Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Нестор Шуфрич: Мне сложно любить Тимошенко после того, что случилось два года назад     ИНТЕРВЬЮ

Когда год назад блок Виктора Медведчука проиграл парламентские выборы, казалось, что под обломками глиняного социал-демократического колосса украинская политика навсегда потеряла и Нестора Шуфрича.
Мандат депутата Верховной Рады Крыма выглядел как путевка на пенсию для 39-летнего политика. Но принцип "своих не сдавать" и желание окружения Януковича отомстить Виктору Балоге вернуло Шуфрича в большую игру – на должность министра чрезвычайных ситуаций.
А хорошего настроения ему должны были добавить ордены Ильи Муромца и Нестора Летописца, полученные Шуфричем от Украинской православной церкви Московского патриархата.
Шуфрич осваивается на новой неожиданной должности, мирится с Евгением Червоненко и объявляет войну Владимиру Литвину. На фоне активности министра может даже показаться, что Шуфрич готовится заменить и Виктора Медведчука на должности главы СДПУ(о).
Но корреспондент "Украинской правды" в течение интервью с Шуфричем стал свидетелем его общения с Медведчуком. Тональность собеседников не оставляет сомнений – Шуфрич никогда не рискнет пойти с интригой против Медведчука, а если и возглавит партию, то только с его благословления.

– Когда ваш предшественник Виктор Балога пришел в Министерство чрезвычайных ситуаций, он в первую очередь провел ремонт в туалетах. В каком состоянии вы увидели министерство и какое у вас впечатление от этой работы? Не секрет, что некоторые восприняли ваше появление в этом кресле как курьез.

– Я не понимаю, почему мое назначение было воспринято как неожиданность? Этот вопрос рассматривался еще 4 августа 2006 года (когда формировалось правительство Януковича), и я даже около сорока минут был условным министром чрезвычайных ситуаций, а Балога должен был стать министром охраны окружающей среды. Но потом квота на МЧС вернулась к "Нашей Украине", а я поздравил своих товарищей. Мы победили! Потому что главной целью, которую мы поставили – отстранить оранжевых от власти – была достигнута.

...А потом ситуация изменилась, и мне было приятно получить предложение стать министром от коалиции и от Виктора Федоровича.

– Ви знаете, даже появилась крылатая фраза: "Назначение Шуфрича министром чрезвычайных ситуаций само по себе является чрезвычайной ситуацией".

– Это, кстати, плагиат! Именно этими словами я прокомментировал назначение Давида Жвании на пост министра чрезвычайных ситуаций в правительстве Тимошенко. И когда нашеукраинцы попробовали так комментировать меня, я им ответил: "Вы хотя бы придумайте что-то свое! Зачем меня цитировать?". И тогда они вспомнили: "Точно-точно, это Шуфрич говорил о Жвании".

– Но все равно Шуфрич, у которого есть определенный образ, скандальная репутация, вдруг становится министром...

– До 1998 года я был достаточно успешным менеджером. Мне известна специфика МЧС, потому что как депутат от Закарпатья я тесно сотрудничал с Министерством чрезвычайных ситуаций в вопросах ликвидации последствий паводка. И еще в 2004 году мы разрабатывали программу ликвидации последствий в Новобогдановке.

– Кстати, в вопросах утилизации боеприпасов в Новобогдановке вы вынуждены работать с вашим давним оппонентом, губернатором Запорожской области Евгением Червоненко. Он не раз живописно описывал историю ваших отношений, как много лет назад вы подрались в львовском ресторане, он бросил вас на барабан местных музыкантов... Потом, вспоминая времена оранжевой революции, он вспоминал, что спас вас, когда ваша машина сбила пешехода, и прохожие чуть не устроили над вами самосуд. А теперь вы и Червоненко сталкиваетесь в Новобогдановке. Как вы общаетесь?

