Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
«Шкура» неразделенного шельфа, или Кто кому готовит «смирительную рубашку»     ИНТЕРВЬЮ

Решение Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) от 30 мая сего года ввел в действие президент Украины Виктор Ющенко своим указом от 4 июня. Тогда, собственно, и стал доступен для прочтения и анализа текст постановления самого СНБОУ «О выводах Межведомственной рабочей группы по изучению вопросов соблюдения законодательства при подписании и выполнении Соглашения о разделе углеводородов, которые будут добываться в пределах Прикерченского участка недр континентального шельфа Черного моря, между государством Украина и компанией «Венко Интернешнл Лтд.». И прочтя его, в общем-то несложно догадаться, почему премьер-министр Юлия Тимошенко голосовала против принятия такого решения.

Преамбула решения СНБО намного пространнее, нежели само решение по сути. А суть такова.

1. Выводы межведомственной рабочей группы принять к сведению. Ликвидировать указанную межведомственную рабочую группу. (Мавр сделал свое дело или все-таки не до конца?)

2. «Признать действия Кабмина по созданию системных барье­ров при привлечении негосударст­венных инвестиций в освоение углеводородного потенциала украинской части континентального шельфа… не соответствующими интересам Украины и создающими угрозу национальной безопасности Украины в экономической сфере». (Ни дать, ни взять: Кабмин — «враги народа», версия-2008…)

3. Президенту предложили рас­смотреть вопрос об отмене 740-го распоряжения Кабмина от 21 мая (где речь шла о прекращении участия Украины в СРП с Vanco International Ltd.).

4. Генпрокуратуре поручено разобраться во всем, что связано с этой прикерченской сагой и, в частности, с должностными лицами Минприроды, — на каком основании и исходя из каких-таких побуждений отобрали спецразрешение у компании Vanco Prykerchenska Ltd. (даже несмотря на то, что и полное название компании, выигравшей тендер и подписавшей СРП с Кабмином, и место регистрации — Британские Виргинские острова не совпадают).

5. А этим пунктом была создана Межведомственная (назовем ее «примирительная», или «смирительная»…) комиссия, которую возглавила секретарь СНБО Раиса Богатырева.

Комиссии Богатыревой президент дал сроку три недели на «урегулирование недоразумений» между Кабмином и всеми компаниями Vanco, причастными к тендеру в Украине на разработку Прикерченского участка. К чему она плотно приступила, по данным «ЗН», уже в четверг.

С той же опосредованной (или все же прямой?) целью урегулирования конфликта между Vanco (какой именно — не указано) и правительством Украины к нам пожаловал в среду и министр торговли США Карлос Гутиеррес.

Однако перед этим хочу привести сообщение коллег из УНИАН, о том,что 30 мая на заседании политсовета партии «Народный Союз «Наша Украина» вице-премьер-министр Украины Иван Васюник (доселе не замеченный в симпатиях к действиям Ю.Тимо­шен­ко, даже наоборот, назначенный президентом курировать работу ющенковской половины правительства) заявил, что правительство Юлии Тимошенко доказало, что «оно способно защищать национальные интересы». «Неудачи были как по вине правительства, так и в результате того, что вставляли пал­ки в колеса. Но должен сказать, что хотя бы из-за одного этого правительство стоило создавать... Правительство осмелилось расторгнуть кабальное соглашение по поводу шельфа», — заявил И.Васюник, добавив, что этот Кабмин уже не отступится от своей позиции. «И это — не последний шаг к обретению Украиной энергетической независимости. Подчер­киваю, что если будет другая коа­лиция, к которой кое-кто призывает, и будет другое правительство, то «Венко Прикерченская» вернется, или вместо нее мы получим еще десят­ки других «венков», — отметил он.

Вот таким неожиданным для большинства был спич И.Васюника в день, когда СНБО признал действия Кабмина угрозой национальной безопасности Украины...

Но вернемся к Карлосу Гутиер­ресу. Уже в аэропорту «Борисполь» министр торговли США сообщил, что правительство США обеспокоено конфликтом между правительством Украины и компанией Vanco Іnternational. Он заявил: «Мы смотрим на эту проблему с коммерческой точки зрения и анализируем, что это говорит о том, как тут относятся к контрактам, как их придерживаются». К.Гутиеррес также добавил, что если правительство Украины имеет определенные вопросы к тому или иному контракту, то должно выразить их «соответствующим прозрачным способом». «И следовало бы показать международному сообществу, что правительство Украины относится к контрактам с уважением, прозрачно, и заверить международное сообщество, что будет выполнять контракты в соответствующий срок» — отметил он. Министр также сообщил, что намеревается обговорить этот пункт во время встречи с премьер-министром и президентом Украины.

