Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Владимир Сивкович: «Гайдуку не надо становиться Президентом, для этого у него есть Тимошенко»     ИНТЕРВЬЮ

Одни считают Владимира Сивковича человеком, знающим о СБУ все, или почти все. Кто бы ею ни руководил. Другие называют провокатором.

Тема места СБУ в процессах, ныне происходящих в Украине, стала главной в беседе «Главреда» с Владимиром Сивковичем, бывшим спецслужбистом (насколько сотрудник Службы вообще может быть бывшим), а ныне – народным депутатом от Партии регионов. Сивкович – спецслужбист говорит явно меньше, чем знает, но Сивкович – политик не стесняется давать собственные оценки происходящему в государстве, а также рассуждать о причинах и возможных последствиях нынешнего политического кризиса.

Откровения Сивковича читаются как лихо закрученный шпионский роман: он не исключает, что теперешнее противостояние в Украине инициировано официальным Вашингтоном с целью влияния на ход российских президентских выборов 2008 года, продолжением украинского конфликта вполне может стать покушение на Юлию Тимошенко, а уже в скором времени главным защитником Виктора Ющенко от процедуры импичмента станет… Партия регионов. О том, что именно привело Владимира Сивковича к таким выводам, читайте в его эксклюзивном интервью «Главреду».

«У Наливайченко появилась кличка – «Заливайченко»

Владимир Леонидович, как можно описать ситуацию, сложившуюся сейчас в силовых ведомствах, и, самое главное, возможен ли в Украине «силовой сценарий»?

Давайте по порядку. Только что я смотрел интервью Валентина Наливайченко, в котором он выглядит белым и пушистым. Вряд ли он пошел бы на это интервью, если бы сегодня его определенные места не были зажаты в клещи Генеральной прокуратурой. Я достоверно знаю, что свое публичное заявление по поводу Сюзанны Станик он сделал, не имея вообще никакой информации, за исключением бумажки из Интернета. То есть у него не было заведено дело, у него не было ответов на запросы, которые он в связи с этим писал бы, много чего другого. Сейчас Управление «К» активно занимается легализацией информации, озвученной Наливайченко.

У него сейчас среди сотрудников даже кличка появилась – не Наливайченко, а «Заливайченко», потому что его поведение в такой структуре, как СБУ, воспринимается очень отрицательно. Ведь эта служба мало говорит, старается больше делать, и ее задача – тихо информировать, а не превращаться в МВД, когда им начинал руководить Луценко.

Вообще корни втягивания СБУ в политику растут из того, что у Службы уже достаточно долгое время нет постоянного легитимного руководителя, а его работу делает исполняющий обязанности. Он не проходил Верховную Раду, его никто не представлял. А исполняющий обязанности есть исполняющий обязанности – он хочет стать председателем. Но в той ситуации, которая есть, Наливайченко – камикадзе. Ни при каких торгах он, даже если его подаст Президент, не пройдет Верховную Раду. И поэтому ему ничего не остается, кроме такой войны, которую он практически сам для себя решил делать.

Ему, кстати, 2 апреля, в день издания указа о роспуске парламента, присвоили высший ранг государственного чиновника. Так же буквально за несколько дней до появляения этого указа были присвоены звания двум генералам, в том числе руководителю «Альфы». Отсюда вывод: СБУ заранее готовили для активных действий по ситуации, которая будет складываться после подписания указа.

А какова ситуация в других силовых ведомствах?

Легитимные руководители МВД и Генпрокуратуры были острожными, спокойными и взвешенными, потому что они более защищены. Отсюда их поведение: они меньше говорят, меньше допускают подобных демонстративных вещей. Цушко старается балансировать между Президентом, Верховной Радой и Кабинетом Министров. Генпрокурор, по-моему, еще не сделал ни одной ошибки.

