Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Виктор Пинзеник: "Об авторитаризме Тимошенко говорят предатели"     ИНТЕРВЬЮ

Свои взгляды на экономические и политические проблемы в обществе, о борьбе с коррупцией и дальнейшей судьбе своей партии в эксклюзивном интервью «24» рассказывает лидер ПРП Виктор Пинзеник.

Виктор Михайлович, хотелось бы узнать, что вы думаете о нынешнем положении вещей в Украине: как в политике, так и в экономике. Интересует взгляд человека, который может смотреть на вещи отстраненно. 
Для меня это неплохое время – иметь возможность смотреть немного со стороны. Я уже третий год вне парламента и второй – вне правительства. То, что происходит сейчас в политике и экономике, не улучшает моего настроения. Особенно в экономике, которую оттягивают назад. Все денежные потоки идут на удовлетворение личного бизнеса.

Ключевой финансовый документ страны – бюджет – перестал отвечать своему назначению – обеспечению потребностей тех людей, которые прежде всего нуждаются в поддержке государства. В политической сфере тоже – «каша», которая является следствием неправильной организации власти. Страна стала заложником своего политического строя. В то же время хочу подчеркнуть, что Украина имеет потенциал для прорыва. Радует то, что в украинской политике есть силы, которые понимают и хотят сделать этот прорыв. И именно это позволяет мне смотреть в будущее с надеждой.

Вы, конечно, имеете в виду «оранжевые» силы. 
Честно говоря, я не вижу другой перспективы. Это не значит, что там нет проблем. Но когда работало оранжевое правительство, нам удавалось решать безотлагательные для страны проблемы и блокировать принятие противозаконных решений. Сейчас утверждать такие решения никто не мешает. 

Вам не кажется, что это ошибочная практика: обвиненять во всем своих предшественников? Так делаете и вы, и бело-голубые. Может, проблема в том, что каждый состав Кабинета министров имел очень мало времени для того, чтобы что-то сделать? 
Это неправда. Можно сделать много хорошего даже за короткое время. И если я подвергал критике в чем-то правительство Януковича образца 2004 года, то знал, о чем говорил. Много вещей, сделанных тогда этим правительством, с точки зрения экономики были недопустимыми. Например: размер пенсии превысил зарплату. И если бы мы тогда выполнили тот бюджет, который был оставлен в наследство предыдущим правительством, пенсионеры остались бы без пенсии. Нам пришлось за два месяца радикально пересмотреть Бюджет, что позволило избегнуть кризиса. Больше того, нам удалось в тех условиях поднять минимальную зарплату, спасти Пенсионный фонд от катастрофы нехватки средств на выплаты пенсий. И хотя в Фонде еще остались «хронические проблемы», он сегодня практически бездефицитный.

Вы считаете, что обвинение нынешнего правительства в адрес предшественников безосновательны? 
В обвинениях правительства Януковича нет ничего, кроме наглого вранья. Простите за резкое высказывание, но другого слова я подобрать не могу. Мы оставили страну в хорошем экономическом состоянии, на восходящей роста. А правительство Януковича не только не смогло удержать эти показатели, но и ухудшило их. Но больше всего меня шокирует то, как члены правительства «оперируют» цифрами. Когда я работал в правительстве, я каждую цифру проверял три-четыре раза. А здесь – каждый называет те цифры, которые ему нравятся. Еще одно: нынешнее правительство проводит абсолютно непонятную политику государственного долга. Украину втягивают в долги ради долгов, не просчитывая и не считаясь с последствиями. В стране полно денег, 26 млрд. грн. на счетах правительства, а они все равно одалживают! Люди же расплачиваются за эти долги из бюджета. Как объяснить эту логику? Вот их логику «дерибана экспорта» я понимаю очень хорошо. Я не верю, что уровень экспорта вырос на 37%. В 2004 году они называли те же цифры. Но не может экспорт вырасти в течение года такими темпами, это вам любой профессионал скажет. За этим кроется на самом деле фиктивный экспорт. Это подтверждает и тот факт, что, несмотря на выполнение плана по возмещению НДС, задолженность по нему возрастает. Фактически, восстановлен ручной режим возмещения НДС. 

