Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Евгений Червоненко: Я предупредил Курочкина: "Если вы тронете Ющенко – ты меня знаешь, загрызу!"     ИНТЕРВЬЮ

Дело об отравлении Виктора Ющенко в публичной сфере свелось к обсуждению версии лишь одного участника тех событий – Давида Жвании.

А после допроса журналиста "Украинкой правды" в Генеральной прокуратуре, редакции стало значительно сложнее вызвать на откровенный разговор очевидцев происходившего в сентябре – декабре 2004 года.

Обвиняя Жванию во лжи и мести президенту, эти люди самим своим молчанием продлевают жизнь всем версиям, которые высказал бывший спонсор избирательной кампании Ющенко.

Тем не менее, "Украинской правде" удалось поговорить на тему отравления с Евгением Червоненко. На тот момент он был одним из самых приближенных к Виктору Ющенко – начальником его личной охраны. Это – единственный человек, кроме жены будущего президента, все время находившийся рядом с ним в Австрии.

Евгений Червоненко встретил нас в Нацагенстве по подготовке Евро-2012. Это – довольно скромно обставленный кабинет в помещении национальной компании "Хлеб Украины". От былой роскоши, оставшейся Червоненко в наследство от Георгия Кирпы в Минтрансе, не осталось и следа.

Однако Червоненко все также эмоционален и остр в высказываниях.

Насколько известно редакции, текст данного интервью, отправленного на вычитку нашему собеседнику, предварительно видел глава секретариата президента Виктор Балога.

Однако в итоговом варианте текста "Украинская правда" не нашла никаких существенных изменений. Для чего Червоненко была необходима такая консультация, и станут ли подобные проверки традицией для всех участников истории с отравлением Ющенко – неизвестно.

"Нет будущего у того, кто не помнит своего прошлого" – именно с таким эпиграфом пришло назад от Червоненко его интервью.

– До сегодняшнего дня я подробно никому не рассказывал о событиях 2004 года. Хотя у меня было очень много предложений написать книгу, я этого не сделаю. Кое-что я не смогу сказать и сейчас, потому что эти детали находятся под подпиской о неразглашении тайны следствия. А о многом мужчина просто не имеет права говорить…

– Но ведь под подпиской не может находиться история вашей жизни за последние годы!

– Я постараюсь говорить то, что считаю нужным. Мечтаю, чтобы следствие по отравлению было законченно.

Конечно, я очень расстроен тем, что происходит вокруг этой темы - расстроен как гражданин, как человек, прошедший через все это. И я готов отвечать не Жвании, который просто упал в моих глазах, а всему украинскому народу.

Знаете, первая моя реакция на все интервью Давида была: "Если ты такой умный и мужчина, и такое рассказываешь, выпей диоксина! Ведь присутствие диоксина в крови Ющенко доказано. Выпей и будем смотреть, отравление произошло или нет".

Хороший или плохой президент Ющенко – это будет оценивать история. Он мой друг и у меня есть свое субъективное мнение на этот счет.

Думаю, кое-кто перед возможной отставкой хочет сделать новую тему. В 2005–м  это были "Любі друзі", а сейчас будет тема отравления или лжеотравления – мыльная опера, вроде "Любі друзі–2". Поэтому я согласился отвечать на ваши вопросы.

– Давайте с самого начала. Когда возникла идея организовать Виктору Ющенко собственную охрану?

– Эта идея возникла 30–31 октября 2003 года, после того, как нам не давали провести форум "Нашей Украины" в Донецке. Там была сложная ситуация, серьезные беспорядки.

В донецкий аэропорт поступали звонки с требованием не давать посадку нашему самолету с восемнадцатью народными депутатами. А утром захватили Дворец молодежи. Донецк встречал Ющенко с битами и ломами. Кстати, он прилетел, хоть некоторые "смелые" и тогда его отговаривали.

– Да, была такая история... Но вы ведь должны помнить и другое: встречу Ющенко с Ахметовым, Колесниковым и Клюевым в 2002 году, на которой донецкие просили поддержки "Нашей Украины" в голосовании за Януковича на пост премьер–министра.

– Не помню…

– Но ведь это происходило в Конча–Заспе на вашей даче?!

– Мало ли у меня встреч было на даче. Мужчина должен помнить то, что достойно воспоминаний.

– Когда вас назначали охранять Ющенко?

– Где–то в начале 2004–го меня назначили координатором службы безопасности.

