Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Андрей Портнов: Ющенко вступил в теневые договоренности по Одесскому припортовому     ИНТЕРВЬЮ

За выходные и праздники Фонд госимущества удивительно преобразился. Большой штат сотрудников сменили три–четыре адвоката, в распоряжении которых печать Кабинета министров; весь документооборот Фонда умещается в ящичке канцелярского столика в здании правительства на Грушевского, а само учреждение – в двух небольших кабинетах, в одном из которых сидит и.о. главы Андрей Портнов.

Ни таблички на дверях, ни штампа Фонда, ни визитки в кармане. Трудно поверить, что новое руководство Фонда противостоит Банковой и одновременно управляет всем имуществом Украины, используя лишь старый принтер, факс и настольный компьютер.

Но в этой картинке главное не обстановка. Для выполнения задач Юлия Тимошенко привлекла Андрея Портнова. Он – давний критик Виктора Ющенко, имеющий связи в судах и, как однажды охарактеризовал Портнова Михаила Бродский – "очень рьяный БЮТовец с хорошим рейдерским опытом".

Рейдерские параллели легко провести с поступками обеих сторон. Сейчас Фонд госимущества больше напоминает захваченное предприятие, на которое пытается зайти новое руководство. Для своей легитимизации осталось только сменить дилеров, провести допэмиссию, размыть долю визави или, в крайнем случае, начать процесс вывода активов.… Второй участник конфликта стягивает охрану и делает все наперекор оппонентам, не задумываясь над последствиями и поссорившись со здравым смыслом.

Очевидно, Портнов в этой истории играет роль временного кризисного менеджера, перед которым стоит одна-единственная задача – в мае продать Одесский припортовый завод. А потом.… А потом будет действовать принцип "победителей не судят".

Ознакомив читателей с позицией Валентины Семенюк, "Украинская правда" отправилась за интервью в альтернативный Фонд госимущества – к Андрею Портнову.

– Если бы вы не были участником процесса вокруг Фонда госимущества, а смотрели на него со стороны, вам бы не казалось все это профанацией? Фонд заседает в Кабинете министров без каких–то элементарных атрибутов, без печати, без нормальных рабочих условий.

– Да, мне кажется, это профанация. Но я никогда не думал, что дестабилизировать ситуацию в стране может лично президент Украины.

А ведь Виктор Ющенко под руководством Балоги разработал и внедрил комплексную программу, как сделать так, чтобы пенсионеры, студенты и малоимущие слои населения не получили причитающиеся им деньги и обвинили в этом правительство.

Вот это задача, которая поставлена президентом, и она реализуется. Именно поэтому правительство в рамках своих полномочий сменила менеджмент Фонда госимущества.

И вопрос не в том, кто будет руководить Фондом, Портнов или нет. Я с удовольствием соглашусь, если это будет любой другой человек. Вопрос стоит принципиально: ФГИ как орган, который формирует доходную часть бюджета и обеспечивает эффективное управление собственностью, должен контролироваться правительством. И так было всегда.

– Но ведь вердикта Конституционного суда по этому поводу нет. Это ваша точка зрения, а на Банковой другой взгляд на ситуацию!

– Как это КС не выносил вердикт? Есть решение от 2002 года, в котором написано, что по совокупности полномочий Фонд является органом исполнительной власти. Это первый тезис. (Загибает пальцы.)

Второй – Конституционный суд приостановил производство по обращению президента о смене руководства Фонда. Третья коллегия Конституционного суда вообще отказала ему в рассмотрении его обращения.

Третий – шестая статья Конституции говорит, что все органы власти в стране поделены на судебную, законодательную и исполнительную. Пусть кинет в меня камнем тот, кто скажет, что ФГИ – это судебная или законодательная власть.

Четвертый тезис – президент Украины имеет право действовать только в рамках полномочий, прямо предоставленных Конституцией. А вот правительство действует в рамках полномочий Конституции и законов. Именно потому, что президент иногда сам себя уполномочивает осуществлять какие–то новые функции, КС лишает его этих полномочий своими решениями.

Кстати, депутаты от БЮТ уже подали 10 конституционных представлений относительно незаконности действий Ющенко.

