Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Виктор Пинзеник: «Я не умею продавать товар, а выборы – это продажа продукта»     ИНТЕРВЬЮ

Представителей партии «Реформы и порядок» в списке БЮТ всего 50, но их присутствие ощутимо: не даром еще вчера вооруженная левой риторикой сила совершила заметный дрейф вправо. О миссии ПРП в блоке Тимошенко, оцифрованном варианте «Украинского прорыва» и конструкции возможной коалиции «Главреду» рассказал Виктор Пинзеник.

Виктор Михайлович, насколько реалистичной является предвыборная программа БЮТ «Украинский прорыв»?

Я считаю, что это хороший документ. Безусловно, это не окончательный вариант, и к нему нужно будет добавлять многое, но основные направления политики в «Прорыве» отображены. В программе мало цифр, если вы обратили внимание. Там идет речь о более важном – определении направлений политики, а именно этого всегда не хватало нашему государству.

Очень важным в «Украинском прорыве» является то, что эта программа очерчивает те изменения, которые должны произойти в молодежной, пенсионной политике, политике оплаты труда. Почему, например, за одну и ту же работу один человек получает в три раза больше, чем другой? И, по-моему, ни одна предвыборная программа, кроме «Украинского прорыва», на такие важные вопросы ответы не дает.

Как вы считаете, сколько процентов возьмет БЮТ на этих выборах?

Будем стремиться набрать 39%.

Стремление – это прекрасно, а если говорить о более реалистичном сценарии?

Мы будем стремиться получить 226 голосов в парламенте.

Сколько стоит предвыборная кампания БЮТ?

Понятие не имею. Я в штабе не работаю. Каждый должен заниматься своей профессиональной работой. Я, например, точно знаю, что никогда в жизни не стану маркетологом. А работа в штабе – это работа маркетолога. Я не умею продавать товар, а выборы – это продажа продукта.

В чем заключается профессиональная работа Пинзеника на этих выборах?

Встречаться с избирателями, выступать, готовить документы. Я подготовил часть документов и к «Украинскому прорыву».

Вам не было обидно, что ПРП в списке блока получила только 50 мест?

А вы заметили какую-то мою негативную реакцию?

Нет, не заметила. Но спросить имею право.

Имеете. Я реагирую на такие вещи спокойно. Для меня это не принципиально.

Виктор Михайлович, извините, но сложно поверить в то, что для лидера партии не является принципиальным то, какая квота отходит его политической силе в списке блока?

Я вам так скажу: в этом случае я больше буду воевать за людей, чем за себя. Для меня  важнее другое – чтобы формировалось единство позиций и мои коллеги, которые отстаивали определенные позиции, были вместе со мной. Это произошло. Мы работаем командно.

Насколько прислушивается руководство БЮТ к вашей позиции?

Никогда не нужно думать, что твое мнение является единственно правильным. У нас каждый может выразить свою позицию, но дальше принимается единое решение. Если позиция достаточно аргументирована, то ее всегда можно довести, даже если изначально ты был один. Просто нужно уметь убедить своих коллег, имея аргументы.

Когда ПРП окончательно вольется в «Батьківщину»?

На этот вопрос вам никто в настоящий момент ответ не даст. Процессы консолидации идут, мы это видим, они естественны и неминуемы. В следующем парламенте будет четыре политических силы. Что касается моей политической силы, то первый шаг мы предприняли. Сейчас проходит притирание, идет совместная работа, результатом которой станет создание новой партии.

Трудно идет притирание?

Я вам так скажу: когда женятся мужчина и женщина, сколько лет длится притирание?

Как кому повезет...

Мой знакомый, например, очень поздно женился. Со многими девушками встречался, а жениться – никак. Я у него спросил, почему он никак не осмелится, а он ответил: «Она мне мешает, то полотенце не так повесит, то еще что-то». Притирание идет, даже если люди крепко любят друг друга. И этот процесс нужно воспринимать нормально.  

Пользуясь вашей аллюзией о муже и жене относительно БЮТ и ПРП, скажите, что вас в блоке раздражает?

(смеется) Меня полностью устраивает, как висят полотенца. Мы не делаем проблему из того, что кого не устраивает. Напротив, ищем общее, потому что именно так делают люди, которые хотят объединиться. Очень легко найти фишку, которая людей разделяет. Мы же ищем то, что позволит нам двигаться вместе. Скажу честно – нам это удается. Идеологические позиции у нас близки, хотя временами общий язык было находить очень трудно. Но наилучший вариант проверки человека – совместная работа.

Вы часто в последнее время подчеркиваете, что в правительстве Тимошенко вам работалось комфортнее всего...

Да, и от своих слов не отказываюсь. Я уютно чувствовал себя не только с идеологической стороны, но и моральной.

Какие гарантии того, что договоренность между БЮТ и НУНС о создании демократической коалиции в следующем парламенте будет соблюдена?

