Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Чорновил Тарас. ДОСЬЕ     ПЕРСОНАЛИИ

Cын известного украинского диссидента вырос в иной среде, нежели большинство представителей Партии регионов. Поэтому до сих пор Тарас Вячеславович среди однопартийцев позволял себе вести себя так, как считал нужным. Например, как это было в ноябре 2006 года, когда Чорновил проголосовал в парламенте за признание Голодомора геноцидом. В этом – весь Тарас. Благосклонное отношение Януковича позволяло ему в Партии регионов до определенной степени оставаться самим собой. Поэтому его заявление о выходе из Партии регионов, которое он сделал в октябре 2008 года, вряд ли можно считать неожиданностью.

Амбиции

Тарас Вячеславович достаточно скромно оценивает свой потенциал политика. Как сын известного отца, он, наверняка, понимает, что ему вряд ли удастся достичь славы Чорновола-старшего.

Тарас говорит, что довольно уютно чувствует себя в парламенте и не имеет намерений идти в правительство. Хотя, если бы у Чорновола было такое желание, Виктор Янукович, наверняка, не отказал бы ему. По словам Тараса Вячеславовича, в сентябре 2004 года ему уже предлагали возглавить Министерство региональной политики, но он отказался.

Правда, такая демонстративная скромность не помешала Тарасу в 2004 году заявить, что он намерен баллотироваться в президенты Украины. Правда, позже он от этой идеи отказался.

«Единственный раз серьезно думал о собственном политическом проекте, когда его предложил мой друг, которого я очень уважал, – Александр Кривенко. После его гибели не приходилось задумываться над этим. Я не настолько амбициозен, и эгоцентричен, чтобы строить себе политические памятники», – резюмирует Тарас Вячеславович (Forum, 24 марта 2005 г.).

На вопрос, каким он себе представляет свое политическое будущее, Чорновил отвечает: «В спокойной, честной, цивилизованной политике». Словом, Тарас Вячеславович – неисправимый идеалист от политики.

Свое место в Партии регионов он тоже определяет тоже довольно скромно: «Тарас Чорновил не является членом президиума, политсовета и политисполкома. Тарас Чорновил – почти простой партиец, один из ста двадцати членов партии всего-навсего» («Главред», 21 апреля 2006 г.).

Биография

Родился 1 июня 1964 года во Львове. Отец – Вячеслав Чорновил, мать – Алена Антонив, известная активистка Греко-католической церкви.

Чорновил говорит, что воспитывался на образе отца. «Родился я в 1964 году во Львове. В то время отец работал в комсомоле – был комсоргом на строительстве Киевской ГЭС. Когда мне было всего лишь две или три недели, родители переехали в Киев. Фактически с того момента я и попал в политику. Обыски у нас начались уже тогда – в том небольшом бараке при стройке, в котором мы ютились. И вот когда к родителям являлись незваные гости, в мои пеленки засовывались рукописи отца, и меня немедленно вывозили в коляске на прогулку. Я даже чуть-чуть подмочил первый советский самиздат 60-х годов», – вспоминает Тарас Вячеславович («Киевские ведомости», 15 апреля 2005 г.).

В восьмом классе комиссия по делам несовершеннолетних условно осудила Тараса, как «закоренелого преступника» за идеологическую незрелость и написание антисоветских пасквилей. «Когда-то в советские времена – я тогда как раз 10-й класс закончил – следователь Гаркало мне говорил: ты у меня, подонок, увидишь, мы тебя посадим, но не за какую-то политику, мы тебе изнасилование пришьем!» («Трибуна», 23 февраля 2005 г.).

После школы Чорновил-младший пытался получить высшее образование. Впрочем, безуспешно. Сначала он учился на биологическом факультете Львовского университета. Завершить там учебу Тарас так и не смог. Потом была попытка в Украинской академии книгопечатания, в которой он около года учился заочно. В 2001 году Чорновил поступил в Институт повышения квалификации при Львовском университете по специальности «международное право». С международного права его отчислили в январе 2005 года – сразу же после «оранжевой» революции. За то, что якобы у него была задолженность в оплате за учебу и не написана дипломная работа.

