Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Карта успеха осталась контурной     ПЕРСОНАЛИИ

Едва ли не каждый из нас свято верит, после Нового года его жизнь непременно изменится к лучшему. Всякий надеется, что именно с первого января он бросит курить, примется интенсивно сбрасывать лишний вес, возьмет за правило бегать по утрам, основательно засядет за учебник английского языка и непременно станет посвящать как можно больше времени детям. А еще в Новый год принято пристально озирать путь, пройденный за истекшие 365 дней. Ибо трезвый анализ недавних промахов предохраняет и от повторения прежних ошибок, и от совершения новых. Еще философы древности учили хладнокровно относиться к победам и тщательно учиться на поражениях. Впрочем, в нашей жизни успехи и неудачи переплетены столь тесно, что оценивать одно, не анализируя другое, порою просто невозможно.

Уходящий на покой год был богат на яркие события. Многочисленные рейтинги и хит-парады, составленные нашими коллегами, позволяют читателю, слушателю и зрителю вспомнить и оценить все, сколько-нибудь достойное внимания. И все же мы рискнем дополнить картину, вынеся на ваш суд совсем иную табель о рангах. В ней — несостоявшиеся события и несбывшиеся прогнозы. В нашем перечне не нашлось места для всего неслучившегося и для всех несостоявшихся. В материале, предложенном вашему вниманию, нет ответа на вопрос, почему избиратели отказали в доверии Соцпартии во главе с Морозом. Почему Виктор Ющенко в очередной раз не исполнил кадрового обещания, данного Петру Порошенко. Почему баба Параска не попала в избирательный список «НУ–НС». И почему Могилевская с Ямой так и не стали победителями шоу «Танці із зірками». В реестре от «ЗН» отыскали свое законное место только те действия, неосуществление которых имело серьезное влияние на судьбу страны. Как положительное, так и негативное.

Надеемся, что наш скромный эксперимент позволит вам не только воздать по заслугам прошлому, но и более трезво оценить настоящее. А возможно, и реалистично спрогнозировать будущее. В котором, хочется верить, найдется больше места для оптимизма.

Ведь кто из нас в глубине души не надеется но то, что государство именно с первого января начнет избавляться от пагубных привычек?

Не удалось узурпировать власть

Попытка Виктора Януковича посредством челночно-инкассаторских рейдов Андрея Клюева сформировать конституционное большинство в Раде была остановлена не совсем легитимным, но все же эффективным указом президента о роспуске парламента. Попытка заменить разбалансированную власть диктатом без баланса провалилась. Нельзя сказать, что после этого страна стала жить лучше, но она осталась живой. И свободной. Ибо главный позитив во всем происходящем заключается в следующем: ни одна из политических сил, а точнее, ни один из лидеров, не в состоянии подчинить себе Украину.

Не пролилась кровь

Страх подобной перспективы ощущало все общество, независимо от того, какую из сторон политического конфликта в апреле-мае поддерживали его сегменты. Но только единицы знают, насколько реальной была угроза переступить черту. И разве что в мемуарах эти единицы расскажут о содержании радикального плана, выработанного в ситуационной комнате одной из политических сил, скрепленного подписями и переданного главе государства. Но в тот момент нервы и у президента, и у руководителей силовых структур выдержали, а вот у экс-министра МВД Цушко — сдали. Но в этом году мы так и не дождались правовой оценки событий во взломанной Генеральной прокуратуре. Событий исторических, ибо впервые государственные силовые подразделения разделила политическая линия фронта. Произо­шедшее столкновение между «Беркутом» и управлением госохраны стало возможным в том числе из-за глубинной политизации ведомств и министерств, призванных служить, а не прислуживаться. Цушко могут осудить и даже посадить, но кадровая политика, проводимая сегодня в большинстве спецслужб и силовых ведомств, вымывающая остатки профессионалов и насаживающая случайных некомпетентных вассалов, не исключает повторения пройденного. С заступом.