– Мы здороваемся, жмем друг другу руку, вспоминаем, как все было… Без злобы. Я не буду говорить, кто какие ошибки признал, потому что это будет некорректно. Но выводы сделали все, и никто из участников тех событий не хотел бы, чтобы это повторилось.

(В это время Шуфричу звонят на телефон, он расплывается в улыбке "Здравствуй, солнышко!" и выходит поговорить в другую комнату. После возвращения через три минуты интервью продолжается)

...Мое политическое противостояние с Червоненко не нашло отражения в нашем сотрудничестве по проблеме Новобогдановки. Мы скоординировали наши возможности и получили позитивный результат. Сейчас все признали, что проблема решается. И я сотрудничаю не только с Червоненко, но и с Гриценко.

Кстати, оранжевый Гриценко и оранжевый Балога чуть не поубивали друг друга вокруг темы Новодагдановки. Но вы не слышали ни одной критической фразы со стороны Шуфрича в адрес Гриценко или наоборот!

– Зато вы высказываетесь в адрес начальника Гриценко – Ющенко. Недавно вы заявили, что президенту нужно и в дальнейшем уменьшить полномочия. А премьер Янукович сказал, что проведет с вами серьезный разговор о том, чтобы вы не обижали президента. Такая разъяснительная работа со стороны Януковича имела место?

– Этот вопрос нужно задать представителям секретариата премьер-министра. Мне не годится давать информацию о моих отношениях с премьер-министром, потому что она касается не только меня, но и премьер-министра Украины.
Всегда нужно быть честным. Шуфрич как член правительства Януковича не говорил, что нужно инициировать отбор полномочий у Ющенко.

Я сказал, что в свое время я был одним из авторов внесения изменений в Конституцию – и сейчас могу только жалеть, что 8 декабря 2004 года парламенту и правительству не предоставили еще больше полномочий. В частности, это касается назначения министра иностранных дел и губернаторов.

Кстати, в одном из вариантом изменений в Конституцию назначение губернаторов было закреплено именно за правительством. И только буквально за несколько часов до голосования 8 декабря 2004 года решили оставить существующую редакцию.
Поэтому не нужно говорить, что Шуфрич что-то там инициирует. У Шуфрича есть своя позиция как у автора изменений в Конституцию.

И я не исключаю, что в случае дальнейших изменений в Конституции могут произойти такие изменения – в зависимости от договоренностей, которые будет достигнуты.

– О каких договоренностях вы говорите?

– Ну, давайте попробуем дать оценку заявлениям, которые прозвучали за последнее время. Первое – есть позиция фракции Компартии, что в будущем парламент должен получить право выбирать президента. Кстати, в свое время я был автором и таких изменений в Конституцию.

Второе – есть заявление секретариата президента. Третье – есть ряд противоположных заявлений представителей "Нашей Украины". С одной стороны Жвания – за почти полную отмену института президента, с другой – Ключковский, за восстановление полномочий периода Кучмы.

Четвертое – есть заявление Юрия Луценко, что нужно вносить изменения в Конституцию. Кстати, не понятно, в какую сторону он предлагает менять – Луценко только заявляет, что "интеллектуальное крыло "Народной самообороны" готовит изменения в Конституцию". К кому себя относит Луценко – к интеллектуальным или нет? – это еще нужно выяснить. Но оставим в покое беднягу Луценко...

– Почему же беднягу? Он вполне может возглавить "Нашу Украину"!

– Мог бы возглавить "Нашу Украину", если бы в последнее время мы не слышали заявлений партийных организаций, чтобы их возглавил Виктор Ющенко.

Но все мы понимаем, что назначение Балоги на должность главы совета партии – это шаг, который демонстрирует кризис в "Нашей Украине". Потому что в "Нашей Украине" есть свои общеизвестные учредители. И их отстранение не украсило "Нашу Украину" в целом и ее реального лидера Виктора Ющенко в частности.

