Персоналии

24 Марта 2018
Чумак: На выборах-2019 оппозиция выдвинет единого кандидата в президенты
Виктор Чумак в программе "Вердикт" Сергея Руденко

В украинской политике не так много настоящих генералов, принципиальных и честных. А тем более, таких генералов, которые могут бросить вызов системе и возглавить свое политическое движение. Этот генерал - Виктор Чумак.

10 фактов из жизни Виктора Чумака

1. 59 лет. Родился в Хмельницком, где окончил Хмельницкое высшее артиллерийское командное училище.
2. 11 лет служил на командных должностях в вооруженных силах Советского Союза. С 1992 по 2004 годы работал на руководящих должностях в Государственной пограничной службе Украины.
3. Второе высшее образование - юридическое - получил в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко.
4. Был директором департамента анализа и безопасности Международного центра перспективных исследований. С 2010 по 2012 год - директор Украинского института публичной политики.
5. В декабре 2012 года при поддержке партии Виталия Кличко УДАР избран народным депутатом Украины в столичном округе №214. Повторно получил депутатский мандат в том же округе на досрочных парламентских выборах 2014 года.
6. В предыдущем составе парламента возглавлял Комитет по борьбе с организованной коррупцией. В нынешней Верховной Раде входил в состав блока БПП Петра Порошенко, но оставил фракцию.
7. В марте 2015 года был кандидатом на должность директора Антикоррупционного бюро.
8. В 2017 году избран лидером общественного союза Гражданское движение «Волна».
9. Генерал-майор юстиции запаса. Кандидат юридических наук, доцент. Защитил диссертацию на тему: «Законодательное регулирование основ дисциплинарных условий военнослужащих. Научно-теоретический и прикладной аспекты».
10. Женат, отец двоих детей.



Итак, господин Виктор, все ли правильно в этой десятке?
Так, совершенно правильно все.

Только единственное уточнение: парламентский Комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией, потому что коррупция и так организована.
Спасибо! Начинаем нашу программу с блиц-опроса: очень короткие вопросы - очень короткие ответы. У Вас будет 40 секунд на ответ на каждый вопрос.
Вам когда-то было стыдно за свои политические поступки?
Наверное, да.

За какие именно?
Наверное, это было голосование, то, тайное, в Верховной Раде. И тогда я чувствовал какие-то плохие ощущения, что мы голосовали тогда тайно. Не за само голосование, а за ту форму, как мы голосовали.

Сколько стоил Виктор Чумак в 2012 году?
Вы имеете в виду во сколько обошлась парламентская кампания?

Во сколько обошлась парламентская кампания и сколько Вы стоили как проект?
Да нет, там были просто-напросто какие-то смешные деньги. Я Вам честно скажу, в то время 320 плюс 160, скорее – 480 тысяч гривен.

То есть 50-60 тысяч долларов?
Примерно так.

Сколько стоит Виктор Чумак 2018 политически?
Я не знаю. Наверное, уже бесценный (смеется).

Следующие выборы покажут.
Покажут.

Вам когда-то предлагали взятки? Вы были в пограничной службе, очевидно, без взяток там не было бы жизни.
У меня не было взятнических должностей, понимаете? Ситуация такова, что все зависит от должностей. Моя должность сначала - начальника кафедры в академии, а затем должность начальника юридического управления. И все, что я мог делать, это или согласовывать или не согласовывать документы прямому непосредственному начальнику. Это главе Государственной пограничной службы. Он взятки не предлагал.

Вам приходилось когда-то самому давать взятки?
Нет.

Кроме бытовых, очевидно. Нарушение правил дорожного движения ...
Нет, ни разу не давал.

Сантехникам...
Ну сантехникам - как плата. Платил, не то чтобы только платил, а дал 50 гривен где-то в 90-х годах медсестре за положенный гипс.

Вам когда-то угрожали в жизни олигархи?
Нет пока, слава Богу.

А Вы верите в то, что Украина может лишиться олигархов?
А нет выбора просто.

