Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Роман Зварыч: «Никогда, даже в кулуарах, не стоял вопрос о том, что будет создана коалиция НУНС и Партии регионов»     ИНТЕРВЬЮ

БЮТ и НУНС поспешно презентовали соглашение о создании коалиции, хотя новый состав парламента еще не переступал порога сессионного зала.

Однако сначала депутатам предварительно сформированного большинства придется голосовать за спикера и президентский «пакет» – 12 законопроектов, на принятии которых настаивает Виктор Ющенко.

А с этим процессом не все так просто. И пока коалицианты заняты подбором кандидатур на министерские должности, их юристы все еще колдуют над текстами законопроектов, согласовывая каждое слово. «Переговорщик со стажем» Роман Зварич уже в который раз отстаивает президентскую позицию, заверяя, что на этот раз демократическая коалиция действительно состоится.

«Я не сомневаюсь в том, что будет 228 подписей за коалицию в день открытия первой сессии»

Роман Михайлович, между БЮТ и НУНС парафировано соглашение...

Соглашение было подписано. Я не знаю, что значит парафировать. Обе политических силы провели все необходимы процедуры, чтобы принять политическое решение – единственное, которое может быть принято на этом этапе. Понятно, что какие-либо юридические последствия этого политического решения отсутствуют, поскольку они могут обрести актуальность, когда депутаты примут присягу. Поэтому соглашение согласовано на политическом уровне теми лицами и органами, которые имели на это полномочия от политических сил, считавшихся 30 сентября субъектами избирательного процесса. Я не понимаю, что означает парафирование. Это формулировка журналистов, а не самих участников этого процесса.

Это говорил Вячеслав Кириленко, цитирую: «Когда мы говорим о парафировании – это значит, что точно такое же соглашение без изменений будет подписано – уже как конституционное – на заседании Верховной Рады»...

Юлия Владимировна как раз говорила, что соглашение подписано, и правильно делала на этом акцент.

Можно ли теперь с уверенностью говорить, что коалиция в новом парламенте будет именно в таком формате?

Можно наверно говорить о том, что любая другая конфигурация на этапе первых заседаний Верховной Рады шестого созыва невозможна. Чтобы считать коалицию созданной, в соответствии с нормативными требованиями регламента, нужно 226 подписей народных депутатов. Я не сомневаюсь в том, что их будет 228 в день открытия первой сессии. Потому что иначе пришлось бы очень плохо думать о двух политических силах, которые предоставили своим руководящим органам соответствующие полномочия подписать это соглашение.

То есть, со стороны НУНС все 72 подписи гарантированы?

Да. У меня нет ни малейшего сомнения. Знаю, что люди, которые вошли в проходную часть списка и скоро станут народными депутатами, – это серьезные люди. Не думаю, что они пойдут на подобные авантюры.

Итак, по вашим прогнозам, когда по времени состоится открытие первой сессии шестого созыва?

В соответствии с законом о выборах, предоставляется 20 дней с момента официального оглашения результатов выборов для того, чтобы кандидаты в народные депутаты подали необходимые документы, на основе которых ЦИК принимает решение относительно их регистрации уже как народных депутатов Украины. Не исключено, что необходимые 450 депутатов подадут такие документы, и это даст возможность начать другую процедуру – подготовительный этап первой сессии шестого созыва, как это определено регламентом ВР. При условии регистрации как минимум 300 народных депутатов мы можем приступить к этому этапу. В соответствии с Конституцией Украины Верховная Рада собирается на первую сессию не позже, чем на тридцатый день после официального объявления результатов выборов. Этот процесс может быть ускорен, но точно не будет продлен.

Вы убеждены, что зарегистрируются хотя бы 300 народных депутатов?

Если вы спрашиваете, допускаю ли я, что некоторые политические силы, участвовавшие в избирательном процессе и давшие понять нашим гражданам, что они все-таки серьезные люди, вдруг стали нелогичными авантюристами? Я допускаю, что серьезные политические силы хотят сохранить свое реноме перед народом, потому за эти 20 дней будет зарегистрировано больше 300 народных депутатов.

А если эти серьезные люди, в частности Партия регионов, захотят таким образом продлить свое пребывание во власти?

