Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Ничего личного     ПАРТИИ И ДВИЖЕНИЯ

Виктору Януковичу не позавидуешь. Результаты народного волеизъявления ударили как гром среди ясного неба, явив реальную угрозу потери власти. Представителями ПР Банковая бралась в осаду уже в первую поствыборную ночь. Они обещают президенту все, но взамен не получают никаких гарантий.

Нечего завидовать и Юлии Тимошенко — ее хрупкий перевес, достигнутый в результате блестяще проведенной предвыборной кампании, не гарантирует ей кресло премьера, до которого рукой подать. Вот оно, рядом! Но Литвин тянет время и жилы, президент выдвигает условия, а Клюев-то рыщет и рыщет…

Не позавидуешь и президенту, вступившему в эпопею с досрочными выборами, среди прочего испытывая надежду на возможность недопущения к премьерскому креслу обоих своих конкурентов на выборах-2009. Не выходит.

Зато, знаете, кому мы завидуем? Тем, кто считает, что главное — создать помаранчевую коалицию, а значит, предопределить ясный и однозначный путь развития страны. Президент, лидеры БЮТ и «НУ—НС», безусловно, обязаны объединиться. Достаточно ясное понимание этого всеми вышеупомянутыми свело переговорные группы в одном из конференц-залов гостиницы «Хайят», в котором начался первый раунд переговоров о создании «Демократической коалиции».

Но вопрос даже не в том — смогут ли союзники, под грузом прошлых противостояний и будущих выборов, договориться друг с другом. Вопрос в том, насколько адекватны существующим вызовам будут их совместные действия потом.

С нашей точки зрения, ни один из потенциально возможных форматов парламентских коалиций, к сожалению, не является идеальным. Время такое. Да и игроки. Основные же плюсы и минусы возможных и невозможных вариаций как для основных фигур, так и для общества, мы попытались проанализировать в этой статье. И сделав это поняли: тем немногим, кто считает, что страна важнее коалиции, не позавидуешь…

Коалиция БЮТ—«НУ—НС» (228 голосов)

Процесс объединения «сердечных» с «оранжевыми» на данный момент выглядит наиболее реалистичным вариантом развития событий. Лидеры обеих политических сил клялись своим избирателям, что создадут в парламенте VI созыва так называемую коалицию демократических сил, и электорат вправе надеяться, что их избранники сдержат хотя бы это обещание. Тем более что Блок Юлии Тимо­шенко и «Наша Украина — Народная самооборона» в состоянии (пускай и со скрипом) сколотить большинство самостоятельно. Ре­аль­ные переговоры уже начались, и в ближайшее время мы сможем судить об их плодотворности.

А пока рассмотрим плюсы и минусы гипотетического союза соратников Тимошенко и сторонников Ющенко.

Личные выгоды

1. Главный позитив от парламентского блокирования наследников Майдана очевиден. Именно такой союз выглядит наиболее комфортным с точки зрения электората обеих политических сил. Однако кормчие обоих блоков, решаясь на создание подобного альянса, вероятнее всего, заботятся не столько о душевном спокойствии своих приверженцев, сколько о собственных перспективах. «Демократическая» коалиция исключает (по крайней мере на время) утечку электората. Постмайдан­ные подвиги Ющенко уже лишили Виктора Андреевича части симпатиков, которые, в свою очередь, пополнили ряды сторонников Юлии Владимировны. Однако если оранжевое большинство не станет былью, то «текучка электоральных кадров» почти наверняка будет наблюдаться и у него, и (возможно) у нее. Определенная часть населения в этом случае может окончательно разочароваться в их способности договариваться и готовности выполнять обещания. Подобное развитие событий не входит в планы ни Тимошенко, ни Ющенко. Они в равной степени заинтересованы, как минимум, в сохранении числа помаранчевых избирателей до начала следующей президентской кампании.

2. Демонстрация единства демсил сулит главе государства и другие выгоды. В этом случае он остается одним из главных фаворитов гонки-2009. Кроме того (если, разумеется, будут соблюдаться достигнутые ранее договоренности) пропрезидентский «НУ—НС», несмотря на существенный отрыв от БЮТ, получит половину постов в правительстве и парламенте. В случае создания любой иной коалиции команде Виктора Андреевича довелось бы поделиться с союзниками куда большим числом портфелей.

Потенциальные приобретения Юлии Владимировны? Во-первых, доступ к властным рычагам и ресурсам. Во-вторых, пост главы правительства (на который Тимошенко по-прежнему рассчитывает) — удобная трибуна и неплохой плацдарм для будущего президентства. Даже если премьерство окажется непродолжительным или неэффективным — не беда. Всегда можно сказать: хотела, пыталась, но не дали. Правда, в этой ситуации, будет не совсем понятно, кто.

