Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Давид Жвания: Лицо Виктора Ющенко изуродовал воспалившийся тройничный нерв, а не диоксин!     ИНТЕРВЬЮ

В последних числах мая, выступая в прямом эфире радио «Свобода», народный депутат и один из лидеров «Народной самообороны» Давид Жвания заявил, что в 2004 году президент Украины Виктор Ющенко не был отравлен диоксином, а все результаты анализов в уголовном деле по факту отравления гаранта были сфальсифицированы. Эти слова не вызвали бы такого резонанса, если бы не звучали из уст ближайшего соратника главы государства и крестного отца младшего сына Виктора Андреевича – Тараса.

Почему же между кумовьями пробежала черная кошка? Почему все эти годы народный депутат молчал, если знал правду? И что в таком случае произошло с лицом Виктора Андреевича? На эти и другие вопросы Давид Важаевич ответил во время встречи с корреспондентом «Комсомолки».

«Нас сделали изгоями»

Офис Давида Жвания находится в самом сердце столицы - неподалеку от станции метро «Золотые ворота». Приемная оформлена в стиле хай-тек, и в стенах со стальным отливом я вижу себя словно в зеркале. Мимо проходит высокий крепкий парень с кобурой на поясе. Охранник? Скорее всего. Но зачем народному избраннику вооруженный телохранитель? Может быть, ему угрожают?

– Давид Важаевич, накануне вашего заявления о том, что президент не был отравлен, генпрокурор Александр Медведько обратился в Святошинский райсуд Киева с просьбой об отмене решений, которые в свое время позволили вам получить гражданство нашей страны. Вы назвали это решение репрессиями в ваш адрес. А теперь вам, может быть, угрожают? В приемной я заметила мужчину с пистолетом

– Мне угрожали и до оранжевой революции, и после нее, - улыбается Давид Важаевич. - Я к этому уже привык и охрану усиливать не собираюсь. А этот телохранитель со мной уже 11 лет.

– Последние события ярко свидетельствуют о том, что ваши отношения с президентом испортились. Раскройте секрет, из-за чего это произошло? Когда вы в последний раз встречались?

– Просто Виктор Андреевич стал главой государства. А я, как его друг и кум, сделал для этого все возможное в ущерб себе и моей семье. - Сердито говоря, мой собеседник кивнул для пущей убедительности на пристенную полку с фотографиями красавицы жены и детишек. - В результате мы с ним с 2004 года не встречались. Только несколько раз беседовали по телефону.

– Получается, конфликт произошел сразу после оранжевой революции?

– У нас с главой государства системный конфликт, который тянется уже очень давно. Могу назвать десятки примеров, когда я был категорически не согласен с его решениями и открыто об этом заявлял. Видимо, в какой-то момент Виктор Андреевич захотел меня за это наказать. Поэтому сейчас правоохранительные органы и ищут на меня компромат. И, кстати, не только на меня, а на всех не согласных с позицией власти. Экс-президент Леонид Кучма себе такого позволить не мог. В то время, по сравнению с сегодняшним днем, силовые структуры вели себя очень толерантно.

– Но что-то же было отправной точкой? Когда ситуация обострилась окончательно?

– Еще накануне президентских выборов было собрание с участием представителей шести парламентских фракций и будущего главы государства. Он тогда убеждал нас, что, став президентом, проведет реформу, которая позволит нам перейти на более четкую форму парламентского правления. Это европейская схема, и мы считали, что она может спасти Украину от раскола. Но после выборов Виктор Андреевич о своих обещаниях забыл, - тяжко и немного картинно вздыхает Давид Важаевич.

– Тем не менее на досрочные выборы в Верховную Раду вы отправились вместе с пропрезидентской «Нашей Украиной»…

– Прежде чем принять решение, мы провели определенную дискуссию и четко сказали, при каких условиях можем это сделать. Одним из них опять-таки был переход на четкую форму парламентского правления.

– И это условие приняли? Вам дали конкретные обещания?

– Даже задекларировали! Вспомните, Виктор Андреевич не единожды заявлял, что поддерживает парламентскую форму правления. Но прошли выборы, и все резко поменялось. Хотели, а теперь перехотели. Так в политике нельзя! Поверьте, объединение с «Нашей Украиной» для меня было непростым вопросом. Тем более что я из нее осознанно вышел. Я не такой простой человек, что сделал бы это ради выгоды. Свою выгоду мог найти в другом месте и более простым способом. Я был человеком, который до конца хотел сохранить систему и завоевания оранжевой революции. Поэтому и пошел на перемирие, хотя для меня это была абсолютно чуждая среда. В результате просидел в Верховной Раде и так и не понял, кто я - оппозиция или власть?