В Министерстве обороны ситуация не такая, как мы видим по телевизору. Министр обороны фактически не является руководителем боевой структуры Министерства – там есть начальник Генерального штаба. И он сделал заявление, что Минобороны ни при каких обстоятельствах не будет втянуто в политический конфликт. Даже если ему Гриценко отдаст приказ, он имеет полное право его не выполнять. Потому что у начальника Генштаба есть четко расписанные функциональные задачи, среди которых нет вмешательства в какие-то внутриполитические ситуации, даже в случае введения в стране чрезвычайного положения. Для этого есть другие органы.

Но, с другой стороны, если, по вашим словам, руководители Генпрокуратуры и МВД меньше всех говорят, можно вспомнить, что сейчас они оба находятся на больничном. Допускаете ли вы, что таким образом они просто хотят уйти от возможной ответственности?..

Я с Цушко общался буквально недавно, он действительно болен. Я не знаю, на больничном он или ходит на работу, но будучи больным, с температурой 38 градусов, он пришел на заседание Верховной Рады и сделал доклад.

Наливайченко же по приглашениям Верховной Рады два раза не пришел, он явно их проигнорировал. Он как руководитель СБУ может попросить справку у своей юридической службы, где ему скажут, что Верховная Рада легитимна до избрания нового созыва парламента.

Но ему могут сказать, что она нелегитимна как коллегиальный орган.

Как не коллегиальный орган?

Например, Секретариат Президента уже довольно давно распространяет пресс-релизы, в которых говорит, что депутаты, конечно, продолжают исполнять свои обязанности, но Рады как коллегиального органа не существует.

Секретариат Президента занимается юридическими фальсификациями. Это не их собачье дело – рассказывать легитимна или нелегитимна Верховная Рада. Для этого есть Конституционный Суд. Верховная Рада – конституционный орган власти. А что такое Секретариат Президента? Мелкие клерки, которые должны обслуживать Президента – вот и все. У нас открывает рот каждый, кому только не лень.

Вы сказали, что Наливайченко «решил делать эту войну сам для себя»…

Это его личное решение. Его никто не может заставить, он сам принял для себя такую позицию.

Тем не менее, некоторые ваши соратники говорят, что Наливайченко сейчас абсолютно зависим от Ющенко, и он делает то и только то, что ему говорит Президент и глава его Секретариата. Может быть такое, что все громкие заявления Наливайченко были инспирированы напрямую с Банковой?

Почему «может»? Так оно и было. Но он сам для себя принял решение стать политико-пропагандистским инструментом в руках Секретариата Президента. За всю историю СБУ такого еще не было, это впервые. Ни при Радченко, ни при Маликове, ни при Марчуке, ни при Деркаче СБУ настолько явно не втягивалась в пропагандистски-политические разборки. Хотя тогда режим Кучмы был намного сильнее, чем режим Ющенко сейчас.

Как тогда Служба такое терпит? Почему нет никаких заявлений рядовых службистов, представителей высшей иерархии СБУ, которые бы сказали, что Наливайченко втянут в чужую игру?

Знаете, в чем отличие Службы от гражданских ведомств? В Службе не нравится – пишешь заявление, уходишь, вот и все. К примеру, Сергей Нечипоренко, начальник управления внутренней безопасности СБУ, написал заявление об увольнении и ушел. Интервью не дает, хотя может сказать очень много. И так все остальные. Настоящие сотрудники спецслужбы так делают. А такие как Наливайченко делают по-другому.

Несколько дней назад в новостях промелькнула информация, что СБУ передала в ГПУ материалы на судью КС Сюзанну Станик, и это было сделано уже после того, как прокуратура заявила, что эти материалы фальсифицированы. То есть, по сути, ГПУ назвала их фальшивкой, еще не имея их на руках.

Дело в том, что СБУ заявила о коррумпированности Станик, о получении ею взятки, но получение взятки очень сложно доказать в суде даже при поимке с поличным. А в таком варианте, как это озвучивает Наливайченко, это вообще невозможно. Потому что это полный бред вообще.

