Персоналии

29 Апреля 2018
Власенко: Я лично пообещал Порошенко, что когда его будут судить, он получит право на защиту
Сергей Власенко в программе "Досье" Сергея Руденко

Он - один из самых известных юристов Украины. В свое время был адвокатом Помаранчевой революции, защищал права в суде Андрея Данилко и телеканала «1 + 1», был главным адвокатом по делу Юлии Тимошенко.

Последние 10 лет - в большой политике. Верный друг и соратник лидера "Батькивщины".

Для знакомства - 10 фактов из жизни Сергея Власенко

1. 51 год. Родился во Львове. Окончил юридический факультет Львовского государственного университета имени Ивана Франко.

2. Трудовую деятельность начал в 1984 году делопроизводителем юридического отдела Львовского завода имени Ленина. По завершении вуза работал в "Международной Восточно-Европейской Товарно-фондовой бирже". Был первым заместителем директора львовского ООО "Континент-Украина-Львов", директором СП "СЦБ-Украина".

3. В 1997 году получил свидетельство на осуществление адвокатской деятельности, после чего переехал в Киев.

4. Был заместителем председателя - начальником департамента "Центра развития украинского законодательства", работал адвокатом в компании "Правис", возглавлял информационно-аналитическое управление НАК "Нафтогаз Украины".

5. В 2000-2008 годах - старший партнер адвокатских компаний "Правис", "Резников, Власенко и партнеры", "Магистр и партнеры".

6. Трижды избирался в Верховную Раду Украины по списку партии "Батькивщина".

7. В 2008 году - заместитель председателя Государственной налоговой администрации Украины.

8. 2004 был адвокатом Помаранчевой революции. Защищал в Высшем административном суде интересы кандидата в президенты Украины Виктора Ющенко. В 2011-2014 годах - адвокат Юлии Тимошенко в суде. Из-за этого Высший административный суд лишил его депутатского мандата. В феврале 2014-го депутатство Власенко было восстановлено.

9. В октябре 2010 года в знак протеста против узурпации власти Виктором Януковичем из-за отмены конституционной реформы отказался от звания "Заслуженный юрист Украины", которое получил в 2006 году.

10. В разводе. Имеет дочь Полину.

Итак, господин Сергей, все ли правильно в этой десятке?
Не совсем так, потому что в 2004 году формально существовал Высший административный суд, но тогда дело слушал Верховный суд Украины.

Спасибо за уточнение. Начнем нашу программу по блиц-опрос.

Вам когда-то было стыдно за свои политические поступки? Если да, то за какие именно?
Я не могу вспомнить дело, за которое мне было бы стыдно.

Каким из своих дел, которые Вы вели как адвокат, гордитесь?
Было очень много сложных дел. Одним из таких дел считаю дело по защите Юлии Тимошенко.

Вам приходилось в суде защищать откровенных бандитов?
Я не занимался защитой по уголовным производствах, поэтому о бандитах, наверное, говорить не приходится.

Вам когда-то предлагали взятки? Если да, то за что именно?
Нет, наверное, моя репутация не позволяет предлагать мне взятки.

Вам приходилось давать взятки? Например, в судах?
Например, гаишникам. Когда-то, как я не был народным депутатом и когда меня останавливали сотрудники ГАИ, порой приходилось давать взятки гаишникам.

Итак, на бытовом уровне?
Только гаишникам, это будет абсолютно точно. Потому что на бытовом уровне я просто не припомню таких ситуаций.

Были ли случаи, когда Вы, как адвокат отказывались вести дело клиента?
Я не могу такого вспомнить сейчас быстро. Если вспомню на протяжении программы, я скажу.

Какую самую откровенную ерунду Вам приходилось читать о себе?
Таких глупостей, к сожалению, было очень много в период 2011-13 годов, когда меня сознательно дискредитировали как защитника Юлии Тимошенко.

Сколько стоил Сергей Власенко в 2004 году? Политически.
Расценки адвокатских компаний, в которых я работал, всегда были открыты и прозрачны. Тогда можно было просто зайти и посмотреть, я сейчас уже не помню.

Сколько стоит Сергей Власенко в 2018 году?
Сергей Власенко стоит 13 тысяч гривен его заработной платы.

С кем из украинских олигархов Вы лично знакомы?
Со многими. Я точно не знаком лично с Ринатом Ахметовым. Я не знаю, можно ли Виктора Медведчука считать олигархом, но я с ним также не знаком.

Вы даже не знакомы с олигархом Медведчуком?
Я не знаком с этим человеком просто.

И с юристом Медведчуком также?
Я знаю его как юриста, но я лично с этим человеком не знаком. А многих других я знаю лично.