А с кем из украинских олигархов Вы лично знакомы?
Ни одного не знаю.

Кроме Петра Алексеевича.
Ни одного не знаю, кроме президента, да.

Вы мечтаете стать президентом Украины?
Нет, это не мечта. Это просто-напросто осознанность необходимости изменений в стране. Для того, чтобы иметь определенные инструменты, чтобы менять страну.

Ну но Вы себя связываете с президентской мечтой?
При определенных обстоятельствах да, мечтаю.

А какие это обстоятельства?
Эти обстоятельства должны совпасть. Это должно быть так, что на выборах президента должен быть только один демократический кандидат, кандидат от демократических сил. Если таким кандидатом буду я, то вполне возможно, что такие варианты возможны.

Кем Вы себя хотели видеть через 10 лет?
Наверное, пенсионером (смеется).

Вы достаточно активны в своем возрасте сейчас, поэтому это странное пожелание, учитывая то, что вы хотите стать президентом. Это две каденции впереди.
О! Я думаю, что надо сделать за 5 лет то, что говорят за 10. А потом спокойно дать дорогу молодым и пусть они строят что-то новое. Потому что молодежь гораздо креативнее, чем мы сегодня. Поэтому лучше им давать дорогу. И не лезть на две каденции, три каденции, пока ноги носят.

Спасибо за блиц-опрос. Переходим к основной части и программы - основные вопросы, которые относятся к жизни, политической и военной карьеры.
Вы - кадровый военный. 11 лет Вы прослужили в Советской армии, 12 лет - в Пограничной службе Украины. В жизни Вы себя кем больше чувствуете - артиллеристом или пограничником?
Интересный вопрос: и там, и там. И с пограничной службой, и с артиллерийской службой меня связывают очень много воспоминаний и очень много людей. Потому что те люди, с которыми я учился, с которыми я служил в артиллерии, мы до сих пор собираемся, мы до сих пор встречаемся, до сих пор друзья. Те люди, с которыми я работал уже в пограничной службе - мои друзья сегодняшние, они реальные мои друзья на разных должностях или служат, или уволились, и это также мои друзья. Поэтому я в принципе чувствую себя и там, и там поровну. И там, и там у меня была нормальная служба. Я просто выкладывался и там, и там на полную и поэтому мне кажется, что и там, и там меня помнят, как нормального офицера.

А в политике Вы - артиллерист или пограничник?
В политике надо быть артиллеристом, надо точно и четко видеть, куда ты и кладешь, который снаряд.

Вы уже упомянули свою службу в Советской армии. Ваша официальная биография, и биография в открытых источниках, не имеет каких детальных сведений о Вашей службе артиллеристом. Где Вы служили? Расскажите, пожалуйста.
Но это все просто! После выпуска из училища, а я закончил училище с красным дипломом и тогда был такой выбор: либо ехать на Дальний Восток Советского Союза, там возможен был быстрый карьерный рост. Или ехать на Запад, там не было карьерного роста, но там были определенные материальные выгоды, скажем так. То есть если ехать куда-то - в Чехословакию, Германию, Венгрию и т.д., я выбрал Восток. Поехал и служил первые 3 года на Камчатке. После этого я служил в Белорусии 7 лет. И как раз быстрый карьерный рост был связан с Белоруссией. Я был самым молодым командиром дивизиона капитаном и практически командиром дивизиона. А потом меня начала интересовать политика. Политика завела меня в Туркменистан, потому что я выступил на одном партийном собрании против существующей партийной системы.

Вас сослали в Туркменистан?
Мне сказали: ты служишь долго в Белоруссии, езжай в Туркменистан. Я поехал на Кушку. Там и прослужил практически 2 года, с 1990 по 1992 год. В 1992 году я вернулся в Украину, опять же в артиллерию, в Хмельницкое артиллерийское командное училище, но уже как юрист. Потому что артиллеристов было много, а юристов мало. Я как раз перешел на четвертый курс университета. Буквально в 1992 году я приехал в училище, где-то примерно в сентябре начал там служить, а уже с ноября училище стало пограничным институтом.