– Ющенко дал на это согласие?

– Да. И он согласился, потому что доверял мне.

– Однако Жвания говорит, что штаб настаивал на предоставлении Ющенко СБУ-шной охраны "Альфы". А о роли вашей охраны Ющенко бросил реплику: "Хай Женя бавиться"…

– Это просто вранье! Давид все время очень четко навязывал свою охрану. Он хотел контролировать жизнь Ющенко. Но Ющенко не хотел этого! И это – его право. А от официальной "Альфы" Ющенко отказался совершенно сознательно, потому, что "Альфа" была бы вынуждена докладывать о каждом нашем шаге.

– А кого вы имеете в виду, когда говорите охрана Жвании?

– Ну, эти ребята и сейчас с ним. Охрана Жвании – не моя парафия. Есть пара людей, которых я знаю столько же, сколько знаю Жванию.

– Как вы набирали людей в охрану?

– Моя группа формировалась выборочно из совершенно разных людей. Часто это делалось специально, чтобы не было засланных. Некоторых людей мне рекомендовали охранные фирмы. Но я перекрестно проверял их. Многие из них сейчас работают в "Альфе", многие до этого были "альфовцами", были люди, ушедшие из ГРУ. Был Кузнецов, который сейчас начальник антитеррористического центра. Был Чололабитько из "Альфы". Кто–то после победы ушел в Управление госохраны.

– Сколько всего было человек?

– Нас было всего не более 50 человек. Были группы внутреннего кольца возле Ющенко и были группы внешнего кольца, которые готовили территорию. Это были исключительно мои люди. А мной командовал Ющенко. Больше между нами никого не было.

Хотя одеяло пытались натянуть на себя все. У Ромы Бессмертного был, покойный ныне,  генерал Олег Черноусенко. Он был не плохой человек, но какой–то апатичный… Он все докладывал Скипальскому, советнику Смешко.

Главная  моя функция заключалась в обеспечении охраны Ющенко и его семьи. Потом, уже перед самой революцией, мы так же охраняли Тимошенко и Зинченко.

– А какое было техническое обеспечение?

– Разное (молчит).  Не хочу давать какие–то дополнительные объяснения. Все, что было, использовалось в рамках закона. Незаконного оружия не было. Я и мои друзья работали с агентурой. Люди встречались со мной, давали информацию: иногда правдивую, иногда лживую. Но была и ценная информация, позволявшая уйти от прямого столкновения.

– А как относились к вашей охране Павел Алешин и Петр Плюта – сотрудники Управления госохраны, закрепленные за Ющенко?

– Сначала у нас были какие–то притирки, но, поверьте, и тогда, и сейчас мы оставались и остаемся друзьями.

Я никоим образом не вмешивался в их работу. Я был координатором всей охраны, поэтому офицеры госохраны мне не подчинялись и не должны были подчиняться, но обязаны были выполнять свои функции.

Были моменты, когда я спрашивал у Паши или Пети: "Что делать?" и выполнял их приказы. К примеру, кого и куда расставлять на митингах.

Я подчинялся им во время массовых скоплений. У каждого была своя задача, а моя заключалась в том, чтобы обеспечить то, что требовалось для Ющенко.

Помню, что тогда нам было очень сложно официально заказать самолет. Специально давалась команда штабу заказать три самолета, а их тут же арестовывали, обыскивали с собаками и рассказывали про взрывчатку.

Поэтому я брал на "Чайке" Ан–28, на котором летаю. Самолет – на 8 пассажиров, двухвостный. Он был записан не на мое имя, поэтому никакого Ющенко там официально вроде и не было.

На этом самолете мы летали на митинги, на Западную Украины… Но часто аэропорты для нас были закрыты. Иногда нам не давали разрешение на посадку, даже когда мы были уже в воздухе. Бывало, что не давали разрешения в 3–5 аэропортах!

Один раз мы вместо Запорожья оказывались во Львове – с пустыми баками "Як–40" и западными журналистами на борту, которые были просто в шоке!

Могу сказать одно, глядя вам в глаза: я ни разу не сделал так, чтобы я подвергался меньшей опасности, чем Ющенко.

– Правда, что Ахметов выделил бронированную машину для Ющенко?

– Я не знаю об этом. Мне было поручено заниматься этим вопросом. Формировался автопарк, и были куплены бронированный "Мерседес", два черных джипа и две "Ауди". Все одного цвета.