Это правда, что Вы достаточно давно управляете оффшорными компаниями Юлии Тимошенко?
Я ни давно, ни недавно и никогда не руководил оффшорными компаниями Юлии Тимошенко. Это - один из фейков, которые распространяли в 2011-13 годах, и тогда мы сказали, что мы готовы принять 5 процентов от того, что найдут нам, а 95 будет тому, кто найдет.

Я не буду спрашивать, мечтаете Вы стать президентом Украины, потому что Вы работаете на президентство Юлии Тимошенко. Я лучше спрошу Вас, кем бы Вы хотели себя видеть при президенте Тимошенко?
Когда Юлию Владимировну Тимошенко изберут президентом, я думаю, что будет команда определять. Я командный игрок. У меня нет таких амбиций, которые были бы моей целью. Поэтому, я думаю, что мы найдем компромисс между каким-то моим решением и решением команды.

То есть у Вас личных политических амбиций нету?
Абсолютно.

Министр юстиции?
Честно говоря, нет.

Кем Вы себя видите через 10 лет?
Здоровым и счастливым человеком и пенсионером.

Благодарю за ответы. Переходим к основным вопросов нашей программы. Вы родились и сформировались во Львове. 30 лет Вы прожили на Галычине. 20 лет Вы уже живете в Киеве. Кем Вы больше себя чувствуете - киевлянином или галичанином?
Во-первых, гражданином Украины, в первую очередь. Очень люблю свой родной город Львов. К сожалению, в последнее время мне приходится не так часто бывать во Львове. Я, кстати, был неделю назад как раз во Львове. Городской головаЛьвова, господин Андрей Садовый и Институт города проводили во Львове большой Форум местного самоуправления, и я его посетил как председатель профильного комитета Верховной Рады. Но времени на личную не было, не было возможности посетить любимые кафе, был очень насыщенный график, и я об этом очень жалею. Кстати, раз, еще перед делом Тимошенко, мне повезло. Я приехал на два дня во Львов и все дела удалось решить за день. И второй день, к самолету, я почувствовал, как говорится, полный кайф, когда человек, полностью расслабившись, имел возможность не бегать по делам, а спокойно походить по городу, зайти в кафедру, выпить кофе, погулять по площади Рынок. Я, кстати, тогда впервые почувствовал, что я якобы где-то отдыхал на море в течение недели, такой был отдых и релакс.

Вы подумали, что во Львове лучше отдыхать, чем там жить?
На самом деле атмосфера Львова очень драйвовая, специфическая, там хорошо жить, работать. Отдыхать. Я очень люблю этот город, это мой город. И я очень хорошо не мог понять Киев, который после Львова был очень широким, большим и тому подобное. Я не очень большой поклонник больших городов. И мне пришлось очень долго привыкать к большому Киеву.

Это правда, что в Киев Вы попали благодаря Игорю Диденко, человеку, который когда-то был заместителем председателя НАК "Нафтогаз Украины"? Того же Диденко, который был под следствием в Германии в связи с действиями "Градобанка" Жердицкого, а также - в Украине.
Вот опять-таки, Вы пользуетесь материалами 2011-13 годов. Это неправда. Я с Игорем Диденко познакомился в 2000 году, когда пришел работать в «Нафтогаз». Я к этому не был с ним знаком.

А как Вы попали в Киев? Еще один Игорь, Пукшин?
Нет. Есть другой мой коллега, товарищ, с которым мы достаточно долго занимались общим адвокатским бизнесом. Моим партнером был Алексей Резников, который сегодня является заместителем киевского городского головы. Мы с Алексеем знакомы с 1987 года, когда я поступил на 1-й курс университета. А Алексей учился на 2-м курсе университета.

Он также Львовский университет закончил?
Конечно! Он закончил Львовский университет, на курс старше меня. И мы так сдружились и достаточного долго общались. Алексей занимался бизнесом во Львове. Я также. И мы в какой-то из моментов с ним решили переехать и подумать, что можно сделать в Киеве. И мы это сделали. Но переезд был достаточно сложный. Это был 1997 год, если я не ошибаюсь. Мы переехали, у нас не было ни офиса, ни возможности этот офис нанять. И мы определенный период времени снимали с ним одну квартиру на двоих и это была и квартира, и офис. И где-то через полгода, может, больше. Алексей перевез семью, а я еще тогда был холост.

Но это не помешало Вам стать успешным политиком.
Это был период становления украинского юридического бизнеса. Практически в этот период как раз начинались почти все компании, которые сегодня являются успешными на украинском юридическом рынке. Поэтому мы не были исключением. Мы делали это сами, работали, действительно, к нам присоединился Игорь Пукшин, но где-то в 1998 году, если я не ошибаюсь, уже весной. То есть мы с сентября 1997 года работали сами.