Говорим о президентских шансах неспроста. И Ю.В., и В.А. думают о 2009-м. И оба, судя по всему, не исключают возвращения президентской должности прежнего властного масштаба. Оба рассматривали выборы-2007 как прелюдию к иной кампании. Не будь та гонка так близка, почти наверняка не было бы и этой…

Плюс для обоих — делить власть придется на двоих. Увеличение количества участников неизбежно уменьшает размер дивидендов.

Личные потери

1. И «НУ—НС», и (особенно) БЮТ в ходе краткосрочной кампании раздали невероятное количество совершенно нереалистичных обещаний. Придя к власти, они обязаны, по крайней мере, попытаться исполнить хотя бы часть обещанного. Однако факт в любом случае будет отличаться от плана, что не замедлит сказаться на уровне доверия и, как следствие, на рейтингах сил и предводителей.

2. Не стоит забывать о том, что Ющенко и Тимошенко — ситуативные союзники, но при этом еще и убежденные соперники. Создав коалицию, они на какое-то время вдохнут новую жизнь в миф об оранжевом единстве, лишив себя возможности публично критиковать другу друга и откровенно работать на победу в кампании-2009. На время существования подобной коалиции вопрос о едином кандидате в президенты от национал-демократических сил останется открытым.

3. Обоюдную неприязнь лидеров и взаимное недоверие команд трудно будет скрыть, когда они будут вынуждены работать в одной упряжке. Эффективность работы подобного коллектива единомышленников вызывает серьезные сомнения. Прогнозируемо низкий КПД и почти неизбежные внутренние конфликты (которые оппоненты будут не только старательно подогревать, но и широко освещать в своих медиа) будут способствовать потере доверия и понижению авторитета как «НУ—НС» с БЮТ, так и лично Тимошенко с Ющенко. Создав коалицию «на двоих», союз­ники лишат себя возможности свалить вину на происки попутчиков.

4. Серьезным испытанием для оранжевых «коалициантов» должно стать появление оппозиции не то что в полпарламента — в полстраны.

5. И еще один минус. Виктор Андреевич, скорее всего, будет вынужден поделиться с боевой подругой частью губернаторских постов. Конфликт по линии «главы администраций — главы советов» ликвидирован явно не будет, зато появится новый. Руководителям ОГА и РГА, назначенным по личной инициативе Ющенко, будет непросто находить общий язык с премьером. У губернаторов, спротежированных Тимошенко, периодически будут возникать трения с главой государства.

Общественные выгоды

1. Впервые в истории независимой Украины силы, именующие себя демократическими, получат возможность сформировать большинство в парламенте. Исчезнут формальные препятствия, до сих пор мешавшие эффективной работе государственной машины. Парламент может не бояться президентского вето на принимаемые законы, а президент — его преодоления. Губернаторы (по-прежнему остающиеся слугой двух господ — президента и Кабмина) будут в этом случае подчиняться хотя б относительно единому центру влияния. Процесс принятия и воплощения решения, по идее, должен максимально упроститься. Но только по идее. Поскольку речь должна идти о единстве помыслов и монолитности большинства. А здесь возникает множество вопросов, о которых — ниже.

2. Создание «постмайданного» большинства даст государству возможность, помимо прочего, внятно определиться с выбором внешнеполитического курса. И принять (будет желание) значительное количество соответствующих законов, не оглядываясь на позицию меньшинства.

3. Если при разделе будет сохранена, как обещалось, пропорция 50/50, это предоставит шанс создать относительно демократичную власть. В Кабмине ни у одной политической силы не будет возможности (как до недавнего времени у Партии регионов) продавить любое решение, невзирая на неприятие этого решения партнером. Данное обстоятельство, как минимум, снизит риск совершения ошибок и снизит число возможных злоупотреблений.

4. Каким бы долгим не был перечень реальных и мнимых ошибок премьера Тимошенко, она была единственным руководителем правительства, чья деятельность не ограничивалась примитивным тушением пожаров. Она акцентировала внимание на конкретных проблемах и предпринимала попытки составить программы их преодоления. Есть надежда, что за время нахождения в оппозиции она этих качеств не утратила.

5. То, что можно считать минусом для конкретных политиков, может оказаться несомненным плюсом для страны. Амбициозная, уверенная в своих силах власть может только мечтать о такой оппозиции, как Партия регионов. В противостоянии с таким соперником грех не закалиться! ПР во главе с Януковичем и Ахметовым будет и контролером, и мотиватором. Любая оплошность, любое злоупотребление «оранжево-пурпурных» будут немедленно замечены и подняты на бело-синий флаг. Наличие общего врага и страх потерять власть могут стать не только залогом единства, но и стимулом сделать что-нибудь для родины.

Общественные потери

Как ни печально будет это читать многочисленным сторонникам создания коалиции БЮТ—«НУ—НС», минусов у подобного союза едва ли не больше, чем плюсов.

