Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Семейное дело     ПЕРСОНАЛИИ

Разговорами о семейных фирмах никого не удивишь — настало время говорить о семейной политике. Служить народу теперь отправляются целыми династиями.

Депутат, сын депутата, зять министра и брат лидера партии — всё больше политиков состоят в родственных отношениях, что лишь укрепляет рядовых украинцев в мысли о клановой основе государства и в подозрениях, что скоро мандат будут передавать по наследству.

Между тем у политиков свой расчёт: уж своя-то кровинушка, надо надеяться, не кинет.

Братья и сёстры
Я больше менеджер, чем политик, поэтому всегда вычёркивал — себя из предвыборного списка, — говорит брат Юрия Луценко Сергей, который на нынешних выборах возглавлял штаб НУНС на Черниговщине. Собственно, волновался Луценко-старший зря, поскольку в итоге его место в списке мегаблока оказалось непроходным.

Оценивая деятельность своего политически более активного младшего брата, Сергей Луценко говорит, что доволен Юрием: «Каким он был до политики, таким и остался, его отношение к жизни, к основополагающим вещам не изменилось».

 

Брат-2: старший из братьев Луценко – Сергей предпочитает, чтобы династии формировались из шахтеров, а не из депутатов


В отличие от пламенного трибуна Юрия, появления на людях одного из создателей организации «Антикриминальный выбор», которому приписывают контроль над рядом предприятий на родной Ровенщине, можно пересчитать по пальцам. После известного демарша Александра Мороза Сергей Луценко сжёг билет Соцпартии и даже заявил о возможном создании нового политического движения под условным названием «Европейские левые». Но на самом деле, по его признанию, стал политиком от безысходности:

Наш отец, как известно, был секретарём — райкома, но для меня никогда не было самоцелью закрепиться в политике. Просто однажды я оказался в тупике, когда просто невозможно стало заниматься бизнесом. Вообще хочу сказать, что одновременно заниматься бизнесом и политикой (особенно в оппозиции) просто невозможно.

Примерно так же объясняет свои мотивы прихода в политику брат Павла Лазаренко Иван, руководящий фракцией «Громада» в Днепропетровском облсовете. В комментарии "Фокусу" он утверждает, что произошедшее с братом повлияло на такое решение лишь частично, а заняться политикой он решил, когда почувствовал застой в близком ему аграрном бизнесе.

Братья Лазаренко и братья Луценко — далеко не все братья в отечественной политике. В новой Верховной Раде, как и в предыдущей, займут место регионалы братья Клюевы (старший, он же вице-премьер, Андрей и младший — Сергей) и Васильевы (младший — экс-генпрокурор Геннадий и Александр), а также бютовцы и владельцы Брокбизнесбанка Буряки (старший — Сергей и младший — Александр). Впервые окажется в парламенте Александр Супруненко (ПР) — брат депутата Киевсовета  и зятя столичного мэра Вячеслава.

И в НУНСе не без братьев: во-первых, это, конечно, Петр Ющенко — брат Президента, во-вторых, мэр Мукачева Василий Петёвка, двоюродный брат Виктора Балоги и совладелец крупнейшей закарпатской фирмы «Барва».

 

С повышением: теперь двоюродный брат Виктора Балоги  Василий Петёвка не только мэр Мукачево, но и депутат Верховной Рады


По сравнению с таким количеством политбратьев, политсестёр у нас гораздо меньше, но ведь дам в политике вообще мало. Много шума в свое время наделал приход в ЦИК (сразу на ключевую должность секретаря) сестры заместителя министра Кабмина и личного  юриста Януковича Елены Лукаш  — Татьяны. О ней мало что известно, а попытки "Фокуса" разузнать побольше натолкнулись на сопротивление Елены: «Я не даю интервью о своих родственниках никому и никогда!».

Отцы и дети
Преемственность поколений в политике — это общемировая — тенденция, посмотрите хотя бы на династию Бушей в США! — убеждает "Фокус" новоиспечённый депутат от БЮТ, 25-летняя Элина Шишкина. Её отец – конституционный судья Виктор Шишкин. — Если есть знания и желание работать, то какая разница — родственник ты чей-то или нет? 

Впрочем, далеко не все отпрыски известных политиков демонстрируют рвение, попав на политическую стезю.

Виктор Янукович-младший в работе Верховной Рады 5-го созыва запомнился разве что активным участием в блокировке трибун. Он был задействован в создании всего двух законопроектов и подал один депутатский запрос. Более продуктивной оказалась деятельность сына другого известного и до недавнего времени опального политика — экс-губернатора Сумщины Владимира Щербаня Артёма, который стал соавтором десяти законопроектов. Четыре законопроекта внёс Александр Вилкул (сын председателя Днепропетровского облсовета Юрия Вилкула), три — Артём Пшонка  —  сын Виктора Пшонки (замгенпрокурор и кум Януковича-старшего).

Все эти сыновья займут кресла и в новом парламенте.

Во фракции регионалов также будет сын бессменного мэра Артемовска Алексея Ревы — 32-летний предприниматель Дмитрий.

 

За отца не отвечает: Олесь Довгий утверждает, что в политике идет своим путем, не оглядываясь на «нашеукраинскую» родню


Секретарь Киевсовета Олесь Довгий, не раз заклеймённый СМИ за родство (его отец — экс-глава «Укртелекома» и Госкомсвязи Станислав — попал в парламент по спискам НУНС, а дяде — Тарасу — на этот раз не повезло: место в том же списке оказалось непроходным), не видит ничего плохого в политических династиях.