В свое время Вы защищали в суде интересы Рината Ахметова и Виктора Пинчука в споре за "Криворожсталь". Я спрошу, возможно, адвокатам таких вопросов не задают, о моральной стороне. Вы не жалеете, что работали на этих олигархов?
Нет. Потому что, во-первых, мы работали не на олигархов, а наш клиент назывался "Индустриальный союз", это юридическое лицо, бенефициарами которого были действительно названы Вами лица. Это была наша работа, я был тогда чистый юрист, не был тогда политиком. Скажу больше, я представлял достаточно большое количество людей в этой стране. Я выступал против большого количества людей в этой стране. Поэтому это была обычная работа на тот момент - юридическая, а не политическая.

Но необычная работа у Вас была в 2004 году, когда Вы стали адвокатом Помаранчевой революции вместе с упоминавшимся Вами Алексеем Резниковым. Я так понимаю, после того, как получили адвокатское свидетельство, Вы не думали о политической деятельности. Вы были успешным и состоятельным адвокатом. Но во время Помаранчевой революции Вы согласились заняться политикой. Поскольку статус адвоката Помаранчевой революции в 2004 году автоматически означал, что Вы становитесь политическим игроком. Кто привел Вас к команде Ющенко? Игорь Пукшин?
Нет. Наоборот, мы на тот момент уже разошлись с Пукшиным, мы разошлись с ним в августе 2004 года, он создал на тот момент свою компанию. Я могу эту историю рассказать. Я был у себя в квартире, смотрел на это славное заседание ЦИК, когда Кивалов объявлял Януковича президентом, когда он советовал господину Роману Зваричу писать ходатайство на спинах тех людей, которые стояли перед ним. Не знаю, почему, но есть такие адвокатские ощущение - я записал, еще тогда были видеопленки. Утром я тогда позвонил Николаю Катеринчуку, с которым был знаком по юридическому бизнесу, нашел его телефон. Набрал, говорю, Николай, смотри, в принципе, могу подметать пол, убирать по хозяйству. Но, в принципе, знаю, что немножко знаю юриспруденцию и готов помогать. Он говорит: да давай, потому что головы юридические нужны. Я набрал Алексея, говорю: «Я не посоветовался с тобой. Но так сделал». Он: «Нет вопросов, пошли». И мы в тот же день пришли в штаб и попали в команду.
Была очень интересная ситуация, сейчас, может, и не хорошо это вспоминать. Сейчас все думают, что все было легко, хорошо и тому подобное. Но когда сели определяться, кто пойдет в суд, потому что юридическая команда была очень большая, за несколько дней до рассмотрения дела начали определять, кто пойдет в суд. Одного представителя юридического бизнеса спросили, пойдет ли. Он говорит: Мы - большая юридическая компания, нас потом Янукович уничтожит, мы не можем. Поднимают второго, он говорит: Мы - маленькая юридическая компания, нас уничтожат. Мы с Алексеем переглянулись, и просто сказали, что готовы идти в суд с открытым забралом, мы понимаем, что это проблемы, может это закончиться очень плохо. На самом деле определенный период времени так и было, когда начались проверки в компании, когда за нами на протяжении судебного заседания постоянно ездила норушка неизвестно чья - или милицейская, или СБУ. Но мы для себя приняли решение, что идем в этот бой, и пошли в бой. Кстати, мы были не единственные такие, достаточно широкая команда юристов сидела в судебном процессе. У нас был один политик в команде, это Николай Катеринчук. Который так сказать, политический вектор этого дела подчеркивал. А мы занимались сугубо юридической работой. Мы не шли туда как политики. Скажу больше, я это прокомментировал, когда Николай Катеринчук готовил книгу «Адвокаты Помаранчевой революции» в 2005 году, и меня спросили тогда, почему Вы пошли в этот процесс .. Скажу честно, что я туда пошел не за Ющенко. Объективно, я все сказал в 2005 году, поэтому могу себе позволить повторить сейчас. Я тогда пошел, понимая, что если изберется Виктор Янукович, то тогда юридическая профессия будет уничтожена. И я пошел тогда защищать юридическую профессию. На самом деле, к сожалению, я оказался прав, потому что, по сути, юридическая профессия была уничтожена в 2011-13 годы, к сожалению, она и сейчас не сильно работает, но тогда она была уничтожена.

Но этот процесс превратил вас в настоящих политических звезд. Еще одну политическую звезду этот процесс создал, это Елена Лукаш, которая защищала Виктора Януковича.
Извините. Вы часто вспоминали Пукшина, но его в процессе не было.

Не было, но все-таки Вы с ним учились и знакомые из Львова.
Алексей учился с ним на одном курсе. Однокурсник, да.


