Персоналии

03 Февраля 2018
Наливайченко: Я был в списке тех, кого Янукович и коммунисты пытались засадить за решетку - после Тимошенко и Луценко
Валентин Наливайченко - в программе Сергея Руденко "Досье"

Продолжение интервью

Начало: Наливайченко: В Институте разведки меня звали Налимов

Вы работали в США, были Генеральным консулом в довольно непростое для Украины время, когда разворачивался «кассетный скандал», Мирослава Гонгадзе выехала с детьми в США, потом туда уехал Николай Мельниченко, которого вывезли через Чехию. Вы с ними со всеми контактировали. Мне сказали, что Наливайченко чуть не уволили из-за того, что он встречался с Мельниченко. Это правда?

Не просто встречался, а он пришел за консульской услугой. А я, когда был генконсулом, завел, что вся консульская служба была переведена на работу, которая называется «прием граждан». Ежедневный, бесплатный, даже с выездом, если человек не имеет возможности сам обратиться за консульским защитой непосредственно в посольство или консульство. Так я работал и считаю, что так и дальше надо организовывать работу. И на одном из консульских приемов в Вашингтоне действительно был Николай Мельниченко. Все испугались. А чего пугаться? Наш гражданин пришел с каким-то вопросом. Я вышел лично, как и к другим гражданам. Он попросил заверить один из документов, и дальше пошла консульская работа. А теперь возвращаемся к спецслужбе. Один из представителей спецслужб в украинском посольстве «проявил бдительность» и доложил куда надо. «Куданадо» это оказались президент и глава его администрации Медведчук. И из «куданадо» пришло гневное указание: Наливайченко выгнать, Мельниченко почему не арестовали прямо в посольстве и так далее, и тому подобное. И самые гневные указания по Мирославе Гонгадзе и детям: паспорта отобрать, гражданства лишить. Вам это ничего не напоминает? А мне напоминает. То, что сейчас делает Порошенко против гражданина Украины Саакашвили. Так вот по Наливайченко и Мирославе Гонгадзе. Что сделали? Сделали все по закону. Выдали ей и детям паспорта украинские и помогли, чем могли в плане консульских услуг как гражданке Украины. Нравится она президенту и главе АП или нет мы это из голов своих выбросили. И когда я сейчас вижу рецидивы возврата этих времен, когда лишают гражданства незаконно, то я так же возмущен, как был возмущен в 2000-2001 годах.

Давайте вернемся к вашему пребывания в США, потому что Александр Якименко ваш предшественник на посту главы СБУ в 2013-2014 годах, который работал когда-то на ФСБ, публично обвинял вас в том, что вас якобы вербовали в Соединенных Штатах, что вы были агентом ЦРУ, что вы потом агентов ЦРУ допускали к каким-то тайным архивам. Генеральная прокуратура даже пыталась открыть уголовное производство по этому поводу. Так Александр Якименко сознательно вводил в заблуждение общественность и врал о вас и ваших связи с США, а ГПУ возбуждала уголовное дело? Что это были за ЦРУшники, которые сидели на Владимирской?

