Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Никуда не спешит     ИНТЕРВЬЮ

—Вы возглавили рейтинг самых перспективных молодых политиков Украины по версии Еженедельника Фокус (номер от 2 декабря 2006). Как думаете, почему?
—Наверное, потому что в этот срез попали не все политики. Есть много более перспективных. Но такие победы вообще временное явление, ведь после роста рейтинги, как правило, имеют свойство падать.

—Мы предполагаем, что многие из этих молодых политиков смогут претендовать на наивысшие посты в государстве. Есть ли предел вашим карьерным амбициям?
—Это национальная черта Украины — 47 млн. украинских граждан хотят быть президентами. Вот специфическая страна: никто не хочет быть доктором, слесарем — все хотят быть только президентами!

—А вы, если не в ближайших, то в следующих выборах будете участвовать?
—Если бы можно было что-то спрогнозировать… По-моему, абсолютно не важно, какую должность ты занимаешь. Важно чувствовать себя в жизни комфортно, действовать результативно и эффективно. Желательно, чтобы эта эффективность была не только для себя и семьи, потому что тогда ты превращаешься в «вождя маленького семейного племени». А если в семье ты уже всё успешно решил, нужно переходить на общество. В какой должности и ипостаси, не имеет значения. Я вообще к должностям спокойно отношусь. Мне дайте табуретку и телефон и нарежьте задачу — всё сделаю.

—Почему вы не возглавили «Нашу Украину», хотя и получили единогласную рекомендацию от совета партии?
—Я даже не писал заявления в Народный союз «Наша Украина». Это партия, которая имеет свои отношения и историю, сформированная людьми, положившими годы на её строительство. Просто возглавить… Это же не компания, которую пришёл, купил и возглавил — это неправильно. Чтобы вести любой процесс, в него сначала нужно войти и добиться поддержки, а не получать власть из чьих-то рук. Тогда это рабочий вариант. Я думаю, что в НСНУ есть много достойных людей, которые в состоянии это сделать и имеют желание активно заниматься политикой.

—Вас называют фаворитом Виктора Ющенко? Как это проявляется?
—У Президента нет любимчиков. И это очень хорошо. Потому что, помнится, фаворитов, как правило, то ссылают, то что-то у них отбирают. Любимчик — это не для нашего Президента. И невозможны отношения между первым замглавы президентского секретариата и Президентом в таком формате — это ведёт в никуда. У нас абсолютно конструктивные и прагматичные отношения. И чем меньше личного — тем лучше для всех.

—В чём логика недавней кадровой чистки в секретариате, на волне которой и вы сюда пришли?
—Не хочу критиковать предшественников — это было решение Президента, и оно имело свои основания. Не думаю, что будет ещё одна кадровая волна. Кстати, в том числе и потому, что рынок специалистов в стране очень узок. Причём любых. А государственные менеджеры — это самый узкий рынок. У нас очень большой провал по таким менеджерам — те, кто остался от ЦК партии и комсомола, уже по чуть-чуть отходят, а те, кто сформирован независимой Украиной, пока не приходят. Если человек из бизнеса — это не государственный менеджер. Его нельзя просто выдернуть из бизнеса и посадить в кресло госчиновника — это не то.

—А как же тогда введение во власть Виталия Гайдука и Валерия Хорошковского?
—Напомню, что Гайдук был замглавы облгосадминистрации, замминистра топлива и энергетики, министром ТЭК и, наконец, вице-премьером. А Хорошковский прошёл через должность первого заместителя в администрации Президента и министра экономики.

—Но до этого у него был крупный бизнес?
—Но до этого он был помощником премьер-министра Валерия Пустовойтенко. Иначе говоря, эти люди прошли через государственные кабинеты. Естественно, что часть государственных менеджеров пришла из бизнеса, потому что в те времена было практически невозможно разделить финансовые потоки и государственные кабинеты.

—Удивительно, как это финансовый поток проходит через кабинеты власти и не имеет отношения к коррупции?
—Весь мир построен на таких вещах. У нас это называют коррупцией, у них лоббизмом. Главное, что всему должен быть предел.

—Почему вы не участвуете в создании новых политических движений, как Николай Катеринчук и Юрий Луценко?
—Рановато. Заниматься политикой надо профессионально, а не любительски. Я против таких подходов. В политике нельзя пользоваться «колхозными средствами»: собрались и создали политическую партию. Создание политической силы — это процесс на несколько порядков сложнее, чем создание бизнеса и работа в исполнительной власти. Политический процесс сложен тем, что ты работаешь на очень широкие массы. И для того, чтобы завоевать эти массы, у тебя, во-первых, должна быть безупречно профессиональная и квалифицированная команда, а во-вторых, у тебя должны быть чистыми помыслы. А ещё идея и идеология, которой сегодня ни одна партия не имеет. Начинать нужно с идеи.

—Разве у новых «оранжевых» политиков нет своей идеи?
—Есть. Но она, я считаю, не очень ярко проиллюстрирована. Например, европейская идея будет хорошо воспринята в Украине, но лет через десять. Необходимо отталкиваться от того, что воспринимает общество сейчас. Например, идея свободного пересечения границы — это понятно. Политики должны выйти и сказать, что хотят двигать страну в лучшее будущее, а для этого нужно сделать 250 шагов. Вот первый, второй, третий этапы — необходимо сформировать команды, необходимо привлечь такие-то финансовые ресурсы.