1. Если победители выборов откровенно откажутся от данных ранее обещаний — будет плохо для их авторитета. Излишне рьяное воплощение в жизнь обещанного способно обернуться бедой для страны. Осуществление хотя бы части задекларированных социальных выплат просто подорвет ее финансовую систему. Если дать волю воспаленной фантазии и хотя бы допустить, что с января 2008 года будет отменен призыв на срочную службу в Вооруженные силы, легко прогнозировать — через несколько месяцев у нас не будет армии вообще.

2. Речь идет о самом зыбком большинстве, которое только можно придумать. Если участниками коалиции будут только эти две силы, они смогут опереться только на 228 штыков. И не все «штыки» могут оказаться необходимой закалки. Законодательной нормы, запрещающей переход из фракции во фракцию, по-прежнему нет, а значит, риск краха такого объединения сохраняется. Достаточно простимулировать троих — и коалиции нет.

Но даже если Андрею Клюеву (несмотря на поставленную задачу) не удастся отыскать формальных дезертиров, подобному большинству будет очень непросто. Каждый голос будет на вес золота, и позиция любого депутата может поставить под вопрос судьбу любого решения, любого закона. По большому счету — судьбу целой коалиции. Если кому-то вдруг чего-то возжелается (дешевой земли, выгодного контракта, налоговых льгот, преференций для своего предприятия), блок двух блоков обречен будет пойти навстречу шантажисту, ведь именно его голоса может не хватить, например, для одобрения бюджета или принятия жизненно важного закона. Даже если будет легализован императивный мандат, проблемы это не снимет. Появится запрет переходить из фракции во фракцию, но никто не может запретить не голосовать. Первый «облом» может вполне случиться на первом же голосовании новоявленной коалиции.

3. Даже в самом идеальном варианте (невозможном в принципе), предполагающем совершенную чистоплотность и непорочную святость каждого члена большинства, никто из коалициантов не будет иметь права заболеть, уехать в командировку или просто не вовремя отлучиться. В противном случае судьба любого решения будет висеть на волоске. То, что «Регионы» не будут давать своим оппонентам возможности нажимать на тридцать кнопок двумя руками — можете не сомневаться. Понадобится — будут оспаривать любое решение на предмет соответствия Конституции, которая обязывает каждого депутата голосовать лично.

К сожалению, для приверженцев Тимошенко и (или) Ющенко, у «коалиции демократических сил» нет запаса прочности. А плохо скрываемые недоверие и конкуренция этот и без того зыбкий союз могут еще больше ослабить.

Располагая ограниченным числом мандатов, коалиция не в состоянии будет провести конституционные изменения. Даже если задейст­вует, как планирует, референдум.

4. ПР, оказавшись вне коалиции, способна вообще сорвать работу парламента. Если 175 депутатов от партии не примут присягу, Рада VI созыва окажется нелегитимной. Легитимность Рады-V также сомнительна. Для проведения повторных досрочных выборов потребуется «добро» КС. А он неработоспособен. В этом случае нас ожидает безвластие и, вполне возможно, открытый гражданский конфликт.

«Регионы» могут сознательно сорвать работу новой Рады, дабы сохранить прежнее, свое правительство. Но оно будет неработоспособно. Указы президента имеют больший юридический вес, чем акты Кабмина (которые Ющенко будет приостанавливать и отправлять в Конституционный суд). А законы приниматься не будет. Деятельность КМ может оказаться нулевой. Парламента не будет вообще. Страну ожидает кризис похлеще прежнего.

5. В случае отсутствия ПР во власти, надежды на принятие единых правил политической игры на под­писание «пакта элит» исчезнут.

Непопадание «Регионов» во власть сохранит раскол в стране. А попадание в нее и БЮТ, и «НУ—НС» на какое-то время продлит миф о единстве помаранчевых и об их способности провести реформы. Тем горше будет неизбежное разочарование. Острая интеллектуальная недостаточность, наблюдаемая в обеих командах, а также нежелание обоих лидеров брать на себя ответственность за непопулярные решения оставляют мало надежд на проведение необходимых системных преобразований.

Коалиция БЮТ—«НУ—НС» — Блок Литвина (248 голосов)

Отличия от прежнего варианта невелики. Минус и для БЮТ, и для «НУ—НС» в том, что посты придется делить на троих. Плюс — в формальном запасе прочности. Однако по этому поводу не стоит питать иллюзий. Подавляющее большинство членов миниатюрной фракции Литвина не видят ни идеологических, ни практических резонов идти в коалицию с Тимошенко и Ющенко. А потому, если и пойдут, то едва ли будут надежными союзниками.

Кстати, ни в одну из коалиций Владимир Михайлович и компания не торопятся. И креслом спикера Литвин, вопреки слухам, отнюдь не бредит. Да, он востребован. Он внимательно выслушал и мнение Ющенко, и условия Януковича, и предложения Тимошенко (Которая искала его через родню. Наведывалась, но тщетно, в клинику, где лидер блока восстанавливал силы после изнурительной кампании. И, наконец, отловила в Академии наук).