Я вспомнил о Елене Лукаш, к тому времени никому не известного адвоката. Впоследствии, после этого процесса, она была народным депутатом Украины, а во времена Революции достоинства - министром юстиции. Как бы Вы оценили Елену Лукаш как профессионала? Как адвоката? Она выступала тогда как адвокат Януковича.
Елена - профессиональный человек. Елена отстаивала ту позицию, которую тогда производил юридический штаб Януковича. Она отстаивала ее профессионально и понятно. Единственное, что они командой не поняли, что мы сделали. Потому что мы их немножко юридически в ловушку заманили. Если можно, я напомню, что сначала была подана жалоба о признании недействительными результатов на территории Донецкой и Луганской областей. А потом, это была наша идея, Николай Катеринчук с ней согласился. Мы подали дополнение к жалобе и изменили исковые требования. И тогда мы просили признать все выборы по всей территории страны такими, которые не состоялись. Они до конца судебного дела говорили о том, что мы якобы настаиваем на признании выборов недействительными только в Донецке и Луганске. И если помните, буквально в последний день срока от имени Януковича была внесена встречная жалоба на признании незаконными выборов на Западной Украине. И мы тогда сказали: ребята, так вы, по сути, признали наши требования. Потому что если Донецк и Луганск нет, если Западная Украина - нет, то это означает, что по всей Украине выборы недействительными, и это также сработало. Но Елена - профессиональный юрист, и это бесспорно.


Когда она была министром юстиции, Вы с ней общались, поддерживали какой-то контакт?
Нет. Она была нашим политическим оппонентом, и так сложилась жизнь, что мы не встречались и не общались.


В 2006 году Вы стали партнером юридической фирмы "Магистр и партнеры", старшим партнером которой был Евгений Корнийчук - зять Василия Онопенко. Который, к слову, возглавлял Украинскую социал-демократическую партию, в которую входили и Вы. Это благодаря Корнийчуку Вы попали в команду Юлии Тимошенко?
Во-первых, немного некорректная у вас информация, потому что Евгений Корнийчук был партнером компании "Магистр и партнеры". Но когда компания "Магистр и партнеры" объединилась с нашей с Алексеем, с «Резников, Власенко и партнеры», на тот момент уже Евгений не был партнером, то есть он вышел из компании. Но это технический нюанс. Конечно, мы с Евгением знакомы, дружили, он был партнером компании, к которой мы присоединились. И, кстати, я хочу сказать, что на моей памяти это, наверное, единственное на украинском юридическом рынке эффективное слияние двух компаний из первой десятки. Это произошло в 2006 году. Я до сегодняшнего дня не знаю ни одного слияния двух компаний, которое было бы эффективным, которое дало бы финансовый рост для совместной компании. И если эти компании - из первой десятки, то есть у нас немного уникальная ситуация. Евгений предложил мне попробовать свою дальнейшую жизнь в политике, и я с этим согласился. Скорее, на это решение повлияло то, что Социал-демократическая партия тогда входила в Блок Юлии Тимошенко и была блокообразовательной партией. Три партии тогда было: «Батькивщина», ПРП и Социал-демократическая партия.

Тогда у Евгения Корнейчука была сильная поддержка и, очевидно, остается. Василий Онопенко - все-таки человек в юридических кругах достаточно известен. Он был головой Верховного суда Украины и это, очевидно, также играло свою роль.
В чем?

Вы сказали о том, что две компании объединились и получился очень хороший эффект. Возможно, что была поддержка этой компании со стороны Онопенко?
Нет, это абсурдная конструкция. Я Вам скажу больше: за период пребывания Василия Васильевича Онопенко головой Верховного суда я был у него в кабинете один раз - в 2010 году. У нас в компании было установлено правило: если ты выходишь из компании, понимаю, что это необычно будет звучать, ты выходишь из компании. У нас такого нет, что ты якобы где-то ушел в политику, но остался там партнером, то немножко помогаешь, какие-то дивиденды себе получишь. Я так же вышел из компании в марте 2008 года, и я с тех пор не имею никакого отношения к компании "Магистр и партнеры", которая сейчас имеет другое название, там сейчас другой состав партнеров. У нас было семь партнеров, из семи партнеров, которые были в мое время осталось только двое, молодые люди стали партнерами. Потому что юридический бизнес невозможен без твоего физического участия в бизнесе. Это можно каким-то предприятием управлять, когда у тебя есть директор.