С другой стороны, деятельность Балоги на должности главы секретариата полностью провалилась по всем направлениям. Есть реальные цифры: до назначения Балоги рейтинг Ющенко составлял около 14%, сейчас – около 6%.

Последнее заявление Балоги, именно как главы секретариата президента, что "сейчас мы становимся свидетелями государственного переворота ", вообще вызывает удивление. Я спрашиваю: как может Кабмин организовать государственный переворот? Кого переворачивать? Самих себя? Как можно лишить власти министерства, органы центральной власти?

– Вы знаете, о чем идет речь – от президента в правительство перебираются полномочия вопреки договоренностям, которые существовали между Ющенко и Януковичем во время подписания Универсала.

– Не может быть никаких договоренностей, кроме тех, которые зафиксированы в Конституции. Универсал – это протокол о намерениях, не более того! Но нужно отдать должное правительству – все обязанности, взятые на себя, они выполняют.

– На Банковой ваши слова встретили бы дружным смехом!

– Ну, они могут смеяться только сами над собой. Не провоцируйте меня на резкую оценку.

– Однако один из главных сценариев Банковой – проведение новых выборов!

– Выборов не будет...

– ...но переформатирование Конституции вполне реально.

– Почему?

– Потому что этого хочет Юлия Тимошенко. А вы сами знаете, что если она чего-то хочет, она будет идти к этому по любым препятствиям.

– Кстати, нужно отдать должное Юлии Тимошенко. Никто почему-то не обратил внимания на одно интересное заявление Тимошенко, где она сказала, что досрочные парламентские выборы возможны с одновременными изменениями в Конституцию.
Вот у меня к вам вопрос: как вы думаете, при невероятном условии проведения досрочных парламентских выборов в какую сторону изменится Конституция – в сторону парламента или в сторону президента?

– Вы знаете, что Тимошенко пообещала не уменьшать полномочий Ющенко, а работать только на увеличение. Надеюсь, вы не думаете, что она неискренна в своем заявлении?

– Я убежден, что она максимально искренна, тем более в момент подписания договора с Балогой.

А вот о Балоге я расскажу один интересный случай. Как сейчас помню... на дворе быв 1999 год, приблизительно октябрь месяц.

Президентская кампания Кучмы. Балога – губернатор Закарпатья.

Виктор Владимирович Медведчук, я и Балога только что посетили Иршавский район Закарпатья и едем в аэропорт. Мы с Виктором Владимировичем должны были возвращаться в Киев.

У нас была такая привычка: чтобы можно было спокойно поговорить, то мы оставались втроем в машине, а за рулем был или я, или Балога. Мы ездили или на моих автомобилях, а на этот раз, если я не ошибаюсь, Балога продемонстрировал свой бронированный "Мерседес". На что мы сразу в шутку спросили, от кого он прячется на Закарпатье?

И вот мы едем назад, я, засыпая, сижу на заднем сидении, Балога за рулем, Виктор Владимирович сидит спереди справа. И тут Балога задает вопрос, на который я вначале не обратил внимания. А именно – о проблемности премьерства Пустовойтенко. Мол, "он – никакой премьер-министр, как сложно ему работать губернатором!".

Я не обратил на эти слова никакого внимания. Я краем глаза смотрел на Виктора Владимировача, и у него была приблизительно та же реакция, что и у меня. Просто Балога не до конца учел, наверное, личные отношения Виктора Владимировича и Валерия Павловича, чтобы обсуждать этот вопрос.

Но Виктор Владимирович по тактическим соображениям молчал и делал вид, что слушает Балогу. И тут прозвучали слова, из-за каких, если бы я был за рулем, эта поездка закончилась бы трагично. Потому что вряд ли я смог бы удержать руль, услышав такие слова.

Балога просто попросил Виктора Владимировича обратится к Кучме с предложением назначить Балогу премьер-министром Украины.

– Вы шутите!

– Нет, вы можете спросить у Виктора Владимировича!