Не появились новые лица

Досрочные парламентские выборы могли не только предотвратить концентрацию власти в руках Януковича, но и, как учит нас президент, «влить свежую кровь» в политикум. Не случилось. Практически все партии для продолжения затяжных политических боев решили оставить проверенных, а главное, верных бойцов. Новые лица, о которых говорят все, практически не имеют шансов родиться в условиях «пенитенциарно-списочной» избирательной системы; им нет места на экранах, ибо они «не рейтинговые»; перспективных затирают лидеры, поскольку не хотят взращивать конкурентов. Система, при которой закупорены зоны роста для игроков второй и третьей линий, полностью устраивает игроков линии первой. Чуть ли не единственным питомником, в котором могут быть взращены новые масштабные лидеры, является институт мэрства. Конечно, можно неосторожно «взрастить» Черновецкого и Добкина, но можно и Баранова, Садового, Гройсмана, Козырева.

Оппозиция не стала объектом репрессий…

Кто бы что ни говорил, а политикуму пошли на пользу частые смены декораций и ролей. Истекший год окончательно убедил, что всякий может утратить власть и каждый может ее вернуть. В отношениях противников стало меньше истеричности и больше прагматичной ленцы. Локальная стычка в Генпрокура­туре была исключением, лишь подтверждающим правило. Одни больше не боятся бандитов, другие — тюрем. Необоснованные репрессии, к счастью, уже не являются элементом государственной политики. Обоснованные наказания, к несчастью, тоже.

Время политиков-революционеров уходит в прошлое. Идей­ных борцов с «антинародными режимами» почти не осталось, бесплатных протестантов днем с огнем не отыщешь. Баррикады стали товаром.

Пребывание в оппозиции, ранее считавшееся мрачной ссылкой, ныне воспринимается как творческая командировка. Можно собраться с мыслями, поднакопить силенок, обогатиться свежими впечатлениями, новыми знаниями и полезными знакомствами. В 2006-м все единодушно отмечали, насколько за время пре­бывания в оппозиции Янукович вырос как политик. В 2007-м аналогичных комплиментов удостоилась Тимошенко. И только у Виктора Андреевича очевидные проблемы с творческим ростом. Может, и ему пора творчески отдохнуть?

Широкая коалиция не состоялась

Несмотря на то что принявший решение об участии Партии регионов в досрочных парламентских выборах Ринат Ахметов серьезно сблизился с президентом, а его правая рука Борис Колесников — с Виктором Бало­гой, их ожидания широкой коалиции не оправдались. Причина, с одной стороны, в самих лидерах ПР: результаты работы Кабмина Януковича не впечатлили избирателей, а сама предвыборная кампания Колесниковым была проведена неталантливо. Четы­ре недостающих мандата лишили ПР власти. С другой стороны, «Наша Украина» осталась верна слову, данному избирателям, и не пошла на альянс с ПР. Причина проста: в «НУ—НС» слишком много перспективных лидеров, не желающих, чтобы их, подобно древнескифским женам, лошадям и рабам, замуровывали в «гробнице» уходящего монарха. В результате была создана хрупкая, но понятная коалиция. Однако это не означает, что по ряду вопросов в парламенте не будет возникать альтернативного большинства на основе «Регионов», коммунистов, литвиновцев и нашеукраинской «великолепной семерки», которая скорее напоминала шестерку.

Впрочем, «Регионы» могут достаточно быстро вернуться во власть. Мало кто верит, что Юлия Тимошенко сохранит премьерский пост до президентских выборов. Переформатирование коалиции прогнозируется на будущую осень. Но поскольку создавать коалицию могут только фракции, то возникает вопрос: за Банковой или за молодыми помаранчевыми лидерами останется большинство депутатов «НУ—НС»? Какая из частей фракции станет ее правопреемницей в случае раскола?

Не раскололась Партия регионов

Однако это не означает, что трещина, образовавшаяся между Януковичем и Ахметовым после 2004-го, не продолжает расширяться. Продолжает. Субъективный конфликт накладывается на объективный: крупный капитал не может представлять интересы малообеспеченных слоев общества, сохранивших в своем большин­стве советские взгляды. Одним нужен выход на IPO, другим — на Киевский вокзал Москвы. Ес­ли бы ПР сохранила власть, то про­цесс деления политической клетки растянулся на многие годы. Нынешняя же ситуация ускорит митоз: бизнес требует спокойствия, борьба за власть — политической войны. Интересы Януковича и Ахметова все больше расходятся. Назначение Раисы Богатыревой на СНБО — тому подтверждение. У Януковича есть электорат и контролируемые им средства на политическую кампанию. У Ахметова — средства личные и легальные, зато нет сравнимого по раскрутке с Януковичем альтернативного лидера. Это союз, в котором давно нет любви, и все запутались в расчетах.