В тот же день, как известно, Карлос Гутиеррес встречался с Юлией Тимошенко. Однако сообщение о непосредственном предмете их разговора было скудным: встретились, обсудили. Кто и что говорил и на чем настаивал, у кого какие были аргументы — все это осталось за дверями кабинета, где проходили переговоры.

Естественным желанием журналиста было узнать несколько больше, чем дипломатично сообщила пресс-служба Кабмина. «ЗН» пыталось связаться с премьером Юлией Тимошенко (собственно, чтобы она нашла возможность ответить на вопросы «ЗН»). Однако смогло поговорить с первым вице-премьером Александром ТУРЧИНОВЫМ. Его я и «допытывала» со всем журналистским пристрастием.

— Александр Валентинович, вчера после прилета в Борисполь министр торговли США Карлос Гутиеррес сообщил, что правительство США обеспокоено конфликтом между правительством Украины и компанией Vanco Іnternational. Действительно ли министр торговли США и премьер Украины обсуждали «как тут относятся к контрактам»? И как относятся к СРП с Vanco International Ltd.? И что, по мнению министра торговли США, подрузамевается под призывом к Кабмину Украины выражать претензии «соответствующим прозрачным способом»? И что на это ответила премьер-министр?

— Так вопрос не стоял. Разговор был очень конкретным и не обсуждалось, как правительство относится к контрактам, так как правительство Украины выполняет все свои обязательства.

— И каким, по мнению министра торговли США, должно быть выражение вопросов Кабмина Ук­раины «соответствующим прозрачным способом»? Это как?

— Я не знаю, что имелось в виду в этом его первом комментарии, потому что на встрече с руководством Кабинета министров Украины эта тема не поднималась. Хотя американская сторона в корректной форме интересовалась темой Черноморского шельфа.

— Интересовалась какой именно компанией: Vanco International Ltd. (Бермуды), Vanco Prykerchenska Ltd. (Виргинские острова) или же Vanco Energy Company (США)?

— Спрашивали о проблемах, связанных с Соглашением о разделе продукции.

— То есть конкретной компанией представители США официально не интересовались? И что им ответили на «общие вопросы»?

— Скажем так, представителям США также корректно объяснили просчеты, связанные с нарушением условий тендера по Прикерченскому участку. Так, Vancо Prykerchenska Ltd. относится к юрисдикции Британ­ских Виргинских Островов, Vanco International Ltd. — к юрисдикции Бермуд. То есть, по сути, речь не идет об американской компании. Хотя, конечно, Vanco Energy Company, изначально фигурировавшая в тендере, зарегистрирована в США.

Американской стороне были аргументировано объяснены те серьезные нарушения, которые произошли во время проведения конкурса (тендера), заключения СРП и выдачи так называемой лицензии на недропользование.

— Могли бы вы перечислить хотя бы основные причины и аргументы, дабы не быть голословным?

— Первое. Когда проводился конкурс, претендентом предоставлялась информация не о Vanco International Ltd., которая является офшорной компанией…

— «Зеркало недели» об этом уже писало…

— …а об американской компании Vanco Energy. Это уже является нарушением условий конкурса (тендера). Второе. Vanco International Ltd., не вступив в права, не получив лицензии, сразу же передает свои права другой офшорной компании — Vancо Prykerchenska Ltd. При этом условия конкурса были очень жесткими и требовали от участников как наличия серьезных финансовых ресурсов, основных фондов, так и определенного опыта работы в геологоразведке и нефтегазодобыче. Понятно, что Vancо Prykerchenska Ltd., которая была зарегистрирована за несколько месяцев до получения лицензии, не имела ни опыта, ни ресурсов (кроме уставного капитала в 12 тыс. долл.). Таким образом, уже из вышеуказанного следует, что были нарушены основные условия тендера и в последующем заключением СРП. Кроме того, при выдаче специального разрешения на недропользование (лицензии) также были допущены грубые нарушения. И еще много других моментов, которые не вместить даже в одном полном номере «ЗН».

— Почему Ю.Тимошенко оказалась единственной, кроме отсутствующих на заседании, кто 30 мая проголосовал против решения СНБОУ?

— Потому что у Юлии Тимо­шенко, в отличие от сидевших там «людей в штанах», хватило мужества вступиться за национальные интересы Украины.

— Это единственный аргумент и причина?

— А какие еще могут быть? Мне просто стыдно за людей, которые поднимали дрожащие руки, голосуя на заседании СНБО 30 мая не за то, что нужно возбуждать уголовные дела против чиновников-коррупционеров, создавших такую схему, а именно против тех, кто встал на защиту национальных интересов.

— А вы видели «дрожащие руки»?

— Я убежден, что когда голосуют за неблаговидные дела, радости от этого никто не испытывает.