– Каких?

– В частности, речь идет о том, что президент не имеет право назначать руководство Управления государственной охраны и пограничных войск.

Также на днях будет подано новое конституционное представление по указу Ющенко, который обязывает губернаторов согласовывать свои поездки к премьер-министру.

Еще одно представление в КС будет подано, чтобы лишить президента права назначать руководителя Государственного управления делами.

– Где же была ваша принципиальность, когда Ющенко в прошлом году распускал парламент при сомнительных основаниях?

– Моя принципиальность была зафиксирована в интервью, которое вышло тогда в "Украинской правде"!

– Даже если вы были против роспуска, вы же все равно пошли по этому сценарию и баллотировались в новый парламент!

– Мы могли дискутировать о законности или незаконности роспуска парламента. Но потом было принято общее командное решение об участии в досрочных выборах, и оно просто мною исполнялось.

– То есть, законодательство у нас зависит от политической воли?

– К сожалению, иногда политическая воля превалирует над правом. Это реалии Украины.

Основные оппоненты, которые были против выборов, на них согласились. Именно поэтому стало возможным превалирование политической составляющей над правовой. Это решаем не мы, маленькие юристы. Так складывается ситуация.

Я считаю, что президент вместе с Балогой выбрал два пути политического мошенничества.

Первый путь – Ющенко явно вмешивается в чужие полномочия, когда начал внедрять программу дестабилизации правительства и пресечения доходной части бюджета. Это противоречит даже идеологии Конституции парламентско-президентской республики.

А второй путь политического мошенничества – это когда президент через свою политическую силу "Нашу Украину" диктует условия по принятию определенных законов.

– Погодите, но ведь БЮТ, и вы в том числе, подписали коалиционное соглашение, где взяли обязательство принять эти законы!

– Президент вносит законы, явно противоречащие Конституции и содержащие в себе циничные вызовы. Как по природным монополиям, так по внутренним войскам, так и по Высшему совету юстиции. Это – антиконституционные законопроекты, за которые мы не можем голосовать.

Но президент считает, что теперь это дает ему право обвинить нас в неисполнении договоренностей и срывает другие инициативы правительства, в том числе и кадровые.

Ющенко делает все это тремя способами. Первый – через подконтрольную часть фракции "Наша Украина" "Единый Центр". Второй – через админресурс, который он применяет через Балогу. Третий – через лояльное отношение к нему спикера парламента.

– Иными словами, вы хотите сказать, что Яценюк играет на его стороне?

– Я с большим уважением отношусь к Арсению Петровичу. И даже не хотел бы его критиковать. Он мне просто нравится как политик, как менеджер...

Но в данном конкретном случае нельзя не обратить внимание, что он свои действия согласовывает с президентом. Хорошо это или плохо? Видимо, он находится в некой системе координат, из которой он не может выйти.

У нас в обществе, когда человек кому–то обязан своим назначением, он оказывается между двух огней – между законностью и обязанностью.

– Например, как вы по отношению к Тимошенко?

– Я считаю свои действия законными. У вас, допустим, есть альтернативная точка зрения. Самое страшное, что нам не к кому апеллировать. Когда говорят "обратитесь в суд", это смешно. Суд, к сожалению, в стране не имеет того авторитета, который являлся бы конечной инстанцией в разрешении каких–то споров.

– Сколько сейчас стоит решение суда?

– Без понятия, я не покупаю судий.

ОДЕССКИЙ ПРИПОРТОВЫЙ В ТЕНЕВОМ РЕЖИМЕ МОЖЕТ ПРИНОСИТЬ $10 МИЛЛИОНОВ В МЕСЯЦ

– Но поставьте себя на место Семенюк! Представьте, что завтра вас назначают главой Фонда госимущества, а потом, через пару месяцев, Тимошенко уходит в отставку и в премьеры приходит Янукович. Вы действуете законно, ничего плохого не делаете. И тут Янукович назначает вместо вас нового руководителя и говорит: "Извините, но до свидания". Причем новый глава Фонда приходит не сам, а с Януковичем, они меняют охрану, вывозят документы. Как вы будете действовать на месте Семенюк?

