Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Петр Порошенко: «В ближайшее время курсовая политика НБУ изменяться не будет»     ИНТЕРВЬЮ

- Как происходило ваше избрание на пост главы Совета НБУ?
- Во время заседания 23 февраля Михаил Гончаров, в связи с кардинальным изменением состава Совета, предложил рассмотреть вопрос об избрании руководства Совета и провести рейтинговое голосование по кандидатам. Он же выдвинул несколько фамилий членов Совета от парламентской четверки, часть из которых взяла самоотвод. Василий Горбаль предложил кандидатуру Валерия Михайловича Гееца. После результативного голосования за включение этого вопроса в повестку дня – Валерий Михайлович взял самоотвод. Это было для меня неожиданностью. Допускаю, что если бы Валерий Геец оставил свою кандидатуру, за него бы проголосовали в абсолютном большинстве все члены Совета.

- Господин Геец сказал нам в интервью, что ему было выражено недоверие Советом. Это так?
-
Это не соответствует действительности. Ни в решении Совета, ни на его заседании речи о недоверии господину Геецу не было.

- Означает ли ваше назначение, что вы уйдете с поста главы комитета по финансам и банковской деятельности?
-
С момента написания Закона «О Национальном банке» должность председателя Совета НБУ была должностью, занимаемой на общественных началах. Таковой она и остается. Никаких инноваций не будет. Мы будем активно работать с правлением по обеспечению стабильности национальной валюты и работы банковской системы.

- Будут ли кадровые ротации в правлении НБУ и Совете после вашего избрания председателем?
- На сегодняшний день смена кадров не лежит в компетенции Совета и полностью является прерогативой главы НБУ. В соответствии с Законом «О Национальном банке» никто не будет высказывать персональное мнение в отношении членов правления или председателя НБУ. Причин для ротации в правлении и в Совете я не вижу.

- Обоснованы ли слухи о возможной смене Владимира Стельмаха на Игоря Юшко, как противовес ротации Геец-Порошенко?
- У меня есть просьба: не дестабилизировать ситуацию в банковской сфере тиражированием абсурда и комментариями беспочвенных слухов. Я уверен, что предпосылок для этого ни у кого нет.

- Совсем недавно народный депутат Василий Горбаль говорил, что у Совета есть вопросы к некоторым членам правления, которые отвечают за реформирование банковского надзора.
- В законе о Нацбанке сказано, что мы не имеем права разбираться с персоналиями. Но если видим, что проблема существует в принципе, то можем обратиться к правлению и оно в пятидневный срок должно отреагировать на обращение Совета. Пока в повестке дня Совета нет подобных вопросов.

- В Раде лежит законопроект, который предлагает вывести подразделения банковского надзора из НБУ и передать его в ведение Фонда гарантирования. Как вы относитесь к такому предложению?
- Если хотите услышать позицию депутата Порошенко, то она такова. Сейчас нет серьезных претензий к работе надзорных департаментов. Объясните мне, если надзор будет выведен из структуры НБУ, он что — заработает лучше? Я не отрицаю возможные нарушения в работе надзора и не ставлю под сомнение сигналы некоторых коммерческих банков о таких нарушениях, но я так же не могу назвать эту информацию полностью объективной. На мой взгляд, сейчас нецелесообразно производить какие-либо действия по изменению структуры НБУ и банковского надзора. Нацбанк должен нести ответственность за надзор над коммерческими банками.

- Считаете ли вы правильным формирование резервов под долги Кабмина 93-94 гг.?
- Сейчас не существует методики, инструментов, которые бы позволили НБУ и Кабмину этот долг упорядочить. НБУ должен иметь корректную позицию для обоснования своих отношений с Кабмином под кредиты, выданные правительству в 93-94-х гг. Потому что раньше у аудиторов возникали вопросы о корректности списания этой задолженности законом Украины. На мой взгляд, в будущем будет целесообразно оформить эти долги в виде облигаций, которые будут обращаться на рынке.

