, что я не виновен! Друзьям своим я нужен таким, как я есть. Если я невиновен, то друзьям моим это будет хорошо, если я виновен, то плохо.

Кто ваши самые близкие друзья?
Александр Волков мой самый близкий друг. Еще есть друзья. Кое с кем встречался.

С кем?
С Леонидом Даниловичем пару раз встречался.

О чем говорили?
Обо всем.

А конкретнее?
О 2004 году говорили, и о нынешнем времени, о проблемах, которые были у Леонида Даниловича, и которые есть у меня. Я делился, рассказывал ему.

Почему именно с Кучмой проблемами делились?
Потому что он мой президент.

А какие у Леонида Кучмы проблемы?
Ну, у него же тоже были проблемы. Он же фонд создал, его третировали по полной программе. Разве это уважение к Президенту?

Значит, с друзьями вы не встречаетесь, чтобы тень на них не бросать, а на Леонида Даниловича можно?
Дело в том, что Леонид Данилович сегодня не при власти и никакая тень ему не страшна. Все тени, которые были, для него в прошлом. А друзья мои при власти и работают. Зачем же я буду ходить по кабинетам. Правильно?

А с Ринатом Леонидовичем встречались?
Да. Конечно, встречался.

Вы к нему летали, или он к вам?
Мы встречались в Киеве. Он здесь живет, он же депутат Верховной Рады.

А когда вы встречались?
Недавно.

О чем говорили?
Обо всем. Нам есть, о чем поговорить.

Расскажите, пожалуйста.
Зачем?

Интересно.
О прошлом, о будущем, о настоящем говорили.

Какое у вас будущее?
Мне надо разобраться, надо доказать свою невиновность. Это главное, это вопрос для меня номер один.

Сомневаетесь все же в том, что вас оправдают…
Я сомневаюсь? Я не сомневаюсь. Я золотой, я вам скажу.

Для кого?
Для себя. Другое дело, те мифы, которые вокруг меня созданы. Их же нужно развеять.

«Я хочу вернуться в политику, и обязательно вернусь. Причем в ближайшее время»

Особенно много «мифов» о вас в Сумской области. Вы там были по возвращении из Америки? Как вас там встречали?
Хорошо встречали. Те, с кем я встречался, хорошо встречали, с любовью. Я был в монастыре, был дома, где я живу. В Сумах не был, в квартире своей не был.

Почему?
Не знаю. Во-первых, там было не убрано, все пылью обросло, и жена трое суток вымывала, перечищала, порядок наводила.

Обычные люди вас любят?
У людей надо спросить.

А вам как кажется?
Кто-то любит, кто-то ненавидит, от любви до ненависти один шаг.

За что вас ненавидят?
За то, что я рублю правду-матку, у меня требования очень жесткие – или работать, или не работать. Я лукавить не люблю. Как бы там ни было, я не лгу. Брехунов не люблю. Для меня это смерти подобно. Пусть лучше обидят меня по-другому, пусть лучше меня ударят, но только не врут.

Вам много в жизни врали?
Конечно, врали. Сейчас же ложь летает в воздухе. Вы что, не видите? В 2004 году вам не врали, вы думаете? Понимаете, просто каждый из тех, кто принимал активное участие в событиях 2004 года, внутренне не может согласиться с тем, что его обманули. И вот это противоречие, когда каждый человек шел с открытой душой на Майдан, верил политикам, а потом в них разочаровался через 7-8 месяцев.

Это довольно спорное утверждение. Вы вот хотите в политику вернуться? Хочу. И обязательно вернусь. Причем в ближайшее время. Мне интересно. И, что самое главное, мне не безразлична судьба страны, которую я строил с 1990 года. Сделаю все от меня зависящее, чтобы не допустить ее развала, а, напротив, всячески способствовать ее развитию.

Будете восстанавливать Либеральную партию, которую вы когда-то возглавляли? Что с ней сейчас?
Не знаю. Когда закончу вопросы-допросы, потом буду решать, что делать. У меня есть несколько путей в этой жизни. Какой из них я изберу - время покажет.

Что касается партии, то я, когда уехал в Америку, написал заявление, что «прошу снять с меня полномочия председателя партии, пока не будет установлена истина». Ну, а вождей же много всяких, вот и нашлись те, кто решил стать первым. Меня из партии исключили, раскололи партию.