Кондитерской фабрикой, например?
Да, кондитерской фабрикой, можно так управлять, будучи президентом, а у тебя менеджмент там что-то делает. В юридическом бизнесе так невозможно, потому что партнер должен сам работать, партнер должен встречаться с клиентами и тому подобное. Я перед депутатством поработал заместителем руководителя Государственной налоговой администрации, но все удивлялись на рынке. Потому что обычно происходит так: если партнер начинает работать заместителем председателя ГНА, то неожиданно у этой фирмы появляется департамент, который занимается налоговыми делами. Так вот у фирмы «Магистр и партнеры» не появился такой департамент, не выросла количество налоговых дел, что удивляло рынок очень сильно. Но я в свое время для себя определился, что если я вышел из бизнеса, и это правило мы установили у себя в компании, то я вышел из бизнеса.

Мы уже начали говорить о Государственной налоговой администрации, где Вы работали. В марте 2008 года Вы были назначены заместителем председателя Государственной налоговой администрации Украины. Но работали на этой должности всего три месяца. Почему? Почему Вы выбрали работу в парламенте, а не в налоговой администрации?
Я Вам скажу больше. Это была объективная ситуация. Вы помните, что в октябре 2007 года состоялись выборы народных депутатов. Я был тогда в списке БЮТ, но я был на непроходимом 170-м месте, если не ошибаюсь. А зашло тогда, кажется, 154 депутата, но была создана коалиция в один голос, вы помните все эту историю. Когда за премьер-министра Тимошенко голосовали вставанием впервые в истории украинского парламента. И каждый депутат лично говорил - за он или против. И часть депутатов сложила депутатские мандаты, пошла работать. А часть была предназначена в правительство на второстепенные должности - заместителей министра, руководителей государственных предприятий. И процедура составления ими мандатов была немножко затянута. И было совершенно ясно, что я попадаю в парламент. Единственное, что было не понятно - когда это произойдет. И где-то после назначения - а я был знаком с Сергеем Васильевичем Буряком достаточно давно - он меня пригласил к себе и говорит: «Все равно тебе идти в парламент. Иди поработай, курировать будешь юридическое направление. Ты начинал как налоговый адвокат, а теперь поработаешь как налоговый защитник ГНА». Я подумал и согласился. И где-то в марте 2008 года меня назначили в ГИА, и я тогда курировал юридической службой в ГНА. Но в июне 2008 года уже все люди лишились мандатов, и мне надо было выбирать: или парламент, или должность. Я решил идти в парламент и принял присягу народного депутата. 3 июня 2008, по-моему. Кстати, вы говорили, что я депутат трех созывов - это справедливое утверждение, но на сегодняшний день у меня все три созыва неполные. Потому что в первый я зашел позже, во втором меня Янукович выгонял. А сейчас третий созыв.

2011-2014 годы были тяжелыми в Вашей жизни. Ваш лидер - Юлия Тимошенко попала за решетку. Вы встали на ее защиту как адвокат. Вас лишили депутатского мандата, Вам инкриминировали несколько уголовных дел.
Но это абсурдное решение по двум причинам. Во-первых, в постановлении следователя о допуске защитника по делу Тимошенко четко записано, что допускается к защите защитник, народный депутат, специалист в области права. Потому что кодекс 60-го года позволял три категории защитников: адвокаты, близкие родственники и была Евгения защитником Юлии Владимировны, и третья категория - специалисты в области права. Меня допустили как специалиста в области права. Во время этой процедуры я отказался от депутатского свидетельства. То есть у меня сегодня нет свидетельства на право занятия адвокатской деятельностью, но я все равно оставался защитником Тимошенко.

Но очень много событий сногсшибательных было в Вашей жизни. Плюс суд с Натальей Окунской, бывшей женой. Очень много информационных вбросов было против Вас. У Вас не было ощущения того, что это никогда не закончится?
Скажу больше. Это так казалось не только мне. Я об этом говорил в одном из эфиров одного из телеканалов. Если я не ошибаюсь, то ли 15 то ли 16 февраля 2014, это был последний день, когда я посетил Центральную клиническую больницу "Укрзализныци", где находилась Юлия Тимошенко. Я просто как сейчас помню, мы тогда уже завершали разговор, и я оттуда выходил, и когда мы прощались, она говорит: "У меня такое впечатление, что он меня отсюда никогда не выпустит". А 22 февраля мы ее оттуда забрали. То есть на самом деле ситуация была настолько сложна, непредсказуема, ужасная, что никто не знал, чем это закончится. И когда сейчас говорят, что все было так легко. Было нелегко. Очень многие депутаты ходили реально под угрозой физического уничтожения, уголовных производств. Я не был тогда депутатом и у меня эта угроза была в десятки раз больше, я понимал, что никого не интересует Сергей Власенко. Всех интересует защитник Тимошенко и дело Тимошенко. Но мы жили в такой истории, мы приняли это решение. Выходя на философский мотив: каждый человек в жизни делает выбор. Тогда я свой выбор сделал, я отстаивал права и свободы человека, которого я считал и это было подтверждено решением Европейского Суда по правам человека, незаконно противоправно, политически мотивировано запихнули в тюрьму и хотели там держать пожизненно.