– Это хороша идея! Давайте прямо сейчас позвоним Медведчуку и спросим. Будет такое интерактивное интервью...

(Шуфрич по городскому номеру набирает Медведчука.)

– Добрый день. Это Шуфрич. А можно Виктора Владимировича? А через сколько? Хорошо, я перезвоню, спасибо. (Шуфрич возвращается к интервью.)

Я попробую связаться позже. Думаю, мы с ним переговорим.

...После такого предложения Балоги назначить его премьер-министром Виктор Владимирович, имея намного больший политический опыт, чем тот, который был тогда у меня, сдержал себя. И хорошо, что я ничего не успел сказать по этому поводу, а Виктор Владимирович спокойным таким тоном обратился к Балоге: "Да, безусловно, это очень интересное предложение".

Он также попросил Балогу подготовить программу своих действий как будущего премьер-министра. Я почувствовал некоторую издевку, это уже была даже не ирония, а сарказм в словах Медведчука. Но Балога принял все за чистую монету и носился с этими документами еще очень долго, пока Ющенко не стал премьер-министром вместо Пустовойтенко.

То есть сегодня Ющенко должен был бы задуматься, что Балога уже тогда претендовал на его место. И Ющенко сбил в свое время очень примечательную личность потенциального премьера в лице Балоги! (Смеется.)

А сейчас представьте себе нынешнюю ситуацию. Один и тот же документ подписывает Тимошенко, которая публично заявляет, что хочет быть премьер–министром, и Балога, который с 1999 года только и думает, как стать премьер–министром Украины...

Думаете, почему Балога возглавил "Нашу Украину"? Чтобы стать первым номером списка и претендовать на должность премьер–министра! Другое дело, куда этот список докатиться...

Кстати, в отличие от Балоги логику действий Тимошенко, которая претендует на должность главы правительства, имея самый высокий среди оранжевых рейтинг, понять можно. Тимошенко всегда демонстрировала себя как командного игрока, и на выборах 2004 года пошла в фарватере Ющенко, помогал ему не проигрывать в рейтинге.

Я могу только представить себе ту предвыборную кампанию, если бы Тимошенко и Ющенко одновременно выдвинулись в президенты. Думаю, Виктор Федорович победил бы в первом туре! Но Ющенко и Тимошенко договорились и достигли условного успеха.

– То есть, вы наконец-то признаете Ющенко победителем выборов президента?

– Я не могу не признать решение Верховного Суда головой. Другой вопрос, как я воспринимаю это сердцем. Я помню и соответствующее заседание ЦИК, когда меня полностью обвернули оранжевым флагом...

– И как оранжевый цвет на вас подействовал?

– Ну, вы знаете, намного спокойнее, чем на многих других. По крайней мере, истерии он у мене не вызвал. Я не буду сейчас пренебрежительно говорить о символах своих политических оппонентов.

... Я не сомневаюсь в том, что после подписания соглашения с "Нашей Украиной" Тимошенко выиграла все, что могла. Потому что Тимошенко получила в свое распоряжение депутатов "Нашей Украины" и фактически получила в подчинение своей стратегии определенные возможности секретариата президента.

Поэтому, если сейчас они не будут действовать так, как хочет Тимошенко, у нее будет право обвинить их в очередном предательстве и опять пойти своем путем, еще больше уничтожая их рейтинг.

То есть, если в 2004 году Тимошенко пошла в фарватере более влиятельного рейтинга Ющенко – и это было даже красиво с ее стороны – то сейчас она навязала свою игру Балоге, а через Балогу и Ющенко.

– Но и Ющенко после договоренностей с Тимошенко получил гарантии, что его вето в парламенте преодолеваться не будет, как в случае с законом о Кабинете министров.

– Нет, это безусловно! Но я не знаю таких чрезвычайно принципиальных законов, принятие которых сейчас бы волновало коалицию. И ветировать ради ветирования – это уже будет непонятно. Я хочу напомнить, что Ющенко накладывает вето исключительно по причине несоответствия законов Конституции. И рано или поздно к нему могут возникнуть вопросы...

