Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Давид Жвания: Ющенко забили все уши разговорами о покушении     ИНТЕРВЬЮ

Буквально недавно в интернете произошло смещение акцентов. Еще в апреле глобальный поисковик Google на слово "Жвания" в первую очередь выдавал материалы о грузинском премьер-министре, погибшем при загадочных обстоятельствах в 2005 году.

Сегодня интернет заполнен сенсационными заявлениями украинского депутата Давида Жвании, которые он сделал после начала скандала с попытками лишить его гражданства Украины.

Войну, развязанную не им, Жвания ведет эффективно – каждый шаг прокуратуры он встречает все новыми и новыми разоблачениями.

Депутат предчувствует, что роль, назначенная ему следствием – это быть соучастником дела по отравлению. И если все закончится совсем худо, Жвания уже создал себе образ. Он станет "новым Ходорковским", "жертвой преследований" и "человеком, пострадавшим за правду".

По иронии судьбы, дед Давида Жвании руководил управлением по защите тайны в печати Советской Грузии. Сегодня сам Жвания занимается противоположным – он эти тайны вскрывает. Или, по крайней мере, считает, что именно этим он занимается во благо Украины.

"Я не хочу, чтобы страна жила мифами", - неоднократно повторяет депутат во время беседы.

Хотя он все равно отказывается касаться некоторых вопросов – например, о финансовом участии Бориса Березовского в выборах Виктора Ющенко. Это объяснимо – Жвания не хочет давать лишних зацепок для судебного процесса в Лондоне, инициированного Березовским.

Когда "Украинская правда" договаривалась об этом интервью с Давидом Жванией, то условилась говорить честно и на темы, о которых он ранее молчал.

В частности, Жвания впервые признал, что потенциальный "отравитель" Ющенко Владимир Сацюк финансировал его избирательную кампанию. Жвания также назвал причины "исчезновения" Ивана Рыбкина в Украине. Кум президента буквально по минутам воссоздал ужин на даче руководителя СБУ, где, убежден Ющенко, он был отравлен.

Сам Жвания уверен в противоположном – что отравления не было. "Украинская правда" не берется судить, на чьей стороне истина. Более того, в данное время нами готовится интервью с врачом Ющенко Ольгой Богомолец, во многом развенчивающей версии Жвании. Однако общество должно знать разные мнения – именно этим мы руководствуемся, публикуя это текст.

Наш откровенный разговор со Жванией неоднократно переносился. Депутат хотел провести его уже после родов жены. В итоге многочасового разговора вышла попытка воссоздать весь путь Жвании в украинской политике.

– Начнем издалека. Расскажите, как вы познакомились с Виктором Ющенко?

– Я не был близко знаком с Ющенко до того, как начали формировать списки на выборах 2002 года. Наша первая встреча прошла в ресторанчике, я уже не помню, в каком именно...

Решение идти в политику уже обсуждалось в нашем кругу – Мартыненко, Морозов, я. Мы знали, что идем не во власть, а в оппозицию, и понимали, что это игра в длинную.

Я был достаточно близок к очень большому количеству людей из администрации Кучмы. Еще раньше этот вопрос мы обсуждали с Разумковым, он тоже близко знал Ющенко. Вообще я был знаком со многими людьми, которые были вокруг Ющенко – с Ехануровым, Васюником, Бессмертным.

– Вы не станете отрицать, что когда приняли участие в кампании "Нашей Украины" в 2002 году, уже тогда было понятно, что вы идете в команду президента, а не просто оппозиционного деятеля?

– Тогда еще не было такого понимания. Никто даже не думал, что Ющенко будет президентом. Речь шла о том, что в Верховной Раде должно быть больше молодых, потому что при Кучме это был парламент старперов.

– Но ведь это тоже будет наивно звучать: сидел бизнесмен Жвания и решил идти в политики, потому что "нет сил больше терпеть, хочу строить страну". Каждый бизнесмен видит в этом какой–то свой интерес...

– Мы себя называли прагматиками. Тогда депутатский корпус выглядел как бюрократический, провинциальный. Был Рух, были коммунисты. Мы не шли в парламент за защитой, потому что тогда защищаться еще не было нужно.

– Вы были знакомы с Кучмой?

– Да, был знаком.