– Им не нужно будет меня о чем–то просить. Я являюсь членом политической команды. И если команда уходит из власти, я напишу заявление об отставке. Ведь на должности главы Фонда я должен пользоваться доверием лидера правительства и коалиционного большинства.

Возможно, нужно было бы поменять закон, чтобы главу Фонда назначал премьер-министр. Хорошая идея.

– Почему представлять вас на пост руководителя Фонда приезжала лично Тимошенко?

– А как вы думаете, кто должен представлять главу Фонда? Юлия Владимировна приехала для того, чтобы вдохнуть в коллектив новый политический ресурс…

– И чем это закончилось? Вы работаете не в здании Фонда, а в Кабмине, переписываются счета, делается дубликат печати. Разве все это можно расценивать как законное развитие ситуации?

– Я бы это оценил по–другому. Вся эта ситуация сама по себе находится на грани правового поля.

– То есть и вы, и Семенюк находитесь в одном положении?

– Да. Наша позиция является такой: мы считаем, что мы делаем доброе дело. Вот у меня обращение трудового коллектива и профсоюзного комитета Одесского припортового завода, где они требуют честной приватизации ОПЗ на аукционе.

– Вы знаете, это – слабый аргумент! Семенюк говорила, что у нее есть письмо трудового коллектива продать "Лугансктепловоз" русскому инвестору. Всегда можно прикрыться письмом трудового коллектива и хорошо известно, как это делается!

– Какая разница, как это делается? Речь идет о том, что привлечение инвестиций проходит в интересах трудового коллектива, в интересах города, в интересах государственного бюджета и в интересах будущих налогов, которые будут получать и на государственном, и на местном уровне.

– Представьте, если бы вы были юридическим консультантом, и ваш клиент собирался принимать участие в приватизации Одесского припортового.… В нынешней ситуации вы бы посоветовали ему идти на это? Учитывая, что потом могут быть и рейдерские захваты, и оспаривание самой продажи?

– Я отвечу вам встречным примером. Президент наплодил на эту тему пустых указов. Генпрокурор наплодил протестов, которые мы отклонили. И это все произошло на позапрошлой неделе. А на прошлой неделе еще три крупнейшие компании подали заявки в Антимонопольный комитет на участие в аукционе.

Это значит, что компании, проанализировав ситуацию и возможные последствия, приняли для себя решение, как дальше действовать. Ведь оспорить можно любую приватизацию, и прозрачный конкурс.

Поэтому после проведения конкурса по продаже ОПЗ к защите своих интересов подключится всем своим ресурсом тот, кто в нем победит. Я думаю, что Кабмину в такой ситуации будет легче защищать инвестора от тех, кто попытается провести реприватизацию. В том числе мы будем защищаться от антиконституционных действий Банковой.

– Вы не боитесь, что Тимошенко обвинят в том, что она привела нужного ей инвестора, и потом вместе с ним будет защищать Одесский припортовый?

– Мы вас приглашаем на заседание по продаже Одесского припортового, где вы сами сможете увидеть, кто и в какой борьбе победил.

– Но вы же не станете отрицать, что наличие конфликта возле объекта автоматически влияет на его стоимость?

– Совершенно точно. Теоретически так и происходит во всех случаях, кроме украинской ситуации.

В Украине все понимают, что любую собственность надо будет защищать. А самое главное: объект настолько инвестиционно привлекательный и конкуренция за него настолько велика, что все правовые неточности для инвесторов могут являться мелкими.

– Тимошенко заявляла, что Одесский припортовый "был продан в теневой сфере еще перед досрочными выборами", то есть в прошлом году. Что она имела в виду?

– Нам известно, что есть теневые договоренности с руководителем государства о том, чтобы сменить на предприятии менеджмент, который просто будет без приватизации в теневом режиме обеспечивать доходами определенные круги власти.

– Кто и с кем об этом договаривался?

– Глава Фонда госимущества. По нашим данным, это предприятие может приносить в теневом режиме от 10 миллионов долларов ежемесячно.

ПЕЧАТЬ ФОНДА ГОСИМУЩЕСТВА УКРАДЕНА. ОНА У СЕМЕНЮК

– У вас уже есть удостоверение главы Фонда госимущества?