Чорновил был лаборантом Львовского политехнического института. Служил в армии.

В 1984-1989 годах – санитар операционного отделения Львовской больницы. Был членом Украинской хельсинкской группы, основателем Союза независимой украинской молодежи.

С 1987 года – редактор журнала «Украинский вестник», затем главный редактор газеты «Молодая Украина».

В 1990-1994 годах – депутат львовской областного совета. Выступал за создание Клерикальной партии Украины.

С 1995 года – референт Вячеслава Чорновила по политическим вопросам. С 1999 года работал в аппарате Народного Руха, был главным редактором газеты «Час». В дальнейшем – руководитель агитационного отдела Народного Руха Украины и помощник народного депутата Геннадия Удовенко.

25 июня 2000 года избран депутатом Верховной Рады по округу № 115 (Львовская область).

В 2001 году Тарас Чорновил был одним из лидеров оппозиционного движения «Украина без Кучмы».  

31 марта 2002 года переизбран в парламент в округе № 116 (Львовская область).

Был членом Народного Руха, партии «Реформы и порядок», фракции «Наша Украина».

Осенью 2004 года стал советником Виктора Януковича, был его доверенным лицом. После того, как избирательный штаб покинул Сергей Тигипко, Чорновил заменил его на этой должности.

В 2006 году избран в Верховную Раду по списку Партии регионов (№ 4).

На парламентских выборах 2007 года депутатский мандат получил по списку Партии регионов (№3).

В 2007 году в рейтинге журнала «Фокус» «200 самых влиятельных украинцев» занял 118-е место.

11 декабря 2008 года Политсовет Партии регионов исключил Тараса Чорновола из партии в связи с поданным им заявлением.

Взгляды

Тарас Чорновил за:

  • унитарность Украины;
  • введение моратория на проведение административно-территориальной реформы;
  • укрупнение районов;
  • то, чтобы в регионах оставалось 60% собранных налогов;
  • существование широких языко-культурных автономий;
  • вступление Украины в ВТО.

Тарас Чорновил против:

  • запрета курения в общественных местах;
  • русского языка как второго государственного.

Гурманство

Как говорит Тарас Вячеславович, гурманских вкусов у него нет. «Когда мы с женой бываем в селе, за милую душу идет тамошняя самогонка», –  откровенничает Чорновил («Факты», 24 ноября 2000 г.).

Друзья

На вопрос, есть ли у него друзья среди политиков, Чорновил отвечает: «У меня есть хорошие коллеги. А слова «друг» в политике я остерегаюсь. Вне политики у меня есть друзья. В основном это люди, которые со мной работают – мои помощники» (Forum, 5 марта 2007 г.).

Инакомыслящий

Тарас Вячеславович говорит, что всегда чувствовал себя диссидентом. «Инакомыслящим, диссидентом мне быть не впервой и при СССР, и при Кучме, и теперь», – заявил он в марте 2005 года, когда представители Партии регионов находились в оппозиции (Forum, 24 марта).

Теперь, когда его однопартийцы пребывают во власти, Чорноволу незачем оппозиционность. Хотя, зная его горячий темперамент, нельзя исключать, что Тарас Вячеславович уйдет в оппозицию.

Кумир

Тарас Вячеславович говорит, что у него нет политических кумиров.

Материальное положение

Чорновил декларирует доход, который состоит из депутатской зарплаты и гонораров от публикаций.
В одном из интервью он рассказал, что у него были подержанные автомобили Daewoo и Nissan.
Имеет дом во Львове, квартиру на Харьковском массиве столицы.

Окружение

Тарас Чорновил дружен с народным депутатом Анной Герман, политологом Костем Бондаренком.