Губернатором Сумской области совсем недавно стал Павел Качур. Как вы думаете, он будет лучшим губернатором, нежели вы?
Не знаю. Я желаю ему удачи, чтобы у него все получилось. Я каждому желаю удачи. И ревности никакой у меня нет. Я просто считал, что Николай Лаврик, который пришел на мое место, если бы он был нормальным человеком, нормальным, подчеркиваю, то он бы не схемами размахивал, мол, «империя Щербаня», а пригласил бы Щербаня к себе, сказал бы или спросил бы: «Какие программы сохранить стоит, а где проблемы, где достижения были?» А они когда пришли, то думали, что они самые умные и провалились по полной программе везде и на всех участках, перегрызли друг другу глотки. Разве это нормально?

Владимир Петрович, но вы ведь во времена губернаторства и вправду создали империю Щербаня…
Какую империю я построил? Какую? Послушайте, я за время работы моей в Сумской области поменял очень много людей – глав администраций, заместителей своих, но ни одного человека я не выставил за дверь, чтобы не предложить ему другое место работы. Ни одного! Кто был слабее, я давал им работу по их возможностям, и все они были трудоустроены, все работали. Один единственный человек за мою бытность губернатором отказался от работы, которую я ему предложил. Это был единственный случай! Остальные шли туда, куда я предлагал, и работают по сей день.

«Деньги у меня есть»

Абсолютно наивный вопрос: вы сейчас не работаете, на что живете?
У меня есть деньги.

Откуда деньги?
Моя дорогая, я в бизнесе с 1985 года, я в бизнесе всю жизнь. Если кто-то учиться бизнесу начал после 90-х, то я бизнес преподавал еще в 1978 году, чтоб вы знали. Я работал сначала на государственной службе, внедрял хозрасчет, зарабатывали предприятия серьезные деньги, ходил в передовиках, пока не настал 1985 год.

Сейчас ваши бизнес-структуры работают?
Бизнес-структуры у меня были и в Донецкой области всегда…

Владимир Петрович, сейчас какой бизнес у вас остался?
Кое-что осталось.

Что, можете сказать?
Нет. Зачем?

У вас секретные предприятия?
Нет, не секретные, но говорить-то это зачем? Чтобы наезды продолжались? Чтобы рвали на портянки структуры эти, их и так уничтожали по полной программе. Зачем говорить? Или адреса вам показать?

Не надо адреса.
… да от этого и проблемы все в нашем государстве

От чего?
От того, что если человек не угоден, то начинают его трамбовать.

Владимир Петрович, складывается ощущение, что вы боитесь…
Я боюсь? Послушайте, у нас даже в Конституции есть 63 статья, в которой сказано, что человек может отказаться давать показания на себя, если это может ему повредить. Поэтому, я не боюсь, а просто не хочу осложнять свою жизнь. Она у меня и так сложная на сегодняшний день. И раскрывать ее наизнанку – это не приносит пока пользы в нашем обществе. У нас правды не любят. У нас сразу начинает проявляться зависть, месть, ложь и так далее. Понимаете? Сразу же.

Вам очень важно, кто что любит, а кто нет?
Да нет мне особой разницы, просто я же на себе, на собственной шкуре это испытывал два года. Окружение мое пересадили незаслуженно, сейчас добивают одного в тюрьме.

Кого вы имеете в виду?
«Гуманисты» и «моралисты» ждут, когда загнется в тюрьме бывший мэр Сум Владимир Омельченко. Ничего абсолютно нет по нему. Держат в тюрьме полтора года. Это нормально, скажите мне, это нормально? Инвалид человек…

«На президентских выборах фальсификаций в Сумской области не было»

Если будут досрочные выборы, вы будете баллотироваться в парламент?
Посмотрим.

То есть, такой возможности не исключаете…
А кто вам сказал, что выборы будут досрочные? Что, для этого есть основания? Парламент избран на пять лет, есть коалиция, есть большинство в парламенте, есть Кабмин, есть премьер, есть Президент, есть Председатель ВР. В чем несоответствие закону? Потому что этого хочет Луценко? Луценко собирает самооборону. Это вам не кажется парадоксом? Луценко во власти с 2005 года, а сегодня вдруг он не доволен и начинает собирать самооборону. Разве это нормальное явление? Президент тот же, партия «Наша Украина» есть, она в парламенте. Вы хотите улучшить жизнь людей? Решайте проблемы в законодательном поле, решайте вопросы улучшения жизни людей. А то мы говорим о том, что земля должна стать товаром и тут же это все рубится на корню. Почему?..

