Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Сергей Тарута: «Убежден, в Украине нет дефицита руды и кокса»     ИНТЕРВЬЮ

Председатель совета директоров «Индустриального союза Донбасса» Сергей Тарута рассказал главному редактору «і» Юрию Свирко о планах ИСД на 2008 год, а также впервые подтвердил сообщения об уходе из бизнеса в политику другого совладельца ИСД — Виталия Гайдука.

Вопрос: Чего вы ожидаете от нового правительства, которое в среду единогласно одобрило свою программу?

Ответ: Мои ожидания, наверное, мало чем отличаются от ожиданий всего общества. Думаю, не ошибусь, если скажу, что все уже устали от того, что в последние годы Украина превратилась в «дикое поле», на котором происходят непрекращающиеся политические ристалища. Стране нужны реформы, которые будут способствовать реальным позитивным изменениям в экономике. А осуществлять те или иные реформы необходимо любому правительству, вне зависимости от результатов выборов. Поэтому я бы очень хотел, чтобы мы с вами обсуждали не сложившуюся политическую конфигурацию и персоналии, а то, какие изменения нужны экономике страны сегодня, завтра и даже послезавтра.

Я убежден, нам нужна такая программа правительства, которая будет способствовать долгосрочному и эффективному развитию страны, повышению конкурентоспособности экономики, и самое главное — улучшению качества жизни граждан.

Помочь отечественной экономике может реализация среднесрочной программы социально-экономического развития. На мой взгляд, перед нашей экономикой стоят сразу несколько барьеров, которые должны быть преодолены в процессе выполнения этой программы. В первую очередь это зависимость Украины от сырьевой направленности структуры экономики.

Следующая проблема — неэффективность госуправления. Особенно это касается госмонополий, политика которых, по сути, является реальным тормозом развития экономики.

Еще одна немаловажная задача — дальнейшее уменьшение налоговой нагрузки, которая в среднесрочной перспективе должна быть снижена примерно на 4-5 процентных пункта.

Одна из ключевых задач — перевод всего государственного регулирования на соответствующие международные стандарты. Это касается и международных стандартов в области бухучета, совмещения бухгалтерской и налоговой отчетности в рамках одной системы. Это пересмотр всей системы государственного технического регулирования системы стандартизации.

На ближайшие четыре года мы получили возможность преодолеть неразвитость украинской транспортной, отельной и туристической инфраструктуры. Особую актуальность этот вопрос приобретает в контексте подготовки к Евро-2012. А ведь это наш исторический шанс.

Требует неотлагательных изменений и государственная политика в области корпоративных финансов, валютного регулирования и усовершенствования законодательства об акционерных компаниях. Непозволительно много времени упущено по реформе судебной системы. В этом я нахожу сдерживающий фактор, который не способствует динамичному развитию отечественной экономики и привлечению внешних инвестиций.

Особый вызов, сдерживающий рост экономики, кроется, я считаю, в неэффективной и непрозрачной системе доступа экономических агентов к государственным ресурсам. Сейчас экономике мешает непрозрачность распределения именно природных ресурсов. На сегодня полному пересмотру подлежит законодательство, регулирующее недро- и водопользование.

И последний барьер — это несовершенство механизма ценообразования на энергетические ресурсы и кризисное состояние жилищно-коммунального сектора. Энергоемкость нашей экономики в 2,5-3 раза выше, чем в Европе. Поэтому новому правительству необходимо проводить политику, которая позволяла бы компаниям инвестировать в энергосберегающие и экологические технологии. А то, что государство долгие годы серьезным образом не занималось ЖКХ, мы убедились на примере техногенной аварии в Алчевске, когда нам пришлось ударными темпами с привлечением своих как финансовых, так и человеческих ресурсов спасать от замерзания целый город.

В: Недавно в Алчевске президент Ющенко проводил совещание, на котором сказал: правительству нужно в сжатые сроки решить вопрос с энергосбережением.

О: Действительно, на всеукраинском совещании по проблемам энергосбережения на предприятиях горно-металлургического комплекса и машиностроения президент Украины выступил с инициативой радикального пересмотра комплексной государственной программы в области энергосбережения.