– Пока нет. Мы просто этим еще не занимались, потому что у нас есть конкретные ежедневные дела, которые не дают нам возможности выписывать собственные удостоверения, путевку в Крым, обставлять кабинет. (Смеется)

– Заявлялось, что счета Фонда госимущества в казначействе переключены на вас. Как происходит ваше управление счетами?

– Карточки образцов подписей оформлены и заверены правительственной печатью и письменным поручением премьер-министра.

– Вы уже делали какие–то платежи?

– Пока нет, еще не успел.

– А Семенюк оформляла платежи?

– Семенюк заблокирована. У нее была неудачная попытка в понедельник провести какие–то платежи.

– Выходит, что теперь заложником вашей борьбы будет трудовой коллектив Фонда?

– Заложником не нашей борьбы, а теневых мафиозных действий секретариата президента и экс–руководителя Фонда госимущества.

– Люди не виноваты, что из–за этого не будут получать зарплату

– Я тоже считаю, что люди абсолютно невиноваты. Поэтому незаконные действия Банковой должны немедленно прекратиться.

– Один из участников конкурса, "Азот–сервис", успел даже внести залог, однако Семенюк заявила, что деньги ему были возвращены назад.

– Получилась небольшая техническая заминка в связи с тем, что мы всего один день как  приступили к работе в Фонде госимущества. Из 10 счетов Фонд госимущества девять имеет в казначействе, а один, валютный – в Укрэксимбанке.

К девяти счетам доступ Семенюк был сразу заблокирован, а по счету в Укрэксимбанке переоформление закончилось немного позже, и Семенюк удалось подписать платежку и вернуть деньги этой компании. Сейчас с "Азот–сервис" ведутся переговоры, чтобы они вернулись в конкурс.

– Известно, что у вас нет печати Фонда госимущества. Почему вы не сделали дубликат?

– Печать украдена…

– Она у Семенюк!

– Печать Семенюк нелегитимна, о чем премьер-министр и подписала уведомления во все центральные и местные органы власти.

Мы решили, что будем заверять решения Фонда печатью вышестоящей организации – правительства, чтобы иметь большую легитимность.

– Также Семенюк обвинила вас в фальсификации газеты "Ведомости приватизации", где было опубликовано решение о возобновлении конкурса по продаже Одесского припортового.

– Давайте так: что такое фальсификация? Фальсификация – это когда преступным путем, путем подделки каких–то документов что–то сфальсифицировано. А в данном случае я лично, как и.о. главы Фонда подписал этот номер к выпуску. В этом приняли участие главный редактор газеты и типография.

– Такое ощущение, что и вы, и Семенюк живете параллельной жизнью. Но о каком контроле с вашей стороны над деятельностью Фонда можно говорить, если вам из–за секретариата президента даже не удалось провести совещание с руководителями областных управлений Фонда!

– Действительно, к нам поступали звонки с мест о том, что есть письменные указания Балоги довести до ведома всех руководителей региональных отделений Фонда приказ не появляться на заседание к премьер–министру. Балога еще раз заострял внимание на том, что Семенюк является легитимным руководителем.

В связи с этим нами вчера вечером было принято решение не проводить совещание. Оно могло подвергнуть репрессиям целый ряд региональных руководителей Фонда, а также департаментов центрального аппарата. Мы просто отменили совещание, чтобы чисто по–человечески не создавать условия работникам Фонда, при которых они должны делать какой–то выбор.

Но вы не забывайте, что мы только два дня реально работаем, но мы уже много сделали – подписали массу приказов, внесли изменения в регламент Фонда, в инструкцию по делопроизводству, в которой предусмотрели, что будет правительственная печать, как заверяется подпись… Нам уже приходит и почта. На шестом подъезде здания правительства висит вывеска "корреспонденция Фонда госимущества".

– Вам не кажется, что вас втянули в очень грязное дело. Как бы ни закончилось происходящее, это оставит большое пятно на вашей политической биографии, имидж ваш будет испорчен. И произойдет это благодаря действиям, как Тимошенко, так и президента. Выходит, вас в этой ситуации просто подставили.