- На последнем заседании Совета вы рекомендовали НБУ снижать долларизацию экономики. Что стало причиной такого решения?
- Мы действительно дали правлению НБУ такие рекомендации, потому что считаем, что это будет способствовать повышению стабильности национальной валюты. Долларизация экономики на сегодня превышает 29% ВВП. При этом, все действия Нацбанка по снижению этого показателя, будут соответствовать тем обязательствам, которые взяла на себя Украина в рамках договоров о вступлении в ВТО. Вместе с тем, я не исключаю возможности, что правление будет ограничивать активность субъектов хозяйствования на долговом рынке и контролировать долю участия иностранного капитала в финансовом секторе Украины.

- Валютные займы субъектов хозяйствования и правительства составляют значительную долю в финансовом счете государства, который фактически обеспечивает положительное сальдо платежного баланса. Вы не опасаетесь, что сокращение валютных привлечений приведет к превышению спроса над предложением валюты на межбанковском рынке, в следствии чего, начнут вымываться золотовалютные запасы НБУ?
- Мы не можем подходить к этому вопросу чисто с арифметической точки зрения. Нельзя надеяться только на то, что благоприятная конъюнктура на долговом и инвестиционном рынках сможет постоянно обеспечивать нам положительно сальдо платежного баланса. Возможно, такой сценарий даже не желателен. Особенно, если говорить с оглядкой на фондовых спекулянтов, которые пришли сюда чтобы заработать на колебаниях курсов и доходностей. Резкий уход с рынка спекулянтов при наличии каких-либо колебаний в денежно-кредитной системе может повлечь за собой серьезный кризис.

- А кто же добровольно выкупит ОВГЗ или корпоративные облигации у нерезидентов?
- Вспомните 1998 год в России, когда некоторые иностранные банки продавали ГКО с доходностью 100-150% годовых. По такой цене – желающие всегда найдутся. Подобные действия спекулянтов вполне возможны и в Украине. Поэтому мы не хотим, чтобы временное положительное сальдо платежного баланса обеспечивалось горячими деньгами.

- Обсуждался ли на Совете НБУ переход к модели плавающего валютного курса?
- Я не вижу на сегодня никаких причин ни для сужения, ни для расширения валютного коридора. НБУ проводит совершенно внятную курсовую политику имеет все возможности чтобы удерживать курс в пределах заложенных в Основах денежно-кредитной политики, утвержденной Советом НБУ (5,1 грн./$1). Возможно, в рамках параметров кредитно-денежной политики 2008 или 2009 годов мы вернемся к вопросу плавающего валютного курса. Но это не самостоятельный фактор, а целый механизм либерализации валютного рынка, который влечет за собой расширение валютного коридора. Поэтому, в ближайшее время, курсовая политика НБУ изменяться кардинально не будет. Стабильность курса национальной валюты является основополагающим фактором для инвесторов. Поэтому мы должны содействовать стабильности курса на среднесрочную перспективу.

- Какие еще вопросы обсуждались на Совете?
- Мы говорили о проблеме, которая встала перед сельхозпроизводителями в минувшем году из-за невыполнения правительством своих обязательств по компенсации процентов по банковским кредитам аграриям. Сегодня можно ожидать спада производства в аграрной сфере – банки с меньшей охотой идут в кредитование аграрного сектора, потому что оказалисьобманутыми и не получили денег из бюджета. Мы будем вносить в Кабмин рекомендации компенсировать долги бюджета-2006 по компенсации процентов по банковским кредитам сельхозпроизводителей. Сегодня у нас достаточно механизмов для того, чтобы убедить правительство в целесообразности наших предложений. Начиная от позиции президента при голосовании бюджета, и завершая позицией Комитета по вопросам финансов и банковской деятельности.

- В марте Совет должен рассмотреть основы денежно-кредитной политики на 2008 год. Какими будут ваши основные рекомендации к этому документу?
- В начале марта я должен обсудить с главой НБУ Владимиром Стельмахом состав комиссии по разработке основ на 2008 год. После того, как мы получим базовые макроэкономические показатели будущего года от правительства, правление и Совет НБУ приступят к подготовке документа. Мы пригласим на заседание представителей Кабмина, Минэкономики и Минфина и вместе будет его разрабатывать. Каждый сможет внести свои предложения. При вызывающем опасении трэнде торгового и платежного баланса, мы должны обсуждать структурные изменения в экономике, которые, со своей стороны, должен поддерживать НБУ. Думаю, что на фоне этого процесса также будет улучшено и законодательное обеспечение деятельности НБУ. Потому что члены Комитета по вопросам финансов и банковской деятельности будут иметь больше информации, и как следствие, это может ускорить принятие банковского кодекса.

