Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Сергей Соболев: «Тот, кто сегодня пишет Конституцию под себя, напишет ее под своих ожесточенных врагов»     ИНТЕРВЬЮ

Представители Блока Литвина и Партии регионов уже откровенно махнули рукой на президентский Национальный конституционный совет.

Коммунисты, по их же собственным словам, там пока работают ради получения оперативных сводок «с фронтов». Представители НУНС вообще отказываются говорить с прессой о конституционной реформе, а бютовцы вынуждены протирать штаны на НКС «из-за коалиционных обязательств».

При этом представители БЮТ в НКС сами признают, что работа этого органа имеет нулевые перспективы, а президентские инициативы по конституционному референдуму они намерены оппонировать едва ли не активнее, чем «регионалы». Они уверены, что парламент и сам наскребет 350 голосов для конституционной реформы и определения места президента в исполнительной власти. Позицию БЮТ в отношении конституционного процесса в интервью «Главреду» объяснил член Национального конституционного совета, народный депутат Сергей Соболев.

Сергей Владиславович, какие у вас впечатления от работы Национального конституционного совета?

Я был приглашен только на первое заседание Национального конституционного совета. Больше меня туда не звали. Заседаний пока вообще нет, работает только рабочая группа из 15 человек, хотя она уменьшилась до 13. Больше никто ничего не делает.

Можете назвать главные позиции БЮТ, которые отстаивает ваш представитель в рабочей группе и на которых будете настаивать вы?

Самая главная наша позиция – не должно быть новой Конституции, в какой бы форме это не представляли – будь то новая редакция или новый проект. Могут быть только изменения к Конституции. Вторая наша позиция – если уж говорить об эффективной работе конституционного совета, то только в форме полномочного органа, который представляет все главные политические силы в обществе, и прежде всего в парламенте.

Тот факт, что Партия регионов отказалась от работы в НКС, уже говорит о невозможности функционирования этого органа. Нужно искать другую форму работы. Я считаю, что необходимо создавать временную конституционную комиссию в парламенте, как это всегда делалось. Не может Верховная Рада, отвечающая за соблюдение действующей Конституции, не создать временную конституционную комиссию. Как парламент может находиться в стороне от процесса? Это несерьезно.

В парламентской конституционной комиссии были бы представлены все политические силы. Такой орган наработал бы 5-7 концептуальных вопросов, которые вынесли бы на референдум. Эти вопросы должны касаться формы государственного строя, функционирования судебной системы, местного самоуправления и других ключевых вопросов обустройства деятельности государственных институтов. Людям нужно предложить несколько варианте ответов. Вот таким образом можно узнать мнение народа, а не выносить весь документ с вопросами «да» или «нет».

На основании результатов консультативного референдума временная конституционная комиссия должна будет доработать Основной Закон. Ключевые пожелания народа нужно будет взять как ориентиры реформирования.

Принимать конституционные изменения, в какой бы форме они не подавались, может только Верховная Рада. Если изменения будут касаться трех разделов Конституции, которые требуют одобрения на референдуме, то после принятия документа в парламенте это решение должно быть зафиксировано плебисцитом. При этом на референдум нужно выносить только разделы, требующие народного одобрения по действующей Конституции. О вынесении всего документа на голосование не может быть и речи. Дальше: после одобрительного вывода Конституционного суда парламент уже примет окончательный вариант Конституции. Вот тот алгоритм, на котором настаивает наша политическая сила.

Из ваших слов понятно, что на НКС БЮТ уже особых надежд не возлагает. Возможно ли, что ваша политическая сила тоже начнет игнорировать работу этого органа?

Единственное, что могу сказать по этому поводу, - мы возлагаем особые надежды на то, что любое решение по Конституции будет приниматься не на референдуме путем принятия новой Конституции, а в парламенте. Поэтому наша перспектива работы в НКС напрямую зависит от того, насколько четко будет выработан механизм принятия конституционных изменений в соответствии с действующим Основным Законом. Если пойдут на антиконституционные вещи – вынесение непонятного текста, принятого так называемым «конституционным советом», то мы будем действовать решительно. Ведь всем сейчас понятно, что НКС не представляет интересы общества. Структура НКС не отражает соотношения политических сил в парламенте. К примеру, БЮТ представлен в НКС меньшим количеством депутатов, чем коммунисты.

Я считаю, что исключительная функция НКС – выработать подходы до того, как начнут приниматься конституционные изменения. Если дело будет идти к несоответствию действий НКС Конституционным процедурам, то наше участие там окажется под большим вопросом.

Юлия Тимошенко заявила, что можно было бы упразднить президентский пост, это реально?

Она говорила о том, что необходимо четко определиться, кто глава исполнительной власти – президент или премьер-министр. Исходя из этого, уже можно строить схему отношений либо в рамках президентской, либо парламентской республики. Тимошенко исходит из того, что двоевластия в исполнительной власти быть не может.

Что для БЮТ сейчас предпочтительнее – доводить конституционную реформу до конца или вернуть ситуацию к состоянию 2004 года?

