Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Святослав Пискун: «Я буду баллотироваться в вице-президенты. Хочу быть как Чейни»     ИНТЕРВЬЮ

Несмотря на окончание выборов-2007 и неумолимо приближающийся старт работы новой Верховной Рады, в увязшем в кулуарах политикуме не наблюдается постэлекторального дефицита идей. Одной из наиболее «идейно» активных в настоящее время является формальный победитель кампании – Партия регионов. В ее стане ныне – изобилие различных инициатив. О них - в интервью со Святославом Пискуном (№31 в списке ПР).

- Вскоре Вас можно будет поздравить с получением мандата народного депутата. В Центризбиркоме сообщили, что все кандидаты в нардепы от Партии регионов получат временные удостоверения сегодня, 15 ноября. Помнится, так называемый парламентский дембель 5 месяцев назад, в июне 2007 года, Вы праздновали бельгийским пивом. А как собираетесь отметить вступление на должность парламентария VI созыва?
- Нет, не буду. По-моему, это для меня уже такое рядовое событие. Если бы в первый раз, то конечно! А во второй раз – это уже такое дело. Просто скажу «спасибо» и все.

- В разгар политического кризиса в период весна-лето 2007 года Вы активно выступали с критикой юридической политики Президента, называли решения главы государства спонтанными и т. д., дескать, «проснулся не так, возможно, что-то навеяло на вечер». Скажите, выборы-2007 вообще легитимны?
- Сложно сказать, какими были эти выборы. Потому что до сих пор нет решения Конституционного Суда. И самое главное – меня очень беспокоит тот факт, что Президент отменил все свои три указа, которыми он практически разогнал парламент. Фактически, де-юре, правовые последствия наступили со 2 апреля, а Секретариат Президента считает, что правовые последствия наступили, скажем, после 15 августа. Это неправильно. Никто не дал правовую оценку тем событиям в период со 2 апреля по 15 августа.

- Можно ли будет в таком случае поставить под правовое сомнение их исход?
- Да, и не только результаты выборов, но и начало этих выборов, и сам процесс выборов. Очень много юридических казусов, которые при политической воле и желании (например, КСУ) и при нормальном юридическом анализе можно поставить под сомнение.

- На днях в телеэфире Вы заявили, что выборы по сути ничего не изменили. Получается, что основным их итогом стало смещение Александра Мороза с должности Председателя ВР и «вытеснение» Соцпартии из парламента?
- Абсолютно ничего не изменили эти выборы. Политические расклады остались такими же. Считаю, что это фатальная ошибка Президента. Не знаю, кто подбил Президента на это. Может быть, это было сделано теми силами, которые хотели дискредитировать главу государства и ослабить его власть, влияние. Это фатальная ошибка, и она будет стоить Президенту, скорее всего, второго срока.

- Сразу после увольнения, осуществленного Указом Президента в конце мая 2007 г., Вы заявили, что намерены «продолжить бороться за верховенство права в Украине», вернувшись к партработе, а также о том, что выбираете в этом плане между БЮТ и ПР. Ваш выбор известен. Не жалеете ли с течением времени, что предпочли Блоку Юлии Тимошенко партию Виктора Януковича?
- Я сразу после этого сказал, что пошутил. То есть не между ПР и БЮТ! Меня спросили: ну хорошо, а если Вы в ПР не пойдете, то куда? И я, смеясь, сказал: ну, конечно, в... БЮТ. А журналисты восприняли мое заявление не как шутку, а как реальность, и написали, что я собираюсь в БЮТ.

Я никогда не собирался в БЮТ и не планировал. Пока не вижу там никаких общих для себя программ. А ПР, мне кажется, – это та сила, у которой большое политическое будущее.

- А заявление о Вашем четвертом пришествии – это тоже шутка?
- Нет, это не шутка. Уверен в том, что я вернусь на должность Генерального прокурора. По одной простой причине: ведь Президент снял меня, не получив согласия ВР. Это прямая норма Конституции! Она нарушена! Поэтому судебное решение может быть однозначно только в мою пользу. Когда это судебное решение состоится – жизнь покажет.

- Но Вы хотели бы вернуться на Резницкую при Президенте Ющенко или при другом главе государства?
- Сложно об этом говорить. Мне кажется, что Президент Ющенко иногда способен осознать свои ошибки и исправить их. Один раз он уже это сделал. Почему бы ему не сделать этого во второй раз?

- Не так давно Вы заявляли о необходимости введения в Украине европейской практики парламентского контроля и внедрения должности прокурора-антимафия. Это Вы для себя готовите «запасной аэродром»?
- Это не только должность, это целый комплекс. Считаю, что нужно позаимствовать в Евросоюзе с преломлением на украинскую действительность практику борьбы с коррупцией, мафией и организованной преступностью в стране. Например, я бы видел это в целой системе комплексных подходов, таких как Национальная антикоррупционная ассамблея, где собираются лучшие представители общества, журналисты, юристы, доктора наук, общественные деятели, которые имеют право, например, ветировать закон, принятый ВР и подписанный Президентом, несущий на себе коррупционную нагрузку.

