Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Нестор Шуфрич: Обязательным требованием Ющенко было не трогать РосУкрЭнерго     ИНТЕРВЬЮ

Травма ноги, полученная в боях за Николая Рудьковского, на несколько недель вывела Нестора Шуфрича из игры. С загипсованной ступней, сейчас он большей частью сидит дома, в результате чего у Шуфрича возникает острое желание выговориться.

Шуфрич назначает интервью в своей квартире на улице Жилянской. Охранник встречает внизу и заводит в здание. Шуфрич выходит без костылей и приглашает в зал – светлую комнату с камином и подлинниками Айвазовского на стенах.

«Две картины поменьше – это оригиналы, а большая – копия», - объясняет Шуфрич. Ему помогает домохозяйка, а где-то в коридоре видно, как проходит старший сын.

В своем интервью Шуфрич подтвердил тенденцию, которая стала заметна в последние дни – бывшие и нынешние члены СДПУ(о) активно становятся на защиту Юлии Тимошенко, высказывая мысли, которые БЮТовцам заявлять вслух запрещено, дабы не раскачивать коалицию.

В какие-то моменты беседы с Шуфричем даже складывалось впечатление, что собеседник является членом БЮТ. Впрочем, ярлык «юлефила» за Шуфричем закреплен давно, а сам это если и отрицает – то вяло и без огонька.

– Расскажите, что с вами приключилось. Почему вы ходите с перебинтованной ногой?

– В борьбе за свободу Николая Рудьковского понес небольшие потери.

– Признайтесь, этот злополучный автомобиль на вас наехал или его бросили?

–Бросили.

– Если машину бросают на ногу, то от ноги мало что остается…

– Слава Богу, не на голову бросили, а на ногу. Ногу придавило колесом, когда опустили автомобиль после попытки перенести его. Приятного было мало, но надеюсь, что и это тоже пройдет.

– Как обстоят дела у Рудьковского? Вы поддерживаете с ним связь?

– Ребята его навещают, я с ним созваниваюсь. Когда мне пришлось быть на перевязке, я зашел к нему. Лежит, готовится к операции. Хирург, который должен был провести имплантацию и установить протез, не каждый день может прилетать в Украину. Он его прождал тогда два дня, но потом улетел. Если я не ошибаюсь, то операция планируется где–то в начале марта.

– Вам со скамейки запасных как сегодня воспринимается происходящее в политике?

– Травмированные игроки сидят не на скамейке запасных, а на трибуне. Поэтому, наблюдая с трибуны, я вижу, что мяч потихоньку из–под контроля наших оппонентов переходит в центр поля, и я не исключаю, что скоро окажется на нашей стороне.

– Бросается в глаза, что Партия регионов совершила распространенную политическую ошибку, когда зашла в блокирование парламента, изначально не придумав, как из него выходить.

– Неужели вы думаете, что Партия регионов начала блокировку потому, что у нее была такая цель?

– Конечно. Партия регионов ведь заинтересована в постоянной дестабилизации ситуации внутри коалиции, чтобы коалиция быстрее прекратила свое существование.

– Эта коалиция нестабильна сама по себе. Ее численность всего 227 голосов, и собирать их в полном составе тяжело, даже если делать это всего два раза в месяц.

Если бы у нас было желание создать нестабильность, мы бы просто постоянно требовали поименного голосования с подпрыгиванием и приседанием.

Но в блокировку нас загнали после подписания письма трех к генсеку НАТО.

Уже после того, как Яценюк поставил там свой автограф, стало известно, что же на самом деле происходило.

После назначения Тимошенко премьером Балога начал заставлять ее подписывать письмо в штаб–квартиру НАТО…

– Что значит заставлять? Тимошенко, когда подписывала коалиционное соглашение, подписала и пункт о том, что Украина присоединяется к Плану действий по членству в НАТО!

– Давайте говорить откровенно. Одно дело – подписать коалиционное соглашение, а другое дело – сделать. Там же не было написано, что надо это сделать в течение трех дней после назначения премьером! Это же можно было сделать и через полгода, и через год. Кстати, это было бы и умнее, и, я не исключаю, результативнее для коалиции.