КОГДА ЮЩЕНКО ЕЛ ИКРУ, ЖВАНИИ ВООБЩЕ НЕ БЫЛО

– Давайте вернемся к событиям, произошедшим до ужина на даче Сацюка. Перед этим Ющенко находился в Крыму. По вашему мнению, Ющенко мог быть там отравлен?

– Исключено! Мы были вместе со всей семьей: Ющенко, Катерина Михайловна, маленькие детки и я с охраной.

– Где Ющенко отдыхал тогда в Крыму?

– На 14–ой даче, на территории санатория "Морской прибой". А я жил рядом в корпусе самого "Морского прибоя" со всеми народными депутатами. Но обедали мы – наша команда – вместе на госдаче с семьей Ющенко.

– Что это за дача, на которой жил Ющенко?

– Обычная государственная дача для высших должностных лиц на территории санатория "Морской прибой".

– Была информация, что в это время Курочкин где–то в Крыму заявил, что Ющенко можно легко устранить…

– Да. До меня дошла такая информация. Потом я подъехал в Ялту – один, без охраны – и встретился с самим Курочкиным

– Почему они решили выйти именно на вас?

– Я дружил и дружу с Левочкиным, был хорошо знаком с самим Курочкиным.

– Курочкин с Левочкиным тогда были друзья?

– Не знаю, общались. А с Курочкиным тогда мы встретились в "Ореанде". У нас был очень жесткий разговор. Он был, по–моему, пьяным и начал мне вначале говорить: "Уходи от Ющенко к нам – озолотим", потом: "Мы все равно победим".

Там еще сидел Марат Гельман. И Курочкин говорит, мол, "ты же умный, вот послушай гениальных" – показывая на Гельмана, "Ющенко никогда не будет президентом" и так далее.

Тогда у нас вышел скандал. Я его отвел в сторону и говорю: "Ты можешь быть пьяным, ты можешь быть крутым, каким хочешь. Но скажу тебе: если вы тронете Ющенко, ты меня знаешь, загрызу!"

И второе – я сказал: "Не смейте разбираться с детьми и женами". Это был последний наш разговор. После этого, 29 октября, именно Курочкин, говорят, организовал и командовал беспорядками под ЦИК.

– Вы Ющенко рассказывали об этой встрече?

– Безусловно. Он спокойный человек, достаточно мужественный. Все, кто считают его немужественным – неправы.

Вообще, среди всех этих разговоров о покушении 90 процентов информации было сумасшествием. Но существовали и реальные угрозы, которые были предотвращены. 

– Помните, была история с водителем фуры в Херсонской области, который якобы хотел столкнуть автомобиль с Ющенко за рулем в кювет. Это сумасшествие или реальная угроза?

– Это была реальная угроза. Абсолютно! Реальная попытка покушения.

– Но в итоге этим водителем оказался какой–то колхозник…

– Колхозник?! Когда я, на ходу из своего джипа, заскочил к нему в кабину, показал депутатское удостоверение и заставил его затормозить, на вопрос: "Что ты делаешь? Кто приказал?", он отказался отвечать, сославшись на 63 статью Конституции.

Этому есть свидетели – депутаты! Скажите, может водитель какого–то комбината в глуши знать про 63 статью Конституции?

А перед этим я два дня с Пашей (Алешиным) и Петей (Плютой) упрашивал областное управление внутренних дел, чтобы нам дали сопровождение ГАИ, так как Ющенко запретил мне ездить впереди с мигалками, установленными на машине–лидере.

У меня была машина с официальным разрешением на мигалки, но Ющенко мигалки ненавидел. И когда этот так называемый колхозник сталкивал шефа с дороги, я ехал во второй машине.

Я благодарю Бога за то, что научил Ющенко жать газ вместо тормоза на скользкой дороге. Его "Ауди" выкинуло на обочину, и он несся уже по грязи. Впереди было дерево. Если бы Ющенко не нажал тогда газ, его бы уже не было!

– А история со слежкой за Ющенко на Ай–Петри. Люди с камерами, которых вы задержали – Жвания говорит, что это было официальное наблюдение за охраняемым лицом.

– Все правоохранители, которым я это рассказал, падают от смеха, просто в коликах. Жвания не просто врет, он еще и не разбирается в том, что говорит. Это бред! Для чего там нужна была "наружка"? Факт покушения заснять или мирный сбор мусора? Протокольные группы милиции не прячутся.