– Тогда среди крупных бизнесменов был критерий: кто к нему ездил в Крым на день рождения, тот считался приближенным…

– Я ездил к Кучме на каждый день рождения. Он принимал группами. Вот у нас была группа: я, Коля Мартыненко, Разумков, Баграев, Игорь Франчук, Саша Мартыненко. Одни выходили, мы заходили. Прием был достаточно дружелюбный, без пафоса. Там не надо было падать на колени, кланяться...

– Что надо было принести Кучме на день рождения, чтобы выглядеть в его глазах солидно?

– По–моему, мы ему подарили настольные часы.

– Вы тогда занимались вывозом отработанного ядерного топлива из Украины. Не секрет, что все, кто делали какой–то крупный бизнес на межгосударственных программах, обязаны были отчислять деньги представителям власти.

– Я никогда ничего не отчислял. Например, Кучма знал, что мы своей деятельностью несли плюс. Мы говорили: "Да, там есть составляющая бизнеса, но это компенсируется выгодой для Украины. И мы можем удержать эту схему какой–то период, поэтому мы бы хотели этим заниматься монопольно". Мы конфликтовали тогда с группой Суркиса.

– А кому шла так называемая "доля власти"?

– "Доля власти" возникла при Лазаренко. Это он пытался у всех что–то выстроить "в доле". А мы как раз были в оппозиции к Лазаренко и не соглашались ничего ему отстегивать, что само по себе было геройство. Наверное, поэтому мы и нравились Кучме.

Ведь раньше никогда не платили за ядерное топливо, и из–за безалаберности чиновников эти счета совершенно внезапно рухнули на голову Кучме. Тогда мы быстренько решили этот вопрос так называемой отсрочкой платежей, переоформлением и возможностью получения длинных схем расчетов. В итоге Украина платила 10% от реальной цены ядерного топлива.

– Выходит, вы тоже разносили деньги по кабинетам, иначе как можно было заставить Россию получать прибыль в 10 раз меньше ожидаемой?

– Это была нестандартная бизнес–схема. У нас были свои лоббистские возможности, были отношения у Разумкова в России. Мы просили очень многих людей в Москве, включая того же Рыбкина, что "нельзя бросить на молодую Украину такую обузу".

Реально и ста долларов взятки никто не получил! Мы долго спорили, считали экономику, рентабельность станций.

Единственное, меня просили, и я постоянно привозил в Россию из Украины колбасу и сало. Ну, знаете, когда спрашиваешь: "Что привезти?", говорят: "Колбасы такой вкусной, с чесноком". Из–за этого всегда порядочно воняло в самолете. (Смеется)

С тех времен многое изменилось в мире – и в России, и в Украине… Все стало слишком меркантильно.

 
Бизнес-партнеры Николай Мартыненко и Давид Жвания. Фото Василия Гриба

– Когда вы оказались в списке "Нашей Украины" на выборах 2002 года, сколько вы за это заплатили? Об этом не принято говорить правду, но никто не поверит, что место в списке ничего не стоило.

– Скажем так, вся тогдашняя парламентская кампания Ющенко стоила мне 9 или 10 миллионов долларов. Хотя решение баллотироваться далось мне с трудом – потому что в самое хлебное время пришлось из бизнеса уйти в политику. И от этого решения ничего хорошего бизнес не приобрел, только пострадал.

– Вы явно играли в долгую… Это как фондовый рынок: если инвестировать в ценные бумаги на старте, то и доходность будет выше. Точно так же вы могли инвестировать на старте в будущего президента.

– Такое циничное мышление появилось в последние годы, а тогда у нас его не было. Что значит "финансировать кандидата в президенты"? Нам не нужно было на этом зарабатывать, мы были абсолютно состоявшимися в бизнесе людьми.

"ПОХИЩЕНИЕ" РЫБКИНА – ЭТО БЫЛА СМЕШНАЯ ИСТОРИЯ

– Сколько вообще лично Жвания потратил на Ющенко своих денег – на все предвыборные кампании?

– Есть две составляющие – потраченные деньги и так называемая потерянная прибыль от бизнеса из–за пребывания в оппозиции. Многие инвестиционные проекты, которые были мной запущены, по сути были уничтожены. А живых денег я потратил миллионов 40 долларов.

– А сколько недополученной прибыли?