Отказ кандидата в народные депутаты зарегистрироваться влечет конкретные правовые последствия – тогда подтягивается список и регистрируется следующий. Конечно, это можно довести до абсурда. Если какая-либо политическая сила, в том числе и названная вами, хочет таким образом просто профукать свое политическое реноме, это нелогично. Я не знаю, какие существуют рычаги, чтобы заставить казалось бы рациональных людей действовать рационально...

Но как они должны действовать, если версия о том, что они согласились на досрочные выборы при условии создания широкой коалиции, все же имеет право на существование?

Я тоже слышал такую версию... Однако скажу, что я был непосредственным участником переговоров на президентском уровне, которые завершились подписанием соответствующего документа тремя лидерами в пять утра. Заверяю, что никогда, ни на одном этапе, даже в кулуарах, не стоял вопрос о том, что после выборов будет создана коалиция, в состав которой будет входить «Наша Украина» и Партия регионов. Если кто-либо договаривался вне границ этого процесса – это их проблемы.

Все-таки, что получит оппозиция из озвученных уже возможных должностей вице-премьера, вице-спикера, заместителей министров и председателей госадминистраций?

Мы готовы к дискуссии вокруг этой темы. Могу точно сказать, что наша политическая сила и наши партнеры искренне осознают необходимость обеспечения за оппозицией права контроля над властью. Мы искренне заинтересованы в том, чтобы максимизировать эти полномочия. Как это изложить в нормативном измерении – это вызов, стоящий не только перед нами, но и перед будущей оппозицией.

Хорошо, готова ли коалиция уступить оппозиции такой парламентский комитет как, например, бюджетный?

Да, если это будет нужно для того, чтобы оппозиция могла выполнять свои контролирующие функции. Есть разные механизмы обеспечения оппозиции такими правами.

На каком конкретно механизме остановились НУНС и БЮТ?

До конца еще не выработана целостная концепция, с которой можно было бы войти в сессионный зал. Думаю, частично это объясняется и тем, что у нас не было возможности вовлечь потенциальную оппозицию в этот диалог. Мой подход как автора одного из первых законопроектов о парламентском большинстве и оппозиции в том, чтобы не отдавать оппозиции должности председателей комитетов. Я исходил из американской модели, где большинство назначает председателя комитета. Зато в порядке контроля я предлагал отдать оппозиции должности первых заместителей в каждом комитете при условии, что оппозиция будет сформирована согласно требованиям, изложенным в моей редакции данного закона.

Мой подход также предусматривал создание «теневого правительства», где бы теневые министры имели возможность доступа ко всему документообороту в соответствующем ведомстве, к совещаниям и участию в заседаниях Кабинета Министров с правом совещательного голоса. Если этот подход применяется, тогда абсурдом было бы вводить должность заместителя министра без определенных функций в соответствующем ведомстве. Тем более должность вице-премьера от оппозиции. Это нелогично.

Есть разные подходы, но логично было бы создать один концептуальный, и это можно делать исключительно в диалоге с нашими коллегами от будущей оппозиции. Поэтому даже на переговорах я озвучил рабочее предложение, чтобы вместо вынесения готового закона об оппозиции, который мог бы быть неприемлем для оппозиции, создать временную специальную комиссию, поручив ей доработать в определенные сроки законопроект, который был принят парламентом в первом чтении. И даже предложить оппозиции возглавить ее.

Как на это отреагировал БЮТ?

Положительно. Поэтому не исключено, что таким будет наш окончательный подход к этому вопросу. Подчеркну еще раз: у нас есть искреннее осознание необходимости усилить контролирующие функции с соответствующим определением полномочий для оппозиции.

Значит, ни НУНС, ни БЮТ не готовы отдать оппозицию должности глав парламентских комитетов?

Это неправда. В законопроекте об оппозиции идет речь об определении тех комитетов, которые должна возглавить оппозиция. Если такой подход будет применен… я не убежден, что это усиливает контролирующие функции оппозиции. Больше мог бы сделать действительно «теневой кабинет». В любом случае должны быть обеспечены две вещи: максимум контролирующих функций для оппозиции и диалог с оппозицией, чтобы выйти на консенсусное решение.

На завершающей встрече у Президента перед подписанием коалиционного соглашения присутствовал Иван Плющ. Значит ли это, что в НУНС, кроме рекомендованого политсоветом Вячеслава Кириленко, возможны другие кандидатуры на пост спикера?