Предательство  

В 2004 году переход Тарас Чорновола из фракции «Наша Украина» во фракцию «Регионы Украины» многие избиратели восприняли как предательство. Прежде всего – как предательство памяти отца – Вячеслава Чорновола. Хотя, уйти к Януковичу, как говорят в политических кулуарах, Тараса Вячеславовича вынудили семейные обстоятельства. В частности, здоровье одного из членов его семьи. Сам же Чорновил говорит, что уйти из команды Ющенко его заставила тогдашняя атмосфера в «Нашей Украиной».

Такое поведение Чорновола вызвало особое недовольство в его родном Львове, который в 2002 году делегировал Тараса Вячеславовича в парламент. Горожане даже пытались, хотя и безуспешно, инициировать отзыв Чорновола из Верховной Рады. Сам виновник негодования говорит, что не имеет угрызений совести перед памятью отца: «Мне не стыдно и я не берусь, как некоторые его посмертные сторонники, рассказывать, чтобы Чорновил делал сегодня, если бы его не убили 6 лет назад. Сегодня была бы другая Украина. Я не знаю, какое место в ней занимал бы Виктор Янукович, хотя думаю, что достойное, но политиков, наподобие Виктора Ющенка, который, кстати, содействовал  расколу Руха и травле Чорновола, в большой политике сегодня бы не было» (Forum, 24 марта 2005 г.).

Регалии

Глава подкомитета Верховной Рады по вопросам внешнеэкономических связей и трансграничного сотрудничества.
Руководитель группы по межпарламентским связям с Италией.
Заместитель руководителя группы по межпарламентским связям с Австралией.
Заместитель сопредседателя группы по межпарламентским связям из США.
Член групп по межпарламентским связям с Японией, Германией, Литвой, Бельгией, Австрией.

Семья

Чорновил женат во второй раз. Жена  –  Мария (1961 г.р.), домохозяйка. Тарас работал с ней вместе в издательстве.  

От первого брака у Тараса Вячеславовича трое сыновей – Богдан и Максим (1988 г.р.), Маркиян (1998 г.р.). Старшие сыновья с трехлетнего возраста живут вместе с матерью в Германии. Во время отпуска Чорновил проводит с ними отдых. «После развода сумели сохранить нормальные отношения», –  говорит Тарас («Факты», 24 ноября 2000 г.). 

Тимошенко

В 2001 году, во время акции «Украина без Кучмы» Тарас Чорновил был дружен с Юлией Тимошенко. Позже, как говорит Тарас Вячеславович, он разочаровался в лидере БЮТ. «Все мы помним Юлию Тимошенко в 2001 году, извините, но это был логично думающий человек. То, что делалось в 2005 году, откровенно говоря, я просто не понимал. Это вытворял абсолютно другой человек», – говорит он («Главред», 21 апреля 2006 г.).

Летом 2006 года Чорновил в очередной раз достаточно нелестно отозвался о Юлии Владимировне, намекнув, что повышенная активность лидера БЮТ связана с наркотическими средствами. «Я сам наблюдал на одном митинге в 2002 году… Стоял возле сцены, курил. Юлия спустилась тоже и, не скрываясь, стала втягивать с руки дозу белого порошка», – рассказал депутат газете «Комсомольская правда в Украине» и добавил: «Существует профессиональное общение между охранниками VIP-персон. Если им верить, то «шефиня» не раз давала «своим» поручение – доставить ей препараты кокаиновой группы».    

Харизма

«Чорновил-младший заработал свою харизму, когда ему необходимо было идти на риск. Это – 2000 и 2001-й год. И еще, кажется, люди понимают, что я не могу врать. Я могу говорить хорошие и плохие вещи, но только правду», – говорит Тарас Вячеславович («Версии», 9 февраля 2004 г.).

Хобби

Коллекционирует магнитики на холодильник.

Ющенко

Чорновил сейчас достаточно иронически отзывается о Викторе Ющенко. Еще во времена, когда он пребывал в рядах «Нашей Украины», по словам Тараса, ему долгое время не удавалось попасть на прием к Виктору Андреевичу. Мол, этому препятствовало окружение Виктора Андреевича.