Не произошло укрупнения партий…

Как следует из знаменитого афоризма, национал-демократы объединяются только перед расстрелом. Год уходящий удостоверил справедливость еще одного тезиса: обещания объединиться даются только в канун выборов. Досрочная парламентская кампания не стала исключением. Сразу по ее окончании ожидалось появление двух мощных партий. Одну должны были создать на базе субъектов «НУ—НС», другую — сформировать из числа участников БЮТ. Судя по свежим заявлениям кормчих, процесс слияния не пошел ни у тех, ни у других.

Возможное объединение союзников можно считать противоестественным, если отталкиваться от противоречий в идеологиях, исповедуемых партиями. А можно — естественным. Поскольку в большинстве партий идеология существует только на бумаге, а большинство самих партий — исключительно в богатом воображении тамошних лидеров.

Обещание объединиться — возможность зацепиться за список. Нежелание объединяться — следствие желания остаться на плаву, стремления сохранить иллюзию самостоятельной игры. Пускай даже в орлянку либо подкидного дурака. Или в «очко».

Страсть к вождизму для наших земляков является качеством, генетически предопределенным. Простой пример: согласно подсчетам ряда историков, только в 1921 году на территории Украины действовали отряды 168 атаманов. Они не только ожесточенно сражались с красными, но порою и увлеченно рубились друг с другом. Заметим: речь идет о конце кровопролитной гражданской, когда значительное число народных вожаков уже отвоевалось.

Так что авторам страшилок о надвигающейся «угрозе» двухпартийной системы рекомендуем расслабиться.

Не извлечены уроки из кадровых чисток

Многотысячные кадровые чистки 2005 года стали сильнейшим ударом по эффективности государственной машины. Прервалась эволюция украинской управленческой элиты. Плодородный слой опытной бюрократии был вымыт, а на его место завезена почва, на которой хорошо плодоносит лишь древо лояльности к большим и малым сюзеренам. Ту же ошибку в несколько меньших объемах повторило правительство Януковича; похоже, по этому пути первые шаги делает новый Кабинет Тимошенко. Речь, как вы понимаете, не столько о политических постах, сколько о том, что шкала объективной оценки работы чиновников так и не выработана. Далеко не во всех случаях на место уволенных приходили и приходят более компетентные, более профессиональные, более порядочные. Зато почти всегда более зависимые и более преданные. Понимание того, что очистить государственную машину от коррупционеров и депрофессионализировать ее, не одно и то же — к разноцветным политическим лидерам приходит очень медленно.

Не начались системные реформы

Отдельные элементы реформирования имели место. В этой связи стоит отметить подвижки в системе оплаты труда (единая тарифная сетка), отдельные программы министерств образования, обороны и здравоохранения. Однако 2007-й не стал годом лечения. Как и все предыдущие, он войдет в историю как год залечивания. Таким же будет и 2008-й. Ибо в преддверии президентских выборов и при отсутствии конструктивной консенсусной платформы между основными политическими силами рассчитывать на проведение необходимых, в том числе и непопулярных реформ вряд ли стоит.

От­ветственность украинского политикума находится на уровне, не допускающем рейтинговых самопожертвований. Реформы оплаты труда, энергетического сектора, комплексное изменение отношений между центром и регионами, пенсионная реформа, медицинское страхование, налоговая система и многие другие — не нашли своих влиятельных лоббистов. Системный же план реформирования основных сфер не представила ни одна политическая сила, воспользовавшись доминирующими в обществе потребительскими настроениями. Если популизм окончательно съест реформы, то завтра есть будет нечего. Но об этом в стране мало кто задумывается.