Я бы это видел в создании института Верховного комиссара-антимафия или антикоррупция. Это представитель, имеющий права Министра внутренних дел со специальными подразделениями на базе подразделений по борьбе с организованной преступностью.

Естественно, должен быть специальный прокурор-антимафия, у которого должны быть огромные полномочия, и он должен быть подчинен только ВР. Этот прокурор имеет право возбуждать уголовные дела и против работников Секретариата Президента, и против Кабинета Министров, и против Премьер-министра, и против Генерального прокурора, и в отношении Министра внутренних дел. То есть для этого прокурора нет табу на предмет возбуждения уголовного дела. И у него должны быть специальные полномочия. Должен быть специальный (небольшой) аппарат, но очень серьезно защищенный. То есть это целая комплексная программа по борьбе с коррупцией. Без этой программы нам коррупцию не побороть!

А то, что рассказывает Луценко и другие «помаранчевые» барабанщики о том, что они собираются бороться с коррупцией, – блеф. Если бы они собирались бороться с коррупцией, они бы давно уже приняли мою программу.

- Кстати, упомянутый Вами политик предлагает также создать Национальное бюро расследований. Перекликается ли Ваша инициатива с этой идеей?
- Национальное бюро расследований – это десятая часть той огромной программы, которую надо запустить в Украине по борьбе с коррупцией. А один из моментов – это забрать у прокуратуры следствие и передать в НБР. Это моя идея была представлена Президенту Ющенко еще в 2005 году!

- В разгар политического кризиса, вскоре после Вашего увольнения, ВР в пику Президенту вступилась за Святослава Пискуна и подтвердила Ваш «действующий» статус. Какой была цель этого шага, не усугубило ли это властный конфликт?
- ВР вынесла постановление. Оно было проголосовано, когда парламент легитимно работал. В тот период Президент подписал все законы. ВР приняла постановление, в котором не дала Президенту согласие на мое увольнение. Это все официально. Поэтому я такой же Генеральный прокурор сегодня, как Александр Иванович Медведько. Только я не сижу в кабинете.

- Тогда же, в разгар кризиса, Вы заявляли о том, что на Вас оказывается давление с целью переориентировать Генпрокурора «начать что-то делать». Упоминалось дело в отношение уволенных Президентом судей КСУ, которое было возбуждено СБУ. Сейчас можете рассказать, кто и о чем Вас тогда просил?
- Очень беспокоила Секретариат Президента ситуация дел с КСУ. И меня практически не то чтобы заставляли – заставить меня нельзя, но со мной велись разговоры о том, что надо предпринимать какие-то незаконные действия в отношении судей КСУ, чтобы те не вышли в зал и не прочитали решение по указам Президента. То есть оказывалось давление очень сильное на работу КСУ и его судей. И, наверное, хотели, чтобы я принял в этом участие. Я отказался. В связи с этим я и был снят.

- Ваши нынешние соратники по партии сразу после Вашего увольнения заявляли о том, что Виктор Ющенко, уволив Святослава Пискуна, своим пером подписал путевку на президентские выборы еще одному вероятному кандидату. Не исключаете ли Вы того, что будете баллотироваться на очередных выборах Президента?

- Не исключаю. Но, скорее всего, я буду баллотироваться в вице-президенты.

- А что это за новый пост?!
- Может быть, к тому времени, как в Америке, создадут. Я не хочу быть Президентом и не думаю об этом. А вот если бы была должность вице-президента, как Чейни и др., я бы с удовольствием баллотировался.

- Сразу после увольнения с должности Генпрокурора Вы заявляли о том, что если бы настояли на верховенстве права, то до сих пор бы не вышли из здания на Резницкой. Вы не жалеете, что вышли тогда?
- Да, меня поддерживали тысячи человек, депутаты сотнями сидели у меня в кабинете. Все понимали, что защищали не Пискуна, а защищали верховенство права в стране. Не надо связывать Пискуна с какими-то политическими событиями. Мы защищали позицию Генерального прокурора и верховенство права. Потому что все указы Президента о моем увольнении были отменены судами!