Главный принцип президентских предложений — смена фискальных мотиваций для компаний, которые внедряют у себя на производстве энергосберегающие технологии. Виктор Ющенко предлагает введение льготных преференций по налогу на прибыль для предприятий, внедряющих технологии энергосбережения, отсрочку по уплате НДС, таможенным сборам и пошлине на ввоз импортного энергосберегающего оборудования, которое не производится в Украине. В перечень законопроектов может войти и проект закона «О государственно-частном партнерстве», который, на мой взгляд, позволил бы частным компаниям инвестировать в инфраструктуру, управляемой госмонополиями. А для крупнейших потребителей энергоресурсов в стране президент предложил установить долгосрочные нормативы энергопотребления на единицу готовой продукции, которые будут утверждаться в рамках отраслевых программ. И вполне логичным представляется тезис, что те предприятия, которые впишутся в заданный коридор, вправе рассчитывать на энергоресурсы по государственным тарифам без повышенного коэффициента. А там, где инновации не будут внедряться, получат газ и другую энергию по более высоким тарифам.

Президент также поручил главе Нацагентства по вопросам эффективного использования энергоресурсов в сжатые сроки подготовить «дорожную карту» — она бы отражала план и шаги по усовершенствованию национального законодательства, которое заложит основы мотиваций для бизнеса с тем, чтобы перевооружение — техническое и технологическое — было поставлено во главу угла для любого предприятия.

Весь этот комплекс мер, думаю, для нашей страны весьма актуален. Ведь ни для кого не секрет, что Украина возглавляет печальный рейтинг стран по уровню энергопотребления — как на душу населения, так и по отношению к ВВП. Нам необходимо реальное и радикальное снижение энергопотребления, чтобы отечественный производитель был конкурентен в масштабах глобальной экономики. С другой стороны, нужно уменьшать экологическую нагрузку на нашу окружающую среду. Ведь требования по экологии во всем мире только ужесточаются.

В: Но все-таки на первом заседании Кабмина этот вопрос не рассматривали?

О: На днях я уже имел дискуссию на эту тему с Александром Шлапаком, замглавы секретариата президента, и Юрием Полунеевым, который также выступал тогда в Алчевске. Все мы сошлись во внении, что этот вопрос крайне актуален и нельзя допустить, чтобы конструктивная идея затерялась в политических кулуарах.

Рабочая группа, в которую вместе с рядом экспертов входили я, глава Госкомитета по энергосбережению Евгений Сухин и директор профильного института Сергей Ермилов, уже наработала комплексные шаги и решения по данному вопросу. Искренне надеюсь, что наши инициативы найдут поддержку у нового правительства. Ведь в данном случае речь идет не только о конкурентоспособности отдельных предприятий, но и об энергетической независимости государства. Судите сами: общий эффект модернизации всех основных металлургических предприятий страны приведет к сокращению потребления газа на пять миллиардов кубометров, что при нынешних ценах на импортный газ сэкономит для страны около 650 млн. долларов. И это только в металлургии. А ведь есть еще машиностроение, химия и жилкомхоз.

Кроме того, создав условия для внедрения энергосберегающих программ, правительство сможет выдвинуть встречные требования. Среди них — нормативные удельные расходы по газу и электроэнергии на единицу выпускаемой продукции, ужесточение норм по вредным выбросам в атмосферу, подкрепленные соответствующими штрафами, и тому подобное.

Думаю, нет смысла доказывать, что утилизация вторичных ресурсов несет в себе огромные перспективы в плане выработки дешевой электроэнергии и тепла. К примеру, произведенное парогазовыми установками тепло уже фактически оплачено предприятиями. Так, в Алчевске избыток теплоносителя может пойти на обеспечение города горячей водой. Впоследствии можно будет говорить о наращивании производства тепла — это станет возможным в случае, если правительство выделит необходимые средства на строительство магистральной теплосети, с чем сам город не справится.

Избыточные энергоресурсы предприятий будут реализовываться на оптовом энергорынке, высвобождая мощности для экспорта электроэнергии. То есть в такой ситуации интересы частного капитала полностью совпадают с государственными интересами. Понимание этого со стороны органов власти должно вылиться в конкретные действия в сфере тарифной, таможенной и налоговой политики и лечь в основу государственного бюджета.

Поэтому инициативы и позицию президента в этом вопросе я целиком и полностью разделяю.

В: Кстати, господин Ермилов на алчевском совещании подсчитал, что на новых технологиях украинская металлургия может сэкономить 5 млрд. куб. м газа в год, и при этом сообщил, что в 2008 году на Алчевском меткомбинате будет пущена электростанция когенерации вместе с газгольдером. Сколько эта станция вам будет стоить?