Возьмите любого профессионала, любого прокурора, любого оперативного сотрудника и спросите у него, что здесь происходит? Для того, чтобы говорить о взятке, нужно проводить оперативно-разыскные действия. Есть Закон «Об опреативно-разыскной деятельности», есть Закон «Об информации». Все статьи, касающиеся этого вопроса, там нарушены. Не было оперативно-разыскного дела никакого, вообще ничего не было. Как можно говорить о взятке? Вот я зайду на сайт «Правочинність» Министерства юстиции, вытяну оттуда любую информацию по любому человеку, что он за последние 5-10 лет покупал-продавал, оформлю это в табличку, выкину в Интернет и заявлю, что этот человек берет взятки. Под такую позицию попадет 95% граждан Украины. То же самое сделала СБУ.

Заявления Наливайченко могут повлечь за собой какую-либо его персональную ответственность после того, как этот кризис наконец будет преодолен?

(пауза) Политически Наливайченко не имеет будущего в СБУ. Сотрудники Службы безопасности никогда не поменяют своего отношения к нему. Политики тоже.

А если говорить о более материальной ответственности, например об уголовной? Вы сейчас говорите, что Наливайченко клевещет, нарушает законы. То, что он сейчас возглавляет СБУ, не должно избавить его от ответственности за это, ведь так?

Согласен.

Или это ему простят, политики больше не будут иметь с ним дело, «эсбэушники» будут относиться к нему плохо, и на этом все закончится?

Насколько я знаю, по этому факту возбуждено уголовное дело. Будет ли оно персонифицированно по отношению Наливайченко или кого-то другого – покажет время.

Но важен сам факт: если они задним числом собирали какие-то запросы, заводили дела, еще что-то, то это уже не получится. Потому что прошла проверка ГПУ, и было зафиксировано наличие документов на тот период, когда Наливайченко делал эти заявления. Новые документы, которые появятся, сейчас начинают расследовать. Но первое заявление Наливайченко было сделано незаконно.

«Я настаиваю, чтобы СБУ взяла Тимошенко под охрану»

Когда вы говорите, что Наливайченко сейчас играет не в свою игру, что СБУ используют, вы можете назвать фамилии, кто этим занимается и с какой целью?

Я уже назвал эти фамилии. Использует глава Секретариата Президента, однозначно. Кто второго числа присвоил ранг Наливайченко, тот использует. Непосредственно ответственный в Секретариате Президента за силовые структуры – это Гелетей. Фактически есть политический орган – это Банковая, вот она его и использует.

Какую цель они собираются достичь, используя СБУ таким образом?

Попытаться распустить парламент, попытаться сделать перегруппировку политических сил в стране, попытаться изменить количество власти в одну сторону - в сторону Президента.

Но если это изменение структуры и системы власти произойдет в результате досрочных выборов, на самом ли деле это так плохо? Было бы значительно хуже, если бы была реальная опасность силового сценария…

А силовой сценарий я не исключаю. И его никто не может исключать в нашей стране. У нас, например, когда убили Гонгадзе, страна была на волоске от силового сценария.

Ведь люди, которые боятся потерять власть, или у которых она была в кармане, а теперь придется садиться за стол переговоров и все распределять в нормальном формате, могут пойти на все, что угодно.

В этой ситуации для нас самое главное – чтобы СБУ взяла под охрану всех руководителей оппозиции, в первую очередь Тимошенко. Потому что не дай Бог, с ней что-то случится – мы никогда не оправдаемся. Я не говорю, что такое задумано, но такое может быть. И спровоцировать эту ситуацию может кто угодно: внешние силы, внутренние силы, кто угодно. Поэтому я сейчас обращаюсь к Президенту: если он хочет в стране спокойствия, он должен дать команду СБУ взять под усиленную охрану и Тимошенко, и Луценко, и Кириленко. В первую очередь, Тимошенко.

От кого исходит опасность для лидеров оппозиции?

От самой оппозиции и ее инвесторов. Ну, представьте себе ситуацию, если не дай Бог, что-то случится с Тимошенко, кого сделают виноватым? Понятно, на кого упадет тень. А кому это выгодно больше всего? Ее же соратникам. А кому это внешне выгодно?