– Мне даже страшно посчитать, чтобы не расстраиваться! Тогдашний миллион долларов – это сегодня 10 миллионов. Но мы шли в парламент не за деньгами. Мы считали, что вот–вот настанет шанс для европейской перспективы Украины…

– В 2001 году?

– В 2001 году! У нас был шанс для реальной евроинтеграции. Но для этого нужно быть игроком за карточным столом геополитики, а не картами. Украина тогда претендовала если не на хорошего туза, то на хорошего вальта. А докатились мы до шестерки.

– И вот после выборов 2002 года вы оказались в оппозиции к Кучме…

– Это я уговорил Бессмертного баллотироваться по списку "Нашей Украины". Мы с Романом вдвоем пошли к Ющенко с предложением, что уже сейчас нужно начать готовиться к президентским выборам 2004 года.

Он ответил: "Вы так считаете?". Мы ответили: "Да". "Хорошо, давайте писать концепцию и начинать подготовку". Мы написали концепцию, принесли, и началась работа…

– В чем состояла концепция?

– Нужно было создавать региональные штабы, создавать с нуля партию "Наша Украина". Рухи были против, они говорили: "Мы проведем президентскую кампанию на базе штабов Рухов". Половина фракции вообще не участвовала в этом процессе.

Мы проанализировали, что качество штабов Рухов или других партий, с которыми мы шли на выборы 2002 года, было просто нулевое. И мы убеждали Ющенко, что должны построить пропрезидентскую партию, в которую должны все влиться…

Скандал с Рыбкиным – это первый звонок вашего нарастающего охлаждения в отношениях с Ющенко?

– Ющенко почему–то перепугался по поводу Рыбкина, хотя это была добрая история.

Рыбкина сделали смешным персонажем, но он достаточно амбициозный человек - возглавлял Совет национальной безопасности России, был ближайшим другом Ельцина.

По сути, так же сегодня Касьянова делают смешным персонажем, хотя он им никогда не был. Просто это такая мода в России – делать оппозицию смешной.

– По одной из версий, Рыбкина должны были в Украине убить, с тем, чтобы бросить тень и на Кучму, и на Путина…

– В Украине существует очень много мифов на грани шизофрении! Уже после того, как Рыбкина нашли, он вернулся в Украину, дал пресс–конференцию и хохотал с версии о планах его убийства. Если бы человек подозревал, что его хотят убить, разве он бы вернулся обратно?

– Тогда какой был смысл операции с его исчезновением?

– Очень простой. В российском законодательстве была брешь в законодательстве, что если в момент избирательной кампании бесследно исчезает кандидат в президенты, то выборы нужно остановить. Рыбкин пытался показать, что выборы Путина – это профанация.

Он сел в поезд, поехал в Украину, попросил, чтобы его встретили мой помощник и брат Бессмертного. Рыбкин официально зарегистрировался на границе, въехал в страну, ему поставили штамп в иммиграционной карте.

А из–за того, что перепугался Кучма, возник скандал.

– Как тогда с вами согласовывал эти действия Березовский?

– Никак. Пресс–секретарь Рыбкина Людмила была единственным контактным лицом. Она сама позвонила мне в офис, попросила переговорить с Рыбкиным. Я переговорил. Он сказал: "У меня родилась идея приехать к вам в гости". И предупредил с намеком, что это должно быть сделано тайно.

Дальше я получил короткий факс, где все это было расписано – что "есть такая брешь в российском законодательстве, что он хочет показать, что выборы Путина нелегитимны…"

– И вы так легко согласились участвовать в провокации Рыбкина против Путина?

– Я считал, что это правильно. А почему нет? Если тебе Россия показывает зубы, тебя "тузлят", почему нельзя поучаствовать в смешной истории в ответ?

Мы сняли Рыбкину квартиру в Киеве на улице Лютеранской, он там пожил три дня. Я к нему дважды заходил. Мы сидели, часами разговаривали о событиях России, вспоминали – у нас куча общих знакомых.

Я просто не хочу, чтобы страна все эти годы жила мифами…

ИЗ ИСТОРИИ С ШУБАМИ ЖЕНЕ ЮЩЕНКО СДЕЛАЛИ БОМБУ

– Если не хотите жить мифами, то расскажите правду о том, как вы финансировали семью Ющенко, как вы ездили с ним на отдых и оплачивали это удовольствие?