Кстати, программа реформ, раз­работанная компанией McKinsey & Company по заказу Рината Ахметова, так и не увидела свет в 2007-м. Ее первая презентация, намеченная на 5 апреля, была отменена из-за выхода президентского указа о роспуске Рады. Вторая, готовившаяся на 6 декабря, — из-за формирования демократической коалиции. Очевидно, в этом документе, в отличие от нашего материала, содержится иной перечень задач, которые НЕ БЫЛИ выполнены властью в 2007-м.

Перманентный политический кризис не сказался на экономике страны

Западные туристы и журналисты, впервые приезжая в советскую Москву, удивлялись: «По Красной площади не ходят медведи?!». Наши западные коллеги, слетевшиеся в Киев в апреле-мае, были поражены не меньше: «На улицах не ощущается кризис — работают кафе, рестораны, химчистки, бутики и супермаркеты...». Бури в печерском стакане не отразились на курсе гривни, показателях фондового рынка, увеличении бюджета, притоке инвестиций. Безусловно, если бы государство не было проблемой, а вдруг стало подспорьем для людей, которым «удочка» интереснее «рыбы», то экономические показатели могли бы быть лучше, рабочих мест — больше, приток инвестиций — интенсивнее. Нынешнее же состояние дел говорит о том, что общество научилось жить и работать отдельно от государства. Экономика протоптала свои дорожки и ходит по ним, останавливаясь перед чиновничьими КПП лишь для того, чтобы «отслюнявить» и продолжить движение.

Территориально-административная реформа так и не стала явью…

Территории уже давно не могут, а вот администраторы все еще не хотят. До тех пор, пока наверху будет что делить, а на местах останется, что стянуть, преобразования нашего уклада будут лишь предметом теоретического спора узких специалистов.

Время от времени те или иные политические силы обозначают свою озабоченность данным вопросом. Но это — лишь РЕфлективная ФОРМА реакции на перманентную тревогу общественности.

Хотя, в действительности, именно эта реформа может оказать благотворное влияние на политическую жизнь страны. После того как земли обретут необходимый уровень самостоятельности, ценность постов в центральных органах власти неминуемо и существенно снизится. Что (по идее) уменьшит количество склок на Печерских холмах и, естественным образом, снизит их остроту. А пока вопрос не разрешен, регионы учатся дистанциироваться от центра. Дабы не попасть в полосу столичного шторма, каждый краевой начальник старается заплыть подальше от ненужных буйков и лишних «спасателей».

Не были объявлены досрочные выборы мэра столицы…

Почему? Ну, во-первых, сразиться с действующим городским головой способен только такой же крупный специалист в области сетевого маркетинга. А он пока не обнаружен. Во-вторых, активисты Фронта спасения столичной земли от пришельцев слишком доверились своим вождям. А у Виктора Андреевича и Юлии Владимировны появились свои резоны не трогать Черновецкого. Перечислять их не станем — этому посвящен отдельный материал в текущем номере «ЗН».

Заметим лишь: если нынешний способ управления городом сохранится, Киев рискует потерять статус места, приспособленного для жизни. Пессимисты уже предлагают заложить новую столицу где-нибудь в чистом поле. Правда, пока не решено — то ли убегать туда самим, то ли выслать в new-Киев нынешнее городское начальство.

Не состоялся ни один из обещанных референдумов…

Судите по делам. Ни один из политических поводырей, ни одна партия либо фракция палец о палец не ударили, чтобы в стране наконец-то появился полноценный закон о референдуме. Пока его нет, любые разговоры о всенародном волеизъявлении — сказка про белого бычка в темной комнате.

Сказок было много. Рассказчиков — тоже. С народом обещали посоветоваться по поводу:

— русского как второго государственного;

— возможного присоединения к НАТО;

— корректировки Консти­туции;

— необходимости проведения досрочных выборов в столице.

И еще много чего. В истекшем году возможный плебисцит аккуратно исполнял роль чучела, которым все кому не лень добросовестно пугали друг друга. На нашем с вами огороде.

Не была отменена неприкосновенность членов парламента…

Страшная вещь — реклама. С ее помощью полмира убедили в том, что жевательная резинка побеждает кариес. Сегодня, благодаря агрессивной рекламной кампании, полстраны уверовало в то, что ликвидация депутатского иммунитета поможет победить политическую коррупцию. Жаль только, что сами политические коррупционеры к числу особо доверчивых не относятся.