Предлагали ли Вам "януковичи" во время процесса над Юлией Тимошенко какие-то отступные, чтобы Вы отошли от дела? Какие суммы?
Никто никогда ничего, это объективно. Вторая вещь: где-то в апреле, если я не ошибаюсь, я об этом еще не говорил, у вас будет есклюзив, в 2010 году меня набрал Андрей Портнов, с которым мы общались еще в тот момент, но он уже работал в администрации президента, попросил меня подъехать и сказал:"Я принял предложение Януковича и перешел на работу в администрацию, предлагаю тебе подумать, возможно, ты хочешь быть у нас в команде". Но на тот момент уже было принято первое решение Конституционного суда о возможности формирования тушками, если помните. Это было первое такое резонансное решение КС. Я ему сказал: "Мы давно знакомы, я тебе скажу откровенно. Я не могу вас поддержать, потому что вы для своих тактических целей, а формирование коалиции - абсолютно тактическая цель - ломаете стратегические для государства вещи. Я это не могу поддержать в принципе". И после этого я не получал никаких предложений от них и не виделся с Андреем Портновым.

Но угрозы после этого поступали?
А что мне угрожать? Они не угрожали. Они возбуждали уголовные дела, таскали меня на какие допросы. Помните те глупые истории с зеленкой. Первый раз реально чуть не выжгли глаза. Слава Богу, очки просто спасли, потому что, когда выливают литр концентрированной зеленки в лицо, глаза у меня немного гноились, но Господь уберег. Мы понимали, что были реальные ситуации, когда грозило физическое уничтожение. Но это было сознательное решение защищать Тимошенко, те идеалы, в которые я верил и продолжаю верить на сегодня. Я свято верю в то, что каждый человек в Украине должен получить эффективное право на защиту и должен его реализовать. Хоть я и без адвокатского свидетельства. Но адвокатство - в душе, я такой ярый, как говорят в Галичине, сторонник этого тезиса. Две недели назад я пообещал президенту Украины Петру Порошенко, что когда его будут судить, в следующем году, то я лично буду делать все от меня зависящее, чтобы он получил право на защиту, и чтобы он не бежал из страны, а имел возможность защитить себя от тех объективных обвинений, которые он получит в уголовно-наказуемой плоскости.

Посмотрим, чем закончится 2019 год. Давайте вспомним все-таки о Наталье Окунской. Чем же закончилось Ваш развод? Спрашиваю потому, что так сложилось, что практически вся страна была свидетелем выяснения между Вами отношений, которые благодаря Вашей бывший получили публичную плоскость.
Я с Вашего разрешения не хочу это комментировать, потому что там было много абсурда, манипуляций и лжи. Совершенно очевидно, что никакая дама со мной не воевала, совершенно очевидно, что со мной воевал режим Януковича. Я говорил об этом тогда и говорю об этом сейчас. Закончилось это снятием обвинений, закрытием уголовных дел. Иначе я бы ни был депутатом.

В 2016 году Вы подрались в Верховной Раде с бывшим своим однопартийцем, а ныне - "народофронтивцем" Сергеем Пашинским. Давайте посмотрим фрагмент этого инцидента. Как сегодня складываются ваши отношения с бывшими членами партии "Батькивщина", которые создали свою партию - "Народный фронт"?

Мужчины порой толкаются, бывает. Я для себя разделяю ситуацию на несколько частей. Во-первых, среди моих бывших коллег по партии есть достаточное количество людей, которым я за многое благодарен в этой жизни.

К примеру?
Например, Арсен Аваков. Я об этом говорил и могу повторить, что в той ситуации декабря 2013-го, февраля в 2014-м лет, даже ноября 2013-го, когда было обострение атаки против меня, когда рассматривались уголовные дела в судах, когда были реальные угрозы физического уничтожения или избиение с целью увечья, то тогда Арсен Борисович реально помогал лично и сделал много для того, чтобы мы избежали каких трагических решений этого вопроса. Поэтому я по-человечески ему никогда этого не забуду. Хотя сегодня мы политические оппоненты, и я очень часто критикую, допустим, и полицию, и МВД. Но я бы хотел еще раз вернуться к тому тезису, о котором я уже сказал: человек достаточно часто делает выбор в своей жизни. Эти люди свой выбор сделали, и их с этим выбором жить, не мне. Я не выходил, по сути¸ из партии «БЮТ» - «Батькивщина», я оставался в одной политической силе, не менял свои убеждения, что самое главное, я живу по определенному кодексом принципов, которые я сам для себя установил, стараюсь их не нарушать, живу в гармонии с собой. Поэтому мне легко делать выборы в своих принципах, и я всегда говорю, что все остальные также делают и с этим живут.