— Как вы трактуете 2-й пункт решения СНБО о том, что следует «признать действия Кабмина Украины по созданию системных барьеров при привлечении негосударственных инвестиций в освоение углеводородного потенциала украинской части континентального шельфа… не соответствующими интересам Украины…»?

— Некорректно должностному лицу комментировать и постфактум корректировать решение СНБОУ. Но как гражданин могу сказать: эти решения компрометируют и тех, кто их принимает, и, безусловно, наше государство. Это — субъективные решения заинтересованных людей.

— Могли бы вы их назвать?

— Возьмите список голосовавших и сами все увидите.

— На заседании СНБО 30 мая голосовали все, кроме отсутствующих (Б.Патон, В.Огрызко, Ю.Луценко, А.Медведько). А мотивация остальных — в чем?

— Одни голосовали из страха, другие — в силу интереса. Это их мотивация. Потому что тема циничного попрания государственных интересов очевидна. Ну не может субъект предпринимательства с уставным капиталом в 12 тыс. долл., которого недостаточно даже для торговли газировкой в киевской «палатке», претендовать на почти 13 тыс. квадратных километров Черномор­ского шельфа! А у нас такую аферу называют «перспективными инвестициями».

— Дальнейшее развитие событий (Кабмин — Vanco, уж не знаю какая) — ваш прогноз?

— Убежден, что правительство на правильном пути, невзирая на оказываемое на нас давление и попытки, используя силовиков, фабриковать дела против тех, кто защищает национальные интересы. Мы сможем доказать не только свою правоту в судах, хотя оппоненты достаточно серьезные, имеют колоссальный ресурс и умеют работать с судами (чего стоит только новая попытка пересмотреть окончательно принятое судебное решение по «Днепрэнерго»). Тем не менее у правительства четкие позиции. И пользуясь возможностью, обращаюсь к работникам всех правоохранительных и силовых структур: не позорьте себя, ведь вы пришли защищать Украину, а не уничтожать тех, кто пытается это делать.

— Намерено ли правительство отменять свое распоряжение от 21 мая 2008 года №740-р «О прекращении соглашения между Кабинетом министров Украины и компанией Vanco International Ltd. о разделе углеводородов, которые добываются в границах Прикерченского участка недр континентального шельфа Черного моря»? Тем более что никакие углеводороды в рамках этого соглашения еще не добываются.

— Уверяю, более чем не намерено. Как глава межведомственной комиссии заявляю, что на заседании нашей комиссии 5 июня мы, изучив все аспекты и аргументы, полностью подтвердили законность и правомерность решения Кабмина и Минприроды о возврате государст­ву всего Черноморского шельфа Украины.

— На сегодня известно ли правительству Украины, кто является реальным владельцем компании (лицензию которой аннулировало Минприроды) — то есть компании Vancо Prykerchenska Ltd.?

— Это офшорная компания, зарегистрированная на Виргинских островах. Наверное, вы знаете, что офшорные компании, как правило, скрывают своих реальных акционеров и владельцев. Могу сказать, что на сегодняшний день никаких материалов на сей счет не предоставлено. В то же время…

— Но представитель двух компаний в Украине — Vanco International Ltd. и Vanco Energy публично уверял, что все необходимые материалы Кабмин Украины получил. Это неправда?

— У нас нет тех материалов, которые показали бы реальных бенефициаров этой структуры.

— У компании Vancо Prykerchenska Ltd. есть хотя бы официальное представительство в Украине?

— Нам неизвестно ни об официальном представительстве, ни об официальных материалах.

— То есть они не предоставили никаких документов на сей счет? И что это за компания — вы не знаете?

— Подробных документов, которые могли бы свидетельствовать об истории этой компании, не существует, потому что у нее нет истории.

— Что будет с аннулированным специальным разрешением на пользование недрами, выданным прежде компании Vanco Prykerchenska Ltd. (Британские Виргинские Острова)? Его возобновят? И если да, то с какой именно компанией из группы Vanco?

— 5 июня на заседании комиссии мы рассматривали этот вопрос, и я дал поручение и Минэкономики, и Минприроды, и другим ведомствам разработать в сжатые сроки государственный подход к исследованию шельфов и к организации нефтегазодобычи на шельфах, то есть это должен быть единый подход с едины­ми мерками, прозрачный, понятный, который должен быть интересен инвесторам и вместе с тем защищать национальные интересы Украины.

— Вы говорите о поправках к закону об СРП и с ним связанных?

— Да, но самое главное — не могут несколько чиновников, даже если они занимают самые высокие должности, решать судьбы Черного и Азовского морей. Не могут отдаваться тысячи квадратных километров шельфа офшоркам, а стратегические ресурсы — вывозиться из страны за бесценок.