«У Ющенко психотип гончара. Он влюблен в вещи и совершенно отстранен от чего-либо более абстрактного», – резюмирует Тарас Вячеславович. («СЕЙЧАС», 18 ноября 2005 г.).

Чорновил уверен, что Виктор Андреевич, по большому счету, никогда и не угнетался режимом Кучмы. «Ющенко же в оппозиции никогда не был. Спросите Филенко, Стецькива, если они сейчас захотят говорить искренне, как они пробовали сделать из Ющенко оппозиционера, и что из того вышло – большой цирк» («Главред», 26 января 2005 г.).

Янукович

Во время президентской кампании 2004 года Чорновил играл своеобразную роль адвоката Виктора Януковича. Сначала в Западной Украине, а затем и в целом в государстве. Тарасу Вячеславовичу приходилось трактовать высказывания, действия и некоторые фрагменты биографии своего патрона. В ноябре 2004 года, когда из штаба ушел Сергей Тигипко, Чорновил возглавил штаб Януковича. К чести Тараса Вячеславовича он достойно завершил избирательную кампанию и остался верен Виктору Януковичу. Нынешний премьер по достоинству оценил такой жест Чорновола.

«Сказать, какой на самом деле Янукович человек, могу чисто субъективно: он мне импонирует, так как достаточно целостный, твердый человек, человек, который при том не лишен нормальных человеческих эмоций. Он может масштабно мыслить. Я честно увидел абсолютно адекватного спокойного человека без тех прибамбасов, без тех проделок, которые ему приписывают. Это нормальный человек, не сквернословит, без спеси, без гонора. Но при этом он очень сильный» («Главред», 26 января 2005 г.).

Я

«Я думаю, что перед УНР таки встанет вопрос: они в национал-демократическом лагере, или они «под Батьвівщиной», то есть немного в ином лагере».

«Я или говорю, что думаю, или молчу. Врать я не умею».

(«День», 17 ноября 2000 г.). 

«Я мог прийти в школу и сказать, что у нас вчера был обыск. Это было оригинальнее, чем детские проблемы одноклассников. А обыски, надо сказать, были у нас частенько по 12-13 часов».

«Я знал, какие доносы в КГБ на меня писали в школе». 

(«Факты», 24 ноября 2000 г.).

«Я работал с отцом и на отца. Вплоть до 1999 года я полагал: зачем проявлять инициативу, если есть человек, который знает все лучше меня и многих других – Вячеслав Чорновил».

«Я – полковник чистой политики. Это идеализм, но все, что построено людьми, построено на идеализме».

«Я – нонконформист, иногда идущий на крайности. Но я не скандальный политик – человеческие отношения с коллегами сохранять необходимо».

«Я не вижу партии, которая подходила бы мне идеально. Сегодня мне некуда идти из фракции, а быть политиком-одиночкой – бесперспективно. Пока чувствую совместимость с «Нашей Украиной», буду оставаться во фракции».

(«Корреспондент», 27 мая 2003 г.).

«Я оппозиционер, а не клоун».

«Я не исключаю, что в 2006-м парламент будут избирать по чисто мажоритарной системе».

(«Киевский телеграф», 30 января 2004 г.).

«Я не могу представить себя в ситуации Ющенко».

«Я – оппозиция в оппозиции. Я не нашел более достойного места для себя в этом парламенте, здесь я увидел наибольшую перспективу. Я до сих пор хочу, чтобы Ющенко стал президентом…».

«Я не из тех, кто ждет каких-то должностей в будущем, или «штабных» мест во фракции в настоящем. Меня интересует результат: увидеть путь для избрания нормального президента с нормальными полномочиями и с хорошей командой».

«Я умею нормально жить с людьми, если они просто идут на контакт. Для меня не проблема, имеет ли человек какой-то одиозный шарм или нет. Я могу общаться со всеми».