Но речь не об этом. Тимошенко отказалась одна подписывать это письмо в НАТО, что подтвердили ее представители и Яценюк

Тогда Балога убедил Ющенко подписать вместе с Тимошенко, хотя формально достаточно было подписи одной Тимошенко. А уже Ющенко захотел подписать втроем с Яценюком.

При этом, по настоянию Тимошенко, как потом, кривя душой, признал Яценюк, в письмо Схефферу был дописан пункт: «Вступление в НАТО – только после референдума».

– Вы, как всегда, незаметно похвалили Тимошенко…

– Я далек от мысли хвалить наших оппонентов, но мы договорились быть объективными. Кстати, на «Свободе слова с Савиком Шустером» я дал слово говорить только правду и ничего не скрывать от людей. Когда мы стоим на пороге кризисов, которые могут нам вылиться в украинскую Югославию, я не хочу потом думать, что я что–то не сказал людям.

В итоге, в десятых числах января родилось это злосчастное письмо трех, о котором нам так великодушно поведал американский сенатор Лугар. Конечно, это вызвало шок!

Партия регионов действовала заранее прогнозируемо, и по–другому не могла. А как выходить из блокировки – если честно, это не должен быть наш вопрос.

Мы должны принять такой нормативный акт, который четко зафиксирует, что вопросы вступления Украины в НАТО решаются через референдум.

Кроме того, Яценюк действовал в противоречии с постановлением Верховной Рады от 19 сентября 2006 года, где четко написано, что любые действия по вступлению в НАТО происходят после референдума, в том числе и ПДЧ. И нам еще надо дать оценку действиям самого Яценюка.

– Партия регионов специально вводит народ в заблуждение, поскольку называет присоединение к ПДЧ вступлением в НАТО. На самом деле, этот план может длиться несколько лет.

– Или несколько месяцев.

– Такого никогда не было!

– Ну, у некоторых стран ПДЧ вообще не было, когда очень хотелось в НАТО. Также и с Украиной. Сперва ПДЧ, потом подписание договора о вступлении в НАТО, ратификация в парламенте, и никакого референдума! Ведь в уставе НАТО не написано, что референдум обязателен.

– Вы на каждых выборах пытаетесь завоевать темой НАТО определенное число избирателей. Эта технология уже не срабатывает.

– Но я хочу вас удивить. Для нас НАТО – это позиция. Говорю это без всякого пафоса и преувеличения! 60–70% граждан категорически против вступления Украины в НАТО. Все–таки народ как носитель коллективного разума интуитивно чувствует, что это плохо.

Я не хочу говорить о последних заявлениях лично Путина, когда ни у кого не должно оставаться сомнений, что Россия очень против вступления Украины в НАТО. А у нас в решение парламента 2003 года четко написано, что любые действия между Украиной и НАТО не должны противоречить стратегическим отношениям с Россией.

– Кстати, вы ведь голосовали за тот документ, который предполагал вступление Украины в НАТО!

– Я голосовал за тот пункт, что «любые отношения с НАТО должны быть согласованы с Россией». А сегодня позиция России по этому вопросу ни у кого не вызывает сомнения.

– На одной из последних передач «Свобода слова с Савиком Шустером» возникла комичная ситуация, когда представитель коалиции спросил у представителя оппозиции, что же такое НАТО, и тот не смог расшифровать. А вы знаете, как расшифровывается НАТО?

– North Atlantic Organization, если дословно.

– Вы пропустили одно слово – Treaty. Видите, даже такой опытный политик как вы не смогли ответить на вопрос. Надеяться, что народ сможет разобраться, что такое НАТО, будет преувеличением. Поэтому ваши тезисы о НАТО – это спекуляция. Немного о другой теме… Как развитие кризиса в парламенте спровоцировало процессы в «Нашей Украине – Народной самообороне»?

– Постойте! Не надо нивелировать вопрос НАТО. Все знают, что НАТО – это военный блок, созданный против СССР, а сегодня противостоящий и России, и ее партнерам. И, кстати, демонстрирующий военную агрессию в Югославии и Афганистане.

Но вернемся к сегодняшнему конфликту между секретариатом президента и «Нашей Украиной» с одной стороны, секретариатом и БЮТ с другой стороны.

