Интервью

23 Января 2018
Омелян: Рано говорить о моем безумии, хотя суд сказал четко, что Дубневичи - не коррупционеры
Министр инфраструктуры - в программе "Досье" Сергея Руденко

Продолжение разговора. Начало: Омелян: Мне постоянно угрожают, но я должен идти на риск

В марте 2017 года в интервью интернет-изданию «Главком» Вы заявили, что если бы не поддержка «Народного фронта» и лично Арсения Яценюка, Вас бы давно уже смешали с бетоном. Цитирую: «Думаю, что, если бы у меня не было этой поддержки, меня бы уже где-то с бетоном мешали бы в каком-то отдаленном районе Киева». «Главком», 9 марта 2017 года.

Когда Вы говорите о бетоне, то это образно, или кто-то все-таки из олигархов, с которыми Вы общались даже издалека, обещали Вас закатать в бетон?

Я думаю, что все-таки это можно в переносном значении сказать, что речь шла о экспериментальных переносных бетонных дорогах, которые мы сейчас пропагандируем и надеемся наконец-то со следующего года начать строить в Украине. Человеческий материал прочный, даже с бетоном может конкурировать. Если говорить откровенно, то угрозы есть постоянные. Я не хочу бравировать этим, но это сознательный риск. Люди идут на сознательный риск, уходя на фронт, люди идут на сознательный риск, работая в ужасных условиях. На той же железной дороги, посмотрите, как ездят машинисты в локомотивах. Поэтому я считаю, что будет безответственно, если я для себя сделаю комфортное окружение, буду считать, что, давая хорошие презентации, я осуществляю реформу. Да, я должен идти на риск.

В конфликте с Бальчуном победу одержали Вы. «Укрзализныця» как была, так и есть подчинена напрямую Кабинету Министров. Решение не отменено, правильно?

У нас есть четкое решение суда, причем первой и апелляционной инстанции, что Кабмин не имел права этого делать, и решение Кабмина должно быть отменено. Я благодарен суду за то, что он в этой ситуации стал на мою сторону. Я все-таки считаю, что это было бы поспешным ходом. В итоге, когда сформирован наблюдательный совет, когда компания полностью перешла на корпоративное управление и действительно является прозрачной и эффективной, уже не важно, какое министерство занимается наблюдательной функцией. Или это Министерство инфраструктуры, или Министерство информационной политики. Но на этом этапе, когда «Укрзализныця» фактически балансирует между гибелью и хронической болезнью, я думаю, что такие вещи как минимум необдуманные.

По Вашим оценкам, сколько времени должно пройти, чтобы «Укрзализныця» была современной европейской компанией, где потребители-пассажиры получали бы те необходимые все услуги, за которые они платят, а те, кто занимается грузоперевозками, не выкупали бы вагоны у одного олигарха или другого для того, чтобы перевезти товар с востока на запад?

Эта реформа, которую мы сейчас всячески, с болью продвигаем, должна была состояться еще 10 лет назад. Ее искусственно, я убежден, останавливают, не дают проголосовать в парламенте и имплементировать в жизнь. Потому что эта реформа предусматривает абсолютно нормальную кампанию качественного западного образца. Это не выгодно никому. Тем людям, которые традиционно живут и за счет ресурса Украины, и за счет «Укрзализныци». Этим людям, которые традиционно рассказывают, что мы там от того-то, и собирают коррупционный налог с любых видов товаров, или услуг, или сервисов, которые предоставляет «Укрзализныця». С реформами мы очень опоздали. Но я все равно убежден, что упорная работа в течение 3 лет может дать системный результат. Качественное улучшение в пассажирском сервисе и в грузовых перевозках возможно обеспечить в течение года, если бы этого хотелось. То, что происходит в «Укрзализныце» сейчас, не происходило никогда, в таком плохом состоянии.

А у кого находится эта волшебная палочка, от которой «Укрзализныця» превратится из тыквы в красивую карету?