Я хочу спросить еще об одном человеке - о Петре Порошенко. Последние четыре года Вы - активный оппонент Петра Порошенко. Вы лично знакомы с президентом. Скажите, Ваше оппонирование обусловлено Вашим пребыванием в команде Юлии Тимошенко, или какие-то другие мотивы?
Я Петра Алексеевича знаю лет 15 лично, видел его в разных ситуациях. Не обо всем я могу сегодня говорить по разным причинам. Поэтому я имею свою оценку этого человека, и я искренне уверен в том, что этот человек случайно оказался в кресле президента Украины и, к сожалению, этот человек сегодня предпринимает действия, которые могут привести к потере украинской государственности. И именно поэтому я так резко оппонирую ему, и именно поэтому я так жестко высказываюсь против него, хотя, если вы обратили внимание, когда его избрали в 2014 году, мы все, включая Юлию Владимировну, в отличие от ситуации 2010 года, когда победу Януковича мы не признали, потому что действительно были фальсификации и мы считаем, что Янукович не был избран президентом, что подтверждает эта «черная бухгалтерия» Партии регионов и эта бухгалтерская книга Партии регионов. А в ситуации с Порошенко ситуация другая была, и поэтому Юлия Владимировна и моя команда тогда сказали, что президент обещал закончить войну как можно быстрее - мы готовы стать плечом к плечу. Мы готовы помогать, мы готовы делать что-то в пользу Украинского государства. И поэтому, когда после парламентских выборов начала формироваться парламентская коалиция и когда мы начали обсуждать принципиальные вещи, мы начали обсуждать сущностные вещи. Мы как "Батькивщина" не говорили, что дайте нам такую ​​должности или такую ​​должность ... Мы говорили о ценностных вещи и эти ценностные вещи нашли свое отражение в коалиционном соглашении. И мы были готовы его выполнять. Но когда мы увидели, что две крупные фракции не собираются его выполнять, что наш механизм влияния на это исчерпан, мы сказали, что не готовы своим присутствием, условно говоря, легализовать такие действия, и мы вышли из коалиции. И когда мы увидели, что президент сегодня, по сути, является локомотивом всего, что происходит в государстве, это же очевидно, и несмотря на то, что мы формально живем в парламентско-президентской республике, по факту мы живем в президентской республике, и сегодня все, что происходит, - это президентские вещи. И я могу повторить Петру Порошенко то, что я когда-то сказал ребятам из команды Виктора Федоровича: "К сожалению, Петр Алексеевич, для достижения Ваших тактических целей Вы разрушаете вещи, которые являются базовыми и основополагающими для государства. Я сказал тогда, что я не смогу и не хочу, и не буду присоединяться к той команде, потому что мы идеологически разные, и поэтому я говорю и Вам, Петр Алексеевич: Вы для нас - идеологически другой человек". Именно поэтому мы столь жестко оппонируем. Сегодня есть реальный риск потери Украинской государственности. Правоохранительная и судебная системы разрушены, доверия нет. Все судьи находятся на крючках, все суды формально ликвидированы указами президента, конкурс в Верховный суд, к сожалению, это фейк, я как человек, который 20 лет занимался практической адвокатской деятельностью, понимаю, что это фейк, потому что знаю, кто, как и почему попал в Верховный суд. Государственная служба разрушается, и так далее.

Очевидно, 2019 должен стать этапным для Юлии Тимошенко. Этот год - важный для нее, как для кандидата на высший пост в государстве. Дважды она участвовала в выборах президента. Дважды она становилась второй. Вы готовитесь к тому, чтобы устроить третий тур президентских выборов в случае, если Юлия Владимировна не победит?
Третий тур не устраивается. Для третьих туров или юридические основания, или их нет. И в 2004 году, я готов спорить в любой аудитории, с любым человеком. Потому что порой говорят, что решение Верховного суда в 2004 году - это было политическое решение. Я готов доказывать, что это было абсолютно чистое юридическое решение. Так вот для третьего тура, или для повторного голосования во втором туре, как это формально юридически называется, необходимо, чтобы были основания. Если они будут, конечно, будем об этом говорить. И, кстати к сожалению, мы уже сегодня можем сказать, что власть готовится фальсифицировать выборы. Если Вы обратите внимание, в декабре прошлого года по инициативе Порошенко, несмотря на то, что это внес кто-то из депутатов БПП, губернаторов и председателей райгосадминистраций вывели из закона о государственной службе, позволив им по факту быть политическими фигурами.