Литвин и его соратники думают. И не исключено, что плодом раздумий окажется активный нейтралитет. Так удобно, когда в тебе все нуждаются, но при этом ты никому ничем не обязан.

Коалиция ПР—БЮТ — «НУ—НС» (403 голоса)

О недостатках и ошибках в работе президента Украины сказано, написано и понято немало, о чем свидетельствует результат, полученный Виктором Ющенко на нынешних выборах. Но в одном вопросе президент является куда более зрелым политиком, нежели его собратья по «большой тройке»: Украина не может двигаться вперед, планомерно и успешно развиваться без заключения пакта политических элит — достижения консенсуса между основными игроками и политическими силами по ряду ключевых вопросов внутри- и внешнеполитического развития. Все наши собратья по СЭВу и Варшавскому договору, а также страны Балтии оставили Украину далеко позади именно потому, что много лет назад достигли подобного консенсуса.

Безусловно, выработка всеми одинаково принимаемых и признаваемых правил игры, принятие к исполнению перечня согласованных целей и эффективная их реализация возможны лишь при условии согласованных действий трех основных политических сил. Однако эту идею Виктор Ющенко «с ходу» провести не смог, ибо слишком конъюнктурной была попытка с Универсалом национального единства — не то время, не совсем те вопросы, да и результатом стал не осознанный компромисс и консенсус, а премьерство Януковича.

Вместе с тем потребность в «пакте элит» не отпала, а, наоборот, актуализировалась. И если бы украинские политики думали о стране, то, несомненно, создание коалиции между тремя ведущими политическими силами было бы доминирующим направлением поствыборных переговоров. Впрочем, если бы они действительно думали о стране, а не о своем месте в ее власти, и о своей доле в ее закромах, то Украина не находилась бы в том положении, в коем сейчас пребывает… Тем не менее президент не оставляет попыток хоть суррогатно, но решить вопрос: к основному зданию помаранчевой коалиции он был бы не против пристроить «региональный» мезонин и поселить в нем председателей ведущих парламентских комитетов, вице-спикеров, а то и нескольких министров. Какие плюсы и минусы альянс ПР—БЮТ—«НУ—НС» дал бы основным игрокам и стране, и обществу?

Личные выгоды

1. Президент, проведший парламентскую кампанию в хлопотах, связанных с агитацией за одну политсилу, получил бы возможность спозиционироваться как «собиратель земель». Виктор Ющенко не слишком озабочен тем, что только три процента украинцев поддерживают широкую коалицию. Разочарование оранжевого электората он считал бы временным, а роль лидера общенационального примирения — весьма перспективной с точки зрения борьбы за второй срок.

Миротворческая миссия в отношениях между спикером и премьером, чье внутрикоалиционное противостояние стало бы основной линией накала, напомнила бы о том, что Ющенко — арбитр нации. В случае удачного позиционирования он стал бы держателем всех позитивов коалиционной работы, закрепив негативы за ответственными за парламентский и кабминовский участки, что немаловажно в преддверии президентских выборов.

2. Коалиция, имеющая жирный запас голосов, позволила бы президенту обрести свободу маневра в отношении принятия тех или иных законов. Ибо в рамках широкой коалиции возможны как минимум три чистых комбинации, обеспечивающих простое большинство голосов в парламенте.

3. Юлии Тимошенко как премьер-министру тройственный альянс предоставил бы возможность четко указать электорату, кто не дал ей реализовать предвыборные обещания. В помаранчевой коалиции столь богатой возможности у нее не будет.

4. Виктору Януковичу широкая коалиция позволила бы остаться у одного из властных рулей. Для человека, пережившего 2005-й — год безвластия, это подарок судьбы. Причастность к власти даст возможность Виктору Федоровичу реализовать свою цель — конвертировать накопленное за многие годы в собственность и бизнес.

Личные потери

1. В случае создания коалиции «на троих» реакция электората в подавляющем большинстве будет негативной, а это означает, что каждый из лидеров утратит ту или иную его часть. Вернуть и нарастить ее можно будет лишь в случае эффективной работы «тройки» оппонентов. Украинская история имеет мизерное количество примеров соблюдения договоренностей, колоссальный опыт политических предательств и полное отсутствие системы гарантий выполнения достигнутых договоренностей. Так что на успех совместной работы этих людей рассчитывать вряд ли стоит. Только великое потрясение (не дай Бог!) вынудит их поставить во главу интересы страны.