—Иначе говоря, своих потенциальных партнёров вы считаете непрофессиональными политиками...
—Ну почему, они абсолютно профессиональные политики, но профессиональный политик и занятие политикой профессионально — это два разных понятия. Прежде всего, необходимо сформировать систему принципов. Для этого нужно получать от этого процесса удовольствие. Хотя в классической фразе о том, что если ты не займёшься политикой, она займётся тобой, есть смысл. Поэтому в политику я вхожу мягко, а не через заявление, что возглавлю партию и т. п. Это уже результат, а никак не предварительное условие. Нужно дойти до потолка определённого собственного этапа развития, чтобы потом перейти на следующий уровень.

—Вы чего-то боитесь?
—Нет. Просто разные политические примеры показывают, что надо стартовать вовремя. Понимаете, жизнь — она же дли-и-инная. Спешить никуда не надо.

—Правда ли, что Президент рассматривал  возможность назначить вас главой СБУ?
—Нет, такого не было.

—Почему вы больше не курируете спецслужбы в секретариате? Не справились или поняли, что это не ваше?
—Объяснение простое. Была моя инициатива о назначении меня на позицию уполномоченного по контролю за Службой безопасности. Я за три месяца разобрался в вопросе и чётко понял, что один человек этого сделать не может. То есть, уполномоченный по контролю за СБУ должен быть исключительно технической фигурой, которая выполняет чёткие инструкции по регистрации приказов, как того требует соответствующая статья закона об СБУ. Поэтому я обратился к Президенту с просьбой отменить этот указ (о назначении уполномоченным по контролю за СБУ — Фокус) и взамен создать соответствующую инспекцию из числа специалистов, которые методично и постоянно будут заниматься только этим вопросом. Я не могу быть и в Кабмине, и в СБУ, и сразу всем — Цезаря в этом вопросе не получилось, это точно. Но я сформировал для себя полную картину состояния службы и доложил Президенту. Теперь создана инспекция, и я занимаюсь спецслужбами в качестве руководителя рабочей группы по реформированию и развитию СБУ.

—Как вам работается с Виктором Балогой?
—Отлично. Мне, кстати, со всеми начальниками везёт — я не помню ни одного, на которого я бы жаловался. А было их — ровно десять.

—Советники главы государства, пришедшие до Балоги, увольняются один за другим. Это кадровая чистка?
—Не совсем так. Уволили всех внештатных советников. Это нормальное явление. К сожалению, часть внештатных советников превратились в носителей удостоверения, от них не было реального толка. Сейчас есть основная проблема — загрузить штатных советников, потому что иногда происходит противостояние между советниками и аппаратом — это классическая схема любой структуры. У нас этого противостояния нет, но нам необходимо выписать взаимные обязательства друг перед другом, чтобы не тереться боками. Советники должны стать ключевыми инструментами ведения политики Президента. Что такое советник? Это отчасти уста Президента. Вот мы сейчас и хотим определить направления, чтобы каждый по этому направлению работал, начиная от областного уровня и заканчивая правительством и парламентом. Но всё пока не успеваем.

—Зачем Президент встречается с олигархами? Что конкретно дали эти встречи, кроме реабилитации тех, кого Виктор Ющенко называл «бандитами»?
—Олигархи — это граждане Украины, которые обеспечивают страну тысячами, десятками тысяч рабочих мест. Это люди, которые платят налоги, те, кто формирует такую штуку, которая называется ВВП. Они могут нравиться, могут не нравиться. Они могут быть хорошие или плохие. Основное условие — деятельность их компании должна быть в рамках закона. Это национальный капитал. Президент правильно делает, что их «подтягивает». Потому что если мы не будем встречаться с нашими «олигархами» — лет через десять с нами уже никто не будет встречаться. Они все будут то ли в Лондоне, то ли в Париже. Это не очень хорошо для страны.

—После прошлогодней встречи в некоторых комментариях от бизнеса по этому поводу прозвучало: ну, приехали, поговорили, а смысл?
—Было несколько встреч. Вот, например, проблематика в горнометаллургическом комплексе. Встречались, обсуждали, внесли предложение Кабмину. Вторая проблема была по НДС — ведь начали же «разруливать»? Да, есть часть встреч чисто протокольных. Но и так нужно встречаться, чтобы люди видели друг друга, обменивались мнениями. Это нормально, когда Президент встречается с людьми, которые контролируют национальную экономику.

—А какие у вас отношения с «Индустриальным союзом Донбасса»? В прессе вас называют ставленником этой корпорации.
—Я уже эти отношения комментировал довольно жёстко. Признаться, меня этот вопрос «перегрел». Я человек толерантный, но до определённой степени. Поэтому могу ещё раз подчеркнуть — ничего никому не должен. Не имею никаких финансовых отношений с «ИСД», не имел, не имею и не буду иметь бизнеса с «ИСД». Но к Виталию Гайдуку по-человечески очень хорошо отношусь.

—Делая карьеру на госслужбе, вы не будете заниматься каким-либо бизнесом?
—А у меня его нет. Я живу по пассивным доходам, причём очень неплохо.

P.S. Согласно налоговой декларации А. П. Яценюка его доходы в 2005 г. составили 3,124 млн. грн.

«Фокус», № 1-2, 2007 г.