Переименовали артиллерийское училище в пограничное?
Просто его передали пограничникам вместе с людьми. Кто смог там найти себя, тот остался.

Надо нашим телезрителям сказать, что Кушка - это город или точка, которую Вы упомянули, это была крайняя точка Советского Союза, южная.
Прямо с моего балкона было видно уже афганскую территорию.

В 2001 году командующим пограничных войск Украины стал тогдашний брат главы администрации президента Украины Владимира Литвина Николай Литвин. По Вашему
мнению, он был достойным руководителем пограничной службы? Вы же были рядом с ним.
Нет, я в Киев приехал в 2000 году и приехал вместе с командующим, которого звали Борис Николаевич Алексеенко. Это пограничник, я бы сказал, один из мастодонтов пограничной науки и пограничной службы. Именно он пригласил меня туда прийти, чтобы организовать юридическую службу уже в Киеве. А потом юридическое управление. Касательно Литвина, несомненно, он пришел с Внутренних войск, но он очень быстро учился. Он был осторожен, наверное, как все Литвины, не брал достаточно активной позиции по отношению к политикам. Есть брат в политике, который в принципе, наверное, отвечает в семье за политику. Но в его присутствии в пограничной службе достаточно серьезно вырос бюджет пограничной службы. Это тоже благодаря тому, что была возможность всегда влиять на это. Поэтому, с одной стороны - да, без сомнения, были и положительные стороны, а с другой - и негативы.

Это в 2014 году или в то время?
Тогда, потому что в принципе проблемы пограничной службы никуда не делись. Они как были, так и есть. Пограничная служба была наименее коррупционная, но все-таки корупционным ведомством в Украине.

Вы 24 года отдали военной службе. Это была детская мечта? Не жалеете?
24 года - это только офицерских. На самом деле 28 лет, а с учетом того, что я служил в местах, где год считается за полтора и за два. Значит выслуга у меня 32 года. Это не была мечта детская, скорее, так получилось. Я остался один, полусиротой. С мамой. Папа умер, когда мне было 15 лет. Мама очень просила поступать в Хмельницкое училище, я мечтал стать психологом. Мама говорила - куда психолог? Какой Санкт-Петербург, тогда Ленинград? Давай училище, здесь рядом, полное обеспечение, кто тебя кормить будет? Так и получилось, я поступил, учился хорошо, окончил училище с красным дипломом. У меня так: если что-то берешься делать - то до конца.

Как часто Вам в пограничной службе приходилось сталкиваться с коррупцией?
По своей должности сталкиваться с коррупцией я мог только в случае выявления коррупционных правонарушений в пограничников. А их тогда тоже брали. Принимала так называемая военная контрразведка. В случае проведения расследования, потому что они приходили в юридическое управление, которое их утверждало. Поэтому я видел эти примеры коррупции, но вопрос не в том, что коррупция на уровне исполнителей. Коррупция гораздо страшнее, когда она существует на уровне руководства, когда тендеры, прочее. Здесь было меньше возможностей как-то манипулировать или мне влиять. Потому что я мог только утверждать документы, которые приходили только после утверждения определенных тендерных процедур.

После пограничной службы Вы несколько лет работали в общественном секторе. Это уже было после отставки, я так понимаю. Для чего генерал-майору Чумаку нужен был общественный сектор?
Вопрос заключался в том, что тогда в 2004 году, это был второй срок на посту премьер-министра Януковича. Тогда сокращались все евроинтеграционные программы во всех ведомствах Украины. Просто-напросто сказали, что евроинтеграция - не тот направление, куда будет двигаться Украина. А как раз одна из частей ответственности управления - это за евроинтеграцию, международное сотрудничество и тому подобное. Честно говоря, мне казалось, что страна движется не туда. Просто так на это созерцать было как-то нечестно. Поэтому я уволился. Уволился также непросто, потому что Литвин не отпускал меня. Учитывая, что я профессионально выполнял свои обязанности начальника управления. Но я уволился. Но когда ты увольняешься и идешь работать в какой-то бизнес, на что ты влияешь? Ни на что не влияешь. Идешь там зарабатываешь деньги. Поэтому было интересное предложение из Международного центра перспективных исследований от Веры Нанивской, если кто-то знает и помнит - очень умная женщина, ученый, руководитель. И она мне предложила как раз пойти в этот аналитический центр. Это был один из крупнейших и лучших в настоящее время.

