Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Николай Обиход: «Решения суда, реабилитирующего Юлию Тимошенко, не существует»     ИНТЕРВЬЮ

Экс-замгенпрокурора Украины в эксклюзивном интервью рассказал «Сегодня», почему считает незаконным закрытие дела против леди Ю.

— Николай Сергеевич, где и когда берут начало уголовные дела против Юлии Тимошенко?

— В январе 1997 года Генпрокуратурой Украины было возбуждено уголовное дело по фактам хищения госимущества в особо крупных размерах должностными лицами днепропетровского совхоза «Науковый» и незаконного использования гражданами Украины валютных счетов в иностранных банках. В деле фигурировал Павел Лазаренко, который на то время еще был премьер-министром, к тому же генпрокурором был его земляк Григорий Ворсинов, так что дело поначалу расследовалось вяло.

Летом 1997 года, когда Лазаренко уже ушел в отставку, дело передали в Управление по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры, начальником которого тогда я являлся. С этого момента почти 5 лет (по июль 2002 года) мне пришлось организовывать и контролировать расследование следователями ГПУ всех фактов, касающихся Лазаренко и Тимошенко. В начале 1998 года, после масштабной проверки ГлавКРУ, на основании материалов о злоупотреблениях в газовом хозяйстве Украины было возбуждено еще одно уголовное дело по фактам причинения убытков АО «Укргазпром» и госбюджету.

Постепенно из этих дел «выросло» и так называемое «дело Юлии Тимошенко», поскольку возглавляемая ею корпорация «Единые энергосистемы Украины» (ЕЭСУ) играла в газовой сфере страны ключевую роль, благодаря тому же Лазаренко. А конкретно против Тимошенко уголовное дело было возбуждено Генпрокуратурой 5 января 2001 года. Квалификация: контрабанда российского природного газа в особо крупных размерах, уклонение от уплаты налогов в особо крупных размерах и должностной подлог документов. Потом выявлялись новые данные, в связи с которыми против нее возбуждались новые дела, квалифицируемые, в частности, как дача взяток бывшему премьер-министру Павлу Лазаренко, сокрытие валютной выручки корпорации ЕЭСУ, они тут же объединялись в рамках одного многоэпизодного дела.

Правда, привлечь нардепа Тимошенко к ответственности было достаточно сложно, ибо она использовала всевозможные способы для того, чтобы уклониться от участия в следственных действиях. Так же, кстати, вел себя до бегства в США и Лазаренко. Тем не менее в 2001 году Тимошенко все же было предъявлено обвинение. И неправдой являются ее нынешние утверждения, что, мол, она прошла все уровни судов вплоть до Верховного и восстановила через суды свое честное имя – то есть что Верховный Суд окончательно признал, что в ее действиях нет состава преступления, уголовные обвинения ее в рамках возбужденных Генеральной прокуратурой дел не имели под собой оснований. Это – абсолютный вымысел, ибо нет ни одного решения Верховного Суда, которым бы высшая судебная инстанция признала отсутствие состава преступления в действиях Тимошенко по возбужденным прокуратурой уголовным делам, а также признала бы незаконным возбуждение Генеральной прокуратурой Украины дел против Тимошенко либо в судебном порядке признала законными решения ГПУ (руководимой тогда Святославом Пискуном) о прекращении в 2005 году всех уголовных дел против Тимошенко.

— А как же решение Верховного Суда от 11 ноября 2005 года, на которое всегда ссылается Тимошенко, как на постановление, полностью ее реабилитирующее по всем обвинениям, выдвинутым ГПУ?

— Такого решения, ее реабилитирующего, не существует. На самом деле 11 ноября 2005 года ВСУ рассматривал обращения адвоката Тимошенко Швеца с просьбой пересмотреть ранее принятые в 2003 и 2004 годах решения Житомирского областного суда и Верховного Суда Украины, которые подтвердили законность возбуждения Генпрокуратурой уголовных дел против Тимошенко. К этому времени дело против Тимошенко было уже прекращено (по моему и многих других юристов твердому убеждению -- незаконно) в январе 2005 года двумя постановлениями Генпрокуратуры, которые утвердил своей подписью Генпрокурор Святослав Пискун.