О: Действительно, в ноябре прошлого года во время торжественной церемонии запуска в эксплуатацию первой очереди кислородно-конвертерного цеха Алчевского металлургического комбината мы заложили символическую капсулу на площадке, где начато строительство когенерационного комплекса мощностью 455 МВт. Три парогазовые турбины будут производить энергию из вторичных ресурсов — доменного, коксового и конвертерного газов. Для нас это очень важный проект. В настоящее время Алчевский меткомбинат утилизирует металлургические газы с эффективностью 18%. Примерно такой же показатель и по всей отрасли. А парогазовые установки позволят нам повысить эффективность более чем вдвое. Кстати, аналогичного оборудования на металлургических предприятиях СНГ нет. Общая стоимость первой турбины, включая импортное оборудование, составит около $500 млн.

В: Важные проекты у вас только внутри Украины?

О: Не только. Прошедший год для нас был ключевой, так как именно на него пришелся пик наших капитальных инвестиций — более $ 1 млрд. Обновляются практически все производственные переделы, оборудование и технологии как на украинских, так и европейских предприятиях — в Польше и Венгрии.

В целом, наша инвестиционная программа для всех метактивов, независимо от места их расположения, призвана снизить издержки производства и существенно поднять качество производимой стали, нарастить мощности по производству стальной продукции более высоких переделов, снизить энергопотребление и при этом радикально улучшить природоохранные показатели деятельности основного бизнеса.

У нас амбициозные планы в Польше. Мы все делаем для того, чтобы к 2009 году увеличить производственные мощности меткомбината ISD-Huta Czestochowa до 1,2 млн. т стальной продукции в год с высокой добавленной стоимостью. В Венгрии мы также намерены вдвое увеличить объемы производства. Это касается как прокатных мощностей, так и сталеплавильного комплекса. С нынешнего года мы существенно активизируем нашу инвестиционную программу в Днепродзержинске. А что касается Алчевска, то здесь за последние несколько лет построены две машины непрерывного литья заготовки с инфраструктурой водо- и энергоснабжения, установка «печь-ковш» и вакууматор, осуществлена полная модернизация доменной печи объемом 3 тыс. куб. м — второй по величине в Украине, выполнена реконструкция толстолистового стана 2800 в стан 3000 с увеличением проектной мощности до 1,2 млн. т. Среди самых важных объектов инвестирования на ближайшие годы на Алчевском комбинате станет строительство cамой современной доменной печи объемом 4,3 тыс. куб. м, 2-й очереди кислородно-конвертерного цеха, комплекса подготовки и подачи пылеугольного топлива, электростанции в составе двух парогазовых установок, а также принципиальное переформатирование транспортной инфраструктуры комбината.

Что касается дальнейшего расширения промышленных активов группы ИСД, то наша стратегия будет основана на приобретении или создании новых объектов на рынках с устойчивым спросом, которые способны выпускать конкурентоспособную продукцию и могут составить прочный производственный альянс с предприятиями, уже входящими в ИСД. В связи с этим в середине прошлого года мы приступили к строительству металлопрокатного завода в Армавире (Россия). Кроме того, совместно с местными партнерами мы в 4-м квартале этого года запускаем в эксплуатацию новый завод в Фуджере (Объединенные Арабские Эмираты) с ежегодной производительностью 1 млн. т арматуры, катанки и мелкого сорта.

Если говорить о конкретных сегментах, то нас интересуют судостроительные активы и порты, а также предприятия по производству металлоконструкций. Таким образом, мы намерены расширить свое присутствие в тех сегментах, которые являются логическим продолжением металлургического сектора.

В: Руду из Бразилии будете возить? Ведь многие утверждают, что в Украине дефицит руды, кокса…

О: Мы заключили «длинный» 5-летний контракт с производителями Бразилии на поставку железорудного сырья. Нами двигало рыночное стремление урегулировать открытые ценовые противоречия с ГОКами, а также желание добиться экономической эффективности за счет комбинированного использования как украинского, так и зарубежного железорудного сырья.

Убежден, в Украине нет дефицита руды и кокса. А есть низкий уровень качества этой продукции, неадекватная ценовая политика отечественных производителей и отсутствие регуляторной политики со стороны государства в этой области. Необходимо понять, что недра — это достояние всего украинского народа. И эти недра должны быть соориентированы на удовлетворение потребностей прежде всего украинского рынка и национального производителя.

Поэтому мы вынуждены были самостоятельно инициировать и запускать рыночные механизмы во взаимоотношениях между рудными монополиями и металлургами с той лишь целью, чтобы с помощью этого инструмента увидеть реальную и справедливую цену на железорудную продукцию отечественных производителей.