Пока что Иван Степанович занимает важную конституционную должность, будучи секретарем СНБОУ. Этим объясняется его участие в подобных совещаниях, а не в качестве претендента на должность главы Верховной Рады. Во-вторых, при всем моем большом уважение к Ивану Степановичу, политсовет блока определился, и я не вижу никаких оснований, чтобы корректировать это решение.

Определился ли политсовет с кандидатами на должности в правительстве?

Нет. Этот вопрос пока что не обсуждался ни на одном уровне.

Когда это произойдет?

Процесс начался, поскольку соглашение уже подписано. Политические партии, входящие в наш блок, в своей среде будут обдумывать этот вопрос, выносить обоснованные предложения на каждую должность. Состоится публичная конкуренция, кто лучше и профессиональнее подготовлен.

«То, что совещания проходили на территории Секретариата Президента, – это случайность»

Какие должности отойдут к квоте «Народной самообороны», кроме МВД?

У нас нет такого подхода как квотирование по отдельным политическим партиям относительно должностей в исполнительной власти. Не забывайте, что мы еще до начала избирательного процесса взяли на себя обязательство о создании единой политической силы. Учитывая это, нет смысла квотировать между собой какие-либо должности. Мы бы хотели думать, что это будет одна политическая сила, которая будет занимать свои должности в правительстве. В настоящий момент создается пул возможных претендентов на те или иные посты.

Их будет отбирать Президент?

Конечно, участие почетного председателя нашей партии будет весомым в этом случае.

Нормально ли, когда Президент влияет на формирование коалиции, если это не предусмотрено Конституцией? Почему коалиция создается на Банковой, а не на Грушевского?

То, что эти совещания проходили на территории Секретариата Президента, – это случайность. Она предопределена тем, что нужно было на этапе завершения этого процесса координировать свои действия с Президентом. Не забывайте, что кроме определенных Конституцией полномочий, он также сохраняет за собой соответствующий статус политика. Де-факто он является лидером одной из крупнейших политических партий, входящих в наш блок. И неслучайно мы себя позиционировали на этих выборах как президентскую силу. Понятно, что нам нужно было координировать свои действия с Президентом, мы этого не скрываем. Думаю, что значительно больше удивления вызывало бы, если бы мы пытались каким-то образом делать хорошую мину при плохой игре и говорить, что Президент не участвует в этом процессе. Так же было бы странно, если бы коалицию формировали Регионы и коммунисты при участии Президента.

Мы пытаемся выйти на европейский уровень, где Президент является все же политическим деятелем.

Тогда нелогично получается: если Президент позиционирует себя только как политик при формировании коалиции, почему же переговоры в таком случае не проходили на Туровской – в офисе БЮТ, который набрал намного больше голосов на выборах?

Я не видел у наших партнеров каких-либо возражений по этому поводу...

Возможно, дело в том, что Президент собственно в этом процессе заботился не так об интересах своей партии, как о полномочиях главы государства, предлагая сначала принять свой вариант изменений к закону о Кабмине, полный контроль над силовым блоком и так далее?

Во-первых, наше виденье относительно внесения изменений в закон о Кабмине ничем не отличалось от президентского. Мы об этом неоднократно заявляли. Это также наша позиция!

Во-вторых, в отношении силового блока Президент неоднократно говорил, что он бы хотел через свою политическую силу сохранить за собой возможность координировать работу этого направления. Поэтому мы озвучили свою позицию на переговорах о том, чтобы должность министра внутренних дел при распределении сфер ответственности была отведена не Президенту, но «Нашей Украине–Народной самообороне». Так оно и зафиксировано в коалиционном соглашении.

А как же быть с принятием более десятка законопроектов, которые Президент хочет провести через парламент «в пакете» еще до голосования за премьера?

Президент не настаивает на пакетном голосовании. Это вопрос процедурный, и его не волнует. Президент настаивает, чтобы если не все, то какая-то часть определенных им законопроектов была одобрена парламентом еще до внесения кандидатуры на должность премьер-министра.

Если какой-либо из законопроектов, принципиальных для Президента, не наберет достаточного количества голосов, это поставит под угрозу голосование по премьеру?

Тут нет никакой связи. Если мы договариваемся о том, чтобы данные законы провести, определив процедуру одобрения (этот вопрос пока открыт), я не вижу причины, почему бы эти проекты не одобрить. Буду говорить откровенно: есть три принципиальных вопроса для Президента – внесение изменений в закон о Кабмине, вопрос неприкосновенности народных депутатов и вопрос льгот для них.