Тем не менее, защита Тимошенко захотела еще отменить и вышеназванные состоявшиеся ранее (до решения ГПУ) судебные решения, принятые не в пользу Тимошенко. И Верховный Суд 11 ноября отказал адвокату Швецу в удовлетворении его ходатайства в отношении всех дел, возбужденных ГПУ против Тимошенко, мотивируя тем, что нарушений прав Тимошенко на момент рассмотрения судом не имеется, поскольку еще в январе сама Генпрокуратура, которая вела следствие, прекратила дело против нее. То есть ВСУ не стал пересматривать судебные решения, принятые, подчеркну еще раз, не в пользу Тимошенко, за исключением изменения основания прекращения незначительного эпизода с контрабандой валюты в Запорожском аэропорту, дело по которому было возбуждено СБУ еще в 1995 году.

— А что же тогда решил Верховный Суд, если на это решение Тимошенко ссылается, как на такое, которое ее окончательно и бесповоротно реабилитирует?

— Верховный Суд в двух своих определениях от 11 ноября, принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайств адвоката Тимошенко, лишь упомянул, что дело против Тимошенко ГПУ закрыла обоснованно. Что это значит? Значит, что суд отметил, что следствием были соблюдены формальности и дело было закрыто постановлениями следователя, в которых, как того и требует закон, были изложены обоснования такого решения. То есть суд не проверял и не вникал, каковы эти обоснования, правильны они или нет, законны или незаконны (для этого существует совсем другая судебная процедура), просто подчеркнул – они были. Были, сказал суд, также соблюдены и другие формальности, в частности соблюден процессуальный порядок прекращения дела, то есть технология этого действа. Так что Верховный Суд 11 ноября 2005 года вовсе не подтверждал законность постановлений ГПУ о прекращении дела против Тимошенко, поскольку и не рассматривал вопрос о их законности по существу. Для того, чтобы это сделать, надо было бы в соответствии с требованиями Закона начать и провести огромную, длительную, бюрократическую процедуру – юристы это знают. Ничего этого не было, Верховный Суд, не рассматривая вопрос о законности решений ГПУ по существу, повторюсь, лишь упомянул, что при принятии Генпрокуратурой решения о прекращении против Тимошенко дела были соблюдены требуемые процессуальные формальности, если хотите – внешняя сторона вопроса. Это уж никак не является реабилитацией Тимошенко.

— Вернемся в 2001 год. Как расследовалось дело против Тимошенко?

— На определенном этапе дела против Лазаренко и Тимошенко были объединены следствием на основании совместных эпизодов. Они квалифицировались, как дача взятки со стороны Тимошенко и получение взятки со стороны Лазаренко. То есть появилось одно общее, очень крупное дело (достаточно сказать, что ныне в архиве ГПУ находится около 8 тысяч томов!). Конкретно, Тимошенко было выдвинуто обвинение, согласно которому ей вменялись, как руководителю ЕЭСУ и совладелице ряда оффшорных компаний, дача Павлу Лазаренко в 1996 году за содействие в деятельности ЕЭСУ взяток более чем на 86 млн долларов, контрабанда в 1996-97 годах российского природного газа на сумму около 2 млрд 250 млн долларов, сокрытие в 1996-97 годах за рубежом валютной выручки ЕЭСУ на сумму около 75 млн долларов и организация сокрытия валютной выручки ЕЭСУ на сумму около 106 млн долларов. А также умышленное уклонение в 1997-99 годах от уплаты подоходного налога на сумму около 676 тысяч гривен с личных доходов. Плюс совершение должностных подлогов документов и организация совершения таких подлогов другими лицами.

— Что значит – совершение контрабанды газа?