Всё дело в воспитании, — считает он. — Я не скрываю, что мне — повезло с родственниками, представляющими политическую и интеллектуальную элиту (дед Олеся — писатель-поэт Алексей Довгий, — Фокус). Но тут главное не воспринимать свое положение как вседозволенность. Хотя есть люди, которые именно так его и воспринимают.

С утверждением о том, что в политику родственников тянут за уши, Олесь не согласен — прошли, мол, те времена, когда главным было пристроить родича.

Теперь даже близкого человека берут в депутаты или министры в первую очередь за работоспособность и расторопность.

Любопытно, что сама родня Довгого сейчас по отношению к нему вроде как в оппозиции: он является человеком Черновецкого, а лидер Блока НУНС Юрий Луценко выступает за досрочные выборы киевского головы. "Фокус" поинтересовался у Олеся, каковы будут действия его отца, если вдруг парламент начнет рассматривать вопрос о таких выборах.

Мой отец выполнит волю Президента, — уверенно отвечает — секретарь Киевсовета. — Если помните, он один из немногих представителей ПППУ (Партии промышленников и предпринимателей — Фокус), кто не ушёл к регионалам, поэтому глупо думать, что, дабы сохранить за мной должность, он пойдёт против воли партии. Безусловно, я советуюсь с отцом по многим вопросам, но в политике каждый идёт своей дорогой.

Супружеский долг
Психологи утверждают, что семейные вечера мужей и жён, работающих в одной сфере, рискуют превратиться в сплошные производственные совещания. Так ли это, наверняка знают, например, министр Кабмина Анатолий Толстоухов и его жена Светлана, заместительница другого министра — по делам семьи, молодежи и спорта.

 
Жена министра Кабмина и заместительница «молодёжного» министра Светлана Толстоухова, благодаря мужу избегает бюрократической волокиты


Высокопоставленный муж сетует, что из-за напряжённого графика слишком мало времени остаётся на семью, и утверждает: к своим нынешним вершинам они со Светланой шли исключительно параллельными путями: никто никого за собой не тащил.

Если я могу назвать себя политиком, то Светлана — — госслужащая, которая прошла в этой системе весь путь. Конечно, я могу помочь ей миновать бюрократические преграды, которые возникают при прохождении какого-либо документа, — делится Толстоухов с Фокусом нюансами совместного ведения госхозяйства.

Однако тут же уточняет: «Это ни в коем случае нельзя назвать лоббированием каких-то интересов — никакого бизнеса тут нет даже на горизонте».

Племя племянников 
Главный племянник в украинской политике носит фамилию Президента. Это 27-летний Ярослав Ющенко, зампредседателя Харьковской обладминистрации.

Зато главную тётку отечественного политикума по фамилии не опознать — она Ульяхина, а не Тимошенко. Антонина Ульяхина отстаивает интересы родственницы на Днепропетровщине, где возглавляет областную «Батьківщину», и пишет о племяннице вот уже третью книгу.

У нас вообще семья аполитичная, — отвечает Ульяхина на вопрос — Фокуса, почему только она пошла за племянницей в политику. — Дело в том, что, как мне кажется, я её лучше всех понимаю.

Дороже родича
Впрочем, у того, кому не посчастливилось родиться родственником политического деятеля, есть возможность стать его кумом (про них в народе говорят, что они «дороже родича») Правда, кумовьёв политики, как правило, тоже выбирают среди политиков. Например, в числе тех, кто «дороже родича» Президенту, называют Петра Порошенко, Александра Третьякова, Оксану Билозир, Давида Жванию, Станислава Аржевитина, Михаила Дорошенко, Юрия Павленко. Причём ребенка Павленко в свое время крестили Леонид Кучма и Катерина Ющенко, которые, получается, тоже связаны кумовскими узами.

Среди кумовьёв Виктора Януковича, помимо Виктора Пшонки, — руководитель его аппарата Сергей Лёвочкин.
К сожалению или к счастью, — кумовство никого ни к чему не обязывает, — говорит Фокусу депутат от БЮТ Михаил Поживанов. — Например, после того как мой кум Олег Надоша перешёл в антикризисную коалицию и в Партию регионов, я с ним просто не разговариваю.

Профессия: родственник
Любопытно, что не только многие рядовые украинцы - даже некоторые родственники политиков считают семейственность в этой сфере злом.
Фамильные династии шахтёров или ткачей — это нормально, а политика — дело обтекаемое, и чужие заслуги здесь часто приписывают родственникам, — утверждает Сергей Луценко. — Я не лукавлю, когда так говорю, поскольку никогда не стремился в высшие эшелоны, и мы с братом никогда не пользуемся связями друг друга. У нас всё как-то по-детски.

Известный борец с коррупцией Михаил Бродский говорит, что семейственность во власти — это подтверждение того, что мы живём в эпоху феодалов:
Народ сейчас терпит олигархов, но когда они начнут — перепоручать нас своим детям, психанёт и свергнет их.

Не так категорична в этом вопросе психолог Наталья Кухтина:
Все политики пытаются создать — стабильную ситуацию, а самые устойчивые связи — между родственниками. Это своего рода генетическая память, согласно которой человек формирует вокруг себя зону безопасности. Ведь, как свидетельствует история, власть принадлежала династиям — это историческая традиция. А негативное отношение выработалось у нас за годы советской власти, когда родственникам было запрещено работать в системе власти. 

И вообще, констатирует психолог прописную истину, судить нужно не по родству, п по профессиональным качествам. Получается, главное – чтобы почетное звание «родственник» не превратилось в профессию. А этот риск всегда велик.

«Фокус», № 44, 2007 г.