Сложный вопрос. И кому же?

Не очень сложный. России это выгодно? Нет. Европе это выгодно? Нет. Есть одна страна, которой это может быть выгодно. Большая страна.

С другой стороны, все чаще говорят о том, что в России в следующем году президентские выборы и нестабильная ситуация в Украине может стать одним из мотивов этой избирательной кампании. Может быть такое?

Я вообще считаю, что резкое обострение ситуации у нас в стране может быть отчасти связано с предстоящими российскими выборами. Вспомните, когда проходят любые американские выборы, - у них накануне или война с Ираком, или еще что-нибудь происходит. То же самое и у нас получается.

Представьте если бы у нас, к примеру, сейчас разгорелась настоящая гражданская война, или если бы пошли перевыборы и на них были фальсификации. Ведь что такое перевыборы в этой ситуации? Когда Верховный Суд фактически на стороне Тимошенко, когда Центризбирком сегодня на две трети «помаранчевый», сделать любую фальсификацию можно очень просто. После это вмешаются какие-нибудь международные наблюдатели, и ситуация в нашей стране могла бы существенно влиять на ту же самую Россию. Почему бы не допустить реализацию такого сценария?

Тимошенко слетала в Америку, ей там сказали: «Давай срочно делай все, что хочешь, потому что нас ваша страна меньше всего интересует, нас интересует Россия». Может такое быть? После этого появляется эта ее скандальная статья в западной прессе. Увязывается? Увязывается.

И поэтому я еще раз настаиваю на том, чтобы СБУ взяла ее под охрану. Слишком уж это все похоже на спецоперацию. И она может завершиться как угодно, потому что у каждой спецоперации есть несколько путей достижения результата.

Зачем могла задумываться эта спецоперация?

Любая спецоперация имеет несколько целей. Одна из целей: это осуществление в стране внутреннего переворота. Она раскладывается на несколько составляющих. Первый вариант - оппозиция добилась перевыборов, пришла к власти. Второй вариант – если не получилось это, запускаются досрочные президентские выборы. Кто может выиграть досрочные президентские выборы по мнению тех, кто задумывает подобные спецоперации? Понятное дело. Третий вариант – если не получилось ни то, ни другое, Партия регионов не клюнула на эту удочку, не объединилась с Тимошенко против Президента в случае положительного решения КСУ, а наоборот, стала на защиту Президента и пошла на мирные переговоры. Тогда остается пожертвовать своей королевой. Может такое быть? Может быть.

По конечным результатам спецоперации – влиянию на ситуации в России. Не получился первый вариант, реализация помаранчевой власти, которая бы сыграла определенным фактором во время президентских выборов в Росиии, – значит делаем гражданскую войну, хаос в Украине, вмешиваемся каким-либо образом в российские выборы – это второй вариант. Ну и третий вариант – то, что я говорил, – жертвуем королевой, обвиняем Россию и Путина. То же самое.

«Сегодня расписывать стратегию у Ющенко может только Гайдук и его команда»

Если действительно речь идет о такой спецоперации, кто ее осуществляет? Вы говорите, что Тимошенко слетала в Штаты и получила там какие-то указания, то есть, очевидно, она является более-менее активной частью этой спецоперации…

В любой спецоперации король может стать пешкой и наоборот.

То есть, частями всей этой мозаики являются и Тимошенко, и Ющенко, и Балога…

И Гайдук. Не надо забывать Гайдука.

А что с Гайдуком?

Он – секретарь СНБО. Он тоже летал в Соединенные Штаты. У Гайдука свои взгляды на сегодняшнюю ситуацию в стране и вообще на перспективу. У Гайдука свои конкурентные проблемы с Партией регионов и с ее отдельными представителями, у Гайдука свои амбиции.

Какие у него амбиции?

Как какие? Любой олигарх, состояние которого превышает два с лишним миллиарда, всегда хочет иметь 5, 10, 15. Как он это получит? Только путем того, что сможет стать премьер-министром или поставить своего Президента.