— Для оформления перемещения российского природного газа через таможенную границу Украины использовались документы, согласно которых большую часть газа ЕЭСУ получала не от российского Газпрома, а якобы от британской компании «Юнайтед Энерджи Интернационал Лтд», подконтрольной Тимошенко. Стало быть, и рассчитывалась ЕЭСУ за этот газ с британской компанией, а не с РАО Газпром. Это дало возможность выводить за пределы Украины валютные средства, полученные от реализации ЕЭСУ российского природного газа в Украине, и использовать другие схемы для наживы ЕЭСУ. Было подсчитано ревизией, что таким способом выведены за пределы Украины под видом оплаты за российский газ более 900 млн. дол.США, 102 млн. английских фунтов стерлингов, 20 млн. немецких марок, 220 млн. французских марок. Часть этих средств в сумме 86 млн. 880 тыс. дол. США были перечислены затем на тайные банковские счета Павла Лазаренко.

— А почему все СМИ тиражируют цифру в 28 уголовных дел, возбужденных и закрытых против Тимошенко, если речь идет лишь об одном, пусть и объединенном деле?

— Думаю, эта цифра родилась после пресс-конференции Тимошенко в ноябре 2005 года, когда она, говоря о якобы реабилитации Верховным Судом ее и других руководителей «ЕЭСУ», заявила о 28 статьях Уголовного кодекса, по которым были возбуждены дела (затем объединенные в одно дело). А СМИ восприняли это как 28 уголовных дел. ГПУ прекратила дело против Тимошенко двумя постановлениями: от 21 января по даче взяток Павлу Лазаренко и 28 января 2005 года по остальным эпизодам. В итоге прекратили уголовное преследование по всем эпизодам. Но это одно дело. Второе дело – это то, которое ныне возобновлено, о покушении на дачу взятки судьям Верховного Суда за освобождение из-под стражи ее родственников. Оно тоже было прекращено в 2005 году, но отдельным постановлением. Было еще одно уголовное дело против Тимошенко в России (в его детали сейчас вдаваться не буду), но россияне его закрыли при ее согласии по не реабилитирующему основанию -- за давностью.

— Ладно, дело против Тимошенко (касающееся ЕЭСУ, газа, взяток Лазаренко) закрыто. Но ведь оно объединено с делом против Павла Ивановича. Его часть дела осталась или тоже закрыта?

— Очень тихо, нигде не афишируя, ГПУ весной 2008 года прекратила все эпизоды дела, касающиеся получения взяток Павлом Лазаренко от Юлии Тимошенко. Об этом стало известно совсем недавно. Почему прекратила? Дело в том, что Пискун, прекращая дело против Тимошенко (но оставляя против Лазаренко), поставил в глупое положение своих преемников. Получилось, что Тимошенко не давала взяток, а Лазаренко их… брал. Так что же он брал? Из этого положения, на мой взгляд, был лишь один правильный и законный выход: отменить постановления следователя, прекратившего дело против Тимошенко, и расследовать его дальше. Ведь в этих постановлениях был нарушен закон, в частности, совершен подлог. Например, утверждалось, что свидетель Кириченко не подтвердил факт дачи взятки от Тимошенко к Лазаренко. Но это обман, он этот факт как раз подтвердил, когда его допросили в США. Да, он не назвал это «взяткой», но подтвердил факт перечисления денег от Тимошенко на свои счета, с которых затем отправил эти суммы дальше, на личные счета Лазаренко. Квалифицировать это как взятку, – дело не свидетеля, а следователя, что и было сделано в обвинении Тимошенко.

Но ГПУ в 2008 году не решилась на такой законный шаг и пошла другим путем – тихонько закрыла эпизоды получения взяток Павлом Лазаренко, ссылаясь как на одно из оснований на существование постановления Пискуна в отношении Тимошенко.

На мой взгляд, это тоже незаконное решение, хотя и принятое при другом Генпрокуроре (даже потому, что, повторю, Кириченко подтвердил факт перечисления денег от Тимошенко к Лазаренко и этот факт подтвержден банковскими и другими документами, собранными во многих странах мира). Утверждения же о том, что, мол, это были не взятки, а просто взаиморасчеты бизнес-структур, абсолютно не состоятельны хотя бы потому, что при перечислении этих денег в поручениях банку вообще не указывалось, за что они переводятся (нет номеров договоров, контрактов, названий товаров или услуг и т. д.), что для коммерческих отношений исключено. Да и сам Кириченко на допросе заявил, что никаких коммерческих отношений с фирмами Тимошенко у него не было. А деньги, мол, по его пониманию, Тимошенко просто перечисляла через структуры Кириченко Павлу Ивановичу. За что – не его дело. Но на этот вопрос – тоже есть полный ответ в материалах дела.