Владимир Петрович, если вы не против, давайте поговорим о массовых фальсификациях в Сумской области на президентских выборах в 2004 году…
Их не было.

Совсем не было? И указаний студентам вы никаких не давали за кого им голосовать?
Покажите мне хотя бы одного такого студента, которому я давал указания, как ему голосовать? Что я - больной, что ли?

…О том, что будут фальсификации выборов начали говорить еще в июне 2004 года. Зачем? А для того, чтобы в случае выигрыша кандидата Виктора Януковича была причина «провалить» выборы. Так и случилось. Поэтому, в июле 2004 и в августе этого же года вся команда, которая агитировала за Ющенко, и он сам говорили, что будут фальсификации выборов. За Сумскую область, конечно же, была особая тревога, в том числе и у кандидата в Президенты Ющенко, что он может в своей области мало набрать голосов.

Виктор Ющенко в Сумской области мог набрать мало голосов?
Ну, может быть, ниже того числа голосов, которые он бы хотел набрать. Это была боязнь!

Боязнь чего?
…Если бы Ющенко проиграл выборы в Сумской области, то это был бы очень крупный проигрыш. Он же выходец из этой области, там родился, в школе учился, бегал мальчишкой. Вот какой был страх! И начала нагнетаться истерия, что фальсификации будут особенно большие в Сумской области. В то время на меня, как на главу облгосадминистрации, работали две абсолютно независимые структуры, которые делали социологические опросы. И по соцопросам мы видели, что кандидат в Президенты Виктор Ющенко набирает 60% голосов избирателей, Виктор Янукович – 30%, кто-то Александру Морозу отдавал предпочтение, кто-то коммунистам.

Как бы там ни было, Янукович значительно проигрывал. Так вот в такой ситуации, вы, что меня больным, дурным, чекнутым считаете, чтобы я, зная это, людям сказал: «Мать вашу так, голосуйте за Януковича, а не за Ющенко»? Я не имел права это сказать даже не в силу закона, а хотя бы в силу того, что я не дурак и не кретин.

60% людей – сторонники Ющенко, если я так скажу, то завтра это будет на всех сайтах. Я что, дурак? (повышает голос)

Я этого не говорила. Но и вы не отрицайте, что за Януковича агитировали! (Смеется) В то время в области подводились итоги моей работы на посту губернатора. Я там проработал 5 лет, мы буклет издали, посвященный пятилетию моей работы, и в графиках, фотографиях и картинках показали динамику развития региона. Мы собрания проводили, рассказывали, что власти удалось сделать, а что не удалось. На таких мероприятиях люди, естественно, задавали вопрос о выборах. Я, подводя итоги, говорил: «Уважаемые друзья, я, пользуясь возможностью, хочу высказать свою точку зрения, как человек, как глава Либеральной партии. Я хочу высказать ее вам ее еще и по той причине, что в 1989 году я был свидетелем того, что происходило в Донецкой области, когда начал разваливаться Советский Союз. Я помню, как приезжали эмиссары в Донецкую область, которые говорили, что «є у нас сало, є у нас хліб і нам нічого більш не треба»…

Да, я был обязан людям сказать, что нас ждет завтра! Вот я и говорил, что нас ждет раздел Украины на две части, ухудшение отношений с Россией, я примеры приводил. Сумщина же на границе с Россией, 80% продукции завода имени Фрунзе идет на Россию, 80% зарплаты люди получают от контрактов с Россией. Я говорил, что проблемы будут и в вопросах религиозных. На тот момент этого люди не понимали! И прогнозы мои сбылись!

Но именно это и называется агитацией использованием админресурса, когда губернатор…
Я это агитацией не считаю. Я чувствовал своим долгом сказать людям, что будет. А если бы я молчал и улыбался в тряпочку, это лучше было бы? Что, простым людям лучше сейчас стало? Я не уверен. Вам вот, как журналисту интересно, когда драчки идут, мне как политику интересно, когда тех снимают, этих назначают. А простым людям это все уже осточертело, они хотят покоя и денег. Деньги хотят зарабатывать! Вот как вы считаете, это агитация, когда я говорил, что будет передел собственности? Как начинался 2005 год? Реприватизацией? Кто остановил реприватизацию? Боязнь перед Западом ее остановила!