Есть координация между Тимошенко и «Народной самообороной», Тимошенко и «Нашей Украиной». Иначе я не понимаю, почему Тимошенко не осудила конфликт Луценко с его дракой.

При этом за палец, который то ли был показан Яценюку на дороге, то ли не был, увольняется целая куча генералов и полковников.

Если бы подобный инцидент произошел с настоящим мужиком, он бы не президенту пожаловался, а прямо на дороге бы разобрался. Тем более мужик, который хвастается, что поднимает штангу аж в 80 кг.

– У вас были такие инциденты в жизни?

– Поверьте, если и были, то они быстро заканчивались. Я видел разное на дорогах, но никогда не прикрываюсь охраной. Вообще, у нас не спикер, а какая–то ябеда. То он бегает ябедничать президенту на милиционера, то прокурору жалуется на депутата Лукьянова, что у него, видите ли, украли игрушку в виде карточки для голосования.

– Вообще–то карточка – это инструмент для голосования спикера.

– Ну, у Кравчука украли три карточки, у меня украли пять карточек в двух созывах. Литвин признался, что когда он был спикером, у него около семи карточек украли.

Это была нормальная практика наших оппонентов. Чуть что - сразу у спикера забирать карточку, при этом еще посыпая его цветами, поливая его водой из ваз, пытаясь воткнуть ему карандаши куда только можно. Я уже молчу о поломанных микрофонах.

Обратите внимание, мы, когда блокируем трибуну, то очень интеллигентно скручиваем микрофоны и аккуратно отдаем их служащим, которые обслуживают систему «Рада».

– Да, ни дать – ни взять, оппозиция становится все более цивилизованной.

– Она становится все более опытной.

– Так может, вы скоро электрощитовую заблокируете?

– Противостояние в этом парламенте силой снять невозможно. У нас равное количество депутатов в коалиции и оппозиции. Часть депутатов от коалиции должна голосовать, а часть – проводить какие–то силовые действия. А они физически это не смогут сделать, потому что у них не хватит людей.

Это легко высчитывается. Когда нас было 280 в большинстве против реальных 150 депутатов меньшинства, нам удавалось силами 100 депутатов сдерживать действия оппозиции, а 180 или 150 человек спокойно голосовало вместо 226.

А сейчас, когда 220 на 220, то работать в парламенте невозможно. Это значит, что с оппозицией надо договариваться.

Это все происходит на фоне кризиса в президентском лагере. Балога ушел из «Нашей Украины», с ним – еще целая банда, мягко говоря, коррупционных деятелей.

– Чем вам не нравится Оксана Билозир? Вы сразу под одну гребенку таких уважаемых людей, народных артистов Украины!

– Кстати, со стороны Балоги было некрасиво прикрывать свои действия именем Оксаны Билозир.

Как это странно ни звучит, но Ющенко предал Майдан. Посмотрите, кто его сегодня окружает? Это или бывшие объединенные социал–демократы, или представители Партии регионов. Из тех полевых командиров, которые были на Майдане, остался разве что Рома Безсмертный. И то, мы его уже фактически не видим.

То есть Ющенко, не имея возможности смотреть людям в глаза, которые привели его к власти, фактически выбрасывает их из своего окружения.

– Почему же, он назначил Тимошенко во второй раз премьером!

– Ющенко не мог ее не назначить, иначе он бы просто подставился! И даже какие–то газовые интересы Ющенко не смогли победить реальное положение вещей.

– Опять «газовые интересы», хотя никаких документов до сих пор никто не видел!

– Я имею право об этом говорить, потому что в 2006 году я привлекал внимание всех наших коллег к платежке, которая появилась в интернете, о переводе 50 млн. долларов на счета компании «Петрогаз».

– Но никто не установил, что такое «Петрогаз»!

– Никто не установил, потому что пока этим никто не занимался.

– Но вы же были при власти целый год, и этого не сделали.

– Ну, как мы были при власти? Были реально или только формально – это еще предмет отдельной дискуссии. Янукович действительно семь месяцев имел возможность заниматься своими реформами, а потом были объявлены досрочные выборы.