— Мы уже упоминали, что ныне против Тимошенко вновь расследуется дело по покушению на взятку судьям Верховного Суда, прекращенное ранее. Могут ли Тимошенко предъявить обвинение по этому делу? И что потом?

— Конечно, если в деле есть основания для этого, ей предъявят обвинение, ведь у нее нет депутатской неприкосновенности. Комментировать подробнее это дело не могу, так как оно возбуждалось, когда я уже ушел из ГПУ. Потом, по закону, следователь должен определить обвиняемому меру пресечения. Они бывают разные. Следователь может оставить обвиняемого на свободе, обязав (письменно) являться на все следственные действия (это не является мерой пресечения), может отобрать подписку о невыезде, может избрать такую меру, как чье-то личное поручительство, либо поручительство коллектива, либо залог, и, наконец, может счесть необходимым взятие под стражу (в этом случае нужно решение суда). Может также сам, без суда, задержать на срок до трех суток.

— Как вы считаете, если брать во внимание политический фактор, следует ли на самом деле продолжать расследовать это дело, тем более, возможно, избирать меру пресечения относительно Тимошенко? Правильно ли это? Не будет ли это расценено, как политическое преследование (о чем она уже заявляет) и не сыграет ли в конечном результате на ее имидж?

— Тут нельзя оперировать такими понятиями, как «правильно» или нет. Существует такой принцип уголовного права, как неотвратимость наказания за совершенное преступление. И прокурор, видя незаконное прекращение дела, обязан устранить это нарушение закона. Ни на какую «политическую целесообразность» обращать внимания не надо и нельзя. Нужно просто выполнять закон, расследовать дело и направить его в суд. И в суде пусть идет борьба обвинения и защиты, пусть предъявят все стороны свои аргументы и доказательства. Если обвинения, скажем, сфальсифицированы, то это обязательно всплывет на процессе. И если будет оправдательный приговор, то неминуемо наступят неприятные последствия для фальсификаторов. Но Юлия Владимировна всегда создавала такую ситуацию, что ее дела еще ни разу не рассматривались судом по существу, так, как судят обычных граждан.

— В ходе расследования уголовного дела, где фигурировали миллиарды, вставал ли вопрос о личном состоянии Тимошенко? Можете его оценить хоть приблизительно?

— В принципе, нас это не интересовало, мы занимались уголовными аспектами дела. О своем реальном состоянии знает только сама Тимошенко. Можно говорить о том, что она являлась собственницей вместе с партнерами целого ряда оффшорных компаний, например «Сомолли Энтерпрайзес Лимитед» (Кипр), «Корлан Энтерпрайзес Лимитед» (остров Мен), бенефициаром траста «Б.Л.Траст» (остров Гернси), который через оффшорную компанию «Бассингтон Лимитед» (Британские Виргинские острова) владел 90% акций британской компании «Юнайтед Энерджи Интернационал Лтд». Это уже открытые данные. А если говорить об обороте ее компаний, то, например, годовой оборот только ЕЭСУ составлял порядка 10 миллиардов долларов.

— Считаете ли вы реальным в дальнейшем отмену и постановлений ГПУ, касающихся закрытия «большого» дела против Тимошенко?

— Меня удивляет, почему это до сих пор не сделано. Повторю: эти постановления незаконны и прокуратура просто обязана их отменить и расследовать дело дальше, доведя его до суда. Думаю, от этого не уйти, это еще впереди. Ведь 8 тысяч томов ожидают своего часа… Там есть ответ на многие вопросы, в том числе на такой: что на самом деле представляет из себя политик Юлия Тимошенко.

— Вспомним теперь о деле Лазаренко в США. Он осужден за преступления, касающиеся Штатов (что он совершил в Украине, Фемиде США безразлично), тут понятно. А почему, если была реальная связь (взятки) между Лазаренко и Тимошенко, ее не привлекли в США к ответственности, почему она уверенно говорит, что Штаты не увидели ее вины и полностью оправдали?