Да я, сидя в американской тюрьме, писал записку, скрипя зубами: «Отдайте «Криворожсталь» бесплатно Порошенко, Пинчуку, Ахметову, но только не отдавайте ее за рубеж. Вы отдаете национальную безопасность в чьи-то руки» Зачем? Где те пять миллиардов долларов, которые мы получили? Проели, пропили деньги?

Кому записку писали? И почему вы ее никому не передали?
Воздержался. Не хотелось открывать рот в то время, понимаете? Потому что был бы не услышан в то время еще.

А теперь вас все услышат! Что, все так кардинально изменилось с тех пор?Да вы же знаете прекрасно! Если бы я возвратился из Америки в мае месяце 2005 в Украину, то меня бы повесили нахер на фонарном столбе. И вся Украина бы аплодировала. Тогда была эйфория – «бандитам тюрьмы» и все такое. А за время, которое с тех пор прошло, уже начали разбираться. И на «чисті руки» подивились, і на «любих друзів» подивились, понимаете. Увидели, у кого руки чистые, а у кого грязные, хоть они и говорят, что чистые.

«Из фракции НУ меня в 2002 исключили как вольнодумца»

Но вы ведь сами были членом «Нашей Украины», которую сейчас …
Да причем здесь это! Да, был. Леонид Данилович Кучма по просьбе Виктора Андреевича Ющенко отправил меня в «Нашу Украину».

Отправил? А вы не отказались…
Президент просил - я пошел, Ющенко просил – я пошел. Чего мне отказываться? А потом я свое мнение высказывал. Я не был сторонником тех решений, которые принимались «Нашей Украиной». Они не хотели Владимира Литвина поддержать на должности Председателя ВР, а я хотел. Я высказывал свою точку зрения Ющенко, на заседании фракции, на заседании нескольких фракций, на которых была и Тимошенко, и Мороз. Я говорил тогда: «Давайте Литвина поддержим, а Виктор Андреевич будет руководить большинством в парламенте и станет к осени премьер-министром». Это были мои слова, это был 2002 год, май месяц.

«Возглавит большинство и станет премьер-министром, а дальше, как Бог даст», - говорю. Я же понимал, какие перспективы – следующий год, 2004 - выборный. Пробудет Виктор Андреевич премьер-министром до 2004 года - будет баллотироваться в Президенты. Меня в этом не поддержали, они были категорически против Литвина, но Владимира Литвина все равно избрали! А после того, как наши подходы разошлись в решении вопроса, меня исключили из фракции. Как вольнодумца! Демократичная же фракция, вот меня и исключили за то, что я вольно думал и говорил не то, что хотели слышать остальные.

Спасибо, относительно фальсификаций ваше мнение прояснили. А что касается вымогательства, взяток…
Каких взяток? Да вы вообще такое слово хоть слышали, чтобы кто-то сказал в мой адрес? Взятки! Даже ярая оппозиция Сумской области, которая проводила митинги на площадях, кричала, что «мы не можем Щербаню предъявить обвинение, что он у кого-то взял взятку». Это вам о чем-то говорит? Я в жизни своей ни у кого ничего не вымогал. Я всегда платил деньги. Если я понимал, что не могу купить что-то за какие-то деньги, то я покупал это за большие деньги. Если мне это было очень нужно, и я понимал, что не могу это купить за большие деньги, то покупал это за очень большие деньги. Но никогда в жизни своей я ничего не вымогал. Торговаться? Да! Я торгуюсь всю жизнь. Это мне нравится, это мое хобби. Я захожу в любой магазин – то ли это «Бриони», то ли это другой магазин, покупаю дорогие часы или дорогие костюмы, и всегда торгуюсь. Мне это нравиться! И я не буду уважать себя, если не буду торговаться. Хоть на рынке, хоть в дорогом магазине. Поэтому и акции, если они покупались у кого-то, то за все платились деньги. И стоимость предприятия, и стоимость акций, все учитывалось абсолютно.

Какая ваша покупка была самой дорогой в вашей жизни?
Не знаю. Не могу сказать.