- В начале июня появился весьма неоднозначный экспертный комментарий Мониторинговой группы Киевского института проблем управления им. Горшенина. Анализируя телепрограмму Савика Шустера «Свобода слова» (ICTV, 1 июня), эксперты пришли к выводу, что Святослав Пискун имел договоренность с Виктором Ющенко о своей замене на посту Генпрокурора на Виктора Шемчука. В этой связи были приведены слова адвоката Василия Цушко Татьяны Монтян: «Пискун попросил легитимизацию этого действия в глазах ПР. Эта тема была поручена Валерию Гелетею». Прокомментируйте, так ли это было!
- Да нет! Не было никаких договоренностей по поводу замены Генерального прокурора. Была одна договоренность: когда я возвращался в прокуратуру, я встретился с Президентом, с которым четко и ясно договорился о том, что мы работаем строго в рамках Конституции Украины. Я сказал, что если не будет в рамках закона и Конституции, я просто встану и уйду. Так и получилось. Чуть со скандальчиком, но я ушел.

- Каковы перспективы дела об отравлении главы МВД Василия Цушко. Вы ведь заявляли, что, когда вернетесь, расследуете его.
- Не знаю, какие перспективы. Сейчас этим занимается Генеральная прокуратура. Мне неудобно это комментировать.

- Однако ГПУ на днях, 9 ноября, отказала г-ну Цушко в возбуждении уголовного дела о его отравлении, объяснив это отсутствием состава преступления...
- Ну что я могу сделать? Там, видно, нет состава. Откуда мне знать – я же не надзираю за постановлениями ГПУ.

- Вы не исключаете возобновления этого дела, когда, например, вернетесь?

- Я не исключаю, что я вернусь ко всем делам, которые были при мне начаты и должны быть при мне закончены. Поэтому думаю, что ко многим делам будем возвращаться.

- «Дело Колесникова». Сейчас оно приобрело новый поворот, став по сути «делом Пенчука»...
- Прекрасно! Надо судить тех, кто организовал заведомо ложное заявление, злоупотребляя властью!

- Ваш коллега по ПР Валерий Коновалюк в интервью нашей газете не исключил привлечения тогдашнего Министра внутренних дел Юрия Луценко к ответственности. Какой может быть ответственность в рамках этого дела г-на Луценко?
- Объясняю. Если бы Пискун был Генеральным прокурором, было бы возбуждено уголовное дело, и против Луценко было бы начато расследование.

- А в отношении самого Бориса Пенчука?
- А в отношении Бориса Пенчука было бы также вынесено постановление по расследованию уголовного дела. И по результатам расследования за дачу заведомо ложных показаний было бы установлено: если он эти показания давал под давлением либо под угрозой какого-либо насилия, то в отношении его уголовное преследование прекращается.

- Немудрено, что после таких заявлений в Вашу сторону полетят новые стрелы от соратников Юрия Луценко, которые и без того не милуют Святослава Пискуна. Так, будущие депутаты от НУ-НС Геннадий Москаль и Владимир Арьев заявляют об исключительно Вашей ответственности за политические репрессии в Украине, в частности, за возбуждение и закрытие «дела Колесникова»...
- Объяснить заявление Москаля и Арьева становится все сложнее и сложнее. Потому что их комментарии связаны с климатическими изменениями на улице. Осень, весна – у них комментарии все время будут меняться.

Я ничего не возбуждал и ничего не прекращал. Этим занимаются следователи ГПУ. Другое дело, что я сказал (и это подтверждено показаниями, на совещании есть запись) дословно тому, кто возбудил это уголовное дело: я вас предупреждаю, уважаемый, что если вина Колесникова не будет доказана, Вы вместо него сядете на скамью подсудимых. Это я Вам обещаю как Генеральный прокурор. И это я сказал одному из своих заместителей.

- Это был г-н Шокин?

- Ну какая разница! Не хочу сейчас фамилии называть, чтобы не вызывать судебных исков. Если бы Виктор Андреевич меня не снял, я бы навел порядок и с теми, кто сфальсифицировал это дело, и с теми, кто его инициировал.

- Одна из наиболее громких тем последних дней, запущенная с Вашей подачи, – целесообразность ликвидации Крымской автономии и превращения полуострова в обычную область Украины.
- Не ликвидация!.. Я имел в виду не это. Я не имел в виду ликвидацию автономии Крыма. Я просто предупредил наших уважаемых крымских татар... Почему возник этот вопрос? Потому что они требуют (и об этом открыто заявляет Джемилев) автономии крымской как автономии татарского народа. Я сказал: раз такое дело, значит, вообще тогда автономии не будет! Будет просто область! Если вы злоупотребляете тем, что есть автономия, и считаете, что эта автономия связана с автономией татарского народа, то мы тогда сделаем область.

АРК – это самодостаточная автономная республика со своим правительством, парламентом. Это закреплено в Конституции. Все! Но делать из нее татарскую автономию нельзя. Поэтому я сказал: если вы будете говорить, что автономия – это потому, что здесь живут татары, значит, тогда не будет никакой автономии.