– Да, мы летали вместе на отдых, но некорректно говорить, кто за что платил.

– А ваша жена с детьми и дети Ющенко с его женой тоже ездили вместе отдыхать?

– Да, они больше проводили времени на отдыхе.

– И именно в это время у них были американские проездные документы?

– Они тогда все время летали по американским документам. Катерина была американкой – разве это был секрет?

Я вообще не люблю трогать семью и детей. Я не хочу ругаться с Ющенко как с физлицом. Мы же когда–то были друзьями. Потом он стал президентом, а я – украинский политик, у которого свое собственное мнение.

 
Отдых на Доминикане. Вверху: Виктор Ющенко, Оксана Жвания, Николай Мартыненко. Внизу: Екатерина Ющенко, Давид Жвания

Я не строил свою карьеру за счет дружбы с Ющенко. Тогда, в 2002 году я мог пойти в парламент по списку любую партии. Я был уважаемый человек, если бы я попросился в "ЕдУ", меня бы взяли с руками и ногами!

Но у меня было собственное видение развития страны. Я строил партию для Ющенко, вкладывал в это энергию, летал по всем областям, высматривал людей, которые бы могли за это взяться, уговаривал, чтобы не боялись. Тогда доходило до маразма – люди ко мне подходили и хвалились: "Видишь, я с тобой здороваюсь, я не боюсь!"

Потому что мы тогда были изгоями. У меня в офисе молчали телефоны, половина моих знакомых боялись набрать мой номер.

– Весной 2004 года провалилась политреформа Медведчука. Каким образом вам удалось переубедить выступить на стороне Ющенко тех нескольких депутатов из большинства Кучмы?

– То была политреформа не Медведчука, а Мороза. Эту реформу не хотел сам Кучма. Если бы он настоял, он бы ее провел.

Мы с Бессмертным были категорически "за" политреформу, "за" построение парламентско–президентской формы правления. Мы создавали партию, и говорили, что дальше через нее нужно входить во власть.

– В тот день, когда провалилась политреформа, вы с Ющенко полетели в Вену забирать из роддома Тарасика. Была информация, что это вы оплачивали роды жены Ющенко в Австрии.

– Не совсем. Роды оплачивала сама Катя.

– И когда в 2008 году ваша жена собиралась рожать, вы хотели ее отправить в тот же роддом в Австрии, где родился Тарасик Ющенко, но из–за проблем с вашим гражданством ей не дали визу?

– Моя жена просто хотела сделать в Австрии эпидуральную анестезию. Это природное обезболивающее. Последний ее плод был 5600 грамм, и мы думали, что следующий будет еще больше. Но когда визы получить не удалось, она села на диету, чтобы не раскормить ребенка, и плод получился как раз самым маленьким. Давид родился с весом 3880.

Но я не понимаю, почему вы все время спрашиваете про оплату?

– Это важно, кто и как содержит семью президента, что они за это получают. Сейчас одни "танцуют" Ющенко, раньше это делали другие.

– Я вообще не содержал семью Ющенко!

– Разве это не вы подарили Андрею Ющенко джип-кубик "Мерседес", которым он пользовался многие годы? По крайней мере, номера этой машины значатся за вашей фирмой "Финансовые инвестиции"…

– Это не моя фирма. Мы организовали эту фирму, чтобы регистрировать на нее имущество штабов "Нашей Украины".

– Хорошо, но как оказалось, что сын президента ездит на машине фирмы, на которую зарегистрированы штабы "Нашей Украины"?

– Ну и что? Почему он не может ездить на этой машине? Поездил, а теперь ее вернули назад. Теперь на этой машине ездит кто–то из сотрудников партии. Да, я финансировал, помогал, но что в этом такого?

– Финансировали не только партию, но и семью Ющенко?

– У меня с Ющенко были хорошие отношения, исходя из того, что мое мышление – это не мышление барыги!

– Это некорректно, когда бизнесмен содержит политика!

– А разве я бизнесмен? Я политик!

– Ваши деньги были заработаны в бизнесе…

– А где зарабатывают политики? Вы живете еще мерками 1995 года! Какая разница между политиком и бизнесменом?