– И когда вы поняли, что вас, вероятно, снова обманули

– Мы сказали, что идем в Конституционную комиссию. Любую, которая будет создана. Ведь по закону изменения в Конституцию вносятся в парламенте. За это меня и моих соратников сделали изгоями.

«В собственный колодец не плюю»

– Если у вас были столь сложные отношения с Ющенко, почему вы раньше не озвучили свою версию «диоксинового дела»?

– Да, лицо Виктора Ющенко изуродовала одна из ветвей тройничного нерва. Но вы неправильно оцениваете ситуацию, - ни на минуту не смутившись, отвечает народный депутат. - Когда поступила информация о том, что лицо нашего кандидата в президенты изуродовано болезнью, в штабе началась паника. А потом родилась идея преподнести случившееся как отравление. Я, естественно, выступил против. Сказал, что в избирательной гонке можно разные технологические штучки использовать, но от этого мы не отмоемся. У нас же нет никаких доказательств! Но меня никто не послушал. И тогда мне ничего не осталось, как попросить своих помощников отправить телеграммы в региональные штабы. Мол, если такое заявление будет, не верьте ему. За это нас буквально «вынесли» из штаба. Так сказать, перевели во вторую категорию.

– А когда Виктор Ющенко обратился в Генпрокуратуру?

– До июля 2005 года он никаких письменных заявлений не делал. Однако после отставки Кабмина «любых друзив» он испугался: а вдруг правда станет достоянием общественности? Поэтому было принято решение срочно возбудить уголовное дело. До этого его попросту не существовало. И тогда Виктор Андреевич подал документы в Генпрокуратуру. Кстати, бумаги были оформлены так, будто он подписал их в марте. Хотя на самом деле они появились в июле. В то время у нас с ним произошел серьезный конфликт. И нас выгнали из Кабмина. Вообще меня и мою команду постоянно выгоняли…

– Тем не менее вы продолжали молчать

– Во-первых, я очень много сделал для того, чтобы произошла оранжевая революция и Виктор Ющенко стал президентом. А привычки плевать в свой колодец у меня нет. Во-вторых, в то время заявления по делу об отравлении делали многие политики. Но в этом уже не было смысла. Общество разделилось на тех, кто верил в миф об отравлении, и тех, кто не верил. Признаюсь также, что был уверен: эта история вскоре умрет. Но произошло иначе.

– Почему же вы решили рассказать обо всем сегодня?

– Потому что так больше нельзя! Этот миф стал опасным, а Генпрокуратура перешла к агрессивно-репрессивным действиям. В качестве свидетелей следователи вызывают сотни людей. И позволяют себе хамить этим добропорядочным гражданам! Я, например, был вынужден проводить на допросах по 9 часов! - кипятится Жвания.

– Но если нет оснований для возбуждения дела, то что же ищут?

– Во-первых, создают видимость работы. Во-вторых, допрашивают свидетелей о совершенно посторонних вещах (например, о бизнесе) и «клепают» уголовные дела, которые не имеют к отравлению Ющенко никакого отношения.

Кстати, перед тем как говорить об этом, я звонил в приемную Виктора Андреевича и просил передать ему, чтобы он забрал свое заявление из Генпрокуратуры. Но он даже не отреагировал на мою просьбу.

«Сацюк отнюдь не сумасшедший»

– Если президент не был отравлен, то что произошло с ним на самом деле?

– Виктор Андреевич поступил в австрийскую клинику «Рудольфинерхаус» с обострением панкреатита. На 7-й день лечения острые панкреатитные явления и сопутствующую им боль в спине медики сняли. Будущий президент почувствовал себя лучше, начал выходить на прогулки, звонить и готовиться к вылету в Украину. Но из-за некоторых лекарств у него упал иммунитет, в результате чего проявился опоясывающий герпес и началось воспаление одной из ветвей тройничного нерва, что и вызвало асимметрию лица.

– А отчего в таком случае появилась сильная отечность?

– Здесь все совсем просто. Ее вызвали сильные обезболивающие препараты. Например, кортизон.

– В июне в Генпрокуратуру вызвали в качестве свидетеля по делу об отравлении лечащего врача президента Ольгу Богомолец. Позже она дала интервью «Комсомолке» и сказала, что не обнаружила у Виктора Андреевича признаков панкреатита.

– А что, косметологи (Ольга Богомолец возглавляет «Клинику лазерной медицины» Института дерматологии и косметологии. - Прим. авт.) теперь разбираются в таких заболеваниях? - тут же парирует, заливаясь раскатистым смехом, Давид Важаевич.