А Ющенко – не Президент Гайдука?

Нет. Гайдук пришел в команду Ющенко, он его не ставил.

С другой стороны, говорят, что ИСД посильно помогал «помаранчевым» во время выборов 2004 года…

Таких помощников у Ющенко было очень много. Гайдук был не единственным помощником. Если бы он был единственным, тогда мы бы могли сказать, что Ющенко – Президент Гайдука. А на сегодняшний день Гайдук – секретарь СНБО у Ющенко, и вопрос стоит пока так.

Дело в том, что Гайдук имеет очень хорошую аналитическую команду, а спецоперация может задумываться как сотрудниками спецслужб, так и политтехнологами. И если бы у него получилось, например, поменять премьер-министра или в конечном итоге поменять и премьер-министра, и Президента в течении года, – вот тогда бы он выиграл.

Если это все провалится – то в результате каких-то переговоров, в которых он сможет в силу своей должности участвовать, он, возможно, что-то и получит. А, может, потеряет все. Поэтому у него тоже достаточно щепетильная и сложная ситуация, и ему тоже нужно воевать до конца.

Балога похож на человека, который может расписывать стратегию на несколько лет? Я вам честно скажу – нет. Балога может быть хорошим исполнителем, и то на короткий период. Сегодня расписывать стратегию у Ющенко может только Гайдук и его ведомство, больше никто. Даже не его ведомство, а его команда.

Но если говорить о Гайдуке-олигархе, то ему, наверно, ведь тоже не на руку нестабильность в стране? Ведь это будет губительно для его бизнеса. Если вы говорите, что существует возможность в результате реализации этого сценария нарастание нестабильности, он же первый от этого проиграет.

Что он проиграет, если получит те результаты, о которых мы с вами говорили? Если он станет премьер-министром, он проиграет? Он надеется достаточно быстро навести порядок и двигаться вперед, тем более, что страна сама двигается вперед.

Когда вы говорите, что Гайдук может не только сам стать премьером или Президентом, а поставить на эту должность кого-нибудь своего…

Ему не надо становиться Президентом, для этого у него есть Тимошенко, которую он в полный рост финансировал на парламентских выборах.

То есть Тимошенко можно назвать человеком Гайдука в отечественном политикуме?

Нет, я так не скажу. Но просто Гайдук – действительно хороший бизнесмен, а хороший бизнесмен использует все.

А кого в современном, текущем украинском политикуме можно назвать тем человеком, которого Гайдук, допустим, может поставить на пост премьера или Президента, и он будет именно его креатурой?

На пост премьера Гайдук не поставит никого, кроме себя, если будет такая возможность. А на пост Президента он бы с удовольствием поставил кого-то из своей команды, но он реально понимает, что они еще не выросли. Тогда у него остается только Тимошенко.

А кто в его команде может вырасти до такого уровня?

Яценюк может вырасти, почему бы и нет. Он прошел все должности, которые только мог для своего возраста. Немного испачкался в Секретариате, но в новой должности имеет все шансы отмыться.

«СНБО превратился в карманную структуру Президента»

Если говорить о роли СНБО в нынешней ситуации, то как можно оценить перевод туда Геннадия Москаля, которого вы несколько раз упоминали в своих последних заявлениях? Зачем его забрали из СБУ, что он будет делать в СНБО?

Москаль не очень хорошо засветился в СБУ – и с Печерским судом, и со многими другими вещами. С функцией, которую на него возлагали в СБУ, он не справился, его дальнейшее пребывание там становилось просто опасным. Поэтому его перевели в Совбез.

С другой стороны, это усилило силовой блок СНБО. Никто ведь не ожидал, что события будут развиваться именно так. А если бы они развивались по-другому? А если бы ПАСЕ не сказала, что нужно ждать решения КСУ? Тогда бы Москаль был как раз на своем месте в Совете безопасности – он брал бы в свои руки руководство силовыми структурами, в качестве координатора. В данном случае он ставился в СНБО примерно для таких же функций, как Радченко ставился в Кабинет министров.