Надо сказать, что этот центр когда-то работал с Виктором Ющенко как с президентом, с премьер-министрами всеми работал.
Да. Там все премьер-министры прошли школу публичной политики. В Международном центе перспективных исследований был курс публичной политики. Я, кстати, сам там участвовал и в написании и разработке определенных материалов. Он дал мне огромный опыт, новый взгляд. Зная, будучи оптимистом, что формальное право, которое существует в стране, должно было выполняться априори. А когда я начал общаться с политиками, я начал понимать, что формальное право и реальная политика - совершенно разные вещи, абсолютно между собой иногда не сталкиваются. Именно там я начал видеть, что принятие законов, наличие их или отсутствие абсолютно не влияет на то, куда движется страна. Можно иметь прекрасные законы, а если их никто не выполняет, то ничего не дает. И я поработал с начала 2005 года и до 2010 года в МЦПИ, некоторое время там даже был директором. А потом мы с группой людей с МЦПИ мы создали собственный Украинский институт публичной политики и такую ​​взяли себе достаточно небольшую специализацию - внедрение процедуры стандартов публичной политики в реализацию реальных политических программ и действий. И так это и привело меня к политике.

И Вы шаг сделали в политику, потому что в 2012 году Вы победили в 214 избирательном округе Киева. Вы победили Олеся Довгого, который в свое время был секретарем Киевсовета. Как удалось генерал-майору победить человека, который засевала округ гречкой и деньгами?
Там не только гречка и деньги. Там были и продуктовые пакеты, были и деньги, был тонометры, построилось там, по-моему, более 80 детских площадок.
Но идеи Чумака победили продуктовые пакеты.
Множество концертов, встреч с доктором Комаровским. А я ходил по округу, в принципе стер кроссовки, которые тогда купил, и проводил дворовые встречи. Их было примерно под 300. Люди как раз искали альтернативу. Люди понимали, кто такой Довгий, кого он будет представлять. Даже если он едет не от Партии регионов. Он все равно будет частью Партии регионов. Что Довгий - та же коррумпированная власть. Как победить? Очень просто? Не идти стараться победить его методами. Если с ним соревноваться гречкой или артистами, я бы никогда не стал бы ничем. Просто я искал своего избирателя, шел к нему, с ним разговаривал. Я ему говорил, что я никогда не буду красить подъезды, вставлять окна, ремонтировать крыши, а сказал, что буду контролировать, как будет это делать исполнительная местная власть. Что буду помогать продвигать это возможно финансированием, с точки зрения лоббирования этих интересов на уровне законодательства. Но я не могу собой подменять ту местную власть, которая там работает. Вроде с людьми мы нашли свой общественный договор - с той частью округа, которая меня выбирала. Я понимаю, что это не все. Что кому-то не нравится. Второй раз была совсем другая картина уже.

Довгий был в шоке?
Я не был рядом тогда и не видел, но рассказывали, что был шок.
Но я помню, как пытались там избирательные участки штурмовать люди, блокировать, чтобы сделать правильный подсчет голосов. Тогда журналисты приезжали на избирательные участки и защищали Ваше право быть избранным.
Я очень благодарен журналистам, очень благодарен представителям УДАРА, а потом приезжал и Кличко, и Пинзеник, и Наливайченко, и Продан - все были тогда в округе, на заседании ТРК. Мы трое суток практически не давали выйти членам комиссии из зала, чтобы перечислили все бюллетени. Я очень благодарен людям, которые все это терпели, понимали, ждали. Потому трое суток ждать, пока заносят каждый избирательный участок. Считают эти бюллетени - очень трудно. Через трое суток я вернулся домой и упал.

