Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Михаил Сирота: «Две трети членов Конституционного совета контролируются Президентом»     ИНТЕРВЬЮ

Ярче всего позицию «литвиновцев» иллюстрирует то, что во время первого заседания рабочей группы Конституционного совета по наработке проекта конституционных изменений их представитель Михаил Сирота давал интервью «Главреду» в гостинице «Киев».

Итак, предлагаем ознакомиться со взглядом на нынешний конституционный процесс руководителя конституционной комиссии 1996 года, народного депутата от Блока Литвина Михаила Сироты.

Михаил Дмитриевич, вы видите законные основания для функционирования созданного Президентом Национального конституционного совета?

Согласно Конституции, Президент имеет право создавать совещательные органы, которые бы помогали ему в исполнении конституционных полномочий. Формально создать НКС как совещательный орган при Президенте он имеет право.

По большому счету, Конституция – это общественно-политический договор между основными политическими игроками. Понятно, если бы стояла цель согласовать позиции политических сил, то нужно было бы подключать к формированию НКС Верховную Раду. Желательно, чтобы НКС возглавлял Президент вместе с главой ВР, как это было в 1992 году, в 1994-м и в 1996 годах, когда Конституционную комиссию сначала возглавляли Плющ и Кравчук, потом Мороз и Кучма. В такой ситуации НКС имел бы наивысший уровень политической легитимности. Он бы стал площадкой для поиска компромисса в принятии Конституции. Поэтому с точки зрения возможностей формирования НКС Президент имеет такое право, но с точки зрения целесообразности и эффективности конституционного процесса - у меня есть сомнения.

Какова же настоящая цель создания НКС, чем он будет заниматься?

НКС создан, и его основной задачей должно стать доведение конституционной реформы до логического конца. В 2004 году настолько неграмотно и по-глупому внесли изменения в Конституцию, что они разбалансировали систему сдерживания и противовесов между ветвями власти. По сути, исполнительную власть подчинили двум центрам управления – силовым блоком руководит Президент, а социально-экономическим – премьер-министр. Глав администраций назначает Президент, а в своей хозяйственной деятельности они подчинены премьер-министру. Такой дуализм приводит к парализации работы исполнительной ветви власти. Это стало основной причиной паралича парламента в 2006 году. Они вошли в клинч и попытались решить вопрос противостояния Президента с премьером при помощи закона о Кабмине. Но нельзя урегулировать законом то, что не урегулировано Конституцией. В результате – роспуск парламента. Однако парламент шестого созыва наступил на те же грабли, ведь главные противоречия остались.

Кроме того, причинами паралича парламента является система избрания депутатов по закрытым спискам. Депутаты стали крайне зависимыми от политических лидеров, что дает возможность манипулировать всем парламентом, блокировать его работу. Это четко прослеживается с приближением президентских выборов. Ющенко и Тимошенко идут на эти выборы, между ними разгорается борьба. Уже есть противостояние силового и социально-экономического блока правительства. Де-юре у нас еще есть коалиция, но де-факто ее уже нет. Партия регионов сейчас помогает прикрыть недееспособность коалиции блокированием трибуны.

С какой целью вы пошли в НКС, надеетесь, что сможете отстоять свои позиции по реформе Конституции?

Я не пошел в НКС. Просто, когда было обращение Президента, то все фракции дали в него своих представителей. Сосчитав баланс сил в этом органе, я понял, что из 97 человек только 27 членов НКС могут иметь позицию, отличающуюся от позиции Виктора Ющенко. То есть две трети НКС, нужные для одобрения проекта Конституции, контролируется Президентом. При таких раскладах и словах Ющенко, что новую Конституцию нужно принимать на референдуме и закреплять указом Президента, становится ясно, что я вряд ли стану принимать участие в этом действе. Не хочу своим присутствием освящать это собрание. Это никак не согласуется с моим виденьем развития конституционного процесса.

Даже ни на одно заседание не придете, чтобы увидеть, что там и как?

Да. Участвовать в таких заседаниях я не вижу смысла. Объясню детальнее. Меня не было на первом заседании НКС, я был в Вене на парламентской ассамблее ОБСЕ, поскольку являюсь членом украинской делегации. Люди, которые были на собрании НКС, передали мне главный посыл Президента – новая Конституция, референдум, указ о вступлении ее в силу. Это порочный метод решения проблемы. У нас до сих пор нет нормального закона о референдуме, по которому можно было бы опросить народ. В нынешних реалиях парламентского противостояния принять закон о референдуме очень сложно.

Если закон о референдуме вдруг будет принят, то у нас уже есть четыре миллиона официально зарегистрированных ЦИК подписей за проведение референдума по НАТО. Почему эту тему нужно закрыть и пропустить вперед референдум по Конституции? То есть, если референдум будет, то первым проведут именно референдум по НАТО. Если этот плебисцит проведут и наступит очередь конституционного референдума, то на него захотят вынести не только разработанный НКС проект, но и проекты коммунистов и регионалов. Настоящие документы должны иметь одинаковые возможности быть вынесенными на референдум. Если так случится, то мы понимаем, что на Западе поддержат одну Конституцию, в Центре - другую, а на Востоке - третью. Интересная получится ситуация.

Но ведь могут проголосовать только за один проект?