– Кстати, в политических кругах существует мнение, что вы были коммуникатором между антикризисной коалицией и Тимошенко в вопросе принятия закона о Кабинете министров, что вы были участником достижения этих договоренностей. Более того, что ваше назначение министром было принято в пакете...

– Это все равно, что сказать обо мне, что я – коммуникатор с Балогой, потому что мы – земляки! Это же нонсенс!

– Ну, Балога сейчас главный объект вашей критики, тогда как о Тимошенко вы всегда отзываетесь исключительно одобряюще.

– Я всегда давал реальные оценки политикам. И то, что сегодня у Тимошенко около 20% поддержки в обществе, нравится это бело-синему Шуфричу или не нравится, но это реальность. И можно любить Тимошенко, можно не любить, но не уважать ее хотя бы как соперника невозможно.

– А вы, кстати, любите Тимошенко или не любите?

– Сложно ее любить за то, что она сделала на Майдане. Я уверен, что Майдан – это на 99% последствие ее деятельности.

– Вопрос звучал иначе – вы любите Тимошенко, да или нет?

– Я сказал: как я могу любить то, что связанно с Майданом?

А что касается линий коммуникаций, связанных со мной, я вам советую поискать другие. Думаю, что в течение ближайших недель вы почувствуете последствия этих коммуникаций.

– Вы намекаете на связи с Россией?

– Начинает теплеть. Но еще совсем не тепло. Посмотрите за событиями, которые будут происходить в Украине, и вы много что сможете выяснить, в том числе и по поводу моего назначения. Хотя еще раз подчеркну, я благодарен антикризисной коалиции и лично Виктору Федоровичу за доверие.

– Вы не жалеете, что на прошлых выборах не баллотировались в составе Партии регионов? Насколько известно, Янукович согласился взять вас в свой список, но не захотел брать Медведчука и создавать блок с СДПУ(о).

– Не совсем так. Мне действительно было приглашение, за что я очень благодарен и Виктору Федоровичу, и своим друзьям–"регионалам". Но мы в СДПУ(о) действительно надеялись, что между нами и Партией регионов будет оппозиционный блок. Но Партия регионов сказала, что вона идет самостоятельно, и блок, куда могли взять СДПУ(о), просто не был создан.

– А Медведчук с Януковичем помирились или нет?

– Этот вопрос нужно задать Медведчуку, хотя мне неизвестно, что они ссорились.

– Давайте еще раз попробуем дозвониться к Медведчуку, чтобы узнать, правда ли, что в 1999 году Балога просил его назначить премьер-министром?

(Шуфрич звонит Медведчуку по городскому)

– Виктор Владимирович, приветствую! У меня здесь журналисты, я сейчас включу телефон на громкую связь, можно? Я вспомнил историю, Виктор Владимирович, мы как-то ехали в 1999 году в бронированном "Мерседесе" Балоги...

(Медведчук) – Да.

(Шуфрич) – Когда Балога поднял вопрос, какой плохой Пустовойтенко премьер и каким хорошим премьером был бы он.

(Медведчук) – Помню, был такой разговор.

(Шуфрич) – То есть, был такой разговор?

(Медведчук) – Помню.

(Шуфрич) – Виктор Владимирович, кстати, сразу убедитесь, что я опровергаю, что Медведчук вышел из партии. Я тут категорически опроверг ваш выход из партии!

– Пусть Медведчук сам это опровергнет в интервью "Украинской правде"!

(Шуфрич, продолжая параллельно общаться по телефону) – Виктор Владимирович сейчас не дает интервью. Как только начнет давать, ваше будет одно из первых. Виктор Владимирович, я могу тут выступить определенным гарантом? Да!

Продолжение следует...

"Украинская правда", 12 марта 2007 г.