Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Юрий Луценко обвиняется в разглашении государственной тайны     ПЕРСОНАЛИИ

Вчера начальник управления государственной охраны (УГО) Валерий Гелетей в беседе с Ъ обвинил министра внутренних дел Юрия Луценко в разглашении государственной тайны. В связи с этим начальник УГО намерен через СБУ добиться лишения главы МВД допуска к секретным документам. Соратники господина Луценко называют обвинения господина Гелетея «смешными» и высказывают готовность оспорить в суде возможное лишение его допуска к гостайне. Эксперты же отмечают, что подобные меры в отношении членов правительства еще не применялись.

Конфликт между главой МВД и начальником УГО возник вчера на заседании правительства, в ходе рассмотрения секретного вопроса, докладчиком по которому выступал Валерий Гелетей (см. стр. 2). По окончании заседания Юрий Луценко заявил Ъ, что господин Гелетей пытался добиться принятия Кабинетом министров постановления, которое бы позволило УГО брать под охрану любые государственные объекты, не согласовывая свои действия с милицией (интервью главы МВД см. на стр. 2). Тот факт, что господин Луценко обсуждал с корреспондентом Ъ проект постановления Кабмина, проходящий под грифом «секретно», возмутил Валерия Гелетея.

– Вопрос под грифом «секретно», по которому я был докладчиком, заслушивался Кабмином в закрытом режиме. Перед тем как поставить на обсуждение вопрос по УГО, Александр Турчинов (первый вице-премьер, председательствовавший на закрытой части вчерашнего заседания правительства.–Ъ) попросил всех присутствующих, у кого нет соответствующего допуска к гостайне, покинуть зал. Поэтому Юрий Луценко знал, что не имеет права обсуждать этот вопрос с журналистами,– заявил Ъ господин Гелетей.

Он также напомнил, что разглашение государственной тайны является уголовно наказуемым деянием, и сообщил, что намерен добиться привлечения Юрия Луценко к ответственности – как минимум лишить его допуска к государственной тайне (интервью начальника УГО см. на стр. 2). Следует отметить, что действующий закон «О государственной тайне» предусматривает лишение допуска к закрытой информации чиновников любого ранга, в том числе министров, в случае «невыполнения гражданином обязательств по сохранению государственной тайны, которая ему доверена или доверялась ранее».

Между тем эксперты говорят, что за весь период независимости Украины не было случаев, чтобы такие санкции применялись к членам Кабинета министров. Наиболее высокопоставленным чиновником, в отношении которого СБУ выносила решение об ограничении доступа к закрытой информации, является мэр Харькова Михаил Добкин (см. Ъ от 20 сентября 2007 года). Остальные же случаи, по словам собеседников Ъ, касались чиновников невысокого ранга, которых одновременно с лишением допуска освобождали от занимаемой должности.

– Случай с Добкиным на моей памяти был единственным прецедентом, чтобы человека лишали доступа к гостайне в связи с разглашением и при этом он оставался в должности. А с министрами такого (лишение допуска в связи с разглашением гостайны.–Ъ) вообще не было,– сказал Ъ бывший народный депутат Георгий Крючков, возглавлявший комитет национальной безопасности и обороны в Верховной раде III и IV созывов.

Советник министра внутренних дел, народный депутат Геннадий Москаль в беседе с Ъ согласился с тем, что, теряя допуск к гостайне, чиновник высокого ранга не может полноценно выполнять свои обязанности.

– Если человека лишили допуска к гостайне, как же он может работать? Ведь он даже не имеет возможности ознакомиться с документами, которые ему необходимо обрабатывать,– заявил господин Москаль.– СБУ имеет право аннулировать доступ любого чиновника к гостайне, если он действительно нарушил закон. Но до сегодняшнего дня это правило не применялось ни к кому из известных чиновников, кроме Добкина.

Впрочем, услышав от корреспондента Ъ, что возможное лишение допуска касается Юрия Луценко, Геннадий Москаль крайне возмутился.

– Гелетей что, белены объелся? В нашей стране не соскучишься! Ни Жванецкого не надо, ни Задорнова! Против Луценко уже все возможные обвинения выдвинули – и по оружию, и по самолетам, и по избиению Черновецкого, а теперь еще и в измене родине обвинят! – негодовал советник министра.

Он заявил Ъ, что ему известно, о чем говорил Юрий Луценко по окончании заседания Кабмина, и он не видит в словах своего соратника «ничего противозаконного».

– Решение СБУ, если оно появится, будет обжаловано в суде, и суд сразу же похоронит все их попытки. Ну что такого раскрыл Луценко? Он что, нанес вред обороноспособности или безопасности страны? Он просто дал оценку инициативам Гелетея. А за оценочные суждения человека нельзя преследовать,– считает Геннадий Москаль.

Примечательно, что господа Луценко и Гелетей начали обмениваться обвинениями еще на закрытой части заседания правительства. Об этом Ъ на условиях анонимности рассказал один из участников заседания.

– Луценко обвинил Гелетея в попытке разрушить взаимоотношения МВД и УГО и незаконно отстранить МВД от охраны государственных объектов. Гелетей ответил, что Луценко не ориентируется в правовом поле. А Александр Турчинов заявил, что снимает вопрос с рассмотрения, и предложил ведомствам согласовать позицию,– сообщил собеседник Ъ.

Содержание проекта постановления, представленного начальником УГО на рассмотрение правительства, достоверно неизвестно – Ъ не удалось ознакомиться с этим документом. Один из источников Ъ отметил лишь, что основная часть данного указа касается изменения нормативной базы, принятой более десяти лет назад, то есть до принятия законов, регламентирующих деятельность управления госохраны.