Вы упомянули о Виталии Кличко. Вы были членом команды Виталия Кличко? Вы вообще командный человек?
Да. Но здесь ситуация такова, что это достаточно случайно. Я не был ни членом УДАРа, ни членом партии.

Ни приближенным к Виталию Кличко?
Нет. Хотя с Виталием Кличко я знаком с 2006 года. Он как раз был одним из членов наблюдательного совета в МЦПИ. Более того, в 2010-11-12 году мы уже в Украинском институте публичной политики несколько раз встречались с ним по консультированию по поводу выборов. Все, это мои отношения с Кличко. Несколько выступлений в закрытом кругу, как надо проводить выборы. Для меня было неожиданно, когда Кличко за 3-4 суток до съезда, когда должны были выдвигаться кандидаты, предложил мне пойти по 214 округу.

Вы не спрашивали, откуда у него это желание было?
Я знал. Мне спрашивать не нужно было. Я знал, что в принципе там не очень было много желающих идти по этому округу. Ибо все знали - там же Довгий, зачем идти туда? Там пресса же писала, что Кличко явно слив округ Довгому, поставил никому не известного человека, прочее. Я понимал, что там была кадровая проблема, никого туда было поставить. Это он мне позвонил примерно в 22 часов вечера за 3 дня до съезда, я перезвонил своей команде. Моя команда - это был мой институт. Все на волонтерских началах. Мы тогда, кто помнит, кто был там, мы на Ленинградской площади нанимали складское помещение, там был штаб - 5 человек и Чумак. На заднем плане был склад столов, мебели, парт. Это у нас был такой крутой штаб избирательной кампании. Я перезвонил команде и рассказал о ситуации. Они говорят: мы же ничего не теряем, мы можем проверить все свои наработки абсолютно спокойно, как можно работать в условиях, когда тебя прессуют публично, медийно, не дают говорить, когда тебя не знают. Давайте попробовать, мы ничего не теряем. Деньги собирали достаточно интересно, у нас был фонд «Райзинг», люди тоже помогали деньгами. Часть денег дал УДАР. И вот такая получилась интересная кампания.

Как ни странно, при Викторе Януковиче Вам в парламенте удалось создать тот базис, который затем был принят в 2014 году. Но в 2014 году были еще досрочные парламентские выборы. Вы снова пошли по тому же округу, 214, в Киеве, но уже при поддержке фракции БПП Петра Порошенко. Однако Ваше пребывание в этой фракции было недолгим. 4 февраля 2016 Вы покинули фракцию. Почему?
Я, когда шли выборы, я не проводил вторую избирательную кампанию вообще. Я рассказывал, что 14 октября мы приняли этот законопроект, а выборы были 26 октября. И мы готовили этот законопроект. Я считаю, что это было самым большим моим профессиональным достижением в жизни - подготовка, продвижение этих законопроектов, возглавление рабочей группы. Хотя там авторами официальными являются одной Кабинет министров, другой - президент, они, честно говоря, очень мало об этом знали. Потому что там работали люди из Администрации и из Кабинета министров с нами, но в основном там работала группа экспертов по негосударственному сектору и два-три депутата. Все. Поэтому я не вел практически никакой избирательной кампании. Кто идет в списках БПП, кто идет в списках «Народного фронта», кто идет в списках «Батькивщины», я совершенно не знал, хотите верьте, хотите - нет. Потому что, во-первых, это 2014 год, несколько месяцев после Революции Достоинства.У нас всех хорошее приподнятое настроение, все считаем, что придут нормальные люди не могут после революции прийти плохие люди априори. Кто там формирует эту команду, я не знаю. Мне перезвонил Кличко: приезжай, поговорим на счет выборов. Я захожу в мэрию - он уже стал мэром - он сидит с Луценко. Говорю: «Вы хотите мне предложить место в первой пятерке?». Они: Нет. Говорю: Может, в десятке? - Нет - Может, в двадцатке? - Нет!. Я говорю: Что вы хотите предложить? Говорят: предлагаем идти по своему округу. Говорю: Хорошо, только поможете финансово. - Хорошо