А относительно местных госадминистраций?

Этот вопрос также ставится на сегодняшний день, но правового алгоритма, как решить эту проблему, пока нет. Не исключено, что к открытию первой сессии он не будет окончательно решен. Конечно, можно внести какую-нибудь макулатуру в сессионный зал, чтобы поставить галочку о выполнении, но это ничего не даст.

Правда ли, что протокола разногласий между вашими политическими силами не существует?

Да. Его нет.

Как же будут решаться довольно спорные вопросы, такие как снятие моратория на продажу земли, чего хочет НУНС и совсем не хочет БЮТ?

Этот вопрос на уровне рабочей группы, работавшей над программной частью документа, не обсуждался.

Но это один из довольно конфликтных вопросов...

Я не вижу здесь конфликта. Да и наши партнеры не касались этого вопроса. Он зафиксирован в программной части нашего соглашения. В любом случае неоднократно озвучивалась позиция Президента по этому поводу, он согласился продлить мораторий до 1 января 2008 года. Если бы коалиция вышла на то, чтобы продлить такой мораторий, то, скорее всего такой закон был бы заветирован Президентом.

Значит с начала нового года такой мораторий может быть снят?

Я уверен в этом. Я не вижу никаких оснований считать иначе, это зафиксировано в нашем соглашении.

А БЮТ согласился на введение института госсекретарей, как этого хочет Президент?

Пока нет. До сих пор это является предметом дискуссии, и не только с нашими партнерами по БЮТ. Просто до сих пор отсутствует надлежащий уровень понимания того, о чем идет речь, как в БЮТ, так и в нашей политической силе. Не идет речь о том, чтобы вводить тот институт, который носил название госсекретарей и через который был установлен контроль над членами правительства. Сейчас речь идет о том, чтобы четко разграничить две функции – политическую и государственной службы. Первая должна сохраняться исключительно за министром. Ее нужно обеспечить в полном масштабе, когда министр сможет без всякого вмешательства осуществлять политическое руководство в той сфере, которая относится к его ведению. Сфера государственной службы должна сохранить за собой определенную стабильность, которая ни в коем случае не должна быть предметом политических колебаний.

Но назначаться Президентом?

Это вопрос производный. Мне действительно не важно, кто кого будет назначать. Если в законе о государственной службе, не в законе о Кабмине, будут определены четкие объективные критерии подбора государственных служащих, и в частности, подбора лиц на руководящие должности соответствующих ведомств, тогда это не имеет никакого значения. А также будут зафиксированы конкретные обязательства, среди которых, – четкое выполнение политики, определенной министром, тогда не имеет значения, каким образом они назначаются.

То есть до конца этот вопрос не разработан. Думаю, мы сможем к нему вернуться тогда, когда будет готов законопроект о внесении изменений в закон о государственной службе, после этого можно в переходных положениях соответствующую отсылочную норму выписать и в Законе о Кабмине. Если будет выписано так, как я объяснил, то не будет никаких недоразумений, которые, скорее всего, возникают из названия самого института, поэтому придется все-таки название поменять.

Президент назначает губернаторов, это его право, в то же время БЮТ стремится сменить председателей ОГА в тех регионах, где блок получил большинство голосов на выборах, а это больше половины территорий. Найдено ли взаимопонимание в этом вопросе?

Да. Мы прекратили все дискуссии, когда просто вышли на конституционную модель. То есть, Кабмин как коллегиальный политический орган принимает решение относительно освобождения или назначения председателя ОГА, и вносит это предложение Президенту Украины, за которым сохраняется право принять окончательное решение. Это зафиксировано в нашем соглашении. Если правительство посчитает нужным проверить деятельность того или иного губернатора, и будут объективные основания, чтобы предложить Президенту освободить того или иного человека, то глава государства примет соответствующее решение. Но политизировать прямую функцию Президента недопустимо. То есть говорить о том, что должности председателей госадминистраций могут быть предметом квотирования между политическими силами, входящими в коалицию, означало бы проигнорировать прямые полномочия Президента. Конечно, мы на это не согласились. Следовательно, этот пункт соглашения воспроизводит конституционную диспозицию.