В тех нескольких людей, от которых зависит не только судьба «Укрзализныци», но и, скажем, «Нафтогаза» или «Укрнафты», многих других огромных государственных монополий, которые де-юре мега-убыточные, а де-факто приносят многомиллионное или многосот миллионное состояние определенному кругу лиц в течение года. Я убежден, что премьер-министр, который взяв на себя ответственность за «Укрзализныцю», достигнет желаемого результата.

То есть, условно говоря, в Украине есть 10 людей, от которых зависит судьба будущего «Укрзализныци».

В Украине 10 человек, от которых зависит будущее Украины.

В 2017 роки НАБУ обвинило вас в том, что Вы якобы незаконно обогащались. Говорили о доме, в котором Вы бы живете и который стоит 7 млн гривен. Вы арендуете этот дом. Говорили об автомобилях, которые принадлежат Вашей семье, которыми Вы пользовались. Вы можете, положа руку на сердце, сказать о том, что вы чисты перед НАПК и НАБУ?

Я уже опровергал свой мега-дорогой отдых в Турции, который стоил, по отдельным оценкам неизвестных оценщиков, более полумиллиона гривен. Я опровергал то, что заказал жене Maybach стоимостью 3 млн евро, который даже не производится, но это никого не интересует, главное, сказать, что это так. Я надеюсь, что мы сможем спокойно вместе с НАБУ исследовать происхождение, основания аренды того дома, в котором я сейчас нахожусь. Он, кстати, сейчас на всех сайтах, там видно, что это небольшая площадь, 200 с чем-то метров квадратных. Я открыт для любого сотрудничества. Я благодарен НАБУ за открытую позицию. Они также говорили, что до завершения расследования нельзя говорить о любой моей причастности или виновности, поэтому я надеюсь, что этот вопрос также будет решен, как и все предыдущие.

В марте 2017 года в интервью интернет-изданию «Главком» Вы говорили о Дубневичах. Вы сказали, что правоохранители должны определиться, цитирую: «Или Дубневичи коррупционеры, или я сумасшедший». Первого правоохранители не сделали. По Вашему мнению, что это значит?

У меня уже была такая шутка в кругу моих единомышленников, что из всех дел, которые мы передали во все правоохранительные органы и инициировали, когда там нарушений на десятки миллионов гривен, единственное дело, которое было возбуждено - это против меня лично. Я думаю, что рано говорить о моем безумии, хотя суд сказал четко, что Дубневичи не коррупционеры. Я все-таки верю в то, что надлежащее расследование будет обеспечено - в этом правовом поле нынешней Украины или новой Украины, потому что пока у нас не наступит время, что люди будут нести наказание за преступления, которые они делают, у нас качественных изменений в стране не будет.

А вот эти братья Дубневичи, о которых ходит легенда, что они контролируют всех и вся на «Укрзализныце». В чем их секрет успеха? Они  делают какие-то отдельные детали для «Укрзализныци», они запатентовали определенные изобретения, используемые на «Укрзализныце»? На чем они зарабатывают огромные деньги на «Укрзализныце»?

Это опять же мини-проблема великой державы, которая есть на макроуровне. Когда все договариваются со всеми, мы имеем результат огромных злоупотреблений. Когда на любых поставках зарабатывается 200, 300, а то и 500 процентов. Когда не работает правоохранительная система легко отделаться формальными отписками, что у нас здесь все в соответствии с процедурами, правилами. И вы не имеете никакого права трактовать это по-другому. И правоохранители могут вступить в такой заговор. Я надеюсь, что обновленная прокуратура, новое НАБУ все-таки эту круговую поруку разрубит и четко скажет обществу: да, «Укрзализныцю» грабили, если да, то кто, или нет на самом деле, там фантастическая реформа, мы просто слишком слепые или глухие, чтобы ее не увидеть.