Очень часто звучат обвинения в разворовывании бюджетных средств, как на уровне национального бюджета, так и местных. Неужели невозможно изобрести какой-то механизм, который бы по крайней мере уменьшил поток средств, идущих не туда, куда надо? 
Вы правы: проблема контроля существует. И я даже не буду бросать камень в огород нынешнего правительства, потому что проблема несформированности системы контроля за использованием бюджетных средств не нова. Но не надо ничего выдумывать. Ведь схема понятна: средства воруют не непосредственно, а через их использование. Вы никогда не задумывались, почему нынешнее правительство так неохотно дает деньги на повышение зарплат людям? И неправда, что нет средств! Они есть. Просто из этих денег, которые идут непосредственно в карманам людей, невозможно украсть. Вместо этого деньги распределяются, например, как будто на ремонты. И здесь начинается самое интересное – так называемые «откаты». Предположим, ремонт стоит 10 миллионов, а заплатили за него двадцать. И проверить это невозможно. Такая схема является тупиковой с точки зрения попыток контролировать затраты. Ведь если попробовать поставить это на контроль, то просто воровать будут больше людей, ведь придется делиться с контроллерами. Мы в свое время боролись с этим. В 2005 году правительство Тимошенко подготовило прекрасный закон о тендерах, который, при условии принятия, серьезно ударил бы по коррупции. Ведь фактически в стране тендер существует лишь условно. Вот где больше всего откатов! Здесь выиграет не тот, кто предложит самые лучшие условия, а тот, кто даст самый большой откат. Что предусматривал наш закон – единственным критерием для отбора победителя тендера является цена. Кроме того, предусмотрены были открытые конкурсы. Это бы прекратило практику «подачи конвертов», она бы потеряла смысл. Потому что новый принцип проведения тендера такой: собираются все кандидаты, и выясняют, кто может предложить меньшую цену? Это называются процедура редукциона. При таких подходах невозможен заговор, не имеют смысла взятки. Но этот закон бьет по миллиардах откатов. Это одна из причин, почему наш закон не был принят, а существует другой, который не решает главной задачи.

Я знаю, что вы не любите вопросов о политике, но позвольте спросить. Списки и партийные квоты как будто согласованы. На съезде 5 августа не будет неожиданностей? 
Списки уже согласованы. Здесь проблем не будет. 

Но ведь в 2006 году ПРП тоже как будто договорилась с БЮТ, и известно, чем это все закончилось... 
Там была совсем другая ситуация. Мы же до последнего хотели видеть единый блок. Но когда этого не удалось сделать сразу, мы уже не имели выбора. Для нас это не было простым решением, но команда держалась вместе, и мы пошли на выборы самостоятельно. Как вы знаете, ПРП – одна из первых партий, которыя подписали соглашение с БЮТ еще 3 августа прошлого года, когда была создана коалиция. Тогда о досрочных выборах еще никто не говорил. То есть, мы делали эти шаги, не ожидая выборов. Мы поняли, что надо консолидироваться с самыми крупными демократическими политическими силами, чтобы отвоевывать наши ценности.

Говорят, что рано или поздно дело дойдет до трансформирования всех партий, которые входят в БЮТ, в единую партию. Кажется, и вы, и Владимир Филенко, заявляли, что ПРП готова к «растворению». 
Конечно, процесс консолидации политических сил неминуем. Но судьбу нашей партии и наших партнеров будут решать съезды. Мы же понимаем, что избиратели концентрируются вокруг очень узкого круга партий. В связи с этим каждая меньшая структура ищет общих по принципам, видению развития страны союзников, с которыми можно пройти в парламент для реализации своих программных целей. Потому процесс объединения неминуем, но как он будет происходить, решать руководящим органам партии. 

Вам не жаль партию, в которую вы столько вложили и из которой вышло много ярких политиков, если она вынуждена будет прекратить свое существование? 
Рановато об этом говорить. Я жалею лишь о несделаном. Но за должностями наша партия никогда не гонялась и не будет. Я дважды оставлял руководящие должности, когда был несогласен с решениями относительно развития страны, но всегда старался и буду стараться сделать все, что от меня зависит, чтобы жизнь в Украине было достойной. Для партии главное – иметь возможность реализовывать свои идеи, ценности. 

Говорят, что у Юлии Владимировны авторитарный стиль управления. Вы не боитесь, что ПРП обречена выполнять роль «бедного родственника»? 
Я был в команде премьера Тимошенко и никогда не ощущал разницы, что она из БЮТ, а я, на тот момент, из блока «Наша Украина». У нас был прекрасный диалог. А исполнительная дисциплина и четкая позиция руководителя в правительстве необходима, иначе нельзя. Здесь плюрализм может существовать только до момента принятия решения, потом – только четкое его выполнение. 

А в партии? 
Я ощущал поддержку в правительстве Тимошенко, и, убежден, буду чувствовать себя так и в едином блоке. И вообще: кто громче всех говорит об авторитаризме Тимошенко? Те, кто предал. Мы же не слышим этих слов от других людей. Это говорят те, кто прошел по списку БЮТ, но фактически оставил блок.

"Газета 24", 4 июля 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Пинзенык Виктор. ДОСЬЕ, Блок Юлии Тимошенко, Тимошенко Юлия. ДОСЬЕ, Виктор Пинзеник: «Я не умею продавать товар, а выборы – это продажа продукта»