Но ведь указы Президента, которые издаются в исполнение указов СНБО, должны проходить процедуру контрассигнации…

С СНБО у нас вообще проблема, потому что в Конституцию у нас этот орган вписан, а из кого он должен состоять, какой у него должен быть штат, чем он должен заниматься, нигде не узаконено. Поэтому все происходит, как кому хочется. Президент хочет – выводит оттуда главу Верховной Рады, хочет – выводит таких министров, а вводит других, замов из других министерств или вообще непонятных людей, для того, чтобы количество голосующих в нем было больше, чем, например, членов Кабинета Министров, которые туда входят по должности, для того, чтобы у него там было большинство.

Таким образом СНБО на сегодняшний день дискредитировал себя как орган, которому можно доверять, он превратился в карманную структуру Президента. Хотя по идее это должен быть стабилизирующий орган, отвечающий за национальную безопасность, а не за прихоти одного чиновника.

В последнее время активизировалась еще одна тема, к которой вы в свое время имели отношение: некоторые представители коалиции заявили о том, что надо реанимировать расследование дела об отравлении Ющенко. Зачем это делается, почему именно в этот момент?

Не знаю. Я считаю, что говорить об этом сейчас не время, и переговорил по этому поводу со всем руководством Верховной Рады, с координатором большинства, со всеми. Во-первых, этим занимается Генеральная прокуратура, пусть она и занимается. Во-вторых, это дело самого Президента. Он сказал, что расследовать это преступление – дело его чести, и я хочу посмотреть на результат этого расследования. Я думаю, что доживу до того времени, когда смогу с ним ознакомиться.

А зачем тогда эта тема вообще поднимается коалицией?

В данном случае, это была инициатива Юрия Болдырева, который у нас считается таким… агрессивным политиком. Не всегда его идеи вписываются, мягко скажем, в систему взглядов самой партии. Но у нас же демократия, и никто не может запретить депутату подать и зарегистрировать любой проект постановления или закона.

«Партия регионов будет защищать Ющенко на его посту»

Политический кризис в стране углубился после того, как депутаты из «Нашей Украины» и БЮТ массово сложили свои полномочия…

Не сложил там никто полномочия. Давайте не будем, как попугаи, повторять абсурд и политическое невежество руководителей опппозиции. То, что Тимошенко отдала Президенту, как она сказала, заявления депутатов, так же она могла отдать их бабе Параске – с юридической точки зрения это одно и то же.

И люди это понимают. Депутаты из фракции Тимошенко уже устали от шараханий, которые она делает, и от ошибок, которые она допускает. Она до сих пор живет в эйфории того Майдана 2004 года. Но он закончился. На том Майдане были правильные идеи, основная правда тогда была на стороне того Майдана, потому что тогда народ устал, народ хотел свободы, демократии, народ боялся допустить очередной огромной неправды какой-то, например, чтобы Кучма остался на третий срок или еще чего-нибудь подобного.

А какие сегодня цели? Сегодня правда на стороне Партии регионов. Ложь, на основе которой сегодня оппозиция пытается построить себе лозунги, ни к чему не приведет. Потому что ложь может поддержать один, два, три процента населения, фанатически настроенные, но основная масса этого не поддержит. Ведь если тогда, в той революции, около 70 процентов населения хотели перемен, то сегодня 70 процентов населения не хочет выборов. Разницу чувствуете?

Тем не менее, как выходить из сложившейся ситуации? Если будет решение КСУ, а уже сейчас примерно можно предсказать, какое оно будет, вряд ли Президент и оппозиция просто сделают шаг назад и скажут: «Да, извините, мы ошиблись»…

А почему вы в данной ситуации связываете Президента и оппозицию? Я считаю, что оппозиция очень сильно подставила Президента. Они подготовили какой-то план, обманули Президента, что, мол, коалиция хочет его сместить или отобрать у него все полномочия. Это неправда.