Если один проект все же проголосуют, то возникает вопрос, что делать с действующей Конституцией. Она ведь никуда не денется, будет две Конституции. Что делать, как отменить старую? Механизма такого нет. Кое-кто говорит, что нужно проводить референдум по двум вопросам – отменить действующую Конституцию и принять новый документ. А если народ будет против отмены первой и за принятие второй, что тогда делать? Получается полный идиотизм, а причина этого в том, что в основе конституционного посыла Президента лежит бессмысленный тезис, – «я смогу получить Конституцию под себя». Такого не бывает. Из конституционного компромисса все политические силы должны выйти неудовлетворенными, но с пониманием, что по-другому невозможно.

Где же выход из ситуации?

Чтобы не смешить людей, нужно, чтобы НКС или другая конституционная комиссия наработала изменения к Конституции относительно завершения реформы. В этих изменениях должны быть исправлены ошибки дуализма власти и завершена реформа местного самоуправления. Также необходимо прийти к согласию, чтобы изменить закрытые списки по выборам в местные органы власти. Мы ведь превратили районные и областные советы в бизнес-клубы. Уничтожен представительский принцип. Даже у такого бизнес-клуба нет исполнительных функций, поэтому у всех советов системный конфликт с государственными администрациями.

Вы говорите, что не будете участвовать в роботе НКС, но вас уже даже включили в рабочую группу НКС по разработке Конституции. Знаете ли вы о своем включении туда, и будете ли эту рабочую группу игнорировать?

Я знаю, что вошел в рабочую группу. Но техническая задача, поставленная перед рабочей группой, меня не просто не устраивает, я ее не могу воспринять. Я не имею морального права работать над новым проектом Конституции, имея статус отца действующего Основного Закона. Работать можно только над одним – завершением реформы действующей Конституции. К сожалению, такая задача не ставится. Поэтому в рабочей группе, скорее всего, принимать участия не буду.

Даже ни на одно заседание рабочей группы не придете?

Есть хорошая украинская поговорка – даст Бог день, даст и пищу. Посмотрим...

Говорят о возможности разработки нового проекта Конституции с тем, чтобы назвать его новой редакцией и провести через парламент. Возможно ли это?

В этом посыле есть рациональное зерно. Можно таким образом выйти на практически новую Конституцию, но назвать это изменениями и дополнениями к старой. Такой ход правильный. Но нарисую вам карту минных полей подобного сценария.

Как только мы ставим вопрос о новой редакции Конституции, важный вопрос баланса власти отойдет на второй план. На первый план снова выйдут вопросы второго государственного языка и федерализации. Особенно это актуально после «косовского прецедента». Остро может встать вопрос о государственной символике. На первый план снова выйдут политизирующие вопросы, которые будут раскалывать общество. В условиях парламента второго созыва, где депутаты были личностями, можно было работать, а в условиях парламента шестого созыва, когда большинство депутатов - марионетки, решить эти острые вопросы практически невозможно.

Поэтому единственно возможный путь на данный момент – это минимизация конституционной операции. Когда хирургу нужно удалить аппендикс, ему будет удобно сделать разрез в полметра. Но чем лучше хирург, тем меньше разрез он делает. Это наименее травмирует организм. Так и с Конституцией. Чем меньше будет надрез на теле Конституции, тем легче это перенесет государство. Следовательно, нужно определить предел этого маленького надреза. На мой взгляд, это должно быть: определение единого центра исполнительной власти – премьер-министра; реформа местного самоуправления – предоставление исполнительных полномочий советам, возврат к мажоритарной избирательной системе; судебная реформа. Судебная система не просто взывает о помощи, она просто умерла, ее нужно реанимировать на уровне Конституции. Эти вещи должны быть доработаны и проголосованы парламентом.

Кто их должен доработать и направить в парламент?

Не имеет значения, будет ли это НКС, или другая Конституционная комиссия. Все равно процесс принятия будет долгим. Есть один нюанс – в конституционной войне выиграть невозможно, можно только проиграть.

Президент создавал НКС явно не для того, чтобы просто сделать «маленький надрез». Согласится ли он на такой формат работы, как предлагаете вы?

Рано или поздно ему некуда будет деться. Это ведь единственно возможный позитивный вариант развития событий. Все остальные приводят к противостоянию, которое ударит по всем его участникам.

Нет вещей, которые нельзя сделать. Однако я прогнозирую следующее развитие событий. Приближаются президентские выборы, в них примут участие действующий Президент, глава правительства и лидер оппозиции. Чем ближе ко дню выборов – тем меньше сил будет у игроков влиять на конституционный процесс. Конституционный процесс эффективный при стабильной политической ситуации, лучше всего сразу после выборов - перед выборами это почти невозможно. Поэтому конституционная реформа точно не будет проведена до президентских выборов. Выборы президента состоятся в 2010 году. После них пройдут выборы в органы местного самоуправления. И только после этого конституционная реформа реальна – в 2010-2011 году.

Скажите откровенно, из нынешнего НКС ничего не получится?

Скорее всего, да.

Что станете делать, если Президент поступит по-своему и вынесет Конституцию на референдум?

Уже был прецедент. Леонид Кучма уже выносил на референдум изменения к Конституции. Чем это закончилось, все знают. Один раз история происходит в виде трагедии, а во второй раз в виде фарса. Не думаю, что Виктор Андреевич превратит в фарс конституционный процесс. Я не верю, что Ющенко единолично вынесет на референдум проект Конституции.

Ваша позиция - это позиция блока Литвина?

Я всегда высказываю свою личную позицию, а позиция нашего Блока очень близка к той, которую я сейчас озвучил.

Вы читали проект Конституции авторства Владимира Шаповала и других?

Да, я его читал. Впечатления далеки от позитивных.

«Главред», 3 марта 2008 г.