Вот сегодня Виктор Андреевич ходит в костюмах. Как он их покупает? На президентскую зарплату? А где Литвин одевается, где Симоненко?... Я всегда говорил, что политик должен быть состоятельным, должен иметь источник дохода…

– Вы признаете, что финансировали семью Ющенко?

– …Это дебильная формула, которая устарела, она уже неактуальна в современном мире. Саркози – это политик или бизнесмен? А Берлускони? А Буш? А Меркель? А Путин?

– Если узнают, что Меркель живет за счет владельца промышленных предприятий, завтра же ее отправят в отставку!

– Вы что, у Меркель колоссальные доходы, у нее акций на несколько сот миллионов долларов! Или Саркози – он мультимиллионер, и всегда им был!

– Но если узнают, что он живет на за свои деньги…

– Ничего в этом плохого нет! Политика – это пул каких–то людей. А что, французы не знают, что Саркози финансировался за счет мэра Лиона? Это знает вся Франция!

– Политик, которого содержит бизнесмен, становится заложником этого человека, он ему оказывается должен!

– Я вообще никогда не считал, что Ющенко мне что–то должен. Я за эти годы ни разу его ни о чем не просил, ни разу не был у него в кабинете президента, ни разу ему не звонил.

Как только закончилась оранжевая революция, я вообще уехал отдыхать, потому что просто устал, 14 суток подряд не спал, у меня был нервный срыв. Я вообще даже не пытался получить какое–то назначение.

Я что, Харес, чтобы бегать за Ющенко?! Чтобы дарить ему цветы, чтобы он допустил меня на дачу?

Это метод работы Хареса (Юссефа, сирийский друг Ющенко  УП) и других! Они как раз добивались своего за счет какого–то участия в семье Ющенко, за счет какой–то лести…

Мне это не надо было. Чего я должен был лезть к Ющенко с подарками? Андрею Ющенко нужна была техническая машина. Она была на нашей фирме. Дали ребенку на ней поездить. Что в этом плохого?

– То есть вы финансировали семью Ющенко бескорыстно?

– Меня можно считать идеалистом. Я финансировал не Ющенко, а политическую силу "Наша Украина".

– Все знают, что вы или ваша жена дарили жене Ющенко шубы, бриллианты...

– Поверьте, у нас не было попыток сблизиться за счет таких вещей. Я никогда не считал себя человеком, который должен за счет подарков как–то куда–то пробраться.

На самом деле, Ющенко не был тогда президентом. Он мог принимать подарки от кого угодно. Это называется дружбой.

Вообще я очень корректен в этом плане. А история с шубами выглядит не так, как ее преподносят в прессе...

– А как?

– Я с семьей отдыхал в Турции вместе с семьей Ющенко. В магазине при гостинице по уценке продавались шубы по 800 долларов.

Катя (Ющенко) взяла себе две шубы, и моя жена – тоже две. Я просто оплатил их, вот и все. Для меня это небольшие деньги. А из этого сделали бомбу!

– В этой стране это выглядит как коррупция в политике!

– Что, 800 долларов – это большие деньги? Я был такой же депутат, как Ющенко. Допустим, Ющенко подарил мне золотой, дорогой крест. Что, он меня коррумпировал? Я думаю, что он стоил больше 800 долларов.

САЦЮК ПЕРЕДАЛ МНЕ ДЕНЬГИ НА ВЫБОРЫ ЮЩЕНКО

– В 2004 году вы были ярым противником того, чтобы Тимошенко появилась в команде Ющенко. Вы до сих пор считаете, что ее не нужно было принимать?

– Я не был прямым противником принятия Тимошенко, я выступал за то, что президентских выборов Ющенко должна быть пропрезидентская партия. Я утверждал, что рейтинги Ющенко и Тимошенко не плюсуются. Я просто переживал, чтобы участие Тимошенко не забрало рейтинг у Ющенко, потому что это были президентские выборы одного человека.

– Я вам напомню ваши слова, где вы говорили, что "Тимошенко ничего не приносит, кроме негатива". Вы говорили такое?

– Да.

– Вы сейчас тоже так считаете? Или пересмотрели свои взгляды?

– Это не я, а жизнь пересмотрела, история пересмотрела, Ющенко пересмотрел, страна пересмотрела, геополитика пересмотрела...