Один из Ваших предшественников - Георгий Кирпа. О нем также ходят легенды - о том, как он руководил тогдашним Министерством транспорта и связи, а перед тем «Укрзализныцей». В чем секрет успеха был Кирпы? Он воровал меньше других министров и руководителей «Укрзализныци»? Почему ему удавалось обновлять подвижной состав «Укрзализныци», делать ремонты на вокзалах, строить мосты? Откуда он брал деньги?

Он сделал много позитивных вещей. Но он работал в совершенно других условиях, чем работают его преемники сейчас. Я напомню, что тогда он был и министром, и руководителем «Укрзализныци», многих других сфер напрямую. Пожалуй, в нынешней ситуации против него было бы возбуждено 10 уголовных дел в течение первой недели работы, если бы он работал в том же стиле, как работал во времена Кучмы. Сказать четко, насколько он был эффективным. Да, мы видим железнодорожный вокзал, который он оставил после себя. Мы видим дорогу «Одесса - Киев». Но мало кто знает, каким ресурсом и за счет чего это было сделано. Была ли тогда коррупция? Видимо, была. Пожалуй, многие ресурсы направлялись на поддержку или политических партий, или отдельных лиц в государстве. Но поскольку следствие не завершено, то говорить об этом еще рано.

Следствие по самоубийству Георгия Кирпы?

И я так понимаю, и относительно самоубийства, и о том, куда девались средства с «Укрзализныци», или это шло на социально-экономические проекты государства, или на финансовую поддержку отдельных людей.

У него была солидная поддержка от Леонида Кучмы. То есть чтобы у Вас была такая поддержка от Петра Порошенко, то очевидно, реформы на транспорте происходили бы гораздо быстрее.

Есть очень хорошая книга «Упадок власти». На самом деле те вещи, которые были возможны еще 20 лет назад, уже невозможны сегодня. При максимальной поддержке. Нельзя сказать, что у меня нет поддержки «Народного фронта», или президента Украины, или премьер-министра, даже несмотря на отдельные моменты, которые возникают. Но четко видно, что той власти, которая бы формировала вертикаль и пропагандировала авторитарные решения, даже правильные или неправильные, ее уже нет сегодня. И это, возможно, хорошо.

Вы знаете, какие суммы взяток крутятся в Вашем министерстве? Потому что я помню, что в 2005 году в Министерство транспорта пришел Евгений Червоненко, который рассказывал, что ему приносили взятки по 2-3 миллиона за назначение в порты и, понятно, что вся эта схема, возможно, трансформировалась, возможно, не уничтожилась до конца. Вы сказали, что, когда вы пришли в министерство, Вам начали носить чемоданы с деньгами. Сейчас, как думаете, эти чемоданы где-то бродят этажом ниже?

Кто как может, старается обойти: кто этажом ниже, кто этажом выше, кто в стороне. Каждому есть свое решение, но, слава Богу, ко мне больше не заходят, и я им за это благодарен. Я считаю, что мы сможем побороть коррупцию, когда будем действовать прозрачно. Власть очевидно неэффективный управленец государственных активов. Это уже все признали, здесь нет дискуссий. Мы можем победить коррупцию только тогда, когда мы заведем стратегические компании в Украину, то, что мы пропагандируем и делаем. Мне очень приятно, что серьезные переговоры проходят с третьим оператором в мире DP World, что они зашли к нам из украинских морских портов. Есть уже сотрудничество «Укрзализныци» с General Electric. Должен был зайти Ryanair. Это все компании, которые могут изменить качественно Украину. Это, возможно, цинично с моей стороны звучит, но не имея поддержки или не имея, скажем так, надлежащего взаимодействия со стороны других в Украине, я работаю с мировыми компаниями, потому что понимаю, что они имеют шанс перестроить страну, сделать ее прозрачной, платить прозрачные зарплаты, создавать новые рабочие места. Высокотехнологичные места. Это те все вещи, которые постепенно приучают других: таможенников, налоговиков, правоохранителей, что взятки брать нельзя. Я не представляю себе, как они могут пойти к руководителю General Electric и сказать, что мы тебя завтра закроем, если ты нам не заплатишь там 100, 200 или 500 000 долларов.

