Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Анатолий Толстоухов: "Я имею право говорить премьер-министру все, что считаю необходимым"     ИНТЕРВЬЮ

Министр Кабинета министров Анатолий Толстоухов считает, что блоку «Наша Украина — Народная самооборона» следует преодолеть психологический дискомфорт от неминуемого альянса с «регионалами».

– Анатолий Владимирович, вы уверены, что передавать дела правительству Виктора Януковича не придется. На чем основан ваш прогноз?

Я понимаю заявления президента так, что он как главный приоритет хочет, чтобы после выборов Украина была единой. Единую страну в данном случае должна олицетворять правящая коалиция. Коалиция из двух участников — БЮТ и «НУ — НС» — не будет коалицией, представляющей волеизъявление избирателей всей страны. Это должны быть как минимум три субъекта. Я вижу коалицию такой: Партия регионов, «Наша Украина» и Блок Литвина. Я понимаю, что такая коалиция для «Нашей Украины» — это болезненный внутренний вопрос. Но это как раз та ситуация, когда надо практически дать ответ на вопрос: ты демократ с точки зрения лозунгов или ты демократ с точки зрения интересов народа и Украины? Так что, с этой точки зрения, Партия регионов имеет все основания считать, что премьер-министром должен быть ее представитель.

В сегодняшней ситуации, если исходить из интересов Украины, можно обойтись без передачи дел: Янукович сам себе дела передавать не будет.

– Откуда у вас такая уверенность, что и президент видит новое правительство во главе с Виктором Януковичем?

– Я исхожу из его заявления. И я его так понимаю. Как его заявление трактует так называемая демократическая коалиция — это ее проблемы. Потому что я не ставлю знак равенства между президентом и «демократической коалицией». Если бы все обстояло так, как они говорят, если бы у них было 226 голосов, я думаю, мы уже знали бы, кто кем себя видит в новом правительстве, кто за что собирается отвечать.

– Да, но БЮТ и «НУ — НС» уже подписали договор о создании коалиции. То есть вы предлагаете объединить БЮТ, «Нашу Украину» и Партию регионов?

– Не обязательно. Если «Наша Украина», Блок Литвина и Партия регионов объединяются — этого достаточно для начала. Важно понимать другое. Это власть, взявшая на себя ответственность. А БЮТ должен понять, что они — вторая сторона власти — оппозиция, которой дано право конкурировать с этой властью.

– Но ведь большинство «оранжевых» реагируют на Партию регионов, как бык на красную тряпку.

– Так что нам теперь делать? Может, надо просто представителям этого блока успокоительного принять — и все дела.

– Как они могут успокоиться? Вы — «олигархи», «бандиты», какой уж тут с вами социальный мир?!

– Ой, я вас прошу… Мне кажется, что в этой плоскости как раз и есть, с чего всем начать искать взаимопонимание. Надо собраться разным политикам и сказать: за то, что происходит сейчас в Украине, всем спасибо. Каждый приложил к этому руку. И первое, что надо сделать, — это перестать искать виноватых.

– Поговаривают, что Ахметов и Ющенко договорились о том, что Янукович и Тимошенко не могут быть премьерами. Что вы слышали об этом?

– Ну, во-первых, трудно слышать то, о чем ничего не знаешь. Во-вторых, если невозможно объединение Партии регионов и «Нашей Украины» с точки зрения созидательной работы на благо страны, значит, тогда не нужно говорить об Украине вообще. Точно так же, как если мы не придем к тому, что широкая коалиция будет видеть и уважать в БЮТ оппозицию, а БЮТ будет видеть и уважать в широкой коалиции реальную власть — тогда тоже не нужно говорить об Украине.

– То есть коалиция «Нашей Украины» и Партии регионов возможна?

– Альтернативы этому нет. Линия разлома, которую раньше можно было бы назвать внутригосударственной, становится сегодня внутрипартийной и внутриблоковой. И если в «Нашей Украине» сегодня очень разные взгляды на будущее страны, то этому не нужно радоваться. А нужно помочь «Нашей Украине» переступить, преодолеть эту проблему.

– Так ведь все члены «НУ — НС» подписали соглашение о создании коалиции с БЮТ, за исключением трех человек! Какой же там разлом?

– Ну и что? Так почему, если у них есть 226 человек, большинство в Раде, они не называют членов своего правительства? И если все они подписались за создание коалиции, это ведь не значит, что все они как один будут голосовать вот за этого спикера, премьер-министра… Я думаю, что все сейчас упирается в это — новая «оранжевая» коалиция может, как и старая, оказаться просто «мулькой».

– Насколько реален вариант избрания главой Верховной Рады Ивана Плюща?

– Это один из возможных вариантов. Иван Степанович дважды председательствовал в Верховной Раде. Но полноценным главой, можно сказать, и не был. Почему? Потому что первый раз он выполнял эти обязанности после того, как в президенты пошел Леонид Кравчук, и сменивший его на посту председателя Верховной Рады Владимир Ивашко сложил с себя полномочия председателя Верховной Рады в связи с назначением заместителем Генерального секретаря КПСС. А второй раз он стал спикером после событий в Украинском доме и переизбрания тогдашнего спикера Александра Ткаченко. Значит, то, что его изберут и он отработает полный срок, — это, может быть, у Ивана Степановича еще впереди. Он — один из самых опытных политиков, способных работать на стабильность власти, политики.

– Сейчас говорят, что более толерантная по отношению к Партии регионов позиция президента вызвана, в свою очередь, более толерантным отношением к Ющенко Рината Ахметова. Как воспринимают такой поворот в политике другие группы влияния в Партии регионов — группа Клюева-Азарова, например? Все ли лидеры партии настроены на дружбу с президентом? И вообще, кто решает, что и как будут делать «регионалы»?