 
Жвания поменял мнение о Тимошенко. Фото Василия Гриба

– Мы ведь действительно записываем с вами откровенное интервью?

– Да.

– Тогда расскажите про деньги Березовского в избирательной кампании Ющенко!

– Мы пропускаем этот вопрос. Про финансирование избирательной кампании я ничего рассказывать не собираюсь, потому что это коллегиальная ответственность, там есть история очень многих людей. Спрашивайте о том, что связано со мной.

– С вами связана, как считает сам Ющенко, история с его отравлением. Вы заставили Ющенко поехать на ужин к заму главы СБУ Владимиру Сацюку 5 сентября 2004 года? Или Ющенко сам высказал такое пожелание?

– Мы встречались с Сацюком еще за три месяца до этой встречи – весной 2004 года, там же на его даче.

– Тоже обедали, выпивали?

– Мы фрукты ели.

– Что вы обсуждали?

– Суть заключалась в том, что с разных сторон начали звучать реальные угрозы жизни кандидата в президенты Ющенко. Была версия, что "вот выпустили какого–то вора в законе под то, чтобы грохнуть Ющенко". Или пьяный Курочкин где–то в Крыму разболтал, что "у него 20 методов как убить Ющенко".

На самом деле, и в семье Ющенко, и в его окружении по этому поводу очень сильно переживали. Слухи шли со всех сторон – какие–то знакомые что–то где–то рассказали.

Ющенко забили все уши этими разговорами о покушении! Я думаю, что это была определенная информационная спецоперация, чтобы его запугать.

– Но угроза жизни была реальной?

– Я не знаю, у меня не было данных из следственных органов, я находился в глухой оппозиции. Хотя по поводу этого пьяного разговора Курочкина сообщил сам Сацюк.

Тогда мы с Бессмертным поняли, что необходимо как–то перестраховаться. Мы решили обратиться к СБУ с тем, чтобы выделили "Альфу" под охрану кандидата в президенты Ющенко. Потому что охранники с резиновыми пулями, которых мы могли тогда нанять – это выглядело смешно!

В итоге Бессмертный подписал такое обращение с просьбой о выделении охраны Ющенко, которое я отнес Сацюку в СБУ. Он получил эту бумагу, донес о ней Смешко, потом попросил организовать встречу с Ющенко.

После чего в мае мы встретились на даче у Сацюка, где он подтвердил Виктору Андреевичу, что будет поднимать вопрос о выделении ему охраны. В какой–то момент я вышел, и остаток того майского разговора Ющенко и Сацюк провели вдвоем. Они уже были знакомы сто лет, потому мне не нужно было их знакомить.

– До скандального ужина 5 сентября это была единственная встреча Ющенко и Сацюка?

– Да, первая их встреча состоялась в мае.

– Действительно Сацюк финансировал избирательную кампанию Ющенко и оранжевую революцию в 2004 году?

– Сацюк через меня передавал определенную сумму денег на избирательную кампанию Ющенко.

– Это произошло во время второго ужина 5 сентября, когда, как считает Ющенко, его предположительно отравили?

– Нет. Сацюк передавал эти деньги раньше.

– Ющенко знал, что Сацюк выделял средства на его выборы?

– Да.

– Там было больше миллиона долларов?

– Не больше. Но не намного меньше.

– Ющенко боится, что сейчас Сацюк вскроет этот факт?

– Тогда Ющенко не был официальным кандидатом в президенты. Поэтому нельзя сказать того, что Сацюк участвовал в избирательной кампании.

– Сацюк лично давал вам деньги?

– Да. Он прекрасно знал, что у нас были проблемы с финансированием.

КУЧМУ ПРЕДУПРЕДИЛИ ОБ УЖИНЕ ЮЩЕНКО И САЦЮКА

– По чьей инициативе состоялся ужин 5 сентября, где, по мнению Ющенко, его отравили?

– Кроме письма Бессмертного о выделении охраны, нужно было, чтобы с такой просьбой обратился сам Виктор Андреевич.

После того, как Ющенко и Сацюк повидались в мае, мне постоянно звонил Володя (Сацюк - УП) и спрашивал: "А где же письмо Виктора Андреевича?". 

С другой стороны, меня постоянно душил Бессмертный, потому что с сентября начинался предвыборный тур Ющенко, а официальная охрана до сих пор не была выделена.