Так мы договорились. А когда я пришел, сначала легкое недоразумение, затем - легкий шок. Затем – легкое обалдение. Потому что мы, в принципе, пришли, мы хотели абсолютно менять систему. И главное, что было принять, - это система государственного самоуправления, это - систему принятия решений. Обо всем этом говорилось на Майдане: избирательные правила меняем, импичмент президенту обязательно должен быть, запустить Антикоррупционное бюро честно и прозрачно. А здесь все абсолютно не так. Какая честность? Какая прозрачность? Люди просто-напросто меняют старые кадры на потоках и говорят: извините, а я не могу понять, что? Последнюю точку поставил конкурс, который проходил в НАПК. Он абсолютно был управляем, я видел, что абсолютно все управляется из одной стороны. Я однажды сказал, второй раз сказал. Я выступал, кстати, очень резко на заседаниях фракции, когда туда приезжал президент. Очень резко выступал с тем, что спрашивал президента, когда мы увидим какие-то реальные приговоры в отношении тех, кто сейчас схвачен на взятках. А такие случаи были тогда: бриллиантовые прокуроры, затем один из депутатов Киевского городского совета. Прямо на взятке пойманы - и ничего не продвигается. Я все стал спрашивать, несомненно, у нас отношения стали не те. А потом была создана антикоррупционная платформа в БПП, там 17 депутатов. Сказали - мы будем как-то продвигать это. Другие обиделись: если вы Антикоррупционная платформа, то мы - коррупционная платформа? Говорим - значит, так, если вы не выступаете против того, что видите. В конце концов, когда меня назначили членом НАПК с грубым нарушением, не созданы НАПК, а у меня уже попытка провести постановление о лишении депутатских полномочий. Еще НАПК нет, идти некуда ...

А Вы в НАПК по квоте президента шли?
Нет, там же не было квоты. Там же был конкурс открыт. Но там, наверное, я профессионально немного выигрывал у госпожи Корчак и господина Скопича. Так мягко будем говорить. Поэтому выбросить меня просто не могли, хотя 3 раза проводили специальную проверку. Перечисляли все мое имущество, начиная с 2000 года. 4 или 3 раза была чернушная кампания. О том, откуда в Чумака земельный участок, дом? Как он это построил, когда был в должности? Хотя я все это до того, как пришел в депутаты и после того, как ушел со службы, заработал. Когда работал на государственном секторе. И это меня все-таки добивает, и я пишу тогда заявление о выходе. Вообще это не подвиг. Я остался без рук в парламенте. Потому что единственным органом, который дает возможность влиять в парламенте на принятии решений, является депутатская фракция или группа, если она большая. То есть если ты участвуешь в принятии решений на уровне фракции или группы, тогда ты влияешь. А мажоритарный депутат никуда не входит, даже голоса не имеет, не имеет права выступать при рассмотрении законопроектов. Так построен наш регламент. Поэтому я потерял очень много: выступать с трибуны, влиять на принятие решений.

Но Вы получили репутацию, это гораздо важнее, чем любые другие права. Но Вы упомянули о НАПК, я вспомнил о конкурсе на голову или директора Национального антикоррупционного бюро НАБУ. Вы проиграли Артему Сытнику. Почему Вы проиграли?
Я проиграл не напрямую Сытнику. Там нас на последнем этапе было четверо. Перед тем как нас осталось четверо, я набрал наибольшее количество голосов, баллов, поддержки. Затем, на 5 канале, мне задали такой вопрос: «А если президент совершит преступление, вы возбудите против него дело?». Говорю: «Знаете, я сейчас не могу это сделать, но не может сделать никто, даже директор НАПК, потому что есть специальная процедура импичмента. А если такая процедура импичмента будет применена, или после окончания полномочий президента - почему нет? Конечно, да. Потому что если там будут вопросы такие». Наверное, я перепугал этим Петра Алексеевича, и было категорическое нежелание, чтобы я стал. Потому что до этого момента конкурс шел более или менее объективно.