В действительности право, дарованное нардепам 80-й ста­тьей Конституции, трудно считать привилегией. Однако и от этой малости парламентарии едва ли добровольно откажутся. С формальной точки зрения, обещание почти исполнено: необходимый законопроект уже подан и направлен, куда следует. Но так как он предполагает изъятие едва ли не целой статьи Консти­туции, сомнительно, что такое предложение будет одобрено судьями КС. Но даже если сие и случится, собрать 300 голосов в поддержку подобной инициативы будет нелегко.

А как же клятвы, розданные избирателям, спросите вы? Как же общественное мнение?

Пардон, к этому у народных избранников всегда был стойкий иммунитет.

Не была отменена всеобщая воинская обязанность…

Такое впечатление, что Юлии Владимировне просто не давали покоя лавры Виктора Андреевича, который однажды взял да и распустил ГАИ. Одним щелчком нервических пальцев. Наивно полагая, что после этого все дорожные проблемы рассосутся сами собой. Как очень скоро выяснилось, не рассосались ни проблемы, ни гаишники.

Комплектация Вооруженных сил «срочниками» — старорежимный подход, не отвечающий современным вызовам? Допустим. Есть желание сделать армию контрактной? Похвально. Но, к несчастью, это желание не исполнится сразу после боя курантов. Подобное чудо не под силу ни одному Деду Морозу. Даже наряженному в камуфляж. И ни одной Снегурочке. Даже, если она с косой. Отмена воинской повинности 31 декабря 2007-го не превратит 1 января 2008-го армию в профессиональную. Профессиональная армия может не появиться и к 1 января 2018-го, если ее превращением не будут заниматься профессионалы. И если обещания сделать армию приоритетом не найдут своего выражения в должном финансировании, эквивалентном 2% от ВВП.

Можно признать инсулин устаревшим способом лечения сахарного диабета и одним росчерком пера запретить соответствующие инъекции. Но это приведет лишь к стопроцентной смертности среди диабетиков, поскольку новых надежных средств борьбы с недугом здравоохранение пока не предложило. Можно высочайшим указом переименовать Верховную Раду в палату лордов, но лордов в ней от этого не прибавится.

Стремление не замечать препятствий — восхитительно. Стремление не замечать проблем — опасно. Игнорирование проблемы от оной не избавляет. Помните легендарный диалог двух бойцов в культовой киноленте «ДМБ»? «Ты суслика видишь? — Нет. — И я нет. А он есть…»

Газовые соглашения не стали прозрачнее

Впрочем, отвоеванного интереса страны в них тоже не стало больше. Ставка транзита по территории Украины занижена. Цена 7 млрд. кубометров, сжигаемых на проталкивание российского газа в Европу, не снижена. Расследование по поводу нецелевого использования НАК «Нафтогаз» кредитных средств не проведено, несмотря на весьма серьезный массив информации, имеющейся в СБУ и Генпрокуратуре. Теперь 12 млрд. кредиторам, готовым объявить НАК банкротом с последующей претензией на трубу в качестве компенсации, намерено выплатить правительство. Это по тысяче гривен с каждой украинской семьи…

Суды так и не стали независимыми…

Зато в большинстве своем стали чертовски «демократичными». Сегодня каждый может выиграть у каждого. Кто больше дал — того и тапки. Если силы у противников равны, решение не выносится вовсе. Когда государство испытало острую нужду в независимом, непредвзятом арбитраже, Конституционный суд счел за благо впасть в коматоз. В итоге страна так до сих пор и не знает, являются ли действующие парламент и правительство вполне легитимными. Похоже, всех ключевых политических игроков подобное соломоново бездействие, устроило. Посему ждать преобразований в этой сфере доведется долгонько.

Всякий уважающий себя небожитель обзавелся «персональными» судьями и «собственными» судами. Решения «вражеских» судов и вердикты «чужих» судей гневно критикуются. Слушая их страстные монологи, так и хочется спросить: «А судьи кто?»

Так и не было раскрыто ни одно резонансное преступление…

И вряд ли будет. Если подобные расследования доведут до логичного конца, одним не будет чего обещать, другие лишатся роскошного повода покритиковать оппонентов.