— Хочу спросить об инвестиционном пуле. Если не ошибаюсь, компания Vanco International должна была предоставить тендерному комитету финансовые гарантии (и якобы предоставила) на 330 млн. долл. Но эти гарантии дала изначально американская Vanco Energy и солидный банк.

— В том-то и дело, что при всей жесткости условий тендера (одна компания-претендент должна была и иметь финансовый ресурс, и соответствовать всем остальным требованиям) в борьбе со всемирно известными компаниями выиграла не столь известная Vanco International (Бермуды), используя репутацию и документы американской компании. Но дальше — больше: все права передали третьей офшорной компании — Vanco Prykerchenska Ltd. (Британские Виргинские острова), которая и близко не соответствует условиям, выдвигаемым к участникам тендера.

— Предоставлены ли документы, подтверждающие, что Vanco Prykerchenska Ltd. (Виргинские острова) — это если не на 100, то хотя бы на 10% дочерняя компания победителя тендера — Vanco International Ltd. (Бермуды)? А также поданы ли остальные необходимые документы, в частности финансовые гарантии? Кто их предоставил? Был ли это пул из четырех компаний (Vanco Energy Company, США; «Донбас­ская топливно-энергетическая компания», Украина; Shadowlight Investmens Ltd., РФ; Integrum Technologies Ltd., Австрия), которые 15 мая публично заявили о своем участии в финансировании Прикерченского проекта? Насколько это юридически возможно и оформлено ли?

— Дело ведь не в 10, 20 или даже 100% компании. Вопрос в другом: проиграли тендер компании, намного более мощные, чем Vancо Prykerchenska Ltd., которая в конце концов оказалась победителем. В этой ситуации, я думаю, на инвестора, в частности американскую компанию (Vanco Energy), оказывали давление некоторые чиновники и, думаю, некоторые корпоративные группы. В результате полученная тендерным комитетом и правительством информация не соответствовала реалиям. У нас нет и не может быть претензий к американской стороне, потому что сегодня мы имеем дело с офшорной компанией. И у этой офшорной компании нет никаких прав на Прикерченский участок шельфа Черного моря.

— Тогда как вы объясните, что так называемый инвестиционный пул готов финансировать Прикерченский проект?

— Мне понятно, что компания Vancо Prykerchenska была, скажу так, подставной компанией, за которой скрывались конкретные интересы конкретных корпоративных групп. Понятно, что расчет был на то, что власть (правительство Януковича) не изменится, и существовавшая договоренность на уровне не только тогдашнего Кабмина, но и секретариата президента будет реализована. То есть никто из них не рассчитывал, что власть в стране поменяется и, более того, придут люди, готовые защищать национальные интересы.

— Вы и Юлия Тимошенко готовы идти в вопросе с Vаnco до конца?

— Вы знаете, мы всегда боролись и держались до конца и в более сложных условиях. История как бы повторяется. Могу сказать, что у меня был конфликт с одним высокопоставленным чиновником, который сейчас активно пытается защищать офшорку Vanco Prykerchenska, а в свое время защищал «РосУкрЭнерго», о чем писало «Зеркало недели». «РосУкрЭнерго» мы убрали с внутреннего рынка как паразитирующего энергетического посредника.

Сейчас у тех же людей новая идея, новый заработок — офшорная компания Vanco Prykerchenska. Тогда мы стояли до конца, несмотря на перспективу отставки. Сейчас аналогичная ситуация, и мы будет защищать национальные интересы до тех пор, пока это будет возможно. Но, к большому сожалению, многие не делают выводов из полученных уроков, из собственной истории. Причем достаточно печальной и не такой уж давней.

* * *

Как видите, на часть вопросов мы получили ответы от первого вице-премьера. На другую часть будем стараться получить со временем — история-то, похоже, долгая. Например, когда правительство заявляет, что готово сотрудничать с любым инвестором на прозрачных и разумных условиях, оно искренне или имеет в виду кого-то конкретно?

Или можно будет поинтересоваться у г-на Дмитрия Фирташа, кто является собственником (бенефициаром) первой четверти Vanco Prykerchenska; у господ Виктора Януковича, Андрея Клюева и Рината Ахметова — кто стоит за второй четвертью компании; у господина Медведева — кто за третьей частью и у Vanco — кто за четвертой? А еще было бы неплохо узнать у господина Миллера, есть ли опцион у «Газпрома» на 25% Vanco Prykerchenska?

Может, кто захочет ответить честно?

«Зеркало недели», 7 июня 2008 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Турчинов Александр. ДОСЬЕ, Александр Турчинов: «СБУ стала для меня родной», Александр Турчинов: «Я – евангельский баптист, Тимошенко – православная, Фельдман – иудей…»