- Примечательно, что ранее, в 2006 году, подобную идею высказывала партия «Пора». Насколько в целом реально в нынешних политических условиях то, о чем Вы говорите? Ведь очевидно же, что смена статуса АРК требует внесения изменений в Конституцию, а это, следовательно, - консолидированной позиции большей части парламента. Словом, если крымская тема в таком контексте получит развитие, ее «имплементация» ведь будет очень сложной процедурой?
- Очень сложная процедура. Думаю, что АРК – это действительно специфическая многонациональная автономия плюс курорты, земли. Тут неплохо, если бы был все-таки и парламент, и правительство. Этим всем надо управлять. Как область Крым, конечно, не справится с теми задачами, которые лежат на АРК. Но ни в коем случае не татарская автономия!

- Вскоре свою работу должна начать ВР VI созыва. Крайний срок проведения первого заседания - это 26 ноября. Какими Вам видятся перспективы нового парламента?
- Перспективы очень печальные, очень слабые. Это не живучий орган. Еще раз говорю: это фатальная ошибка, это просто смена руководства, может быть, парламента. А может быть, никогда никого не выберут.

«Помаранчевое», или, как я говорю, псевдодемократическое большинство не состоится никогда в полной мере, как оно было задумано. Неизвестно, кто будет Премьер-министром из «помаранчевого» большинства. Потому что за Юлию Владимировну Тимошенко не проголосуют. Лично мне кажется, что им голосов не хватит. Тогда следующим Премьер-министром может быть человек, который, возможно, еще и не готов быть Премьер-министром.

У нас сегодня уже есть Премьер-министр, который неплохо работает и в этой сложной ситуации выдерживает все нагрузки. То есть сегодня не нужны были выборы.

Сегодня Украина на переправе. Кто меняет лошадей на переправе? Только очень глупый человек. Либо политический авантюрист.

Нашлись политические авантюристы, которые год тому назад решили поменять лошадей на переправе. Сделали огромную глупость. Остановили динамику развития страны, демократии, процессов развития общества, социальных программ. Совершили преступление в отношении украинского народа. Придет время, и эти люди ответят за это.

- По Вашему мнению, наиболее оптимальный Премьер в настоящее время – это Виктор Янукович?
- Считаю, что Виктор Янукович должен быть Премьер-министром, должен выполнить те обязательства, которые он дал украинскому народу. Нельзя так менять премьер-министров каждый год и нельзя менять парламент. Это даже не по-человечески, не то что бы недемократично.

- Эксперты говорят, что Украина вступила в череду досрочных выборов...
- Возможно. Думаю, что опять будут скоро выборы. Потому что вновь не соберется большинство. Политики ведь разношерстные, с разными, абсолютно диаметрально противоположными политическими взглядами.

И люди разочаруются в парламентаризме – вот где опасность. Люди перестанут верить в торжество парламентаризма и демократии. Вот цель, которой хотел добиться Президент и его Секретариат. Он ее добивается: целенаправленно, планомерно. Для чего? Чтобы установить диктатуру в стране. На здоровье, пусть будет диктатура...

- В этой связи нередко звучат голоса, в том числе со стороны Ваших партийных соратников, о возможных президентских досрочных выборах. Насколько это реально сейчас?
- Досрочных президентских выборов не будет. Нет механизма их запуска. Президентские выборы будут вовремя. Вот, например, у Саакашвили хватило мужества сказать: хотите – давайте еще раз, я иду на уступки.

Но я не считаю, что сегодня у нас такая же ситуация. У нас так нельзя.

- Кадровые вопросы в новых политических условиях снова выходят на первый план. Кто будет очередным Генпрокурором? Останется ли г-н Медведько? Ведь называются и другие кандидатуры...
- Называют Шемчука и других.

- А Владимир Стретович, например?
- Стретович – да, конечно: вот еще не хватало нам Генерального прокурора Стретовича! Мне кажется, что кого бы и как бы не называли, а Медведько – законно избранный и назначенный Генеральный прокурор. Считаю, что Александр Иванович должен доработать свой срок. Свой срок должен доработать хотя бы один Генпрокурор. И я сделаю все, чтобы он доработал на этом посту свой конституционный срок. А после этого мы посмотрим, что и как будет.

- И в заключение: когда следует ожидать Вашего «четвертого пришествия», которое Вы анонсировали как обязательное?
- Скажите, а почему Генерального прокурора надо пристраивать к какой-то политической силе, к каким-то политическим раскладам? Почему меняется парламент, меняется Президент, и надо ко всем пристраивать Генерального прокурора? Пусть учатся у Европы. Там Генпрокурор на семь лет избирается. Специально, чтобы два года работать после того, как сменится Президент и парламент, чтобы посажать тех негодяев, которые разворовали страну.

- И все-таки когда следует ожидать Вашего нового возвращения?
- Думаю, это, скорее всего, будет в 2009-2010 годах.

- После выборов Президента?
- Да.

«Сейчас», 15 ноября 2007 г.