- Чьи интересы для Вас ближе — банков или регулятора? Ведь не секрет, что между НБУ и банковским лобби в Раде идет вечная борьба: центробанк ужесточает правила игры, банкиры отбиваются от них.
- Для меня в первую очередь важна стабильность банковской системы. У председателя финансового комитета возможностей содействовать этой стабильности намного больше, чем у рядового депутата. Мы целый год демонстрировали, что когда НБУ пытался ужесточать правила игры, мы оказывали поддержку банковскому сектору. Мое назначение председателем Совета не означает, что теперь Комитет будет продвигать интересы НБУ. Мы будем находить баланс в интересах НБУ и коммерческих банков.

- Вы намерены защищать интересы НБУ в таком щекотливом вопросе как перечисление прибыли Нацбанка за будущий год авансом в бюджет? Из-за этой «фишки» правление не может развивать рынок рефинансирования комбанков…
- Я не раз повторял, что бюджетная ситуация с конца 90-х изменилась: мы детенизировали многие сектора экономики. Поэтому сейчас крайне важно провести коренные изменения в бюджетном процессе. Шаг первый – убрать сбор с приобретения безналичной валюты. Этот сбор не имеет статуса налога и не зависит от результатов хозяйственной деятельности субъектов. Он не дает таких доходов в бюджет, чтобы оправдать свое наличие в структуре отечественного законодательства. Сегодня с 1,3% сбор уменьшен до 1%. Мы пытаемся достичь компромисса с Кабмином по дальнейшему снижению этого налога. Шаг второй – НБУ не должен перечислять разницу между доходами и расходами в бюджет наперед. Этот процесс должен быть сбалансированным: добился НБУ прибыли – перечислить ее в бюджет по итогам года. Понес убытки – компенсировать в следующем году из бюджета. Необходимые 0,5-1 млрд. грн. можно привлечь из других источников. Поэтому в 2008 году мы намерены добиваться исключения из государственного бюджета нормы о перечислении превышения доходов над расходами НБУ авансом.

-  То есть, в этом году банковской системе можно не надеяться на развитие рынка рефинансирования…
- Почему нет? Если план доходов НБУ – настолько большая проблема для развития рынка рефинансирования, то мы можем решить эту проблему даже без изменений в бюджет. На сегодня доход НБУ за 2007 год еще не перечислен в бюджет. Поэтому если у правления Нацбанка есть такая необходимость, то оно может обратиться к Совету, и мы своими силами постараемся решить эту проблему в текущем году. Однако, должен отметить, что вероятность таких изменений в бюджет-2007 года низка, потому что правительство взамен средств НБУ должно предложить альтернативные источники наполнения доходной части бюджета.

- Сохранится ли практика, когда НБУ выдает госбанкам кредиты, которые затем идут на покупку гособлигаций?
- Я бы не хотел комментировать подобную форму финансирования дефицита бюджета, потому что тут речь идет о необеспеченной эмиссии. Насколько мне известно, в рамках основ денежно-кредитной политики, эмиссия осуществляется через выкуп излишнего предложения на валютном рынке. Таким образом, каждая отдельная эмиссия обеспечена отдельными активами. Сейчас Совет не обладает информацией о таких вещах. Если у нас будут соответствующие документы – мы примем меры.

- Недавно депутат Соцпартии Василий Волга в очередной раз заявлял о необходимости переподчинить НБУ Кабмину. Поддерживаете такую идею?

- Это исключено. У нас уже был опыт, когда Нацбанк подчинялся парламенту и, решения о выдаче кредитов, принимались в Раде. Следствием этого была 10000% инфляция, которая привела к обнищанию людей и беспрецедентному падению производства, за которые никто так и не ответил.

 

«Экономические известия», 28 февраля 2007 г.