– Но разве эти люди прятались? Вы же видели, как они вас снимали?

– Они прятались, они убегали от нас. У них что, для протокола наклеены на груди направленные микрофоны? Но у меня в охране тоже не новички ведь работали. Если перед этим два дня за нами ездили 4 машины,  это что, по–вашему?

Через несколько дней на Ай–Петри я спросил у Ющенко: "Они уже заколебали – я могу задержать. Задержать?". Ющенко говорит: "Давай". Это все было зафиксировано 5 каналом.

Кстати, тот задержанный нами майор "наружки" сейчас является замначальника наружки Крыма. Это так, к вопросам о демократии…

Когда мы их задержали, к "Морскому прибою" приехал замначальника Управления госохраны, требовал выдать Алешина и  Плюту. Потом приезжал зампрокурора Крыма.

Он сейчас, кстати, в Севастополе зампрокурора, фамилия на "Г"…. Они пытали Пашу (Алешина) и Петю (Плюту). Я говорю: "Вы не имеете права их сейчас допрашивать. Охраняемое лицо на сцене. Они должны быть рядом". Там едва не начались народные волнения, этому прокурору чуть не перекинули "Мерседес" в Армянске.

– На предмет чего допрашивали Пашу и Петю?

– Откуда я знаю? Хотя Паша и Петя не принимали непосредственного участия в тех. событиях. Он и меня после Ай–Петри хотел допрашивать. Мол, как мы смели тронуть наружку?! Я отвечаю: "А как вы смеете следить за нардепами?".

Кстати, наши телефоны слушались под предлогом слежки за рецидивистами, которым были присвоены наши номера телефонов.

– Вы помните историю с недоброкачественной икрой в Крыму, которую пробовал Ющенко?

– Вдоль трассы Москва–Симферополь продается икра – и "левая" и настоящая – которую кушают тысячи людей. На все это смотрит милиция сквозь пальцы, "прикрывает" их...

Я Ющенко сразу сказал, что это искусственная икра. Но клянусь вам, что перед тем, как он ее поел, эту икру попробовали я и Вера Ульянченко. Я говорю: "Ну, Витя, я ее ненавижу, это подделка, но я ее съем". И потом мы ее выкинули.

– Жвания говорит, что Ющенко съел чуть ли не 4 банки этой "паленной" икры.

– Жвании там вообще не присутствовал! Пусть он не болтает, и не говорит то, чего не было. Эту икру кушают тысячи людей и сегодня…

Вы понимаете, почему он ее ел? Мы  просто были загнанными. Человеку хотелось хоть каких–то радостей, вот ему и захотелось икры. Да и съел он немножко…

Могу вам сказать, что я оставался с Ющенко в Крыму практически везде, 24 часа в сутки. Еду покупали выборочно по нашей схеме.

– Что значит по выборочной схеме?

– Если намечалось мероприятие, я давал задания: "Ты идешь в этот магазин. В тот не идешь, идешь в третий". По теории вероятности и случайных чисел….Так подстроить что–либо трудно.

– Ющенко сам требовал, чтобы кто–то пробовал еду до него?

– Исключено. Это была моя личная инициатива. И это делалось практически всегда, когда я был вместе с ним. Это не афишировалось. Я старался это делать ненавязчиво или переводил в шутку.

– А какой вообще в этом был смысл? Допустим, приносят еду, вы ее пробуете, потом ее ест Ющенко, и если что–то случится, то это происходит с вами обоими.

– Во–первых, я старался, если можно было, пробовать еду раньше, чем ее подавали к столу. Если какая–то гадость, просто несвежий продукт, я говорил: "Ми це їсти не будемо, бо ви нам не дасте" – как в анекдоте. Во–вторых, в случае чего, это сузило бы поиски. Мы бы точно знали, где это случилось. А что делать? Возможностей госохраны у нас не было.

– И были случаи, когда у вас происходило ухудшение здоровья?

– Нет, ни разу! Ющенко в Крыму был полон сил!

Он вообще отличался хорошим здоровьем. Я считаю, что и выжил за счет богатырского здоровья. Мы обалдели, сколько в нем силы и выносливости, когда в 2003 году при неважной тогда еще технике катания он прошел ледяную горнолыжную трассу кубка мира с 45–градусным наклоном.

Он выдерживал двухчасовые выступления, хотя в 45–градусную жару у меня охранники падали без сознания. Ющенко был в чудесной форме.

