Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Операция "Цушко"     ПЕРСОНАЛИИ

Диагноз, поставленный министру внутренних дел Василию Цушко в ганноверской клинике, куда он был доставлен вчера вечером реанимационным самолетом, – нервный срыв.

Это уже, по крайней мере, третья версия диагноза, который обнародуется в связи с болезнью Цушко.

По информации «Главреда» Цушко был транспортирован специальным санитарным амолетом Челленджер 604 с австрийской регистрацией. Самолет вылетел из Борисполя вчера в полпятого дня, приземлился в Ганновере в 17.16. Вместе с Цушко вылетело трое врачей. Чартерный рейс оплатила швейцарская компания «Ферас» через украинского кредитора.

Информация о болезни и состоянии министра, появлявшаяся в СМИ, разноречива. Официальный «речник» МВД – руководитель пресс-службы ведомства Константин Стогний заявил о госпитализации своего начальника в среду, 30 мая. Названный диагноз – инфаркт. На следующий день пресс-служба МВД обнародовала подробное описание болезни Цушко: ишемическая болезнь сердца, инфаркт миокарда, аритмия, гипертоническая болезнь с повышением артериального давления и т.д. Ранее в МВД уверяли, что ничего страшного, и Цушко просто проходит обычное плановое обследование в госпитале МВД

В то же время Татьяна Монтян – известный юрист и правозащитник, друг Василия Петровича, как она себя назвала, в своем ЖЖ, в час ночи 30 мая написала, что Цушко попал в больницу еще в воскресенье, 27 мая, с обширным инфарктом, спровоцированным неизвестным отравляющим веществом:

«У Цушко в воскресенье случился обширный инфаркт, спровоцированный неизвестным веществом. В понедельник вечером я видела его в полумертвом состоянии. Сейчас его состояние критическое. Надеюсь, я пролила бальзам на некоторые душонки. Наслаждайтесь».

По словам Монтян, о подозрении в отравлении Цушко сказал ей сам, когда она, по его просьбе, навестила его в больнице.

30 мая около двух часов дня на сайте «Ukraine Daily» была обнародована информация – «слив» из центрального аппарата МВД, о том, что это за отрава. По словам «источника», врачи госпиталя не могут определить причину, приведшую к инфаркту, поэтому появилось подозрение на возможное отравление метилксантинами, что, впрочем, требует дополнительных анализов.

Метилксантины относятся к несильным наркотическим веществам - алкалоидам, обладающим стимулирующим эффектом, например, для повышения физической и психической устойчивости в стрессовых ситуациях. Учитывая, что довелось пережить Цушко, начиная со второй половины дня 24 мая, все три версии вполне могут подтвердится: Цушко имел все основания нервничать. Подтверждение тому – информационная и юридическая война, в эпицентре которой он оказался.

В субботу, 26 мая, около 12.30., когда в Секретариате Президента должна была начаться встреча Президента, председателя ВР и премьера, появилось заявление Партии регионов о том, что первый заместитель Секретаря СНБОУ Александр Турчинов разрабатывает план по физическому уничтожению министра внутренних дел Василия Цушко либо возбуждению ряда уголовных дел, после чего следователем СБУ должно быть вынесено постановление об аресте.

Уже в час дня началась пресс-конференция Василия Цушко, где он подтвердил эти опасения, заявив, что «сегодня нужно найти крайнего. Моя позиция многим не нравится, потому что от нее зависит то, как ведет себя милиция. А милиция не занимает ничью сторону».

Вопрос, кто из силовиков чью сторону занимает в сегодняшнем противостоянии – тема отдельная. Что касается Цушко, то документы, попавшие в распоряжение «Главреда», частично подтверждают опасения Цушко по поводу привлечения его к криминальной ответственности. Из этих же документом выплывает другой сценарий, в котором Цушко – лишь фигура в очень большой игре.

Сценарий, попавший в руки «Главреда» расписан, начиная с 27 мая. На этот день было известно о возбуждении 24 июня трех криминальных дел, которые касаются непосредственно Цушко:

1) Генпрокуратурой (а именно Виктором Шемчуком) по факту по статье 341 УК «Захват государственных или общественных зданий» (арест на срок до шести месяцев либо ограничение воли на срок до трех лет, либо лишение воли на тот же срок);

2) СБУ по факту по статье 341 УК «Захват государтсвенных или общественных зданий»;

3) Генпрокуратурой (Виктор Шемчук) в отношении Цушко по признакам преступления, предусмотренного статьей 365 УК «Превышение власти или служебных полномочий» (в зависимости от пункта обвинения – от двух до пяти, от трех до восьми, либо от семи до десяти лет лишения воли).