Это было довольно серьезно. Мы тогда были в жесткой оппозиции как к Януковичу, так и к Якименко и другим его соратникам. И одно из уголовных дел, по доносу коммунистов, действительно было возбуждено. И я стоял в списке тех, кого Янукович и коммунисты пытались засадить за решетку: после Юлии Тимошенко и Юрия Луценко Валентин Наливайченко. Действительно, тогда уже не просто было уголовное дело уже все они подшили, уже агенты ФСБ, в том числе в СБУ, все сидели и давали показания, и готовили заказное шизоидное дело. Но я могу сказать о более серьезных вещах. Действительно, в Соединенных Штатах, в силу долгого срока работы и в дипломатии, и в нацбезопасности Украины у меня действительно есть серьезные контакты. С кем? С людьми, которые там отвечают за национальную безопасность, с первыми лицами, с людьми, которые там занимаются внешней политикой, с теми, кто действительно принимает решения. И сейчас уже, когда я в движении «Справедливость», с американскими политиками, уже с новой командой республиканцев-консерваторов, подчеркиваю, консерваторов, о чем до сих пор, видимо, не знает украинская власть, которые пришли к власти в США, во всяком случае в администрации и сам президент Трамп. И что важно для меня, Сергей, не только прежние связи, а вот сейчас, в январе 2017 года, я вместе с командой поехали в Вашингтон, в переходную администрацию. Президентские каналы Порошенко транслировали тогда, что только другой кандидат, потом, уже перед самой инаугурацией Трампа говорили, что все, уже завтра будет у него импичмент. А мы поехали к переходной администрации и публично, открыто, на слушаниях представили доказательства российской агрессии, представили видение и наши предложения, как мы предлагаем новой администрации продолжить поддержку Украины, которую искренне и серьезно оказывала предыдущая администрация, и третье план борьбы с коррупцией здесь, в украинской власти. Все три плана сработали, и сегодня посмотрите хотя бы на позицию администрации Трампа по поддержке Украины. Есть у кого-то сомнения? А я напоминаю всем, кто сейчас так пиарится вокруг спецпредставителя США по Украине господина Волкера: откройте, что вы мололи об американском президенте в январе 2017 года. Почему так пренебрежительно и так непрофессионально полгода было потеряно в украинском-американских отношениях? Поэтому мое убеждение и дальше осталось и во внешней политике, и имея связи в американской политике, в Конгрессе, в Сенате: продолжать отстаивать национальные интересы Украины. В каких вопросах? Говорю вам сегодня, Сергей, вопрос помощи Вооруженным силам Украины в вооружении, оснащении, в оборонных заказах и другой поддержке. Второе обязательно, опираясь на национальные интересы свои, добиваться, чтобы Украина и США стали лидерами антирусской коалиции противодействия российской агрессии на нашей территории. Вопрос это? Вопрос. И как сделал премьер-министр Японии? Дважды был у президента Трампа. Не селфи с ним делал, а дважды был. Решил что? Решил закупку оборонительных ракетных систем. Против кого? Против двух потенциальных агрессоров Северной Кореи и России. Современные ракеты Минитмент-3 американские, 5000 километров дальность. Этот вопрос безопасности?

Бесспорно. Но давайте вернемся к национальной безопасности Украины. Вы второй раз пришли в СБУ в досвольно трудное время. Это был февраль 2014-го: аннексия Крыма, затем захват части Луганской и Донецкой областей, штурм Луганского и Донецкого областного управления СБУ. Там было очень много оружия. Вот три года спустя вы уже понимаете, что эти события, возможно, развивались бы по-другому, если бы были приняты какие-то радикальные решения, или, скажем, приняты более жесткие меры, чем были приняты в феврале-апреле 2014-го?

Самое важное, что я всегда честно говорил и могу подтвердить сейчас: жесткие решения, которые можно и нужно было принять с 24 февраля 2014 года, не сомневаться, кто против нас, что это российская агрессия, а всем идти на передовую, на фронт. В том числе и в вопросах недопущения аннексии Крыма, и в вопросах недопущения оккупации и военной агрессии на Донбассе. Поднимите все мои публичные и непубличные решения и заявления только так я действовал. У меня лично сомнений не было. Единственное, чего не хватало в принципе не было Службы безопасности Украины в то время. Были те, кто целились в нас на Майдане Альфа. И так по всей стране, в областях. Были предатели, и в СБУ, и особенно на уровне руководства. Были люди, в том числе в СБУ, которые в принципе, ни при каких обстоятельствах не собирались защищать свою Родину. И только небольшая группа людей во главе со мной, которая пришла после Революции Достоинства. Вот мы сразу и пошли на передовую. Куда? Докладываю: в Славянск, под Краматорск. Я лично в Луганск. С кем? С небольшим количеством, могу сказать двадцать, максимум тридцать процентов офицеров, например, Альфы, которые остались верны присяге украинскому народу. И большая благодарность и уважение этим ребятам.

Сколько, хотя бы примерно, людей?