– Я и сам не раз задавал себе этот вопрос. У нас действительно есть разные центры мнений на ключевые вопросы развития партии и общества. Но разных центров руководства в партии нет. Было бы, наверное, смешным и неправдоподобным, если бы в таком огромном политическом механизме, которым является Партия регионов, где больше всех министров, руководителей комитетов, губернаторов, крупных бизнесменов, все говорили на одном языке и имели по всем вопросам одно мнение. Кто бы в это поверил?

– Ну, вот вы, например, имеете свое мнение в партии?

– Я имею право говорить премьер-министру все, что считаю необходимым. И я никогда не слышал окрика, требования «Помолчи!» или еще чего-то. Я, думаю, это нормально. Но если решение принято, значит, оно принято. И тогда уже — все. Согласитесь, что в последние годы, особенно после президентских выборов, Партия регионов всегда представала как команда, которая действует в одном направлении. И в оппозиции, и во власти при формировании правительства.

– Так все-таки, каковы реальные центры влияния в Партии регионов? Ведь вы сами же говорите, что в ней много известных политиков и предпринимателей. Кроме Ахметова и Колесникова, это ведь и Пригодский, и братья Клюевы, и Скударь, и Ландик — всех не перечесть…

– Думаю, что эти и другие фамилии — это не центры руководства партии, а ключевые фигуры в реализации принятых решений. А как все это воспринимается со стороны — это уже зависит от того, у кого чего больше: то ли способности анализировать, то ли способности фантазировать.

– С кем из этого списка стали более дружны?

– Мы хорошо знаем друг друга. Вместе работаем, общаемся, но в гости друг к другу не ходим. Лучше и больше других я знаю Андрея Клюева. Еще с той поры, как вместе занимались подготовкой законодательной, нормативной базы для свободных экономических зон. Уже больше 10 лет…

– Как вам работается с Януковичем? Он больше кто — железный канцлер или либерал?

– Я не думаю, что слово «либерал» по отношению к Януковичу правильное. Точнее будет сказать, что он дает каждому, кого приглашает на работу, право себя реализовать и раскрыться. И в это право входит в том числе и право на ошибки. А он умеет терпеливо смотреть, советовать и спрашивать.

– То есть он умеет прощать?

– В данном случае слово «прощать» не подходит. Во всяком случае он понимает человека, потому что сам прошел непростую жизнь и руководящую школу и знает, что писать все «работы» «на отлично» при существующей у министров загрузке иногда просто невозможно.

– Как он определяет, где просто ошибка, а где катастрофическая ошибка, простить которую невозможно? Это личная преданность?

– Наверное, это связано с тем, когда человек переступает принципы, с одной стороны, а с другой стороны — переступает закон или нарушает общие правила игры в угоду своим интересам. Я думаю, что это три точки или три пункта, после которых может последовать «до свидания».

– Доставалось ли вам от премьера в случае слабой подготовки какого-то вопроса?

– Если министр хоть изредка не получает, он не работает, наверное, а скучает. Я не являюсь исключением из правил… Премьер несет сумасшедшую нагрузку, умеет держать удары, пропускать через себя высочайшее напряжение, но он, как и все мы, человек…

– Сколько стоит налогоплательщикам обслуживание членов правительства?

– Обеспечение деятельности Кабмина в 2007 году и его секретариата обошлось налогоплательщикам в 286 миллионов гривен. Это почти в 3 раза меньше обеспечения Верховной Рады и президента Украины. К тому же следует иметь в виду, что в этих затратах «сидят» и заграничные командировки всех органов государственной власти.

– Как обновился парк автомобилей в Кабмине в последнее время?

– Для обслуживания делегаций мы приобрели 20 автомобилей, из них 6 — представительского класса. Заверяю, мы не шикуем и не жируем. Чтобы в этом убедиться, достаточно пройтись по коридорам Дома правительства.

Янукович любит водить машину?

– Я не видел его за рулем на трассе. Но то, что он мастер, ни для кого не секрет.

– Ваше первое образование — учитель истории и английского. Блистал ли перед вами Виктор Федорович своими познаниями английского языка? Как известно, он активно занимается изучением этого иностранного.

– Язык достаточно знать в определенных пределах, блистать же надо перед людьми результатами своей деятельности. Но то, что он находит время для языка, приветствовать нужно.

– Общаетесь ли вы сейчас с экс-коллегами по НДП — Валерием Пустовойтенко, Людмилой Супрун, Валерием Хорошковским?

– Общаемся, но редко. Чаще других — с Супрун. У Валерия Ивановича (Хорошковского) свои дела. Валерий Павлович (Пустовойтенко) занят собой. Я от общения не ухожу, от просьб не отмахиваюсь, но и не навязываюсь в друзья, и в гости не напрашиваюсь. Нас объединяла НДП и совместная работа во власти. Проект НДП для меня закрыт с 2006 года. Бизнесом мы вместе никогда не занимались. А власть нас не сделала ближе, как оказалось.

– Что с уголовным делом против вас? Что такого интересного нашли в квартире во время обыска?

– Этот вопрос не актуален с конца декабря 2005 года — все дела закрыты. Во время обыска ничего не нашли и найти не могли. Следователь, заканчивавший «архивное дело», поблагодарил нас с Дмитрием Владимировичем (проходивший по этому же делу вице-премьер Дмитрий Табачник. — «ДЕЛО»), пригласил во Львов и обещал всегда угощать кофе. Благодаря тревоге, которую мы забили, в архивы были возвращены десятки документов. Нас даже на суд не приглашали…

«Дело», 20 ноября 2007 г.  

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Толстоухов Анатолий. ДОСЬЕ , Янукович Виктор. ДОСЬЕ