Далее стало известно, что по делу №1 планируется также привлечь к ответственности начальника Госслужбы охраны МВД Украины, двух его заместителей и начальника Киевского управления ГСО, по делу №2 – двух сотрудников подразделения «Беркут», взломавших дверь Генпрокуратуры, по делу №3 – «в ближайшее время – на протяжении 1-2 дней, привлечь Цушко как обвиняемого, уволить его с должности и выбрать по отношению к нему меру пресечения в виде содержания под стражей» (данные на 28 мая).

Расследование всех этих дел, по версии полученных нами документов, контролируется начальником следствия СБУ, который отчитывается непосредственно главе Секретариата Президента Виктору Балоге. Все документы по этим делам направляются непосредственно Виктору Шемчуку. После решения Киевского апелляционного суда об отмене решения Соломенского суда о признании противозаконнными указов об освобождении Пискуна и назначении Шемчука последнего планируется завести на Резницкую, возможно, силой.

На 30-е якобы уже был готов проект постановления о привлечении Цушко как обвиняемого по статье 365 УК, санкционированный Шемчуком. В связи с болезнью Цушко запланировано провести проверку в больнице на предмет наличия факта заболевания и оснований для ограничения общения и невозможности участия в следственных действиях.

Если выясняется, что Цушко действительно болен – заняться работниками «Беркута», «Титана» и их руководством, а также провести проверку законности и обстоятельств заключения договора между ГПУ и ГСО, с дальнейшим судебным признанием этого договора недействительным.

По состоянию на 31 мая, по информации источника, принято решение во всех делах не указывать в протоколах следственных действий номера уголовных дел, ограничившись указанием, что «дело возбуждено по факту захвата Генеральной прокуратуры». Цель – использовать оригиналы в делах, которые могут стать более актуальными, в других же оставить копии.

Далее: из 47 народных депутатов, которые были участниками событий в ГПУ 24 мая, допрашивать только представителей оппозиции. Это подтверждает факт, что 31 мая с 16.00 до 18.00 был допрошен в качестве свидетеля депутат Кульчинский, который подтвердил, что лично слышал, как Цушко на коллегии ГПУ заявил, что «не признает указа Президента об освобождении Пискуна и будет противодействовать исполнению этого указа».

Итак, что все это значит? Насколько виновен Цушко и почему следствие в отношении него планируется вести вышеописанным образом?

Безусловно, то, что произошло в Генпрокуратуре – прецедент: столкновение силовиков, представляющих, по сути, две части единого целого, безусловно, требуют расследования и принятия определенных мер. Учитывая также прецедент, возникший вокруг указа Президента о переподчинении ему как Главнокомандующему внутренних войск, и последовавших за этим событий, силовики действительно могут стать – и уже стали!, заложниками политических торгов, не прекращающихся на Банковой, Грушевского, на отдаленных от города дачах и в салонах дорогих машин.

У нас имеются очень разноречивые сведения стратегических и тактических целей этих игр с «силовиками», в которых Цушко должен стать показательным примером – в назидание тем, кто посмеет ослушаться. По одной из версий, такой жертвы потребовали в Секретариате, и во время одной из неоднократных встреч с Президентом премьер дал на это отмашку.

Цели у сторон при этом могли быть прямо противоположными. У президентской стороны – устроить образцово-показательную казнь того, кто осмелился не подчинится указу Президента или подвергнуть его сомнению. Чтобы ни у кого из людей в форме впредь не возникало ни малейшего сомнения, чей приказ и чью волю выполнять. Возымело ли бы это эффект? Неизвестно. В конце концов, каждый, имеющий на плечах погоны, выполняет приказ своего непосредственного начальника. Либо не выполнять – тогда придется отвечать либо перед этим начальником, либо перед Главнокомандующим, как Цушко.

Есть во всем этом и нюансы: в связи с делом Цушко отрабатывается также версия о том, что Мороз и Симоненко сознательно спровоцировали столкновения в ГПУ с целью захвата государственной власти. По этому факту планируется возбудить уголовное дело по статье 109 УК и объединить все дела в одно производство. В случае лишения депутатской неприкосновенности по этому делу планировалось привлечь ряд народных депутатов и политических лидеров.

У премьерской стороны – тоже свой резон: получить героя и мученика. Методика эта испробована, за примерами далеко ходить не надо – Юлия Тимошенко, Борис Колесников... Цушко, в таком случае, мог бы стать флагом избирательной кампании, по крайней мере, для СПУ, а в случае создания блока с ПР – и для Партии регионов. С другой стороны, Цушко все-таки вывезли из страны. Вывезли чтобы укрыть от возможного преследования, вылечить или же «залечить»? И догадайтесь с двух раз, кому не нужен живой и здравствующий министр…

"Главред", Оксана Козак, 1 июня 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Социалистическая партия Украины, Мороз Александр. ДОСЬЕ