90-100. почему говорю количество точно, потому что были не в одном месте. И это на всю страну. Больше их просто не было. Был 101-й во главе. Я поехал. Чтобы никто не сомневался, что мы пойдем. Мы пойдем и штурмом выбьем и российских офицеров, и сепаратистов, и тот криминалитет, который, например, захватил управление в Луганске. Почему политическое руководство тогда не приняло решение это вопрос на всю жизнь для них. У меня другие вопросы и решений не было. Я не был и не есть «диванным» патриотом. Сидеть и смотреть может кто-то другой. Никого другого не было. Из казанов ел с этими ребятами кашу и готовились к ночным штурмам. Почему? Повторяюсь. Сколько было людей столько и пошло в бой. Впервые вжизни и первый боевой приказ стрелять на поражение и убивать спецназ ГРУ стоит напротив вас этот человек. И на всю жизнь я помню, кто погиб в первом этом бою первом в этой войне капитан Биличенко, из Полтавы, герой. Его жена вдова. Я с ней встречался, и дай Бог здоровья теперь его детям и ей. Почему я это говорю? Да потому что хватит уже врать, что никто не противодействовал. Противодействовали ребята-офицеры. Приказы я им отдавал, оружие мы им искали. Не было ни одного прицела ночного видения, ни одной снайперской винтовки. Вывезли Якименко, Янукович. Куда? Правильно, пока мы были на Майдане, в Симферополь, Донецк и так далее. Российский спецназ вошел, они его запустили в конце 2013 года. Ложь, что не было российских войск. Были! Теперь в этом все убедились, но делают вид, что так и должно быть.

Были в Киеве, или где?

Я уверен, что был и в Киеве, и в Луганске, и в Харькове, и по всей Украине, где успевали. Но есть и другое обстоятельство. Я утверждаю, что в марте 2014 года, особенно в начале марта, мы, небольшая группа людей, кстати, надо отдать должное и министр Аваков, и другие, так же с небольшим количеством офицеров МВД, мы защищали что? Киев, киевские аэропорты. От кого? И от российского десанта, который каждую ночь получал приказы: заводили двигатели транспортных самолетов и Путин прощупывал высаживать десант этой ночью, или следующей. Это действительно так, и это будет рассекречено все эти материалы и вся эта деятельность. И новый руководитель Альфы, с Майдана (который, кстати, получил тяжелое боевое ранение уже в начале апреля 2014-го), еще до ранения он чем занимался? Выполнял мои приказы. Брать два гранатомета, которые остались на базе Альфы, другое вооружение и перекрывать взлетно-посадочные полосы, чтобы не дать российскому десанта или иным вооруженным группировкам высадиться в Киеве. Или в Узине, или в Борисполе, или в Жулянах.

Эти данные, о том, что десантники могли сесть в Киеве или под Киевом, это были данные украинской разведки, так?

Не просто данные, а официальные сообщения, что вот, в пять утра война. Так весь март и весь апрель. Кем защищать? Ну это же подтвердят все, кто тогда вместе со мной были. Всю ночь не спали выяснилось туда. Не хватило сил под Славянском кто направил силы? Мы, боевой отряд, и я лично дал приказ. Выехал командир Альфы тяжелое боевое ранение. Что он делает? Он, истекая кровью, дальше руководит боем и уничтожает на тридцать процентов российского спецназа Гиркина-Стрелкова. Они своих убитых бросали, а ребята-альфовцы остались на позиции и ее отстояли. Никто не отступил. Но таких людей по всей стране, к сожалению для каждого из нас, было не более ста человек. Было бы сто тысяч, и хотя бы тысяча была бы другая ситуация, это точно.

Иными словами, за три года вашего отсутствия в Службе безопасности Украины в Украине произошли головоломные изменения. Потому что очень много, я так понимаю, было ФСБшников, которые сидели, в том числе и на Владимирской.