«Я люблю расставлять точки над «і» там, где я их сам не проставил».

(«Версии», 9 февраля 2004 г.).

«Я буду агитировать за Виктора Ющенко тех, кто колеблется. Как человек, который много критиковал Ющенко, хочу помочь им определится в его пользу».

(«Львівська газета», 27 февраля 2004 г.).

«Я не раскольник».

«Я не имею иллюзий по поводу того, что президентство Ющенко будет прекрасным: возникнет немало проблем, связанных как с личностными факторами, так и с людьми, которые могут прийти вместе с ним к власти».

«Я не продался никакому генералу».

«Я хочу увидеть силу, которая консолидирует вокруг себя тех, кто ищет игру за нормальными правилами, за законом, а не за понятиями. В будущем я хочу создать чистую, не конъюнктурную, не клановую правоцентристскую партию. Но к президентским выборам об этом не может быть и речи».

(«Высокий замок», 2 марта 2004 г.).

«Я уже несколько лет избегаю официальных мероприятий по оказанию почестей памяти отца. И даже не из-за того, что все кому не лень провозглашают спичи в стиле «я и Чорновил», а самые наглые и те, кому в этот день вообще бы надо было исповедоваться за все то зло, которое ему причинили, то еще и так: «Чорновил на моем фоне»… Добивают другие, те, которые «все знают».

(«Киевский телеграф», 26 марта 2004 г.).

«Я не политик для этого государства и, к огромному сожалению, для этого народа… Я мог бы быть, возможно, нормальным политиком в Чехии, Словакии, возможно в неспокойной Югославии, когда там происходило свержение Милошевича. Это, наверное, наиболее отвечало бы моей сути, моему характеру. Но не в нынешней Украине. Я себе, как политик в полном понимании слова, места не нахожу».

«Я не считаю, что приход Ющенко на президентский пост будет панацеей».

«Я иду не к Януковичу-политику, а к Януковичу-премьер-министру. Это принципиальное различие и позиция».

«Я не против изменений в Конституцию, там море вещей надо менять, но...».

«Я знаю, что когда возник вопрос о возможном отзыве мэра Львова, то многие из очень близких к Ющенко людей говорили: «Пусть бы Чорновил пошел на эту должность, он там 100% победит». Так я мог исчезнуть из парламента, с другой стороны – получить свое место. Я не думаю, что это последняя должность в государстве – мэр одного из значительных городов. Я от этого отказался».

(«Главред», 10 сентября 2004 г.).

«Я человек не исполнительной власти, и не люблю напрямую кому-то подчиняться».

«Я когда-то сказал, что не продаюсь, и с тех пор мне никто ничего не предлагает. Предлагаю я».

(«Трибуна», 10 сентября 2004 г.).

«Я, на самом деле, возможно, разделяя взгляды своего отца, не отделяю эпоху «до Кучмы» и эпоху Кучмы. Я вижу прямую преемственность».

«Я постоянно находился в очень жесткой оппозиционной среде и после общений с президентом время от времени приходит мысль – а не переиграли ли мы где-то?»

(«Трибуна», 14 июля 2004 г.).

«Я – верующий греко-католик».

«Я когда-то имел неплохие отношения с Пискуном, я голосовал за его назначение в свое время, я возмущался, когда его отправляли в отставку через суд».

(«Громадське радіо», 12 декабря 2004 г.).

«Я не собираюсь комментировать эти заявочки, что Янукович судит сам по себе».

(радио «Эра», 22 декабря 2004 г.).

«Я раньше говорил и сейчас говорю: Ющенко победил исключительно технологиями, и эти технологии иногда были далеко нечистые».

«Я в первый день сломал запрет на курение в «Зоряном», а там, оказывается, вентиляция направляется не наружу, а гоняет воздух кондиционерами по всему залу».

«Я хочу напомнить, что Ющенко тоже не очень умел отвечать на вопросы».