– Вы заявляете, что Балога крышует газовые схему, но на самом деле в вашей партии находится Бойко – крестный отец РосУкрЭнерго… Той самой структуры, в крышевании которой вы обвиняете Балогу!

– РосУкрЭнерго было действительно создано при Кучме, но в 2004 году оно занималось единственным вопросом – обеспечением транзита между Туркменистаном и Украиной. Кстати, этим же в свое время занималась «Итера». А попытка Фирташа втереться в доверие к Медведчуку закончилась тем, что Фирташ был выставлен из кабинета Медведчука.

Тогда газовые отношения рассматривались исключительно как государственные. А почему в 2006 году развалились газовые соглашения, которые были заключены до 2009 года с ценой по 50 долларов за тысячу кубометров газа – это история, которая обязательно получит свою должную оценку.

Сейчас, когда происходила смена правительства, мы спрашивали у Бойко, я лично задал ему этот вопрос. Говорю: «Юра, у нас была цена 130 долларов. Сейчас ты подписываешь до 179, и мы уходим в отставку. Зачем? Пусть бы они уже подписывали новую цену».

Но Бойко, как ответственный политик, ответил, что если бы договора заключало новое правительство, то цена была бы больше чем 180.

Но при этом я его спросил: «Ты исключаешь, что после пересмотра цена не будет 170 или 175 долларов?». Он говорит: «Я это исключаю. Цена может быть только больше».

Теперь следующий момент. На прошлой неделе я читал информацию, что активность Балоги связана с тем, что Тимошенко якобы договорилась, чтобы цена газа была уменьшена на чью–то долю в схемах газовых поставок. То есть Тимошенко и Турчинов намекают, что в газовых поставках есть чья–то доля...

– Значит, эта доля была и при Юрии Бойко!

– …Предполагается, что была чья–то доля, и на нее хотят снизить стоимость газа. Причем больше всех о том, что нельзя трогать РосУкрЭнерго, кричит Балога!Так чья доля?

– А раньше об этом кричал Янукович!

– Янукович всегда занимал очень четкую позицию. При Януковиче цена реально была 130, которая еще была навязана нам правительством Еханурова.

Вы заставляете меня говорить на неприятные для меня темы. Наверно, это была ошибка правительства Януковича, ведь во многих вопросах мы шли на компромисс с Ющенко. И обязательным требованием Ющенко было не трогать РосУкрЭнерго.

– Это ваше ответственное заявление?

– По моей информации, это было именно так.

– Тогда расскажите, как это выглядело?

– Когда в 2006 году создавалась широкая коалиция, когда возник вопрос подачи кандидатуры Януковича, был целый ряд пунктов, которые Ющенко попросил оставить. Это было условием выдвижения Януковича на должность премьера. Вот в рамках тех договоренностей была сохранена позиция РосУкрЭнерго. Это был вынужденный компромисс со стороны Януковича.

– Сегодня Балога выходит из партии и создает отдельный проект под условным названием «Гарт». Многие говорят о досрочных выборах…

– Первая ошибка Балоги в том, что все партии, которые сегодня доминируют в парламенте – это партии, которые были рождены в условиях оппозиции.

«Наша Украина» с 2001-го года была в условиях жесточайшей оппозиции к Кучме. Да, Порошенко ее тогда рассматривал как финансово–политический проект, который, надо отдать должное, удался. Потому что брендом этого проекта был лично Ющенко.

Вторая команда – это БЮТ, которая тоже создавалась в условиях оппозиции Кучме и стала мощным движением в оппозиции к Ющенко в 2006 году.

Партия регионов стала реальной силой в 2005 году, в условиях оппозиции к Ющенко. А про коммунистов уже и говорить не стоит - они все время были в оппозиции. 

Условный «Гарт» Балоги не будет иметь никакого будущего! Ведь посмотрите, ни одна партия, которая строилась сверху, не получалась.

Даже СДПУ(о) набрала 3% на выборах в 1998 году – а в 2002 году после отставки Медведчука с должности первого вице–спикера и гонений со стороны Литвина и его «За еду» мы взяли больше 6%. При том, что вся «За еду», партия власти – около 12%.

«Украинская правла», 3 марта 2008 г.