Могу и об этом вспомнить. За те три года, пока я был в парламенте, в оппозиции к Януковичу, в общественных организациях (я написал Януковичу заявление об отставке на следующий день после его инаугурации), даже я, даже специалисты в вопросах безопасности, не представляли, до какого предела, насколько глубоко и разрушительно была уничтожена система безопасности при Януковиче. ФСБшники работали непосредственно в подразделениях СБУ во время Революции Достоинства. Российские спецслужбы группами целыми заезжали в январе-феврале 2014-го непосредственно в Киев, жили на объектах СБУ Януковича-Якименко. Со снайперскими винтовками и другим оснащением. Силы безопасности и охраны порядка Украине были разрушены. И именно поэтому мы были такими слабыми, мы как Украина, когда полномасштабная агрессия началась с 20 февраля, с аннексии Крыма. Мы с вами на Майданах, а 24 тысячи российских войск, о размещении которых Янукович подписал соглашение, уже вышли на улицы Крыма. Вот в чем на самом деле трагедия Украины. Но причина того, что российскому агрессору сначала было легко, в том, что предатели в высшем политическом руководстве и руководстве тогдашних правоохранительных органов Украины полностью перешли на их сторону. И Янукович, и другие, утверждали и готовили Новороссию. И Янукович, и другие сделали все возможное, чтобы ФСБ полностью зашло в СБУ. И Янукович, и другие сделали все возможное, чтобы их мэры, их советы в Восточной и Южной Украине выступили не просто как коллаборационисты, а как полномасштабные участники оккупации нашей территории решениями, митингами, пропагандой, оружием. Незаконной деятельностью и так далее.

И никто из них не ответил.

А вот это уже второй вопрос. Спросите у меня. Достаточно было до 2015 года проведено арестов, изъятий документов, оружия, взрывчатки не на словах, а именно, вместе с агентурой и всем остальным, для того чтобы с 2015 года провести открытый народный суд, специальный суд над всем этим преступным режимом. Но провести не только в отношении Януковича по статье «государственная измена», а и над силовиками, мэрами, Компартией, Партией регионов и всеми остальными. И в открытом публичном суде осудить через украинский суд, через всю доказательную базу их деятельность, и вернуть украденное ими на то время.

Спасибо. 18 июня 2015 года вы были уволены с должности председателя СБУ. Вы помните последний разговор, который у вас был с президентом Порошенко, когда он сказал: все, Валентин, мы больше вместе не работаем, мы больше не имеем общих политических перспектив?

О политических перспективах не было разговоров в принципе. Я тогда не занимался политикой и никакие перспективы мне были неинтересны. Разговор, в том, что я имею право обнародовать, состоял из двух частей. Первая: вот доказательства коррупции и оффшоров, которые я вас прошу поручить тем, кто будет после меня вашему генпрокурору, кому угодно вернуть украденное в связи со сгоревшей нефтебазой под Киевом. Четыре оффшора, два из которых бывшего руководства Генеральной прокуратуры. Верните, пожалуйста, эти деньги. И я не просто так говорю, есть моя подпись под доказательной базой: я уже договорился и уже приехали специалисты ФБР США (это касается моих американских связей), которые готовы помочь в поиске денег из оффшоров и их возвращении в Украину. Это миллионы и миллионы долларов. Это первая часть разговора. И вторая часть заключалась в том, что я дальше работать на этом посту в любом случае не буду. Я готов обратиться в парламент, только пусть не раздают деньги. Сергей, когда я увидел, услышал, что миллионы долларов, должности на таможнях, должности в налоговых администрациях раздают только за то, чтобы пока я здесь держу Наливайченко, вы проголосуйте, чтобы его сняли с должности... Это не просто возмущение, это отвращение. И я вышел и публично обратился ко всем через телекамеру: голосуйте, я ухожу. Хватит. Коррупция во власти мне здесь не место. Я помог, чтобы хоть во время моего увольнения меньше было коррупции в парламенте.

А скажите, пожалуйста, вы с Петром Порошенко были на «ты»?

Никогда. Только на «вы».

А что он вам сказал, как вы попрощались?

Никак. На этом все и закончилось.

И после того раза вы не общались?