– Предположим, все сказанное - правда. Тогда почему в качестве вероятного организатора отравления выступил экс-заместитель руководителя Службы безопасности Владимир Сацюк? Может быть, они с главой СБУ Игорем Смешко не выполнили данных президенту обещаний, за что и поплатились?

– Во-первых, незадолго до обострения болезни Виктор Андреевич ужинал на даче у Владимира Сацюка. Поэтому было удобно использовать эту версию. Во-вторых, уж больно миф получался красивый. В духе постсоветской страны. Только послушайте, как звучит: президента-демократа хотели убить бывшие кагэбисты!

Явно довольный собственным каламбуром, мой собеседник откидывается на спинку шикарного кожаного кресла. Каждое его слово и жест подчеркивают: он не боится!

– А если трезво подумать, что получается? - продолжает Давид Важаевич. - Ну неужели Владимир Сацюк такой дурак, чтобы делать подобные вещи у себя на даче, где спят его дети? Конечно, нет! Он отнюдь не сумасшедший.

– Вы общаетесь с Владимиром Сацюком и Игорем Смешко?

– Когда вся эта каша заварилась, я говорил несколько раз с ними по телефону. А потом Владимир Сацюк выехал из страны. Я бы на его месте тоже так сделал. И не потому, что виноват. А потому, что у нас на черное говорят белое! Я вам больше скажу. До июля 2005 года Виктор Андреевич тоже с бывшими руководителями Службы безопасности поддерживал отношения. И говорил им, что все закончится хорошо…

«Он мог быть героем Квасьневским, а остался Виктором Андреевичем из Хорунжевки»

– В одном из интервью вы заявили, что когда формировалась демократическая коалиция, Секретариат президента якобы поручил ей саботировать и критиковать правительство. Вы также сказали о желании президента создать в Верховной Раде так называемую широкую коалицию

– Да, говорил. Власть с самого начала закладывала такой механизм. Более того, есть совместно написанный Секретариатом и Партией регионов план переформатирования коалиции. Но для этого надо пойти на выборы. Насколько я знаю, ПР хочет это сделать осенью, вскоре после каникул.

– В то же время многие политологи считают, что Виктор Андреевич не стремится к широкой коалиции. Его больше всего устраивает «полумертвая» действующая коалиция, которой намного легче управлять.

– Если глава государства надеется реанимировать свое электоральное поле, ему выгодна и сложившаяся сегодня ситуация. Но я не думаю, чтобы он тешил себя надеждой выиграть следующие президентские выборы. Скорее всего, он понимает, что это невозможно.

– Так чего же, на ваш взгляд, все-таки добивается Виктор Ющенко?

– Для него и Партии регионов все варианты хороши, лишь бы нивелировать Юлию Тимошенко. То, что происходит, сравнимо только с битвой при Сталинграде! Скажу вам, что они заранее договорились: проведем досрочные выборы якобы из-за спорного присоединения к Плану действий по членству в НАТО, Владимира Литвина оставим с народом, а Юлю заставим отвечать за инфляцию.

– И чем это все закончится?

– Я думаю, что одним из пунктов совместного похода во власть было возвращение к вопросу внесения изменений в Конституцию и возврату к парламентаризму. В результате Виктора Ющенко на следующий срок будут избирать уже в Верховной Раде.

– Вы думаете, этот номер пройдет?

– Вероятно. В то же время чем дольше наши политики играют в эту игру, тем больше весь мир убеждается в том, что единственный наш политик-евроинтегратор - Юлия Тимошенко. По сути, они сами себя уничтожают. И рано или поздно потерпят поражение. Мне очень жаль, что мы не использовали колоссальный шанс, который у нас был.

Впервые за два часа интервью мой собеседник становится серьезным. И я понимаю: ему действительно горько от происходящего.

– Оранжевая революция произвела на весь мир невероятное впечатление, - вздыхает Жвания. - Наши соседи поверили, что Украина может быть свободной страной. Но Виктор Андреевич допустил ошибку. Он решил, что события 2004 года - это его персональная заслуга. Он мог быть героем Квасьневским, который привел Польшу в Евросоюз. А остался Виктором Андреевичем из Хорунжевки.

Комсомольська правда, 2 июля 2008 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Жвания Давид. ДОСЬЕ, Давид Жвания: Я люблю эту страну, поэтому молчу по вопросам отравления Ющенко, Давид Жвания: Я себя чувствую политиком, а не донором или спонсором