— Многое из того, что она говорит, не соответствует действительности. Как было на самом деле? Если вспомнить, как развивалось дело Лазаренко в США, то там поначалу объем дела был очень большой, потом стал существенно сокращаться в части предъявленных обвинений. Это заслуга его квалифицированных адвокатов и, наоборот, результат не совсем успешной работы американских обвинителей, прокуроров. Кроме того, есть особенности американского процесса. Так вот, когда дело Лазаренко «сужалось», о чем я сказал выше, в мае 2004 года судья Дженкинс принял техническое решение об исключении части обвинений Павлу Ивановичу. В числе исключенных оказались и обвинения в мошенническом получении средств путем обмана и незаконных махинаций от ЕЭСУ. Судья посчитал, что представленные стороной обвинения данные не достаточны для полноценного их рассмотрения в суде. Подчеркну, это вовсе не означает, что Лазаренко в этой части невиновен, что тут нет состава преступления. И тем более суд не принимал решения об оправдании или невиновности Тимошенко. Суд просто не рассматривал по полной процедуре эти эпизоды. Кстати, тогда же американский обвинитель Марта Борщ не согласилась с таким решением суда и потребовала передать дело на рассмотрение суда присяжных, который отличается большей объективностью. Но судья Дженкинс отказался это сделать.

Говоря о таком решении американского суда, надо вспомнить о политической ситуации в нашей стране. Это было в мае 2004 года. В марте этого «оранжевого» года Виктор Ющенко сделал заявление о подписании протокола о совместных действиях «Нашей Украины» и БЮТ на выборах президента. А в мае 2004 временная следственная комиссия Верховной Рады обнародовала свои выводы, что избирательная кампания Ющенко-Тимошенко финансируется западными государствами.

В июле 2004 года Ющенко и Тимошенко подписали соглашение о создании коалиции «Сила народа» с целью выдвижения единого кандидата от оппозиции, которым стал Ющенко. Ну, о поддержке его американцами известно всем. И возможности Виктора Андреевича в 2004 году решать в США проблемы своих соратников (к которым относилась, безусловно, и Тимошенко) были велики. Например, осенью 2004 года в СМИ появился любопытный документ, в котором Ющенко (за неделю до выборов) обратился к экс-госсекретарю США Мадлен Олбрайт с просьбой защитить Тимошенко от преследований. Мол, Россия запросила у Интерпола международный ордер на арест Тимошенко. Однако он, Ющенко, видит в этом лишь политическую подоплеку, желание обезглавить оппозицию. Потому просит Олбрайт обратиться к генсеку Интерпола и пусть он проявит «классическую американскую честную игру» и лично проанализирует российский запрос. В итоге ордер на арест выдан не был, Тимошенко убрали из базы данных Интерпола.

Поэтому резюмирую — если бы американский суд в деле Лазаренко в 2004 году осудил бы его по эпизодам, связанным с получением им денег от ЕЭСУ и Тимошенко, это была бы политическая смерть для Тимошенко. А это повлекло бы и совершенно другую политическую ситуацию в Украине на президентских выборах 2004 года.

Если дальше говорить о Лазаренко, то нельзя сказать, что американская Фемида поставила точку в его деле и причастности к нему Тимошенко. Так, Минюст США направил иск в суд столичного округа Колумбия (где находится Вашингтон) о конфискации всех средств, арестованных на счетах Лазаренко. И в этом иске, подтвержденном совсем недавно – в декабре 2009 года -- Генеральным прокурором (он же Министр юстиции) США Эриком Колдером, кстати, Тимошенко названа сообщницей Павла Лазаренко, уже осужденного в США за уголовные преступления. Почему же тогда ее не судят в Америке? Дело в том, что в американском законодательстве есть такое понятие, как «соучастник, которому не предъявлено обвинение». У нас такого нет. Но зато очевидно, кем сегодня, после исчезновения «оранжевых» иллюзий в отношении ее личности, американцы считают Юлию Тимошенко.

— А сколько этих арестованных денег? И чьи они сейчас?