После этого нет. Потому что и тогда позиция моя не менялась, и после того как я ушел. Я продолжил и буду продолжать борьбу с коррупцией во власти, с оффшорниками во власти. Я не остановлюсь, пока наконец не будет снята неприкосновенность со всех народных депутатов, с президента и с судей. Вот треугольник этой коррупционной гидры, которая сжирает наше с вами государство, является настоящим внутренним агрессором, помогая внешнем агрессору уничтожать каждого украинца. В этом, по моему убеждению, и есть национальная угроза. Но в этом и мое действие. Я говорю и борюсь за те принципы и систему, которые кардинально отличаются от того, что сейчас и, по моему убеждению, не даст развиваться Украине и украинцам. Значит эту систему надо сломать и приводить новых, некоррумпированных людей на строительство другой системы: некоррумпированной, прозрачной, европейской.

Полтора года назад вы заявили об объединении усилий с «Батькивщиной» Юлии Тимошенко. А чем это объединение завершилось? Союза Наливайченко и Тимошенко сейчас не наблюдается. Юлия Тимошенко хочет быть президентом это для нее, пожалуй, один из последних шансов стать президентом Украины, в 2019 году. У вас, очевидно, также есть президентские амбиции. Вы остаетесь политическими партнерами, или все-таки нет союза между «Батькивщиной» и «Справедливостью»?

Есть четкое, без кулуарщины, партнерство. И мы о нем и тогда публично заявили, и сейчас оно продолжается. Политическое партнерство с «Батькивщиной» и с Юлией Владимировной Тимошенко. Сегодня, благодаря нашему разговору, я вспомнил, когда ее поступки помогли решить национальные вопросы в самых сложных условиях с РосУкрЭнерго, с российскими газовыми посредниками, российскими спецслужбами и т.д. в пользу Украины. Поэтому у меня никаких сомнений в этом партнерства не было и нет. Более того, я подтверждаю, что сейчас наше партнерство заключается в том, чтобы бороться с коррупцией, чтобы совместными действиями не допускать произвола и политического преследования, как сейчас, например, идет против гражданина Саакашвили с незаконным лишением его гражданства. И на этом примере ми отвоевываем последнее, что еще не приватизировали эти коррупционеры во власти хотя бы институт гражданства, хотя бы украинский паспорт не трогайте. Вот в чем наша конкретное действие здесь и сегодня. Я вам скажу, и Юлия Владимировна подтвердит: никогда не было речи о том, что это или другое кресло поделим, и нам это не интересно.

У нас буквально несколько минут осталось до конца. Спрошу вас о Дмитрии Яроше. Когда вы были народным депутатом от УДАРа, он был вашим помощником. А как долго Ярош в системе СБУ. То есть, он когда-нибудь был в этой системе, или это миф?

Дмитрий и его побратимы всегда были патриотами. И никакого отношения к СБУ они и тогда не имели. Вы правильно сказали, что он был моим помощником. Я был из тех депутатов, которые чем могли поддерживали оппозицию, патриотов. Не только Дмитрий имел статус моего помощника для того, чтобы его не преследовали тогда Янукович и его спецслужбы. Но и Дмитрий, и его побратимы, и «Тризуб», и «Правый сектор» и в то время, и сейчас остаются патриотическими украинскими организациями.

 

Новые досье

Корчинский: Ющенко - это худшее, что могло произойти с Украиной

Корчинский: Медведчука надо было или посадить, или застрелить

Наливайченко: Я был в списке тех, кого Янукович и коммунисты пытались засадить за решетку - после Тимошенко и Луценко

Наливайченко: В Институте разведки мене звали Налимов

Омелян: Рано говорить о моем безумии, хотя суд сказал четко, что Дубневичи - не коррупционеры

Омелян: Мне постоянно угрожают, но я должен идти на риск

Ахметов Ринат. 10 фактов из жизни

Грымчак Юрий. 10 фактов из жизни

Ноздровская Ирина. 10 фактов о погибшей правозащитнице

Чорновил: На скамью подсудимых с Януковичем не готов сесть. Не за что