«Депутат может заболеть, но... не может»

Включен ли в число первоочередных законопроектов Закон о регламенте ВР?

Нет, его нет в перечне, хотя это не значит, что он не нужен. Если бы кто-то хотел его включить в перечень, это могло бы завалить всю нашу работу (смеется).

Назовите, пожалуйста, какие законопроекты есть в этом перечне...

Закон о внесении изменений в Конституцию относительно отмены неприкосновенности, Законе о внесении изменений в закон о статусе народных депутатов относительно отмены льгот, Закон о Кабмине. Они уже готовы, завизированы и могут быть приняты.

Дальше Закон об оппозиции. Я уже говорил, какие здесь возникли проблемы. Закон об императивном мандате, имеется в виду распространение конституционной диспозиции, где понятие «выход из фракции» распространяется на юридическое действие, которое называется «исключение из фракции». Здесь, мягко говоря, идет дискуссия.

На чем настаивает одна и другая сторона?

Мы еще не нашли адекватных формулировок, чтобы дать возможность говорить о несомненном соответствии самого закона Конституции Украины. Здесь идет тяжелая работа.

Потом Закон о внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно назначения внеочередных выборов, в частности к Киеврадк и киевского городского головы. Это также касается Закона о местных государственных администрациях, он тоже до конца не готов. Закон о внесении изменений в закон о местном самоуправлении в части расширения полномочий и повышения ответственности органов местного самоуправления, речь идет о более уточненной редакции, она тоже еще в работе. Закон о внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно определения статуса некоторых центральных органов исполнительной власти, в частности речь идет о Фонде госимущества и Антимонопольном комитете, статус которых не определен.

Закон о внесении изменений в закон о внутренних войсках Украины, речь идет о новой редакции, но я еще не видел первоначальную версию. Очень нужен Закон о внесении изменений в закон о закупках, идет речь о тендерных процедурах и Тендерной палате. И Закон о ратификации устава ГУАМ. Это перечень из 12-ти законов, который может быть сужен, в зависимости от уровня готовности, или расширен или частично изменен. Работа идет, у нас есть еще двадцать дней, чтобы поработать над этим.

Закон не будет внесен в сессионный зал, если не будет стопроцентной согласованности, если не будет визы ответственного лица как с одной, так и с другой стороны.

А если обязательства не будут выполнены?

Я не допускаю такой возможности.

228 голосов – нестабильное большинство, которое будет требовать почти стопроцентного присутствия, что физически невозможно обеспечить по тем или иным причинам. Вы также будете прибегать к незаконному механизму, когда за людей голосуют их карточки?

Нужно уйти от этой позорной практики. Есть решение Конституционного Суда, которое требует, чтобы депутат сам голосовал за себя. Но, чтобы выполнить это требование, нужно в первую очередь принять Закон о регламенте, только в этом случае, когда будет установлено голосование депутата не своей карточкой, это сможет стать основанием для соответствующего конституционного обращения. В настоящее время КС не принимает никаких аргументов со ссылкой на регламент Верховной Рады, который не имеет статус закона.

Во-вторых, я не соглашаюсь с тезисом, что 228 голосов – это нестабильная коалиция.

Так элементарно – кто-то заболел...

Этого не может быть. Депутат может заболеть, но... не может. Народный депутат Украины – это не второстепенная работа, это, после Президента, возможно, самая серьезная должность в государстве. Избранные лица должны соответствующим образом относиться к тому мандату доверия, который они получили от народа.

Была бы более нестабильная ситуация, если бы коалицию создали неродственные политические силы. На сегодняшний день можно говорить о том, что мы имеем значительно более монолитное парламентское большинство в таком составе, поскольку его программные векторы определены, а это основная часть соглашения, состоящего из 100 страниц, 80 из которых – это программа деятельности правительства и коалиции.

Я слышу аргументы некоторых политологов, что если бы там была Партия регионов, то стабильность в государстве была бы обеспечена. Простите, но я уже этот путь проходил, когда подписывались подобные документы, которые носили обязующий характер и наши партнеры даже не думали их выполнять. В такую ситуацию в очередной раз я не хочу попасть. Я был свидетелем достижения договоренностей между потенциальным на то время премьер-министром и Президентом Украины, которые впоследствии были скреплены подписями на бумаге. Однако никто не собирался их придерживаться. Когда мы вошли в правительство по поручению Президента, имея договоренность о том, что будем подписывать новое коалиционное соглашение, основной составляющей которого будет Универсал, я на заседании переговорной группы поставил этот вопрос, но его проигнорировали. Этот процесс длился несколько недель, это было откровенное игнорирование тех обязательств...