Я выступал на парламентском собрании и предлагал за неделю до издания указа о роспуске парламента наложить мораторий на расширение коалиции, показать Президенту, что мы не угрожем его полномочиям. Жаль, что это было парламентское собрание, а не заседание коалиции, и мы не проголосовали.

Может быть, тогда никто не верил, что Президент пойдет на такое явное нарушение. Хотя тогда ему уже был написан этот сценарий. Президента убедили в том, что все будет гладко, что они выведут людей на улицы, уберут правительство, добьются роспуска Верховной Рады, что все суды на их стороне. Ну и где оно?

Президент не может играть в одну игру с авантюристами. Он – Президент всей страны, он чувствует и юридическую, и конституционную, и историческую ответственность. Ну кто будет вспоминать через тридцать лет Кириленко, Луценко и ту же самую Тимошенко? Никто. А действия третьего Президента будут вспоминать. Президент – это уже история. А вот эти визги у микрофонов – это не история.

Пускай о нынешних оппозиционерах мы забудем через тридцать дет, но сейчас они – реальный фактор политической жизни. С оппозицией сегодня надо договариваться?

Договариваться сначала надо с Президентом. Насколько я понимаю, смотря его последние интервью, слыша его последние высказывания, он уже реально понял, что сила, о которой ему говорили, на самом деле не его. Это сила – не во благо его, и не во благо государства. Это сила людей, которые переступят ради достижения своих властных целей и через него, и через Верховную Раду, и через народ.

Вы знаете, говорят о людях, что у них в каждом зрачке по доллару? Так вот я когда смотрю на Тимошенко, то у нее в каждом глазу по премьерскому креслу. А когда я смотрю на тройку оппозиционеров, когда они выходят на пресс-конференции и садятся рядом, у меня создается впечатление, что я впадаю в детство. Я смотрю на них и мне кажется, что это – царевна Смутьяна и два Мальчиша-Плохиша. Если представить, что эти три человека будут управлять страной, любому нормальному человеку страшно становится. Эти люди плюют на законодательство, врут, манипулируют законами и правдой – от них ничего хорошего ожидать нельзя. Они что, поменяются, придя к власти? Они будут такие же точно.

Потом, я смотрю на позиции двух Майданов, которые сегодня есть. Одни добрые, говорят, давайте мы будем объединяться, разговаривать, у людей нету злобы. Смотрю на Майдан оппозиционный – давайте все ломать, давайте все разрушать, давайте… воевать?

Добро всегда побеждает зло (улыбается).

Тем не менее, говорят, что залог успешного выхода из сложившегося конфликта – это договоренность между Президентом и премьером…

Почему только премьером? На сегодняшний день договоренность между Президентом и премьером не будет играть решающую роль.

Тогда между Президентом и парламентским большинством.

Между Президентом, премьером и парламентом. Потому что как только КСУ примет любое решение, какое бы он не принял, все опять должны садиться за стол переговоров. И я думаю, что в «Нашей Украине» достаточно много нормальных, трезвых людей, понимающих, что авантюризм авантюризмом, но на решение КСУ в этой ситуации плевать нельзя.

В таком случае, какие предложения сделает парламент, от имени которого вы можете говорить как его член, Президенту, чтобы выход из этого кризиса был как можно менее болезненным?

Я не считаю, что выход из кризиса должен быть безболезненным. Он должен быть болезненным, иначе не будет разрешения кризиса, иначе мы его не поломаем. Кто-то должен пострадать.

И кто пострадает?

Я считаю, пострадают амбиции Тимошенко.

За прошедшую неделю Виктор Янукович дважды заявил о возможности начала процедуры импичмента Президента. Возможно ли это?

Вы дождетесь того времени, и это будет не так далеко, что Партия регионов будет защищать Ющенко на его посту. Вместо импичмента мы будем его защищать, а Тимошенко будет кричать: «Импичмент!».

«Главред» готов предоставить возможность высказаться всем политикам и должностным лицам, упомянутым в интервью.

«Главред», 24 апреля 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Партия регионов Украины