– Я понимаю то, о чем вы говорите. Парламентская работа для меня, конечно, интереснее, чем участвовать в ненужной мне войне.

Но если ты работаешь в какой–то команде, то должен принимать и непопулярные решения. Если мы будем думать о своем имидже, как мы будем красиво смотреться в телевизоре, то надо тогда выбрать для себя более спокойное направление деятельности. Например, выращивать помидоры или огурцы, любые другие сельскохозяйственные культуры. Главное, чтобы в огороде. (Смеется)

Но вы представляете, если мне премьер-министр поручила сложное направление, а я буду приходить и рассказывать ей тысячу причин, почему я не могу этого сделать: что у меня болит в боку, что мне надо в отпуск, еще куда–то, что мне что–то постоянно мешает.

Я сам не очень хорошо отношусь к людям, которые не могут продуктивно показать проблему и пути ее решения.

– Какие возможные варианты развития событий вокруг Одесского припортового? К чему вы готовитесь?

– Я готовлюсь к успешному проведению конкурса по привлечению инвестиций на это предприятие, хотя могут быть проведены попытки его срыва. Например, через судебные определения или заблокировать просто физическим способом. Но на каждую ситуацию у нас выработано контр-мероприятие.

– Тимошенко ведет работу с потенциальными инвесторами, она их обзванивает? Как это происходит?

– По телефону. Поднимается телефонная трубка под углом где–то 45 градусов над столом, звучит приветствие, (улыбается) и премьер-министр добрым голосом информирует инвесторов о том, что конкурс, по которому они подали заявки, будет проведен, инвестор будет привлечен, будут созданы максимально конкурентные и прозрачные условия. Все это будет проходить в присутствии СМИ.

И, несмотря на попытки людей, которые преувеличивают свое влияние, даже если они занимают высшие посты в государстве, мы примем систему мер по защите инвесторов.

– Сколько людей Тимошенко уже обзвонили?

– Такая работа идет в эти минуты.

– Не думаете, что Банковая ведет отдельную агитацию, чтобы инвесторы наоборот, не принимали участие в конкурсе?

– Возможно. Посмотрим на выходе, какие инвесторы какое решение примут для себя. Из 24 предварительных заявлений 11 потенциальных покупателей подали заявки в Антимонопольный комитет.

– Заблокировать продажу Одесского припортового пытались через одесский суд по иску общественной организации "Зеленка". Они утверждают, что при приватизации не была проведена экологическая экспертиза. И прилагают заключение из Минэкологии, где нынешний министр подтверждает, что, действительно, экологическая экспертиза не была проведена, что является нарушением при продаже подобных объектов.

– Представьте, вот я подаю к вам иск о том, что вы нарушили условия договора о продаже квартиры. Я подаю иск о признании ваших действий противоправными, но при этом прошу решением суда запретить вам отчуждать квартиру, а через запятую пишу, допустим, отчуждать квартиру вашей жены, ваших детей, ваших родителей, соседей, а в конце еще дописываю – и приватизацию соседнего с вами завода.

Скажите, если предмет иска экологический, то как можно правительству и Фонду госимущества запрещать приватизацию? Какая причинно–следственная связь?

– Потому что законодательство о приватизации предусматривают проведение экологической экспертизы.

– "Зеленка" подала иск к правительству и Фонду госимущества. Ему Киевский административный суд отказал.

Они пошли в Одесский суд, и там было вынесено определение без привлечения сторон. Хотя по кодексу нельзя принимать решения или определения в отношении лиц, если они не были стороной по делу. Как и нельзя было принимать это определение в отношении Фонда госимущества, если Фонд не является стороной по делу.

Более того, когда в отношении правительства и Фонда принимает определение Одесский хозяйственный суд, то тут даже начинающему юристу, прочитавшему хоть раз Кодекс административного судопроизводства, будет понятно, что споры органов власти проводятся, во-первых, по месту их нахождения, во-вторых, в административном суде, а не в хозяйственном.

Это свидетельствует о попытке сфальсифицировать судебный документ и о явном преувеличении своих полномочий судьей.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

"Украинская правда", 7 мая 2008 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Портнов Андрей. ДОСЬЕ, Блок Юлии Тимошенко