2. Виктор Ющенко как инициатор коалиции в формате трех почувствует самый сильный удар по рейтингу. Оправиться от этого выбора в электоральном плане он сможет: во-первых, при условии успеха коалиции, что весьма проблематично при ознакомлении с человеческим материалом ее составляющим; во-вторых, при высокопрофессиональном сопровождении его работы политтехнологами. Убогая предвыборная кампания «Нашей Украины», а точнее, старт президентской кампании, в исполнении заморских технологов и отечественных штабистов, заставляют сильно усомниться в возможности обеспечения действенного и техничного пиара президента. Впрочем, последняя кампания стала логичным продолжением бесцветной политики Банковой.

3. Юлия Тимошенко, соглашаясь на коалицию «троих», размывает собственную, понятную для электората, политическую идентификацию. При доминировании цели 2009 года Юлия Владимировна не может себе позволить такой оплошности.

4. Виктор Янукович теряет роль реального лидера. Во времена премьерства множественные опросы (как количественные, так и качественные) называли его самой влиятельной фигурой в стране. Пе­ресаживаясь в спикерское кресло, он становится лишь одним из трех; ассоциирует себя с ответственностью за наиболее непопулярный в обществе институт власти — парламент; упускает реальные бразды правления в экономике; становится менее интересным для тех членов и групп в его фракции, которые мирились с лидером Януковичем по бизнес-необходимости.

Общественные выгоды

1. Конституция и правила игры, выработанные и принятые «большой тройкой», будут наиболее адекватны их ожиданиям, а значит, в Украине сможет начать восстанавливаться правовое поле. Консти­туция 1996 года не устраивала Мороза в той же степени, что и Кучму. Однако она на время дейст­вия той элиты стала живучим, общепризнанным компромиссом. Ра­зумеется, Конституция не пишется под временные элиты, но ведь и те, кто ее пишет, по большей части, элитой называются номинально… В любом другом формате принятие Конституции потребует нецивилизованных методов в добыче недостающих голосов, а главное, принятый документ не будет компромиссом основных политических сил, что опять-таки значительной частью политикума будет восприниматься как насилие, устанавливающее чуждые ему правила игры.

2. Любая коалиция, кроме как состоящая из ПР, БЮТа и «НУ—НС», не в силах провести назревший комплекс необходимых популярных и непопулярных реформ. Выборы 2009 года маячат на горизонте как знак тупика для их проведения. Коалиции в ином формате будут озабочены в лучшем случае лишь реализацией популярных в обществе шагов, способных дать результат к часу «Ч». Если же ситуа­ция потребует (а она этого требует уже сейчас) принятия непопулярных решений, способных не к 2009 году, а позже дать «плюс», то такие шаги никто делать не будет, поскольку политическая сила, находящаяся в оппозиции и намеренная участвовать в президентских выборах, получит сильную фору. Следовательно, проведение комплекса реформ, с которыми государство задержалось если не на десять, то на два с половиной года точно, возможно лишь при разделении политических рисков на троих.

3. У коалиции ПР—БЮТ—«НУ—НС» есть больше шансов сохранить, либо рационально распорядиться национальным имуществом. Атмосфера недоверия, которая неизбежно будет существовать между представителями лагерей коалиции, заставит ответственных лиц принимать более осторожные и взвешенные решения. Обмен первыми замами во всех министерствах и правоохранительных органах, возможно, затруднит их работу, но есть шанс, что остановит тихий и непобедимый дерибан.

Впрочем, честно говоря, не стоит забывать и о примере тендерного бизнеса, который стал политически многонациональным. В данном контексте неважно — представители какой политической силы держали контрольный пакет, а каких — миноритарный, а кто просто сидел на богатой зарплате. Важно другое — во всех трех политических силах со временем нашлись люди, которые не смирились и развернули публичную борьбу против действующей системы.

Общественные потери

1. При «соображении на троих» власть лишается сильной оппозиции, а общество — эффективного контролера за действиями власти. Впрочем, с точки зрения реализации классических функций оппозиции, Украина никогда не имела эффективного контролера и производителя альтернативных решений. Она довольствовалась критиком — ярким или менее ярким. Но остающиеся при подобном раскладе в оппозиции коммунисты и Блок Литвина даже на эту роль не тянут. Реальная оппозиция будет находиться внутри власти. По примеру России, где отдельные группировки следят друг за другом и активно вставляют палки в колеса конкурирующих внутривластных команд. Разница в том, что в России есть один лидер, а в коалиции их будет три… Да и потом, сама российская ситуация очень сложно коммутируется с представлениями о цивилизованном и демократичном пути развития. Думающая и свободная часть российского общества, как ни покажется это кому-то странным, выражает восторг по поводу нашего гуляйполя. Так монументальные памятники завидуют живым и беспечным прохожим…

2. Этот момент может быть как позитивным, так и негативным. Весь крупный бизнес страны боится премьерства Тимошенко. Почти весь крупный бизнес страны боится альянса Ющенко и Януковича с вариантом «теплой ванны для президента». Весь крупный бизнес, независимо от цвета, боится реприватизации, а также концентрации власти в одних руках после ревизии Конституции. Трехсторонняя коалиция, даже с премьерством Юлии Владимиров­ны, размах действий которой будет ограничен, более всего устраивает крупный и очень крупный капитал. Если коалиция ПР—БЮТ—«НУ—НС» будет стимулировать ростки социальной ответственности, пробивающиеся в крупном бизнесе уже сегодня, то «плюсы» налицо: рабочие места, рост бюджета, качественный налоговый кодекс, судебная реформа, интенсивное развитие бизнес-сектора, приток инвестиций. Если же основой действия коалиции станет раздел сфер мародерства между тремя политическими силами, основу которых составляют бизнесмены, то это обернется для страны катастрофическим прыжком назад.