История, которую очень долго и много обсуждали в социальных сетях и вообще в обществе, это и баржа, которая шла с арбузами где-то из Херсона, с юга Украины, в Киев. Когда Вы говорите о морских портах, я понимаю, когда Вы говорите о авиасообщение, я также понимаю. А когда премьер-министр Украины запускает одну баржу с арбузами и говорит, что мы восстанавливаем речной флот и речной транспорт, то я хочу Вас спросить: мы его восстанавливаем, или прошла одна баржа, чтобы просто посмотреть, Днепр в том русле, или нет?

Я думаю, что премьер-министр просто хочет давать положительные новости людям, настраивая их на хорошее настроение. Это правильно. Возможно, правильная стратегия, и нельзя его осуждать. Чрезвычайно важна его поддержка в проталкивании, здесь другим словом это не назовешь, Закона о внутренне-водный транспорт в парламенте. Потому что первое, что спрашивает инвестор, это должное законодательное поле, второе - это отсутствие коррупции. Но законодательство - номер первый. И если мы примем этот закон, мы увидим совершенно другое качество водного транспорта в Украине. Причем это не только речные перевозки, это строительство новых барж. Итак, запуск судостроительной промышленности, у нас просто погиб, исчез. Это развитие регионов вдоль русла рек не только Днепра, но и Южного Буга, Десны, других меньших рек. Это все возможно, но надо просто 226 депутатам проголосовать. Это то, что уже третий год подряд нас останавливает от инвестиций, от развития Украины.

Видите, парадокс: есть 226 голосов, есть как бы консенсус в Верховной Раде, правительство сформировано Верховной Радой. А таких простых решений, которые бы на поверхности, что Украина должна стать крупной транспортной артерией между Югом и Севером, между Востоком и Западом, до конца не доводят. Для этого постоянно нужна политическая воля? Хотя это же экономический вопрос. Который имеет целью прежде всего увеличить отчисления в бюджет, увеличить пенсии в результате.

Если нам удалось убедить парламент: почти рекордным количеством голосов, примерно до трехсот, проголосовать за создание дорожного фонда, децентрализацию «Укравтодора», мы найдем эти голоса и на внутренне-водный транспорт. И на производство электрокаров в Украине, что мы тоже всячески пропагандируем, на многие другие отрасли. Безусловно, ключевой инструмент для успеха - это люди. Качество этих людей, управленцев первого эшелона, которые четко видят будущее и заставляют всех остальных идти вперед, но иногда для того, чтобы найти этих людей и назначить, надо создать. Для этого и нужен парламент. Создать новую отрасль судостроения, создать новую отрасль речных перевозок, создать новую отрасль электромобилестроительства. Сначала надо проголосовать.

А какие амбиции у министра инфраструктуры Владимира Омеляна по развитию транспортного хозяйства? Что Вы ставили себе целью как министр? Чтобы после того, как это будет сделано, дальше можно будет пойти где-то на преподавательскую работу или пойти где-то в большую политику. Имеется в виду не министерскую.

Мы сейчас отрабатываем два действительно мегапроекта. Это автобан, который соединит Гданьск и Одессу и, я надеюсь, другой автобан подойдет со стороны Европейского Союза - Греции, Болгарии, Румынии, к этой же Одессе. И второй мегапроект, над которым мы работаем, это проект евроколеи, которая объединит Одессу с Киевом и Киев со Львовом. Причем эта евроколея должна дать возможность пассажирам передвигаться поездам со скоростью минимум 200-350 км в час, а следовательно, из Киева в Одессу можно будет доехать за полтора часа, для грузов - 100-120 км в час. Это совершенно другие параметры работы и условий для бизнеса. Если нам это удастся, я буду считать, что я не зря был на своем посту. Но уже есть чем гордиться. Потому что много тех проектов, которые я начал 2016 года, все уверяли, думали, что ничего не получится. Оно уже работает.