Некоторые писали, что Ющенко травили длительное время. Но человек не выдержал бы такого, у него началось бы ухудшение здоровья.

– Когда вы приехали из Крыма?

– По–моему, 19–го августа. Я точно не помню, но с Ющенко все было нормально.

– Вы поздравили Кучму с днем рождения?

– Да, поздравил. Но Ющенко со мной туда не ездил, я там был один.

– Кучма во время вашей встречи не предлагал Ющенко охрану?

– Мы не говорили на эти темы.

– А он не упрекал вас за то, что поддерживаете Ющенко?

– Меня? Ну, слушайте, у человека день рождения, а он меня упрекать будет?

Мы с Кучмой все обсудили, когда я ушел в оппозицию. Безусловно, все на меня смотрели, как будто у меня лишай. Отскакивали, как от чесоточного. Но это было нормально, я привык.

Я и в этом году буду на дне рождения Кучмы, на его 70–летии. Вообще я глубоко благодарен ему хотя бы за одно – за то, что он остановил войска во время Майдана, в ночь на 27 ноября 2004 года.

– Но разве это он остановил?

– Да. Их остановил Кучма.

– Постойте, но была ведь информация, что в ту ночь Кучме звонил госсекретарь США и даже не смог дозвониться, потому что Кучма уже спал.

– Он не спал, он был с нами! В санатории, в Конча–Заспе. Тогда у него еще собрались Литвин, Плющ и Ющенко. Были Левочкин (тогда – первый помощник президента) и Ляшко (начальник личной охраны Кучмы), но мы сидели отдельно.

Охрана окружила все здание. И Кучма, когда Попков дал команду двигаться внутренним войскам на Киев, остановил их. А вот кто тогда дал приказ Попкову – для меня это непонятно.

ОХРАНУ В НОЧЬ УЖИНА ЮЩЕНКО СНЯЛ САМ

– Давайте вернемся к теме отравления. Итак, в конце лета 2004 года вы вернулись из Крыма. Чем занимался Ющенко после этого?

– Мне трудно вспомнить. Кажется, был на Хмельниччине в предвыборном туре. Я туда не поехал, потому что работа охраны была уже хорошо налажена. Потом, у меня была какая–то командировка или я должен был уехать на какой–то семейный юбилей, и я отпросился на три дня.

Встретились мы в уже Чернигове (в день вероятного отравления). Туда приехал и Жвания со своими людьми.

Прибыл Ющенко. Он был в чудесной форме! Я еще спросил его, как он себя чувствует. Он говорит: "Чудесно!".

Ющенко провел блестящий митинг. У него была такая энергетика, что многие плакали. Был в ударе, как говорится…

– После этого Ющенко заехал помянуть жену антиквара Шура, где пил самодельный самогон…

– Человек, у которого мы пили настойку из коры, был его каким–то знакомым, занимающимся антиквариатом. Он действительно вышел на митинге, подарил крест,  сказал красивые слова. После митинга был запланированный фуршет. Но Виктор Андреевич поменял решение. Мы поехали к Шуру. Он не мог отказать, тот попросил: "Заедьте, у меня умерла жена. Помянем…"

Могу сказать, что настойка была нормальная. Не надо выдумывать. Я ее выпил первым. Ее пригубили все. Что делал тогда Жвания, не знаю. Но потом настойка и бутылка были на экспертизе. Так что исключено!

Потом мы поехали к владельцам "Фокстрота". Встречу организовывал Ивченко. Я о ней не знал.

– С вами согласовывалось это отклонение от графика?

– Нет. Такое тогда случалось редко. Обычно я знал практически все, но в этот день Ющенко поменял планы. Я помню, как он сказал: "Ну, заїдемо там з Івченком". Ну, хорошо, заедем. Мало ли, куда заезжали. Побывали у антиквара, а потом поехали к "фокстротовцам". Некоторых людей из "Фокстрота" я еще по бизнесу знал. Там я ел все тоже, что ел и Ющенко.

– Говорят, там была какая–то порционная форель…

– Да. Ее нагрели в микроволновке. Но мы с Ющенко съели ее пополам. Ели ее другие или нет, если честно, не помню.

– Суши были?

– Разная была еда. Суши тоже все ели.

– Кто–то говорил, что еда была закуплена утром, и она успела испортиться, потому что Ющенко долго ждали…

– Ни у кого даже ни то что расстройства желудка, а насморка не было! Да и пьянку никто не устраивал, не надо рассказывать. Я вообще за 12 лет дружбы не видел, чтобы Ющенко был когда–то пьяным.