3. Объединение трех оппонентов неизбежно приведет к деморализации и разочарованию электората. Люди, отдавшие голос за политтехнологический продукт, слишком сильно верят в то, что в жилах трех политических сил текут разные группы крови. Разочаро­вание и апатия, предел которых, судя по явке, еще не достигнут, могут оказаться достаточно массовыми. Правда, с другой стороны, создание подобной коалиции стало бы Юрьевым днем для представителей тех электоральных групп, которые и не помышляли о поиске иных лидеров. Открытие электоральных шлюзов создало бы условие для перетока голосов и, возможно, для появления новых лидеров и начала формирования других политических проектов.

До 2009 года любой намек, даже контурный, на появление потенциального конкурента «большой тройкой» будет выжигаться на корню. Причем совместно и в едином порыве. Они не знают, куда ведут страну, но они хорошо знают, куда сами хотят прийти...

Имея дело не только с теорией, но и практикой отечественной политической жизни, к сожалению, можем констатировать: цели лидеров, связанные с 2009 годом, малый удельный вес интеллекта и гражданственности в списках трех политических сил; отсутствие четкого понимания стратегии развития страны; невозможность проведения интеллектуальных, мозговых штурмов и дискуссий в партиях и блоках, к тому же скованных императивным мандатом, — гарантируют провал «коалиции трех». При объективно-кричащей необходимости подобной коалиции, субъективный фактор, несомненно, превратит ее работу не в «папский конклав», который после сложнейшего поиска компромисса таки дает пастве позитивный результат, а в комнату с дюжиной запертых котов, результатом трудов которых станет разбитая посуда, рваные занавески, обои и… никаких котят.

Коалиция Партия регионов — «НУ—НС» (247 голосов)

С точки зрения вероятности этот вариант создания большинст­ва уступает лишь коалиции в формате БЮТ—«НУ—НС». Подобное развитие событий отвечает не только интересам регионалов. В случае создания такого союза, определенную пользу рассчитывает извлечь и Виктор Ющенко. Причем сторонников у него не так мало, как это может показаться стороннему наблюдателю. Активный поиск точек соприкосновения между «донами» и Банковой начался еще до дня выборов. По нашим сведениям, через Виктора Балогу конкретные предложения регионалов были переданы Ющенко на прошлой неделе. Власть предлагалось поделить пополам. Обсуждение условий состоялось в пятницу. На чем сошлись Виктор Андреевича и Виктор Федорович, и на чем расстались, доподлинно неизвестно. Не думаем, что процесс переговоров завершен. Но то, что они притормозились, — факт. Случилось это во многом из-за активного сопротивления политиков, избранных по спискам блока «НУ—НС». Свое несогласие неоднократно высказывали формальные лидеры объединения — вождь «самбистов» Юрий Луценко и предводитель «НУ» Вячеслав Кириленко. Вчера 40 из 72 будущих помаранчевых депутатов поставили свои автографы под обращением к Ющенко, в котором потребовали положить конец политическими сношениям с сине-белыми.

Личные выгоды

1. Начнем с глубоко личного. Альянс с «донцами» избавляет Виктора Андреевича от необходимости вносить кандидатуру Юлии Тимошенко на пост премьера. До какой степени Ющенко не хочет этого делать, знает только он.

2. Плюс для Ющенко. В переговорах с Тимошенко ему была отведена, по сути, уготована роль «младшего партнера». В общении с Януковичем со товарищи он вправе чувствовать себя хозяином положения. Он без них может сформировать коалицию, они без него — наверняка нет. Стало быть, они нуждаются в нем, а не он в них.

Оговоримся, так думает (насколько можно судить) сам Ющен­ко. Он уверен, что будет диктовать безразмерные условия. Но мы не уверены, что «доны» ему позволили бы это. Во власть они, безусловно, хотят, вне ее себя не мыслят. Но наивно было бы полагать, что они так легко согласятся на требования гаранта отдать под его контроль не только СБУ и ГПУ, но и МВД. А также пожертвуют премьерскими амбициями Януковича. Его В.А. не хочет видеть главой Кабмина ну, может, чуточку меньше, чем Тимошенко.