Вам очень часто упрекают, в том числе в соцсетях, плохими дорогами. Говорят о том, что есть министр Омелян, он европейский министр, а дороги у нас не европейские. Скажите, пожалуйста, в дорожном хозяйстве за что министр инфраструктуры отвечает, а за что - нет?

Министерство инфраструктуры политически отвечает за все, потому что мы формируем политику многих отраслей. Но на самом деле механизмов практической имплементации достаточно мало, и здесь уже надо полагаться на команды, которые работают или в «Укравтодоре», или в «Укрзализныце», или в Администрации морских портов. Я на самом деле горжусь руководителем «Укравтодора», потому что нам не приходится его учить или советовать, как делать. Он сам имплементирует лучшие наработки Европейского Союза в Украине. В этом году жалоб на плохие дороги стало меньше и, наоборот, стало больше ремарок, чтобы начали ремонтировать автодороги. Меня это лично радует. Хотя я понимаю, что те 2 или 3 000 километров дорог, которые мы отремонтировали за 2 года, не меняет картинку полностью. Но оно дает людям видения, что ситуация меняется. И собственно ключевая реформа, которая проголосована в 2016 году, будет имплементирована с 1 января 2018 года, это дорожный фонд, четко гарантированный источник финансирования дороги. Это децентрализация «Укравтодора», когда «Укравтодор» как агентство государственное будет отвечать только за 50 тыс километров дорог государственного и межгосударственного значения, все остальное переходит на области. Это так называемая малая децентрализация в «Укравтодоре», которая происходит именно сегодня. И это правильная философия управления. Тогда у нас будет меньше злоупотреблений, лучшее управление над теми ресурсами, которые у нас, выше конкуренция, а значит, более дешевый продукт при контроле качества. И еще один важный политический момент. Мы очень много любим говорить, что мы что-то там дадим. После каждого визита мы обещаем, что мы там что-то построим, там что-то закроем. С дорожным фондом это уже не получится, потому что ты знаешь четко, что есть деньги и ты должен ими оперировать.

Целевое назначение.

Совершенно верно. А не то, что там пообещал, потом забыл, потом половину от того дал, и возникает недопонимание.

Давайте поговорим о Ваших родных. У Вас есть двое сыновей - Северин и Марк.

Да.

Северин учился в Вене, а сейчас живет в США. Или нет?

Нет. Это одна из таких мистификаций.

Расскажите о старшем сыне, потому что о нем много пишут. Что он учился на непонятно какие средства в Вене, потом уехал в США...

Одна из специфик моей работы, что тебя ежедневно обливают грязью. И если у тебя нет очередного «компромата» на протяжении трех дней, ты себя чувствуешь брошенным, никому не нужным. Я очень горжусь старшим сыном, Северином. На самом деле это золотой ребенок в том смысле, что это парень, который смог себя реализовать. Так случилось, что он живет с моей бывшей женой. Она работает в Вене при международных организациях, он сейчас заканчивает, в следующем году будет у него последний год обучения в Венской академии, он будет выбирать университет, куда он будет поступать. Здесь все зависит от его оценок. Я могу сказать, чтобы его взяли на обучение в какой-то институт в Ивано-Франковске или Львове, но если он хочет учиться в Европе или США, он должен показать, что он учится хорошо уже сейчас и он может претендовать на место учебы в любом другом мировом вузе.

Ваш двоюродный брат, Василий Слипак, известный оперный певец, погиб на фронте 2016 году. Позволю себе Вашу цитату от июня 2016 года: «Он был Энергией, полон оптимизма. Что бы ни было, как бы тяжело не было, он улыбался, смотрел в небо, шел вперед. Два метра ростом, прямой позвоночник и правда слова. Он жил тем, что делал, не просто пел, а был героем сцены. И так воевал, не рассказывая о самой войне. Любил друзей и подруг. Твердо отвечал врагам, жил Украиной. Это была его галицко-слипаковско-омеляновское упорство: верить в то, что именно ему под силу все».