Не пойдет ли этим путем Юлия Тимошенко, сейчас на все соглашаясь, а после назначения – игнорируя?

У меня нет оснований так считать. Все взятые нами обязательства зафиксированы в документе, нет проблемы, что мы можем не поладить, потому что в документе есть максимальная детализация относительно направлений в отдельных сферах нашей общественно-политической жизни с определенным перечнем инструментов решения тех или других проблем. Дал бы Бог, чтобы эти 80 страниц за пять лет были выполнены, это был бы настоящий прорыв, если позволите так выразиться.

Вы готовы вернуться работать в правительство?

Если будет такое поручение моей политической силы и Президента, то конечно готов. Но мои глаза не горят энтузиазмом, потому что я там был и знаю, что это такое. Да, есть лавры, сопровождающие министра, однако каждое утро тебя будут ждать 250 документов для изучения и принятия решения, и редко когда ты приходишь домой раньше часу ночи...

Я придерживаюсь подхода Сократа, который говорил, что правителями в полисе должны быть философы-короли. Критерием в данном случае выступает желание человека. Если человек не хочет быть правителем, потому что понимает, что власть – это бремя, то его нужно, напротив, заставить им стать. Одним из критериев, может ли человек быть правителем, является вопрос – хочет ли он этого. Меня скорее всего нужно заставить в таком сократовском духе стать министром.

Сможет ли эта коалиция быть действенной без привлечения к голосованиям других политических сил, в частности Блока Литвина?

Думаю, что Блок Литвина будет своего рода «темной лошадкой» на первой сессии, возможно, и на следующей. Конечно, придется с ними каким-то образом находить общий язык, хотя я не исключаю, что по отдельным законодательным инициативам мы поладим и с коммунистами, и с регионалами.

Почему общий язык с Литвином до сих пор не найден?

Мне кажется, Владимир Михайлович пытается подытожить свои активы, и правильно делает с политической точки зрения. Имея всего 20 народных депутатов, сохранить за собой определенную возможность маневра.

То есть, он не будет ни во власти, ни в оппозиции?

Думаю, что так. Он сможет удерживать «золотую акцию» в сессионном зале при каждом голосовании. Это здоровый политический подход к виденью своей роли. Безусловно, мы заинтересованы в том, чтобы привлекать Блок Литвина в нашу систему принятия решений.

Следовательно, коалиция будет действовать именно в составе НУНС и БЮТ при ситуативной поддержке Блока Литвина?

В начале, да. Возможно, коалиция будет расширена позже, и это будет зависеть от Литвина. Но мы не будем спрашивать его, какие должности ты хочешь. В первую очередь – готов ли он присоединиться и выполнять нашу программу.

Но если он согласится, как вы будете перераспределять посты?

Трудно будет, потому что мы будем делить не портфели, а сферы ответственности.

НУНС в таком случае может уступить должность спикера?

Не исключено, но вряд ли. Я прагматик, если это даст нам возможность обеспечить реализацию взятых на себя обязательств, такая возможность есть. Но я точно знаю, что при условии избрания на эту должность представителя НУНС, эти вещи точно будут обеспечены.

Чего больше принято к исполнению в программе коалиции и правительства – бютовского «Прорыва» или президентских «десяти шагов»?

Нельзя так говорить. Эта программа была разработана на 95% еще в июле прошлого года и была подписана. Единственный человек, который ее подписывал дважды, была Юлия Владимировна. Поэтому говорить, что это программа «Нашей Украины» или Президента, не совсем верно, не взирая на то, на каком компьютере она писалась (посмотрел на свой монитор). Это наша общая программа. Когда эксперты от БЮТ взяли эту программу и сравнили ее с «Украинским прорывом», то у них не было никаких противоречий. Нет никаких разногласий, они нас просили интегрировать только отдельные позиции, и мы это сделали, где было возможно.

«Главред», 18 октября 2007 г.

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Зварыч Роман. ДОСЬЕ, Полный список "Наша Украина - Народная самооборона", Роман Зварич: «Результаты выборов оспорить в суде практически невозможно»