А если серьезно, то успех «громкого» дела в состоянии обеспечить тихая кропотливая работа. На которую у соответствующих органов, активно вовлеченных в перманентные политические интриги, кажется, попросту нет времени.

Временами закрадывается крамольная мысль, что в раскрытии шумных преступлений не заинтересована сама власть. В противном случае дождь орденов, званий и грамот не проливался бы столь обильно на многочисленных фигурантов столь же многочисленных дел.

В прошлом году не взорвался ни один склад боеприпасов…

Артсклады перестали взлетать на воздух, бойцы перестали ходить в наряды на кухню. А портянки перестали существовать.

Как писали в дембельских аль­бомах? «Кто не был, тот будет. Кто был, не забудет 730 дней в сапогах». Познавший радость общения с фирменной армейской обувкой, действительно, никогда не забудет этого. Этого запаха. Зловоние портянок забивало смрад ружейной смазки, солярки, хлорки, гуталина и все прочие традиционные ароматы казармы.

Кирзачи и портянки были сим­волом нашей непобедимости. Ибо бойца, способного воевать в этом, воистину невозможно одолеть. Кирзачи и портянки были олицетворением нашей убогости. Ибо только морально убогое начальство могло допускать, чтобы защитники родины были обуты в это. Кирзачи и портянки были свидетельством нашей отсталости. И оставив это в прошлом, Вооруженные силы еще на один шаг продвинулись к профессиональной армии. Ибо данный шаг сделан в обуви, куда более подходящей для жизни и куда более пригодной для войны.

Не наведен порядок в системе госзакупок

Среди десятков тысяч общественных организаций нашлась уникальная: ее существование оплачивается не членскими взносами либо отечественными или зарубежными грантами, а незаасфальтированными дорогами, недозакупленными лекарствами, недоприобретенными учебниками, недостроенными больницами и казармами. Тендерная палата и Европейское консалтинговое агентство — это бренды, приводящие в дрожь всех госруководителей, от министра и мэра до директора школы и санатория. Плата за услуги посредников воз­растает, полномочия ТПУ — не имеет прецедентов в мировой практике. И несмотря на все это, «бизнесу в законе» ничто не угрожает: Александр Ткаченко возглавил экономический комитет парламента, а для верности Сергей Осыка подпер его плечом в качестве первого зама; президент проигнорировал возможность обращения в Конституционный суд по поводу соответствия Осно­вному Закону действующего механизма госзакупок. Парламент завалили косметическими законотворческими предложениями.

Не был подписан ПДЧ

План действий относительно членства — это ключ к двери в НАТО, которая, как неизменно утверждают сменяющие друг друга генсеки альянса, «всегда для Украины открыта». Однако и в этом году Украина возможностью не воспользовалась. Несмотря на то что выполнение ПДЧ не означает автоматического вступления в НАТО, наши политики продолжают воздерживаться от этого шага. В период формирования демкоалиции В.Ющенко сделал Ю.Тимошенко предложение: подписать вместе с ним письмо на имя генсека альянса Схеффера о присоединении Украины к ПДЧ. Подписи под документом выглядели бы так: «Президент В.Ющенко, премьер-министр Ю.Тимошенко». То есть станешь премьером — отправим письмо. Не станешь — в бумагорезательную машину. Однако Тимошенко, согласившаяся на массу уступок на пути к премьерству, на эту не пошла. На пресс-конференции Ющенко заявил о том, что в апреле Украина подпишет ПДЧ. В тот же день премьер дала понять, что не имеет ни малейшего желания форсировать вопрос, разделяющий страну, предлагая пройти путь широкого информирования общества и референдума. Можно подумать, в стране грядут президентские выборы.

У нас не отобрали право принимать матчи Евро-2012…

Во всяком случае, пока. Хотя подобное желание у некоторых чиновников УЕФА, судя по всему, появилось уже через несколько месяцев после исторического решения, принятого в Кардиффе. Вопреки распространенному в народе мнению, дело не только и не столько в злополучной стройке у стен спорткомплекса «Олимпийский». Спор вокруг торгового центра «Троицкий» — всего лишь яркий пример того, насколько беспомощна и коррумпирована государственная власть. Если она не способна оперативно и эффективно решить столь малую задачу, стоит ли замахиваться на великие цели?