По моему мнению, вообще никаких гарантий не нужно было бы. К сожалению, для НУ такого понимания маловато. Умные люди никогда бы не допустили ситуацию 2005 года. Тогда одна команда должна была идти на выборы, и я знаю, кто должен был бы эту команду возглавлять. Так делают во всем мире - работают на лидера исполнительной власти. Ну, а кое-кто решил тогда посоревноваться за власть, в результате этого соревнования он нигде не оказался.

И вот это дает мне веру в то, что наказание за прошлые действия побуждает людей работать в едином режиме. Потому что, если попробуют воевать друг с другом, то ни одни, ни вторые не будут в структуре власти, и не смогут сделать то, что планировали.

Лично вам, где удобнее работать, – парламенте или в исполнительной власти. Кем вы будете после выборов?

Пинзеником.

А если о должности говорить?

Для меня одно производное от второго. Я дважды добровольно уходил из правительства. Почему? Потому что меня интересует не должность, а возможность реализовать запланированное для развития экономики Украины, в госуправлении и наличие для этого команды. Знаете, мой сын в те времена, когда я министром работал, проезжая у дома правительства, говорил так: «Мой папа здесь живет». У меня сейчас есть еще один сын, и я хочу, чтобы он знал, почему я там живу. А должность ради должности - это неинтересно.

Очевидно, вы сейчас вспомнили, как отказались от работы в Секретариате Президента. Почему?

А зачем мне было там работать? Я не понимаю того, когда на работу ходят «для галочки». Просто, чтобы должность высокую занимать? Меня это подавляет. Поэтому, возвращаясь к вопросу будущей работы, скажу, что все будет зависеть от формата команды и от той четкой программы, которую команда собирается выполнять. Будет команда БЮТ-Наша Украина, я буду работать в этой команде.

Вы верите в то, что будет создана единая команда, и в будущем парламенте будет сформирована демократическая коалиция?

Я в это верю. Единственное задание в настоящий момент – получить большинство голосов.

Ухудшились ли ваши отношения с Виктором Ющенко после того, как вы отказались работать в СП?

А почему они должны были ухудшиться? Я всегда с ним не так часто встречался. Даже во времена моей работы в правительстве лично с Виктором Андреевичем я только дважды встречался. Один раз, когда бюджет подписывал, а второй разговор был по газу. Для меня не является приоритетом постоянно находиться около чьего-то кабинета, так что причин для того, чтобы ухудшились отношения, я не вижу. А позиции у нас одинаковы во многих вещах.

По совести говоря, мне очень не нравилось то, что происходило почти год. Я этого не воспринимал и удивлялся, как он (Ющенко – Ред.) все это выдерживает, потому что он очень эмоциональный человек. Я рад, что конец его терпению наступил.

Вы считаете, что единственная пропрезидентская партия в настоящий момент создается правильно?

А она пока еще не создается. Пока только заявление подписано. Единственное, что делается неправильно, по моему мнению, – это то, что политики не имеют право публично выяснять отношения. У каждого политика есть стены, за которыми можно что-угодно делать. Даже в ухо друг другу можно заехать. Но договариваться и находить решение нужно так, чтобы общество не было судьей.

Это как в семье – проблемы есть в каждой, но редко какая семья позволит себе выйти на телевизор и сказать, что жена не постирала мужу рубашку, например. Если ты хочешь жить в этой семье, такое никогда не сделаешь. Поэтому, мне кажется, они (НУ – Ред.) в этом смысле всегда делали и делают ошибку. А вот бютовцы таких ошибок не делают.

Но семья и политика все же разные вещи. Вы не считаете, что публичная дискуссия демонстрирует открытость политики обществу?

Я считаю, что одна из ошибочных вещей, которые были допущены в 2005 году, – непонимание логики института власти. Демократия во власти имеет немного другое название. Она называется дисциплиной. Демократия действует в закрытом кабинете до принятия решения. Там хоть деритесь друг с другом, а если ты не согласен, то выходи на улицу и говори, что хочешь. Но министр не имеет права «мочить» собственное правительство. А если он это делает, то на второй день должен появиться указ об отставке такого министра. Так работает весь мир. Так работают команды, а иначе команда разрушается.

Возможны ли еще одни выборы в случае, если результаты досрочных парламентских выборов не удовлетворят одну из политических сил?

Я не верю в то, что кто-то в настоящий момент будет инициировать еще одни выборы. Ситуации, когда 150 нардепов захотят лишиться депутатских мандатов, не будет. Я считаю вероятность новых выборов после выборов нулевой.

"Главред", 16 августа 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Пинзенык Виктор. ДОСЬЕ, Блок Юлии Тимошенко, Виктор Пинзеник: "Об авторитаризме Тимошенко говорят предатели", Партия «Реформы и порядок»