Не имеет значения. Ключевой вопрос в настоящий момент – глава исполнительной власти должен быть в одном лице: либо президент, либо премьер-министр. Если это будет президент, то он глава правительства, и не прячется за правительством, и не тасует его, как это было при Кучме и осталось сейчас. Если главой исполнительной власти будет премьер-министр, то функции президента сводятся к функциям президента в парламентской республике.

Даже в парламентских республиках у президента есть право роспуска парламента, но не право управления исполнительной властью. Нас устроит любая система, где будет четкая вертикаль власти, а не то, что мы имеем сегодня.

Давайте будем реалистами. Вы говорите о проведении конституционных изменений через парламент. Это вообще реально?

Я уверен, что да.

Кто может вокруг этого решения объединиться?

Вокруг принятия компромиссного варианта изменений могут объединиться все. За возможным исключением двадцати-тридцати сторонников крайних взглядов, все присоединятся к такому решению.

Представители Партии регионов заявляли, что у них с БЮТ много общего во взглядах на конституционные изменения. Вы можете договориться о конституционной реформе?

Подождите, что значит общие взгляды на конституционные реформы? Похожие взгляды на реформу выражают почти все, за исключением коммунистов, предлагающих упразднить президента. То есть вполне корректно сказать, что в парламенте может быть объединено около 350-400 голосов вокруг определения в Конституции четкой схемы исполнительной власти.

Александр Лавринович говорил, что в случае, когда Президент будет выносить свою Конституцию на референдум, в парламенте «вокруг определения в Конституции четкой схемы исполнительной власти» могут объединиться ПР и БЮТ. И эта схема будет явно не в пользу Президента. Как вам такой сценарий?

Я к шантажным заявлениям отношусь очень спокойно. Думаю, что в такой ситуации будет не важно, кто кого шантажирует. Главное, что в парламенте есть достаточное количество голосов для принятия изменений к Конституции, которые четко зафиксируют полномочия ветвей власти и место Президента.

Это однозначно должно произойти в парламенте, а не на так называемом «народном референдуме». Всем совершенно понятен сценарий референдума от Президента – за яркой конфеткой в виде уменьшения количества депутатов, сокращения льгот и отмены неприкосновенности будут скрываться те же рога, которые торчали при Кучме, – авторитарное управление.

Жаль, что те, кто это делает, не понимают, для кого они это делают. Хочу напомнить, как все смеялись, когда БЮТ голосовал за усиление полномочий Януковича в законе о Кабмине. Мы тогда говорили, что это не вопрос Януковича, это вопрос премьер-министра Украины. Когда эти полномочия получила Тимошенко, то все стали говорить, что мы тогда принимали закон под себя. На самом же деле мы принимали закон под четкую вертикаль власти.

И все-таки, что станет делать БЮТ, если Президент решится на референдум по народной инициативе?

Он не может принять решения о таком референдуме. Это может происходить только по всенародной инициативе. БЮТ не поддержит искусственную «всенародную инициативу».

Какие последуют ответные парламентские действия? Создание парламентской конституционной комиссии?

Я считаю, что НКС уже зашел в тупик. Ведь первым свидетельством этого является отказ от работы в нем самой большой парламентской фракции. Без Партии регионов невозможно принимать изменения к Конституции. Они это прекрасно понимают, у них блокирующий пакет для конституционного голосования. Двигаться дальше при таких условиях в рамках НКС – это путь в никуда.

Нужно переформатировать так называемый Национальный конституционный совет, чтобы там были представлены избранные народом политические силы, а не служащие Секретариата Президента или люди, несколько лет назад заявлявшие о правомочности третьего срока правления Кучмы. Они обоснуют любое решение, чтобы было удобно пользоваться государственными дачами и машинами.

Назовите таких людей?

Посмотрите на представителей НКС из числа бывших членов Конституционного суда…

Возможно ли сохранение статус-кво – никакой реформы не произойдет и все останутся при своих полномочиях?

Нельзя рассматривать изменения к Конституции как фактор, выгодный или не выгодный одной личности – Ющенко, Тимошенко или Януковичу. Это путь в никуда. В нашем политикуме все настолько быстро меняется, что те, кто пишут сегодня Конституцию под себя, на самом деле могут написать ее под своих ожесточенных врагов. Конституция должна выписать четкий механизм функционирования органов власти.

Если же провести конституционные изменения не удастся, то конфликты будут продолжать возникать с еще большей интенсивностью. Единственное условие, при котором сможет функционировать нынешняя система власти, - если президент, премьер-министр и парламентское большинство будет представлять одну политическую силу. Но даже в этих условиях президент и премьер обречены на противоречия.

Реально ли до президентских выборов изменить Конституцию?

Конечно. Звучит как парадокс, но если бы парламент сейчас начал работать над Конституцией, то многие противоречия были бы сняты.

Некоторые политики говорят, что референдум по Конституции от Президента превратится в опрос о доверии самому главе государства. А в таких условиях парламентские силы обеспечат плохой для Президента результат. Вы поддерживаете подобное мнение?

Я не считаю, что референдум превратится в опрос о доверии или недоверии Президенту. Сделайте главной идеей Конституции отмену депутатской неприкосновенности – и за это проголосуют 95%. Очень важно правильно сформулировать вопрос, а этим манипулировать у нас умеют.

«Главред», 18 марта 2008 г.