Значит ли это, что Артем Сытник не так пугал Петра Порошенко, как Виктор Чумак?
Да, я думаю, что да. Мне это прямо сказал один из членов избирательной комиссии. Ничего страшного, - говорит, он еще молодой, с ним еще можно разговаривать.

Как Вам часто приходится сталкиваться с фактами коррупционных деяний в высших эшелонах власти? Или все, о чем Вы знаете, Вы говорите публично?
Почти обо всем. 90 или 95 процентов. Потому что 5 процентов остается на то, что надо перепроверить. Но тут же ситуация какая? Мы можем сделать только публичным огласку того, что мы видим. Мы же не можем давать оценку: там преступление или там нет преступления? Этот человек - преступник, или он не преступник? Мы можем просто сказать публично, что у нас есть материалы, которые имеют признаки какого-то коррупционного нарушения. Берем эти материалы и передаем в правоохранительные органы. У нас нет другого инструмента для реальной борьбы, криминальными путями. Поэтому в принципе, я абсолютно обо всем, что мне становится известно, я публично это озвучиваю. И обращаюсь или к Луценко, или к Сытнику, или к другим людям, чтобы они дали соответствующую оценку.

То есть у вас нет чемодана с компроматом, такого, как думали, что у Евгения Марчука на выборах 1999 года, что он сейчас начнет этот чемодан показывать и выиграет выборы?
Сейчас в мире, когда работает анализ огромных массивов информации, иметь какой-то чемодан с компроматом - это смешно. Ничего сейчас нельзя скрыть. Смотрите, президент законспирировался, полетел на Мальдивы. И что? Спрятался?

Говорят, что от американской разведки пока никто не прятался в нашем государстве.
Не спрятался. Луценко улетел на Сейшелы. Спрятался? Не спрятался. И точно не скроется и сейчас, потому что на все, что делается, я всегда даю письменное обращение. У меня нет огромной веры о том, что эти люди могут расследовать преступления, которые совершают люди, к ним приближенные. Но я обязательно пишу об этом документ и знаю, что рукописи не горят. Они остаются в винчестерах, папках, везде и потом эти следы можно будет получить и спросить: а почему это не было расследования? А почему это было сделано таким образом?

Последний год Вы возглавляете движение «Волна» и последний год очень активно общались с президентом-изгоем теперь уже Саакашвили. То есть Вы освобождали в декабре 2017 Саакашвили, когда его задержала СБУ.
Я не освобождал.

Но Вы были там, по крайней мере один из немногих.
Да.

Почему Вы выбрали оппозиционера Саакашвили в переговорах и вообще в общении, а не оппозиционера Тимошенко или оппозиционера Тягнибока?
Вы здесь немного не правы. Потому что в общении я выбираю не только Саакашвили. Саакашвили всего-навсего фигура, которая всегда вызывает информационные поводы. И так как он на слуху. Но если говорить о коммуникации, то есть и постоянные в коммуникации с оппозиционерами. С такими оппозиционерами, как Гриценко, Садовый, «ДемАльянс», «Самопомощь» и другие. То есть мы постоянно - в коммуникации, это абсолютно точно. То, что Саакашвили в настоящее время просто стал таким ньюсмейкером оппозиционного движения всего. Потому что над Саакашвили не висела должность, возможность баллотироваться - не баллотироваться. Человек обиделся, что его реально использовали, как ширму, и выбросили, и он начал говорить все то, что мы говорили, все то, что мы говорили на протяжении последних 2 лет. Но это вызвало взрыв бомбы, потому что это сказал Саакашвили, бывший президент и бывший друг Петра Порошенко. А мы об этом говорим 4 года подряд последних. Мы говорим об олигархах. Об этой системе. Мы говорим о Кононенко, о Грановском, об этих схемах. Журналисты на это не обращают внимания. Но взрыв Саакашвили дал возможность выплеснуть все это вверх. Все.