Василий 20 лет имел успешную карьеру на Западе. Когда он шел на фронт, Вы не пытались отговорить Василия и сказать, что «Слушай, Василий, там есть младшие ребята, которые могут воевать. Ты умеешь делать что-то другое для Украины, и гораздо чего-то для культуры сделать больше, чем просто взять оружие в руки»? Что говорил вам Василий?

Еще одну фразу его стоит привести, которую он сказал уже будучи казаком, будучи воином, что есть люди принципов, а есть люди интересов. И одни никогда не поймут других. Да, я его отговаривал от фронта, да, я его убеждал, что он - идеальная мишень, потому что наш с ним рост - для снайпера лучшее, что может быть. Но он всегда мне говорил, что я не могу просто быть волонтером, я не могу просто собирать вещи, средства, амуницию для людей, которые воюют, не понимая, что такое война на самом деле. И что я должен быть на фронте, потому что это миссия каждого украинца - защитить свою землю. И здесь я не знал, что ему сказать. И он действительно в этом был прав. Да, он мог себя реализовать гораздо лучше, эффективнее на сцене. Да, он мог быть голосом Украины по всем мировым театрах и на общественных или даже политических собраниях. Но это был его сознательный выбор, и я не могу его в этом осуждать. Это огромная потеря для семьи. Это трудно.

Вы росли вместе с ним?

Да, пока он не уехал в Париж петь. Он был лауреатом одного из самых престижных конкурсов, у него был уникальный голос времени. Затем мы контактировали с ним раз в полгода, раз в год, часто - когда он приезжал в Украину. Я убежден, что он этот выбор сделал сознательно. Это не было желания просто сыграть еще одну роль. Потому что он был не только певцом - он был актером на сцене. Он свято верил в это, он действительно стал такой реинтеграцией Мамая - легендарного украинского казака. Этот его чуб, эта его песня, бандура, какая у Мамая, есть голос в нем самом. 9 ноября будет очень хороший фильм о Василии Слипаке, он философский. Он не только о нем, он об Украине. И там очень хорошая есть вещь, итоговая: за что боролся, за что погиб Василий Слипак. И вот тех людей, которые хотят это знать, приглашаем на просмотр.

В августе 2017 СМИ растиражировали фразу Вашей жены Светланы Бевзы о том, что она не против стать первой леди Украины. А вы хотите быть президентом? Повторю второй раз.

Я искренне горжусь тем, что моя жена - одна из лучших дизайнеров Украины. Я искренне горжусь тем, что она фактически первый украинский дизайнер, которая в этом году была приглашена и осуществила свой показ на Нью-Йоркском FASHION WEEK, и это великая вещь не только для нее лично, но и для государства в целом. Потому что у нее была коллекция, отражающая ситуацию в нашем государстве - что все очень хрупкое. И можно уничтожить одним движением пальца. Она просто верит в меня. А я верю в нее. Это - единственная синергия, которую мы можем себе позволить. Она никогда не вмешивается в мои дела. Она знает, что я готов посвятить себя борьбе, и здесь речь идет не о должности.

Опять же, буду ссылаться на источники в СМИ. Пишут о брате Светланы.

Двоюродном.

Владимир Бевза, который был заместителем министра окружающей среды. Вы также работали в Министерстве окружающей среды. Вы с ним познакомились раньше, чем со Светланой?

Гораздо раньше. Я его знаю фактически с первого дня своей работы в МИД, когда я пришел туда в 2000 году. То есть нашей дружбе уже почти 17 лет. Это человек действительно с золотой головой. С прекрасным чувством реальности и тем, что надо сделать. Он долго работал на государственной службе, пока государственная служба его не доконала – не довела, и просто ушел в бизнес, если не ошибаюсь, лет 8 или 9 назад.

То есть Владимир Вас познакомил со Светланой?

Да, фактически это произошло с его легкой руки. Но это было гораздо позже, это был 2012 год, начало 2013-го.

Очевидно, когда Вы познакомились с Владимиром, Светлана еще была достаточно юной девушкой.