Невнятная целевая программа подготовки к европейскому пер­венству, со скрипом утвержден­ная Кабинетом Януковича в канун отставки, — едва ли не единственный осязаемый итог восьмимесячной «напряженной» работы испол­нительной власти. Сколько вре­мени понадобится новому пра­вительству на уточнение плана (либо на разработку принципиаль­но нового), остается только гадать.

Выдвижение Червоненко на должность главного ответственного за Евро, умножило печаль многих скептиков. Позволим себе с ними не согласиться. Ежели случится ожидаемая неприятность, Евгений Альфре­дович быстро переориентирует нас на новую масштабную цель — Формулу-2012.

Сборная Украины не попала на Евро-2008…

Успех-2006, когда сине-желтая дружина пробилась в восьмерку сильнейших на планете, было смешно объяснять только пресловутым фартом Олега Блохина. Точно так же наивно оправдывать неудачу-2007 банальной невезухой. Главная команда играла в откровенно старомодный футбол, порою демонстрируя поразительную беспомощность. Впечатление от провала не скрасила даже почетная ничья в ничего не решавшем поединке с вице-чемпионами мира, французами. Национальную сборную «поддержали» «Динамо», «Шахтер», «Днепр» и «Металлист», дружно вылетевшие из еврокубков еще на осенней стадии.

Внушительная порция оплеух, полученных нашими футболистами в международных играх, в очередной раз убедила, насколько мы далеки от европейских стандартов. И, кстати, не только в футболе.

Не стало больше свободы слова

Резкое снижение интеллектуального уровня политикума и пассивная позиция общества не сформировали заказ на качественную журналистику. Многочис­ленные дискуссионные телеплощадки предоставляют обществу право слышать, что говорят политики, но не дают возможности знать, чем они занимаются на самом деле. Аналитика, журналистские расследования, гражданская позиция — вымирающие жанры и нормы профессии. Интерес к Луи Виттону преобладает над вниманием к проблеме тендерных закупок, к часам Ахметова — над проблемой «Днепрэнерго», мерседес Ивченко затмевает запуск на внутренний рынок «РосУкрЭнерго» и заключение преступных газовых сделок. Развитие «желтой» прессы как косвенного контролера коррупции можно только приветствовать. Тревожит другое. Большинство СМИ оказались не в состоянии вычленять главное, чувствовать общенациональные проблемы и устанавливать фильт­ры между потоком лжи и обществом. На некоторых центральных каналах за время предвыборной кампании в новостях не вышло ни одного не оплаченного штабами сюжета. В результате население страны имеет дело не с политиками, а с их политтехнологическими проекциями. На смену интенсивной цензуре пришло экстенсивное «заробітчанство». Проблема отделения журналистики от пиара так же остра, как и проблема отделения власти от бизнеса.

Общество так и не стало субъектом политики

Оплаченные студенты под помаранчевыми знаменами возле Минтранса и МЧС, оплаченные девушки в роли солдатских матерей под воротами Минобо­роны, оплаченные «гости столицы» под бело-голубыми знаменами на киевском Майдане... Это и есть гражданское общество? Проголосовали. Дали возможность поменять власть. И сели смотреть телевизор? Многие ли из нас готовы активно действовать в промежутках между бросанием бюллетеней в урну? Многие ли готовы контролировать избранных и отстаивать свои права и интересы, объединяясь не только с кумом, сватом и братом, но и с коллегой — фермером, журналистом, студентом, ларечником, профессором?

Об­щество обманывают «оптом», а сопротивляемся мы этому обману «в розницу». Интеллигенция и настоящий средний класс, представленный высококлассными специалистами, мелкими и средними бизнесменами, остались на обочине процессов, происходящих в державе. Эти люди так и не смогли найти свое место между вождями и их фан-клубами.

А теперь давайте переведем взгляд на название статьи. На карте успеха страны еще так много белых пятен. Без вас ее наведут и закрасят другие. Серым цветом.

Юлия МОСТОВАЯ, Сергей РАХМАНИН

«Зеркало недели», 29 декабря 2007 г.