Анализ действующей нормативной базы позволяет предположить, что Юрий Луценко в комментарии журналистам исказил суть предложений Валерия Гелетея. Действующий закон «Об охране государственных органов власти и должностных лиц» не предусматривает необходимости согласовывать с МВД изменение списка объектов, охраняемых УГО,– решение принимает лично президент. Напомним, Виктор Ющенко ранее подписывал указы о передаче под охрану УГО Генеральной прокуратуры и Фонда госимущества, не согласовывая свои решения ни с МВД, ни с Кабинетом министров.

В то же время один из собеседников Ъ считает, что Юрий Луценко все же предал огласке некоторые пункты проекта постановления, подготовленного УГО, и это может стать поводом для его преследования. «Того, что наговорил Луценко, может оказаться достаточно (для принятия решения о лишении министра допуска к гостайне.–Ъ)»,– говорит он.

«Господин Гелетей, похоже, считает, что у него особый статус»

О каких тайнах говорил министрам начальник управления госохраны Валерий Гелетей, глава МВД ЮРИЙ ЛУЦЕНКО рассказал корреспонденту Ъ АЛЕКСАНДРУ СВИРИДЕНКО.

– На сегодняшнем заседании правительства присутствовал начальник управления госохраны Валерий Гелетей. С чем это связано?

– Он докладывал вопрос об охране УГО объектов, которые намерен взять без согласования с МВД. Господин Гелетей, похоже, считает, что у него особый статус, и он не подчиняется общим законам. По законам и Конституции я отвечаю за порядок в государстве, и переход объектов под охрану УГО должен согласовываться с МВД. Мы ведь помним, какие конфликты были между милицией и УГО в Генпрокуратуре в 2007 году и в ФГИ в нынешнем, когда вооруженные люди из УГО вошли на территорию, которую охраняли наши вооруженные люди.

– Какое решение принял Кабмин?

– Вопрос был снят с рассмотрения как несогласованный.

– Об охране каких объектов идет речь?

– Имеются в виду все резиденции и помещения, в которых пребывает президент. А также Высший хозяйственный суд и другие объекты. Я хочу обратить внимание на то, что УГО отвечает за охрану трех высших должностных лиц государства и других лиц, которых определяет президент. По логике, охрана судов, фондов и прочих подразделений исполнительной или судебной власти не входит в компетенцию УГО. Я буду предлагать, чтобы охрана этих объектов осуществлялась подразделениями МВД. Логика простая: если есть спецподразделение «Грифон» (судебная милиция.–Ъ), то оно должно не только доставлять арестованных в суд, но и охранять суд. Я не против передачи всех функций по конвоированию Гелетею, но давать ему право самолично, без согласования с МВД, выбирать лакомые объекты для контроля было бы как-то не по-государственному. Еще хочу сообщить, что УГО запретило главе МВД проходить на территорию секретариата президента.

– С сегодняшнего дня?

– Я столкнулся с этим перед последним заседанием СНБО. Мою машину не пропустили, заявив, что для этого нужно отдельное разрешение коменданта. Я их (сотрудников УГО. – Ъ) переспросил, не является ли приглашение президента (на заседание Совбеза.–Ъ) круче, чем приглашение господина Гелетея, и через 15 минут выяснилось, что мне таки можно пройти. 

«Я обязательно потребую от СБУ лишить Луценко допуска к гостайне»

Начальник управления госохраны ВАЛЕРИЙ ГЕЛЕТЕЙ в интервью специальному корреспонденту Ъ СЕРГЕЮ СИДОРЕНКО обвинил министра внутренних дел в нарушении режима секретности.

– Юрий Луценко сообщил Ъ, что УГО хочет взять под охрану ряд объектов, в частности суды, без согласования с МВД...

– Юрий Луценко, очевидно, не ориентируется в законодательстве. Перечень охраняемых объектов не согласовывается с МВД, его определяют закон и президент. Вопрос, который рассматривался сегодня на заседании Кабмина, заключался в другом. Но я не могу его комментировать, потому что он проходит под грифом «секретно».

– Но Юрий Луценко об этом рассказал открыто!

– Я обязательно обращусь к главе СБУ с требованием лишить Луценко допуска к гостайне. Ему нельзя присутствовать на рассмотрениях закрытых вопросов, если он сообщает о них средствам массовой информации.

– Если министр будет лишен доступа к гостайне, как он сможет принимать участие в заседаниях, например, Совбеза?

– Не сможет! Он вообще не сможет выполнять те функции, которые связаны с секретной информацией. Для лишения его допуска не нужны разрешения правительства. СБУ должна будет самостоятельно провести проверку по данному факту, принять соответствующее решение и уведомить об этом Кабмин.

– Вы говорите, что Луценко неправильно вас понял. Может, он и не раскрывал гостайну?

– Я не слышал его высказываний дословно, но в любом случае он не имел права комментировать секретный вопрос. Эксперты СБУ проанализируют его заявления и определят, было ли разглашение и каковы последствия для государства. А затем будет решаться вопрос о дальнейших действиях, вплоть до уголовного преследования.

– Действительно ли главу МВД 28 июля не пускали в секретариат президента?

– По моей информации, он хотел заехать на территорию СП в сопровождении охраны. Инструкция не предусматривает для министра такого права. Иногда мы ограничиваем проезд машин до минимума, например из-за ремонта, и все относятся к этому с пониманием. А еще я хочу отметить, что в последнее время было несколько случаев, когда Юрий Луценко пытался присутствовать там, где его не должно быть по протоколу.

– О каких случаях идет речь?

– Я не хотел бы обсуждать эту тему в деталях. Но отмечу, что его действия в тех случаях были провокационными в отношении сотрудников УГО.

Фото: «Коммерсант»

«Коммерсант», 31 июля 2008 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Луценко Юрий. ДОСЬЕ