— Это 280 миллионов долларов. В свое время почти всю сумму нашли украинские следователи. Тогда же мы их арестовали: в Швейцарии, Антигуа, Латвии, Лихтенштейне, на острове Гернси. Позже американцы эти деньги «переарестовали», так как в связи с длительностью расследования дела Лазаренко сроки нашего ареста, предусмотренные законами этих стран, истекали. Принадлежат арестованные деньги пока Лазаренко. Потому и нужно судебное решение, чтобы лишить его права собственности.

Тут есть еще одна интрига. Украинская сторона почему-то не проявляет особой заинтересованности в том, чтобы эти деньги вернуть на родину, к нам. Как вернуть? Для этого надо работать. Надо доказать, что эти деньги имеют преступное происхождение и походят из Украины. Для начала следует взять наши (не американские, а украинские) обвинения Лазаренко и посмотреть, а какие же суммы мы ему вменяем? И окажется, что вменяем гораздо меньше, чем 280 млн долларов. Почему? Потому что мы сначала нашли эти миллионы, а потом стали смотреть, откуда Павел Иванович их получил. Эту часть оттуда, эту – отсюда… И мы бы в свое время определили происхождение этих денег до последнего цента, но, увы, нам не дали этого сделать.

К сожалению, наши преемники в Генпрокуратуре этим по-настоящему не занимались. Потому и вышло, что обвинение Лазаренко по деньгам в Украине намного меньше, чем их арестовано. Причем в очередной раз возникает глупая ситуация. Ведь львиная доля от арестованных денег Лазаренко – это деньги, полученные от Тимошенко. Поскольку в Украине закрыли дело о взятках, то, получается, мы не можем теперь юридически претендовать на эти деньги. Этим же пользуются и адвокаты самого Лазаренко. Они показывают в американских судах украинское решение о прекращении дела и говорят: видите, преступления нет, значит, деньги не преступные, стало быть, отдайте их Павлу Ивановичу.

— Если деньги Лазаренко арестованы, за счет чего же он содержит дом, семью, платит адвокатам?

— Американское законодательство, во-первых, позволяет платить гонорары адвокатам из арестованных денег. Так что тут надолго хватит. Во-вторых, мы не все, конечно, нашли из спрятанных средств, есть, наверное, и оформленные счета на подставных лиц. Ну, и наверняка у него есть и другие, легальные источники доходов, в том числе имущество и бизнес в Украине. Он ведь не бедствует…

— Но в Украине дело против Лазаренко еще существует?

— Как я понимаю, оставшиеся эпизоды (после прекращения касающихся взяток) обвинения есть в его деле, что дает право Украине претендовать всего примерно на 15 миллионов долларов из арестованных 280-и. Это хищения в агрофирме «Наукова», ряд других, а также дело об организации убийств народных депутатов Щербаня и Гетьмана (там вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого и есть решение суда о его задержании). И Лазаренко до сих пор находится в международном розыске. Через год примерно у него заканчивается американский срок заключения. Если он примет решение вернуться в Украину, это будет его грубейшей ошибкой, ибо на трапе самолета, приземлившегося у нас, на него оденут наручники.

ЗАМГЕНПРОКУРОРА И ЗАМПРЕД СБУ

Имя: Николай Обиход
Родился: 15.04.1956 на Житомирщине (Украина)

В 1981 закончил юрфак КГУ, работал в прокуратуре, прошел путь до замгенпрокурора, был также зампредом СБУ. Стоял у истоков расследования таких громких дел, как дело «Дамиана-банка», дел против Лазаренко и Тимошенко, дел об убийстве нардепов Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана (там вынесено постановление о привлечении Лазаренко в качестве обвиняемого). Сейчас генерал-лейтенант юстиции Обиход — на пенсии, занимается общественной работой.

P.S. «Сегодня», исповедуя принцип объективности и всесторонности публикаций, предлагает выступить на своих страницах людям, чьи имена затронуты в этом материале, — Юлии Тимошенко и Павлу Лазаренко.

Александр Корчинский

«Сегодня», 27 мая 2010 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Тимошенко Юлия. ДОСЬЕ