«Я бы хотел увидеть кого-то, кто смог бы не использовать Витренко, когда она решила сама использоваться. Если она захочет в чем-то принимать участие, она в этом будет принимать участие. Никто этого не остановит».

(«Главред», 26 января 2005 г.).

«Я не против сесть, но только по политической статье».

«Я представлю интересы радикальной оппозиции в парламенте. Но также я представитель команды Януковича».

(«Трибуна», 23 февраля 2005 г.).

«Я не делю на галичан, или на донецких».

«Я давно научился выискивать пользу даже в самой грубой критике».

(Forum, 24 марта 2005 г.).

«Я в свое время немного увлекался психологией и даже мечтал стать психиатром, и с этой позиции частично списываю все происходящее на какие-то комплексы, особенности поведения, психические срывы, которые скорее объясняются психиатрической наукой, а не политологией».

«Я никогда не говорил: голосуйте за Януковича: я говорил — думайте и выбирайте. В силу своей ментальности люди хотят верить в сказки. Я сам галичанин и знаю, что на западе создавать себе мифы, а потом их развенчивать — местный вид спорта».

(«Столичные новости», 6 сентября 2005 г.).

«Я всегда был сторонником мажоритарной системы, а не партийных списков».

«Я не стратег в экономической политике».

(«Сейчас», 18 ноября 2005 г.).

«Я был свидетелем, когда Волков ходил за Юлией по «Зоряному» в сентябре 2005 года. Вы знаете, это на меня произвело очень жалкое впечатление».

«Я научился ездить во Львов после того, как мне там делали обструкцию и дом пытались поджечь».

«Я не считаю Партию регионов болотом, и потому сейчас говорю вещи, которые я абсолютно искренне воспринимаю».

«Я всю избирательную кампанию прогонял по областям, и какие здесь (в штабе Януковича. – С.Р.) у нас были технологи, я только знал из прессы, где везде было написано, что у нас были какие-то американские технологи».

(«Главред», 21 апреля 2006 г.).

«Я свою волю выполнил, и никаких претензий в Партии регионов ко мне нет, потому что свою позицию (по Голодомору. – С.Р.), в том числе по этому вопросу, я высказывал намного раньше».

(«Главред», 28 ноября 2006 г.).

«Я очень не люблю слов «конституционная реформа», поскольку она уже закончилась, причем очень давно — 8 декабря 2004 года».

(«Профиль», 19 февраля 2007 г.).

«Я категорически против этого депутатского городка. Я был приверженцем того, что всех приезжих депутатов ВР должна обеспечить жильем. Но, как в Польше – «депутатским домом» – общежитием».

«Я люблю заезжать раз в неделю-две в супермаркет и создавать «тихую истерику» кассиршам  – набираю очень много продуктов, и у них заедает транспортер, по которому двигаются покупки».

«Я в восьмом классе отказался ходить в школу, потому что вошел в конфликт с системой. Началось с того, что нас на очередном субботнике заставили убирать листья, а я сказал, что не хочу. Я пошел в юридическую консультацию и добился выписки из Уголовного кодекса о принудительной работе детей, которую переписал от руки: повесил в школе, второй экземпляр вручил учительнице, третий – директору. После чего начался такой скандал! Вот я и отказался идти в школу».

«Я люблю поездки, автотуризм. В этом плане я немного авантюрист. Могу сесть в машину и поехать в какую-то европейскую страну. Я знаю все основные показательные платные дороги в Австрии, которые ведут через перевалы, заповедники, по которым можно выехать и увидеть что-то невероятное».

«Я день Клары Цеткин как-то не очень воспринимаю».

(Forum, 5 марта 2007 г.).

Сергей Руденко

Сайт Партии регионов

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Партия регионов Украины, Орбиты Виктора Януковича, Янукович Виктор. ДОСЬЕ, Тарас Чорновил: «Если голосовать летом, будут массовые фальсификации», Полный список Партии регионов , Тарас Чорновил: Мы хотим воспитать поколение, которое не захочет сбежать из этой страны