В: Не могу не спросить вас о США, где «Индустриальному союзу Донбасса» отказали в возможности принять участие в покупке завода Sparrows Point. Когда мы писали об этом (см. «i» от 19 декабря 2007 г.), то пришлось указать, что в ИСД комментарий получить не удалось.

О: Sparrows Point — это единственный завод в США, расположенный на побережье Атлантического океана и имеющий собственный глубоководный порт, что позволяет существенно снизить издержки, связанные с транспортной логистикой. Сам тот факт, что этот актив приобретался нами в консорциуме с другими компаниями, не дает нам возможности высказывать свою автономную официальную позицию без учета мнений других участников альянса. Процесс еще не завершен и мы в скором будущем постараемся пролить свет на дальнейший ход событий.

В: Некоторые уже успели связать американскую историю с вашими переговорами с Алишером Усмановым. Кстати, в уходящем году с его стороны было громко заявлено, что он сливается с ИСД. Переговоры еще идут?

О: Ни одна компания не закладывает себе консервативную модель развития. Могу лишь сказать, что процесс поиска альянса с крупными игроками в металлургическом секторе для нас обусловлен, прежде всего, глобальными тенденциями в металлургии. Слияние первого и второго игроков рынка — Mittal Steel и Arcelor, завершившееся летом 2006 года, значительно обострило конкуренцию за потребителей и сырье.

По нашим оценкам, экономические перспективы нашего объединения с крупнейшими владельцами рудных активов были бы более чем очевидны. Этот союз имеет безусловные выгоды для обеих сторон ввиду колоссального синергетического эффекта.

В свою очередь, ИСД, хотя и не располагает железорудными активами, но имеет в своем распоряжении четыре металлургических актива, способных выплавлять более 14 млн. т стали в год.

Подчеркиваю, если бы наш альянс был возможен, то объединенная компания только на первом этапе выпускала бы свыше 20 млн. т стали и 40 млн. т железной руды. Это сразу же вывело бы компанию в элиту мировых производителей стали, то есть в первую десятку мирового рейтинга сталелитейных корпораций.

В: Как-то Виктор Ющенко, говоря о вашей благотворительной деятельности, сказал: «Побольше бы таких Тарут». Как вы это восприняли?

О: Вы знаете, я являюсь убежденным сторонником того, что меценатство должно быть в душе и больше идти от сердца, а не служить PR-инструментом по популяризации кого бы то ни было. Вместе с тем думаю, что национальное самосознание необходимо формировать начиная с возрождения и популяризации украинского культурно-исторического наследия. В этом контексте наша компания пытается сделать свой посильный вклад.

В: Насколько важен сейчас для ИСД медиа-бизнес?

О: В отношении СМИ у меня всегда была принципиальная позиция. Я считаю, что медиа должны способствовать формированию демократии, выступать ее своего рода барометром, а также способствовать развитию гражданского общества. Поэтому мы никогда не будем связывать свои отношения с медиа с идеологическим манипулированием или влиянием на общество. Для себя я принципиально решил: наше влияние как инвестора на любое СМИ, входящее в сферу наших интересов, будет заканчивается на уровне выработки совместно с менеджментом бизнес-модели и стратегии развития. Безусловно, на начальном этапе перед любым медийным брендом мы ставим задачу занять свою нишу, стать авторитетным и уважаемым СМИ. Мы же, акционеры, готовы некоторое время подождать, но потом с помощью авторитета, уважения, востребованности и популярности медийный ресурс должен начать приносить прибыль, как и бизнес в любом другом сегменте. Все остальное — построение успешного бизнеса, формирование профессиональной журналистской команды, достижение высоких продаж рекламы, дистрибуция и прочее — целиком и полностью лежит на топ-менеджменте медиа-холдинга. В конечном счете задача менеджмента заключается в организации таких бизнес-процессов, которые позволили бы через несколько лет выйти на достаточную капитализацию всего холдинга.

Что касается информационной политики любого медиа, то я сторонник того, чтобы в ней отражалась конструктивная гражданская позиция коллектива и редакционного совета. И не более того. Если хотите, в этом мы видим нашу социальную миссию. Но для себя, повторюсь, я изначально определил, что мы никогда не будем «играть в политику». Да, мы можем через СМИ озвучивать собственную позицию и ратовать за то, скажем, чтобы тот же закон по энергосбережению как можно скорее претворился в жизнь. Считаю, что это гражданская позиция и обязанность любого предпринимателя, неважно — большого или маленького. А СМИ здесь могут выполнять свою важнейшую роль — быть коммуникатором между различными слоями общества, в том числе между бизнесом и властью.