Но это еще не все. В августе Ющенко находился в Крыму, и там возле него появилась охрана Червоненко. Но мы были категорически против его волюнтаризма и эпатажных действий.

Против этой охраны выступала не только я или Бессмертный, но и закрепленные за Ющенко офицеры Управления госохраны. Они слезно просили, чтобы мы убрали оттуда Червоненко.

– Тогда на Ай–Петри люди Червоненко словили каких–то сотрудников милиции, которые следили за Ющенко…

– Мы с Бессмертным были в шоке, когда увидели по телевизору этот ужас в исполнении Червоненко. Милиционеры, которых они словили – это были полезные люди. Они проводили оперативную съемку с участием Ющенко, дабы не было каких–то провокаций.

Сам статус Ющенко предполагал, что в ситуациях, где он присутствует при массовом скоплении людей, нужно вести внешнее наблюдение. Так выписан закон Украины – за всеми лицами первой категории сегодня тоже есть внешнее наблюдение в случае, если идет массовое скопление людей, как это произошло тогда на Ай–Петри.

– То есть это была не слежка оппонентов Ющенко, как тогда все подавалось?

– А за чем можно было там следить? За тем, как Ющенко писает?

– У вас в штабе были тогда какие–то разборки в связи с задержанием силами Червоненко этих милиционеров?

– Да, были, потому что это дикость! Червонец, как всегда, отвечал по–хамски. Я до этого не знал, что евреи бывают охранниками, я считал, что они – банкиры. Мы все были удивлены, когда Евгений Альфредович объявил себя лучшим охранником в мире. В ответ я только трижды перекрестился.

– Как сам Ющенко относился к тому, что Червоненко возглавил его охрану?

– Ющенко ответил: "Ну, хай Женя бавиться". Но Бессмертный настаивал, чтобы я добил вопрос с выделением охраны СБУ, чтобы Ющенко написал письмо.

Я тогда позвонил Сацюку. Он сказал, что выделение официальной охраны – это очень тяжелый вопрос, который должен решаться по команде Смешко и по согласованию с Кучмой. "Поэтому, – говорит Сацюк, – от вас нужно письмо Ющенко – это раз. И второе – Смешко хочет встретиться с Ющенко, чтобы они еще раз переговорили".

Я рассказал Ющенко, что нужно письмо. Он ответил: "Ну, це я забув. Хай Віра (Ульянченко) підготує, десь ми його підпишемо".

– Расскажите историю дня 5 сентября, когда состоялся ужин у Сацюка. Ющенко выступил на митинге в Чернигове и должен был ехать к Сацюку? Он знал, что у него запланирована такая встреча?

– Конечно! Мы все согласовали по минутам, встреча у Сацюка должна была быть не ночью, а в семь часов вечера, но ее пришлось перенести, потому что вклинился Алексей Ивченко.

В тот день Ющенко выступил на митинге в Чернигове, он закончился рано, часа в 3 или 4 дня. Сразу оттуда мы должны были ехать на встречу к Сацюку.

По дороге Ющенко заехал к какому–то шизофренику, который подошел к нему во время митинга. Это был какой–то барыга, который занимается антиквариатом. Он поднялся на сцену, вручил Ющенко какой–то крест, потом поехали к нему домой.

Там была страшная антисанитария, ужас, склад ненужных вещей, разбросанных икон! Он, видимо, еще их реставрирует и использует дом как мастерскую. На столе стояла грязная бутыль, в ней был какой–то спиртной напиток, дубовая настойка. Ющенко и сам выпил, и всех заставил выпить эту гадость.

– Вы тоже пили?

– Да. Но, честно говоря, я схалтурил – чуть–чуть отпил, а остальное вылил. Не знаю, что это было, но это был ужас! У меня после этого желудок чуть не сгорел. Это была какая–то термоядерная смесь! А Виктор Андреевич выпил две рюмки, "як козак". После этого собирались ехать в Киев, но тут в машину Ющенко заскочил Ивченко.

Я никогда не садился к Ющенко в машину и всегда ездил на своей. Мы двинулись эскортом. Я был в полной уверенности, что едем домой к Сацюку, но потом понял, что мы куда–то сворачиваем.