То есть вне конкурса?
Не только вне конкурса. Им разрешили политиками, агитировать, участвовать в работе штабов. То есть им разрешили быть политическими фигурами и плюс Порошенко их назначает без конкурса. Состав ЦИК, о котором уже говорили все, "ОПОРА" сказала, что из 15 кандидатов 11 - лично лояльных к Порошенко. И это не позиция Власенко, это позиция "ОПОРЫ". Сегодня финансами делают попытки задушить небольшие города и объединены территориальные общины, чтобы склонить всех избранных глав работать на одну политическую силу. Я, кстати, приехал буквально сегодня из Черновцов. Я ездил как народный депутат. И вот приехал депутат от «Батькивщины» и сразу председатель райгосадминистрации вызвал директора школы, где я проводил встречу, направил туда проверку в тот же день, в тот же момент, сказав, что она якобы не проводит учебный процесс, который не соответствовало действительности.

Могли бы еще заминировать эту школу.
Могли бы. Там небольшая школа, мы бы тогда встретились возле школы и им бы было бы сложнее противодействовать моей встречи. Но, к сожалению, такие нечестные методы уже сегодня свидетельствуют о возможности фальсификации выборов. Тем более, что сегодня, я согласен с Вами, согласно рейтингам, Юлия Тимошенко - претендент номер один, а Петр Порошенко, по моему убеждению, не попадает даже во второй тур.

Но Юлия Тимошенко может попасть во второй тур вместе с Олегом Ляшко, также воспитанником БЮТ.
По Вашей, тогда, логикой Петр Алексеевич - основатель Партии регионов, и тогда все, кто в Партии регионов, - это воспитанники Петра Алексеевича.

Это не я сказал, это Вы сказали.
Давайте по этой логике жить.

А как бы охарактеризовали свой нынешний статус в команде Юлии Тимошенко? Вы знакомы с бизнесом Вашего лидера и его семьи?
Я сегодня является членом фракции "Батькивщина" и является заместителем председателя партии ВО «Батькивщина», и по распределению функциональных обязанностей отвечаю за юридическое направление партии "Батькивщина".

То есть Вы будете юридически сопровождать президентскую кампанию Юлии Тимошенко?
Это другой вопрос: структура штаба, кто будет сопровождать ... Но Вы спросили меня по состоянию на сегодня, и я ответил, что сегодня я заместитель председателя партии "Батькивщина", который отвечает за юридические вопросы.

У Вас есть рисунок того, какой должна быть идеальная Украина? Какова идеальная Украина в понимании Сергея Власенко?
 Конечно, есть много компонентов, которые нам составляют идеальную Украину. Но совершенно точно в этой Украине должен быть честный, справедливый, независимый суд, который будет иметь гарантии независимости, но при этом выносить честные, справедливые и законные решения. И каждый украинец, если, не дай Бог, его права будут нарушаться, а хотелось, чтобы этого было меньше и меньше, но даже при таких обстоятельствах мог бы защитить свои права в честном, справедливом, независимом суде независимо от того, как он будет называться - или антикоррупционный или суперантикорупционный, или даже супер-пупер-антикоррупционный. То есть этот элемент для меня важен. На самом деле из-за отсутствия этого элемента я и пошел в политику в свое время.

Сколько времени нужно для того, чтобы создать в Украине независимый суд, независимую судебную систему?
Это - сложный вопрос, потому что это сложная проблема, и нет простых решений сложных проблем. Если кто-то скажет, что это возможно сделать за один месяц - просто не верьте ему. К сожалению, сегодня под видом судебной реформы проводятся совершенно другие вещи, которые приводят лишь к зависимости судебной системы от президента и его администрации. В частности, я отметил, что указом президента от декабря прошлого года все суды формально ликвидированы и все судьи отправлены на переаттестацию в Высшую квалификационную комиссию судей, которая сегодня полностью зависит от Порошенко. Это сложный процесс, который нужно начинать от юридического образования, то есть уменьшать количество вузов, которые готовят юристов, но улучшать их качество. Надо немножко почистить адвокатуру, извините, уважаемые господа, бывшие коллеги. Надо почистить судебную систему, но это надо сделать разумно, сбалансировано, чтобы вместе с проблемой не выбросить ребенка.

Новые досье

Дубиль Валерий. ДОСЬЕ

Ярослав Маринович: Росіяни хочуть повернутись на книжковий ринок України. Для них це - політичне питання

Веселый Василий. ДОСЬЕ

Украинских пограничников автомобилями обеспечивают закарпатские кланы контрабандистов

Ильенко: "А сто лет назад также "Свобода" была виновата, что Россия напала на Украину?"

AMIRA CAPITAL

Рыбалка Сергей. ДОСЬЕ

Коломойский: Наиболее достойной на президентство на сегодняшний день является Тимошенко

Шкляр: Я против того, чтобы Украину присоединяли к Донбассу

Власенко: Я лично пообещал Порошенко, что когда его будут судить, он получит право на защиту