В: По рынку упорно ходят сообщения, что вы и Виталий Гайдук собираетесь разделить активы, разделить бизнес. Что вы можете сказать об этом?

О: Суть в том, что мы с Виталием Анатольевичем уже на протяжении ряда десятилетий являемся не просто бизнес-партнерами. Нас объединяют не только гражданские и духовные ценности, но и дружеские отношения.

Но нужно понимать также и то, что господин Гайдук — человек, в активе которого колоссальный опыт и знания в области менеджмента и госуправления. Достаточно сказать, что с 2000-го по 2003 год он последовательно прошел ступени первого замминистра, министра и вице-премьера. Его профессионализм был востребован в правительствах и Виктора Ющенко, и Виктора Януковича. С октября 2006-го по май 2007 года он был секретарем Совета национальной безопасности и обороны. Везде, где бы он ни работал, он демонстрировал свою эффективность, высокий профессионализм и, я бы сказал, государственную мудрость. Не исключено, что в ближайшее время мы станем свидетелями очередного возвращения Виталия Анатольевича в политикум Украины. Но он — человек высокоморальный и ответственный. И он бы не хотел, чтобы его присутствие или причастность (даже формальная) к тому или иному бизнесу давала основания кому бы то ни было упрекать или обвинять его в лоббировании чьих-либо частных или коммерческих интересов. Поэтому по нашему взаимному согласию он принял решение не разделять бизнес, а просто выйти из него — продать свою долю акционерам компании и посвятить себя в дальнейшем политической карьере.

В: Он уже продал свою долю?

О: Нет, мы ведем сейчас консультации на сей счет. И должен заметить, что этот процесс идет в конструктивном и абсолютно цивилизованном русле.

В: Как вы прокомментируете новые кадровые назначения в топливно-энергетическом комплексе: Олега Дубины главой НАК «Нефтегаз Украины» и возможное назначение Виталия Гайдука вице-премьером по ТЭК?

О: Эти кадровые решения принимались исключительно новым правительством, сформированным демократической коалицией в Верховной Раде, а ИСД не искал и не ищет в этом каких-либо преференций для себя. Господа Гайдук и Дубина даже ранее, занимая государственные посты, никогда не ставили во главу угла чьи-либо частные интересы и выгоды. Думаю, что сейчас необходимо говорить о другом. «Нефтегаз Украины» из-за недальновидной политики и непродуманной стратегии развития сегодня оказался в весьма затруднительном финансовом положении. И новому руководству необходимо в очень сжатые сроки диверсифицировать те риски, с которыми столкнулась компания. Кроме того, новому правительству совместно с руководством НАК необходимо так переформатировать ценовую политику компании по отношению к отечественному потребителю, чтобы стало выгодно внедрять на производствах энергосберегающие технологии и идти по пути снижения потребления природного газа и электроэнергии. Думаю, что эта идея должна стать чуть ли не главным национальным приоритетом на ближайшие годы для всех нас. И если любой государственный менеджер будет внедрять именно такую идеологию в энергетическом секторе, то мы будем всячески поддерживать и способствовать такой политике независимо от имен и фамилий. Я не сторонник того постулата, что для Украины приоритетное значение имеет стабильность в обеспечении газом, а не целенаправленные шаги по снижению его потребления. Нам нужна комплексная национальная программа по снижению потребления природного газа с нынешних 74 млрд. куб. м до 42-46 млрд. куб. м. Насколько это реалистично? Думаю, вполне. Во-первых, нам нужно увеличить собственную добычу газа до 22-23 млрд. куб. м, увеличить производство альтернативных видов топлива и реализовать программу по добыче метана в Донбассе. Очень важно также выстроить эффективную тарифную политику государства в вопросах, связанных с транзитом природного газа в Европу через газотранспортную систему Украины. Немаловажно также выработать антимонопольные подходы в области государственного регулирования газового сектора, которые бы учитывали прежде всего рыночные, государственные и национальные интересы.

И последнее. Украине нужна государственная программа по коренной реформе жилищно-коммунального комплекса и внедрению целевых стимулирующих к энергосбережению дотаций с тем, чтобы сократить потребление природного газа населением как минимум на 10-15%.

На мой взгляд, если реализовать весь этот комплекс мер, то энергетическая безопасность Украины не была бы столь уязвимой, каковой она является сегодня.

«Экономические известия», 17 января 2008 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Гайдук Виталий. ДОСЬЕ, ИСД открыл Бразилию