Я замечу, что Вы, отвечая на мой вопрос, не повторили фамилии Тимошенко и Тягнибока. Потому что я спросил, почему оппозиционер Саакашвили? Вы перечислили очень многих украинских оппозиционеров, но не дали ответа на это.
Я очень просто скажу. Там ни Тимошенко, ни Тягнибок идеологически не близки к моей позиции. И здесь ничего в этом страшного нет. Это, в принципе, - разность идеологических взглядов, ни больше, ни меньше.

Это правда, что Вы с Саакашвили обсуждали вопрос возможной Вашей поддержки на президентских выборах?
Скорее, не так. Мы обсуждали вопрос о том, что на президентских выборах должна остаться одна кандидатура, которую должны поддерживать все.

Вы знаете, кто это?
Я думаю, что мы сделаем нормальный праймериз, что даст нам показатель реальный, ближе к выборам. Что даст нам знания, кто это должен быть, и мы того поддержим.

Вы, я так понимаю, все-таки будете баллотироваться на президентских выборах 2019 года. Очевидно, у Вас будет образ сильной руки, по крайней мере те бигборды, которые я сейчас вижу, где Вы - в камуфляже, свидетельствуют о том, Вы - генерал-майор юстиции, Вы настоящий генерал. Считаете ли Вы своим конкурентом в этой ситуации еще одного настоящего военного - Анатолия Гриценко? Потому что образ сильной руки на прошлых президентских выборах эксплуатировал именно Анатолий Гриценко.
До первого тура выборов мы, скорее всего, будем с Анатолием Степановичем конкурировать. Но я совершенно точно могу Вам сказать, что на первом туре выборов кто-то из нас останется один. Это точно.

На первом, или на втором?
На первом. Это важно: на первом туре должен остаться один.

То есть кто-то из вас уйдет?
Кто-то из нас уйдет.

Дождемся решения. Потому что я так понимаю, что это решение должно быть по крайней мере вас обоих.
Я не думаю, что это по крайней мере нас обоих. Я думаю, что там должны быть все те люди, которые считают себя представителями демократической оппозиции.

Расскажите о своей семье. Потому что известно, что Вы женат, что у Вас есть дети и уже внуки. Чем занимаются дети?
Обычные, хорошие дети, которых я очень люблю. Дочь старшая, ей 35 лет, она юрист в компании. А сын - ему 28 лет, он имеет два образования: политическое и юридическое, и тоже работает в сфере политического консалтинга.

То есть дети пошли Вашим путем. У Вас еще, если внуки станут артиллеристами и пограничниками, то семья Чумаков будет именно такая.
Да. Но они не мажоры у меня, поэтому я так спокойно к этому отношусь, нормально. Никто не ездит на дорогих автомобилях ...

Наконец. Какова идеальная Украина в понимании Виктора Чумака?
Идеальная Украина - это та, в которой каждый человек, или каждая группа интересов, которая есть в стране, могут совершенно четко понимать, что их интересы, их надежды, желания будут всегда учтены в общем общественном интересе. Из этого складывается все наш общественное благосостояние. То есть каждый человек должен четко понимать: он не один в стране, его поддерживает страна, а он поддерживает страну.

Новые досье

Горбулин: "Нападение на Украине приведет к новой мировой войне"

Пинзеник: Я никогда не играл с Леонидом Кучмой в преферанс

Пинзеник: "Пинзеник" по-венгерски означает "деньги". Я сам по себе деньги

Декларация Олега Ляшко: 20 млн грн дохода и $ 484 тыс наличными

Выборы-2019. Досье на кандидатов в президенты Украины, рейтинг, онлайн

Москаль: У меня контракт с президентом Украины

Чумак: На выборах-2019 оппозиция выдвинет единого кандидата в президенты

Гра в монополію: як любі друзі Порошенка беруть під контроль ринок лотерей

Бахматюк Олег. ДОСЬЕ

AVANGARDCO IPL