3. Существует и стратегическая цель. Союз с регионалами, с точки зрения президента, дарует ему титул собирателя земель. Скорее всего, «скоросшивателем» Украины глава государства будет считаться только в пределах улицы Банковой — согласно недавним исследованиям Центра Разумкова, блок «непримиримых единомышленников» поддерживает только 3% населения. Виктор Андреевич, кажется, считает иначе. Судя по всему, он искренно верит: выступив объединителем страны, он восстановит свои позиции на Западе и обретет приверженцев на Востоке. Это, в свою очередь, якобы позволит ему стать главным претендентом на победу в 2009-м. Комментировать подобную версию не станем.

Допустим, с президентством не сложится. Легко предположить, что невластное безбедное и комфортное будущее «донцы» обеспечат Виктору Андреевичу легче и охотнее, чем Юлия Владимировна. Кроме того, окружение Ющенко легче находит общий язык с верхушкой «Регионов», чем с конфидентами Тимошенко.

4. В свою очередь «вкладчики» ПР в случае создания коалиции с «НУ—НС», могут жить и работать без опаски. Контролировать и одергивать их будет некому и незачем. Договоренности, которые будут достигнуты в этом случае, будут исключительно кулуарными, вмешаться в них никто не сможет. Влиятельные регионалы смогут избавиться от множества фобий — от подсознательного страха перед маловероятными репрессиями до вполне реальных опасений реприватизации.

5. Существенным плюсом для ПР является то, что президентского вето тони могут больше не бояться.

Премьерству Януковича (если Ющенко на него согласится) достаточно долго ничего не будет угрожать. Он может стать первым премьером-долгожителем. При таком формате коалиции, вопреки расхожему мнению, он может оказаться исключительно удобным главой правительства и для Ахмето­ва, и для Ющенко.

6. В случае парламентского объединения «НУ—НС» и «Регионов» влияние Януковича упадет, вес Ахметова наверняка вырастет. Так что бизнесмену подобный политический проект, безусловно, выгоден.

Личные потери

1. Виктор Андреевич думает иначе, но, скорее всего, о реальном доверии к нему как к политику он может забыть надолго. Возможно, навсегда. Даже в Закарпатье.

2. В том, что критика в его адрес со стороны Тимошенко будет беспощадной, можно не сомневаться. Союз Ющенко с «Регионами» — плюс для Юлии Владимировны, у которой не будет более резонов стеснять себя в словах и поступках.

3. Весьма вероятно, что президент потеряет не только ситуативного политического союзника и поддержку электората, но и часть фракции. Тех, кто по разным причинам не захочет трудиться в одной команде с «донами», может набраться немало.

Это отразится не только по репутации Ющенко (которая и так окажется подмоченной), но и по чис­ленности коалиции. Вербовка неофитов потребует времени, средств и сил. Опять-таки — все на поклон к Владимиру Михайловичу.

4. С проблемами столкнутся и регионалы. Считается, что их электорат более терпимо относится к политическим кульбитам своих кумиров. Но в этом случае какая-то часть может происшедшего и не понять. А какая-то — и откровенно возмутиться.

«Донцам» придется делиться властью, а они этого не любят и не умеют. Им доведется, если так встанет вопрос, передать в чужие руки контроль над всеми силовиками.

Если говорить о проблемах вполне конкретных лиц, то, не исключено, что Янукович расстанется с мечтой о президентстве. Не только потому, что союз с недавними врагами ударит по его авторитету. Но и потому, что одно из условий Банковой формулируется следующим образом: коалиция в обмен на поддержку Ющенко на президентских выборах.

Хотя… Маловероятно, что «доны» на это согласятся. А если пообещают, то вряд ли обещание свое сдержат. Легенды о «донецком слове» неоднократно разбивались о были о «донецком деле». Совсем невероятно, что подобная помощь, если она и будет оказана, поможет Ющенко избраться на второй срок.

Общественные выгоды

1. Суммируйте обещания БЮТ и «НУ—НС». Проделайте ту же операцию с предвыборными декларациями «НУ—НС» и ПР. Срав­ните. Что получилось? Правильно, вторая сумма несколько скромнее.

Стало быть, у этого союза выше шансы реализовать хотя бы толику малую записанного в программах. В определенном смысле коалиция бывших врагов обречена давать хоть какой-то результат. У нее будут для этого и ресурсы, и желание. Если результата не будет, трудно будет восполнить естественные электоральные потери. Не добившись мало-мальских успехов, и Ющенко, и Янукович ускорят свой уход с политической авансцены. Они этого не могут не понимать.

2. Политический союз ужа с ежом кое-кто называет пользительным еще и потому, что он создает хотя бы видимость сшивания страны. Сама страна это вряд ли почувствует, но за ее пределами это могут расценить как добрый знак.