«Ринат Ахметов за меня заплатил, потому что его об этом попросили моя жена и сын»

Что вы сделали для Рината Ахметова такого, что он внес за вас два миллиона долларов залога?
Ринат Ахметов очень порядочный человек. И не вопрос в том, сделал я для него что-то хорошего или не сделал. У нас с ним свои отношения, они давно выстроены - порядочные, честные, принципиальные. У меня нормальные отношения и с Ахметовым, и с Сергеем Тарутой, и с Гайдуком Виталием, и с Клюевым Андреем, и с Владимиром Рыбаком нормальные отношения, и с Азаровым Николаем Яновичем нормальные отношения, и с Виктором Федоровичем. Я никогда не имел к ним претензий, и они, надеюсь, ко мне претензий не имеют никаких абсолютно.

Ну, вот и я о том же. Со всеми с ними нормальные отношения, а денег дал Ахматов. Почему?
Кого первого попросили, тот и дал.

Кто попросил?
Жена просила, сын просил. Сын зашел или позвонил Ринату Леонидовичу и в течение пяти секунд он сказал: «Все, нет вопросов». Разве это плохо? Если бы Щербань был с плохими качествами, наверное, Ахметов бы денег не дал, как вы считаете? Если бы Ахметов считал Щербаня непорядочным, или у него были бы сомнения какие-то, то он разве бы дал денег? Не дал бы.

Вы несколько раз сказали сегодня о том, что ваши политические прогнозы сбываются. Можете спрогнозировать, кто будет следующим Президентом страны?
Давайте подождем еще полгода до весны.

Пока набухнут почки, как говорил Юрий Луценко?
( смеется) Почему почки? Я считаю, что заслуженно следующим Президентом должен быть Виктор Янукович.

Что значит «заслуженно»?
Я вам скажу. В Америке существует двухпартийная система – республиканцы и демократы. Они между собой соревнуются. Мы примерно идем к тому же. Партий меньше становится. Так вот, поправил Ющенко некоторое время, люди посмотрели, как им живется. Давайте теперь посмотрим, как другой будет руководить страной. И пусть соревнуются. Но соревноваться надо по конкретной программе, которая должна быть единой для всего государства, для всех людей, которые живут на Украине. А такой единой программы, к сожалению, на сегодняшний день нет. И вот получается, что один кандидат кричит - « я построю одно», другой кричит – «я построю другое». Это неправильно! Можно, конечно, вносить коррективы по ходу. Но должна быть стратегия того, что будет с нашим государством через 10 и 100 лет, как будут жить в Украине грядущие поколения.

Так вот, был Президентом кандидат от Западной Украины, давайте теперь возьмем с Восточной Украины. Есть Янукович, давайте изберем его.

Почему же именно Януковича, а не Ахметова, к примеру?
Ну, если Ахметов будет баллотироваться.

А зачем же он пошел в политику? Провел пресс-конференцию, пообщался с журналистами и … снова ушел в тень? Ни заявлений публичных…
Я считаю, что это нормально. Для первого знакомства он дал достаточно материала. Теперь нужно, чтобы люди все это осмыслили. Я считаю, что он правильно сделал.

Но ведь именно Ринат Ахметов тот человек, который Партией регионов управляет…
Я не думаю, что он управляет ПР. Партия есть партия. Не может такого быть и такого не будет. Не будет Ринат Ахметов управлять ПР. Это исключено. У партии есть органы, которые ею управляют. Партия это же не бизнес, не малое предприятие, это живой организм, где есть разные точки зрения на те или иные подходы. Идея – одна, но подходы могут быть абсолютно разные. Я тоже когда-то думал, что партия, это как малое предприятие. Сказал «люминий», и все будут говорить «люминий». А на деле оно все не так. Я с этим столкнулся. И в ПР точно так же. Она именно поэтому крепкая такая.

Вы будете вступать в ПР?
Я пока не решил, куда буду вступать. Мне и беспартийному хорошо.

Что вы любите?
Работать люблю. Я работал по 12 часов и это люблю. Отдыхаю на рыбалке и на охоте.

Что будете делать на Новый год?
Встречать Новый год.

Как?
С бокалом шампанского

С кем?
С Александром Волковым

А еще с кем?
С женой.

А еще с кем?
С женой Волкова Майей.

А еще с кем?
Крестница будет, Дианочка. Дочка Александра и Майи.

«Главред», 29 декабря 2006 г.