Когда я с Владимиром познакомился в 2000 году, то мы со Светланой не были знакомы, это было много лет назад, но Светлана уже дизайнер более 10 лет.

А кто такой Михаил Белин, которого постоянно приписывают Вам и говорят, что это Ваша еще одна крыша в политике?

Это точно не мне его надо приписывать. Был такой советник у главы администрации президента. На самом деле я с ним пересекался не столь часто, это было за год работы в команде Пивоварского, наверное, раз 5. Он был успешным, насколько мне известно, коммерсантом, но точно не успешным бюрократом, поэтому у нас было очень мало общих точек соприкосновения. Посвящаю ли я свою карьеру ему?

Или обязан?

Не знаю. Это будет для меня большим открытием, хотя я прошел через очищение всех. Знаете, говорили, что меня назначили и Аваков, и Коломойский, и Ахметов.

Ну Кононенко также упоминали. Грановского.

Кононенко. Грановский. Надо, наверное, спросить у них, насколько они осчастливили своего ставленника.

Журнал Vogue Ukraine написал о том, что Владимир Омелян происходит с древней галицкой семьи. Это правда?

Да, у нас давний род. У нас настоящее, а не рисованное под кого-то генеалогическое дерево, первые наши предки - мы отпраздновали их в 16 веке. Это были 2 запорожские казаки, которые пришли в Галичину. Я очень рад, что в нашем роду есть и Богдан, Лев Липкий, очень много известных священников, людей, которые были активными участниками освободительной борьбы Украины 20 века. Поэтому это великие люди, память которых нельзя подвести. И на них равняешься, понимаешь, что не можешь дать такого замечательного стихотворения или написать такую ​​замечательную книгу или помочь обратиться к Богу. Поэтому ты должен делать свое.

Ну и две линии – Омеляны и Слипаки - это тот род, который сошелся?

Это уже по папе.

Какой Ваш план на будущее в отношении Украины? Какой Вы видите Украину? Какой Вы хотели бы ее видеть? К чему Вы стремитесь лично?

Я четко понимаю, что ключевая реформа - не законопроекты. Ключевая реформа - не декларации. Ключевая реформа - не воровать. Когда у людей, которые находятся на высших государственных должностях, государство действительно будет превыше всего, мы увидим совершенно другую страну в течение одного года времени. Если мы дальше будем искать какие-то компромиссы для того, чтобы или сохранить свое политическое положение, или выстроить какую-то личную конструкцию для своих интересов, это дорога в никуда, это опять же 25 лет бега по кругу. Мы только что вернулись с президентом из Объединенных Арабских Эмиратов. И я все чаще сравниваю Украину с этим государством. В этой стране не было ничего, кроме нефти. И они создали чудо за одно поколение. У нас было все, и мы все больше идем, скажем, не лучшим путем. Я убежден, что изменения возможны. Как говорил когда-то Александр Кривенко, для того, чтобы Украина заговорила на украинском языке, достаточно лишь, чтобы ТОП-100 семей говорили на украинском языке, больше ничего не нужно. Так же, чтобы была новая Украина, нужно, чтобы ТОП-100 семей, находящихся наверху и от которых действительно что-то зависит, хотели новой Украины.

Новые досье

Соболев: Называть меня агентом Кремля - полная чушь

Вакарчук: Кому здесь тюрьма, кому – Дольче Вита

Головач Андрей. ДОСЬЕ

Грановский Александр. ДОСЬЕ

"Россия - автозаправочная станция, которая маскируется под страну". 12 самых ярких цитат Джона Маккейна

ТОП-10 бійок за участю українських політиків. ВІДЕО

Безсмертный: Кремлю не удалось поковыряться в нашей Конституции

Приходько: Я знаю, что должен делать политик. Он должен помогать людям

Ющенко: "Тимошенко і Янукович — два чоботи з однієї пари"

Приходько: В России никак не могут смириться, что нас невозможно поставить на колени

Реклама

Партнеры