Потом Ющенко остановился и начал фотографировать какие–то пейзажи. Я подошел к нему и спрашиваю: "Почему мы поехали по этой дороге?". Виктор Андреевич ответил: "Та це Івченко причепився – давай на півгодини заїдемо, це недалеко, це по дорозі".

Я говорю Ивченко: "Расскажи мне, пожалуйста, куда мы едем?". Он говорит: "Это прямо по дороге в Киев, мы буквально свернем на два километра". В итоге, Ивченко нас обманул. Мы свернули не на два, а на двадцать два километра. Мы приехали на дачу "Фокстрота" к Шульге. Я, конечно, психовал.

Я говорю Ющенко: "Давайте я перезвоню, чтобы отменить эту встречу у Сацюка". Все начало затягиваться. Потому что поступило предложение Виктору Андреевичу: "Давайте покушаем". "Давайте", – ответил он. Сели. Там получился полноценный ужин.

Я ничего не ел и просто начал психовать. У нас срывалась важная встреча! Я что, мальчик? Я хожу, десять раз согласовываю их свидание с Сацюком.

Я бы мог дома остаться, у меня есть семья, дети, мне что, заняться нечем? Почему я должен был потерять целый день, оказаться идиотом в глазах уважаемых людей из–за того, что Ивченко решил каких–то странных личностей познакомить с Ющенко?

– Что Ющенко кушал на даче у Шульги?

– Он ел и рыбу, и суши, и грибы. Ющенко попробовал все, что там было на столе. Это был полноценный ужин.

– Ющенко выпивал?

– Да, там пили красное вино. А потом коньяк.

После всего этого мы сели в машину. "Ну що там, нас іще чекають?" – спрашивает Ющенко. Я говорю: "Чекають". Хотя я уже наслушался от Сацюка: "Если Ющенко не нужна эта встреча, то почему мы здесь сидим, ждем?" Сацюку еще было неудобно перед Смешко, потому что он позвал его на конкретное время. Он меня спрашивает: "Вы едете, не едете?" Я говорю: "Не знаю. Вроде бы ехали, а заехали хрен знает куда!".

– То есть, теоретически Ющенко могли отравить и у Шульги?

– Могли.

– После того, как вы поехали к Сацюку, Червоненко трижды переспросил у Ющенко: "Снять охрану?". И сделал это только после приказа Ющенко. Это правда?

– Тогда охраны Червоненко не существовало вообще! Ему просто надо было знать, с кем встречается Ющенко, с кем он общается. Червоненко хотелось иметь побольше контактов.

Поэтому мы просто решили снять Червоненко, чтобы он не болтался сзади. Осталась только охрана Виктора Андреевича, которая поехала к Сацюку в машине Ющенко. А сам Ющенко поехал со мной в моей машине.

– Когда вы поехали вдвоем с Ющенко к Сацюку, за рулем был человек по имени Томас Цинцабадзе?

– Да. Это наш товарищ, он занимается продажей автомобилей через салон Grand Prix.

 
Жвания и Цинцабадзе (справа). Фото Василия Гриба

– Расскажите о Цинцабадзе – почему в тот вечер он оказался вашим водителем? У вас же в повседневной жизни совсем другие водители.

– Во–первых, я не умею водить машину. Во–вторых, потому что в тот день Томас привез мне новую машину – джип–кубик "Мерседес".

– Что значит "привез"?

– Я у него купил этот джип, и он просто пригнал его как раз в этот день. Я решил показать Ющенко новый "кубик". Он сел посмотреть машину.

Кроме того, Цинцабадзе был знаком с Сацюком, он тоже продавал ему машины. Когда я договаривался о встрече с Сацюком, он попросил: "Минимизируй, пожалуйста, количество людей, которые будут с Виктором Андреевичем, чтобы много народу не было. Охрана Виктора Андреевича пусть приедет".

Это было логично, хотя встреча у Сацюка была обговорена с Кучмой. Кучма даже знал, что Ющенко на этой встрече будет видеться со Смешко.

Смешко лично информировал об этом Кучму. Представляешь, когда глава СБУ встречается с лидером оппозиции и не ставит в известность президента – его бы мгновенно сняли с работы!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Сергей Лещенко

"Украинская правда", 7 июля 2008 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Жвания Давид. ДОСЬЕ