В случае возникновения союза оранжевых и сине-белых почти наверняка не будут подниматься вопросы, обостряющие противостояние в стране. О референдумах по двуязычию и внеблоковому статусу можно будет на какое-то время забыть.

Появится надежда, что страна все-таки достойно встретит Евро-2012. Исчезнет повод тянуть шкуру неубитого медведя в разные стороны.

Общественные потери

Первая, и весьма серьезная. Дезориентация электората. У значительной части избирателей по всей стране, по сути, разрушится система политических координат.

2. Не менее существенный минус. Такая коалиция реальных системных реформ никогда не проведет. Преобразования будут носить усеченный, кастрированный характер. В первую очередь в союзе ПР—«НУ—НС» заинтересованы те, кто хочет либо сохранить, либо приумножить капиталы. Зачем им реформы?

3. Договоренность между основными элитами страны невозможна — Тимошенко на компромисс с такой коалицией не пойдет. Да и они ее к сотрудничеству не пригласят. Конституционные изменения едва ли возможны, но если и произойдут, будут иметь субъективный характер. А очевидное неучастие в процессе БЮТ и стоящих за ним избирателей будет означать, что реформа Основного Закона не вполне легитимна с общественной точки зрения. И снова возникнет желание ее пересмотреть.

4. Имитация «сшивания» страны, с точки зрения общества, хуже, чем констатация раскола. Трезвый взгляд на проблемы лишает иллюзий. А от них Украина в последнее время страдает не меньше, чем от дураков и дорог.

Коалиция ПР—БЮТ (331 голос)

Формализованная коалиция этих двух политических сил невозможна. Ни Юлия Тимошенко, ни Виктор Янукович, за которыми в ближайшее время будут закреплены роли лидеров во вполне вероятном биполярном политустройстве Украины, в официальном союзе не заинтересованы. Более того, акционеры Януковича не заинтересованы и в двуполюсном политустройстве. Ибо не хотят оставаться один на один с Юлией Владимировной. Им нужна «прослойка», третий игрок. Коим на сегодняшний день является президент.

Формат коалиции ПР—БЮТ даже не обсуждается. Однако это не мешает самим лидерам и их представителям проводить спорадические переговоры, результатом которых уже становились и могут стать совместные ключевые голосования в Раде.

Ограниченная по численности коалиция, которая будет создана в парламенте, важна с точки зрения формирования исполнительной власти, президиума и руководства Рады, определения судьбы генпрокурора и главы СБУ. Но жизнь не заканчивается кадровым перераспределением, она только начинается, когда в город заходят гусары. Слишком толст налет личных обид, слишком ненадежны некоторые члены списков, слишком велико недоверие между основными игроками будущей коалиции. Все эти «слишком» дают основания для сомнений в эффективности работы любой формальной коалиции в Раде. Именно потому еще неизвестно, какие коалиции окажут более ощутимое влияние на жизнь страны и принимаемые решения — формальные или неформальные. Возникновение последних, безусловно, ситуативное, но продуманное будет оставлять весьма заметный след на теле украинской политики. Например такой, как оставило преодоление президентского вето на закон о Кабмине.

Пытаясь заглянуть вперед, никто не сможет дать гарантии относительно невозможности заключения временного альянса между БЮТ и «Регионами» для принятия, например, новой Конституции. Кто-то может гарантировать, что эта Конституция не упразднит пост президента в стране? Ведь «Регионы» заинтересованы в Ющен­ко сегодня, когда рассчитывают сохранить за собой ключевые позиции в исполнительной власти. Почему возглас «так не доставайся же ты никому!» не может стать со временем дырочкой, через которую выйдет пар? А если учесть, что наметочные переговоры на этот счет еще до окончания избирательной кампании имели место (ведь и Тимо­шенко, и Янукович понимали, что Ющенко не горит желанием их обоих видеть во главе правительства)… А если учесть, что ничто так не разъединяет, как совместная работа пусть и в помаранчевой коалиции… А если учесть, что без президента полномочия «канцлера» станут куда более внятными и широкими (даже если ими поделиться с парламентом), то становится понятно, что вероятность временных неформальных коалиций исключать не стоит. Заметим, что в чистом виде конституционное большинство в парламенте могут обеспечить только две фракции — Тимошенко и Януковича.

Впрочем, точно так же, как не стоит исключать и ситуативные голосования «НУ» и ПР. Например, по отмене моратория на продажу земли. Или по вопросу изменения системы госзакупок.

Одним словом, если в парламенте V созыва действовала картельная (идеологически неблизкая и выстроенная на диктате одной политической силы) коалиция и лишь иногда возникали ситуацион­ные альянсы, то в парламенте VI созыва перспектива возникновения и вмешательства в процесс неформальных коалиций может стать весьма влиятельным фактором.

Сергей Рахманин, Юлия Мостовая

"Зеркало недели", 6 октября 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Данные экзит-полов по выборам в Верховную Раду Украины