– Там сидели до вечера?

– Да. А Давид все время прессовал Ющенко "Поехали, поехали".

– Давайте все детали – как все происходило?

– Да нормально, сидели на даче владельцев "Фокстрота", общались. Я думал, просто заехали отдохнуть.

Ющенко сидел напротив. "Фокстротовцы" сидели далеко в торце стола, стол был длинный. Было немного людей: несколько "фокстротовцев", жена одного из них, был Шульга (один из совладельцев "Фокстрота"), Ивченко, Давид…

– Ющенко и Жвания сидели рядом?

– Жвания сидел рядом или через одного, и все время бубнел, он бегал поговорить по телефону, прессовал шефа… Давид очень хотел его туда утащить. А Ющенко не реагировал, я его хорошо знаю – он съезжал, как мог. Мне Ющенко сказал: "Я так не хочу ехать".

– В каком настроении был Жвания?

– Мне кажется, он был очень напряжен и нервозен. Он все время куда–то звонил. И я вообще так не и понял появления в этой компании Томаса Цинцабадзе (владелец автосалона в Киеве, который отвез Ющенко на дачу к Сацюку).

– Он сидел с вами за столом?

– По–моему, да.

– До "Фокстрота" его не было?

– В поездах – нигде. Но я его знал.

– Цинцабадзе зашел так, как будто случайно туда попал? Или его ждал Жвания?

– Я не могу давать оценку, почему он появился. Для меня его появление было неожиданностью.

– Цинцабадзе был в комнате, когда вы приехали, или зашел после вас?

– Я не помню. Но помню, что за столом был Томас. Мы с ним были знакомы. Он пришел, и они с Давидом о чем–то говорили. Жвания продолжал все время шептать, потом сказал Ющенко вслух: "Ну, нас же ждут".

Ющенко уступил. Я спросил: "Ехать? Куда?". "Та, не питай, не хочу... Поїхали". Я сел в джип.

– А Жвания в какой машине ехал?

– Не помню. Я его не охранял. По–моему, на Мерседесе-кубике.

Вы допрашиваете меня хуже прокуроров! Четыре года прошло!!!

…Мы доехали до автосалона "Ника–моторс" на Подоле и остановились. Мне сказали: "Все, уезжай".

– Кто сказал?

– Команду мне передал Плюта, он ехал с Ющенко в "Ауди". Мне передали: "Шеф сказал, чтоб вы уезжали. Снимай всю безопасность кортежа!".

– До этого когда–нибудь Плюта передавал какие–то команды от Ющенко?

– Да, ведь рация всегда была у Плюты или Алешина, а не у Ющенко.

– Почему тогда вы ему поверили?

– Потому что я верю им, это был приказ шефа. Сами они бы не отдали мне такой приказ, Плюта никогда бы не стал выдумывать. Он сказал, что шеф попросил уехать вместе со всеми ребятами. Мне было сказано: "Снимай свои системы".

Я своим "орланам" передал... У нас позывные были "Орлан": "Орлан–1", "Орлан–2", у меня была десятка. Это единственный случай, когда я не поехал с ним.

Видимо, Сацюк и Жвания давили на Ющенко, что убрали меня. Это нонсенс, такого никогда не было!

– Да, но вы же у Ющенко не переспросили, уезжать вам или нет?

– Не переспросил. Просто потом была еще одна команда...

Когда мы остановились возле салона "Ника-моторс" на Набережно-Крещатицкой, там появился джип, номер 555-55. Его я помню, черный джип – это была машина Сацюка.

Я поехал вперед, но кортеж меня обогнал. Помню, впереди шел джип номер 555-55. Потом за ними следовал еще один джип, такой же черный – видимо, Давида – и наша "Ауди". Я на свой страх и риск потихоньку стал ехать за ними. Не сопровождая, а просто, для того, чтобы быть спокойным.

В районе Речного вокзала, перед мостом, мне позвонил Плюта и говорит: "Шеф сказал снять всю охрану, чтобы ты уехал". Я говорю: "Есть!".

После этого мы отстали, "Ауди" и два джипа ушли в ночь.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Сергей Лещенко, Мустафа Найем

"Украинская правда", 8 августа 2008 г. 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Червоненко Евгений. ДОСЬЕ, Евгений Червоненко: Не тормозите зря, иногда лучше дать газу