Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Валентин Наливайченко: «Я знал двух Ющенко»     ИНТЕРВЬЮ

Шеф СБУ Валентин Наливайченко рассказал «Сегодня» о чашечке кофе с ЦРУ и добрых крымских татарах.

Более двух лет СБУ возглавляет Валентин Наливайченко, человек, на первый взгляд, далекий от спецслужбы. Больше того, карьерный дипломат с завидным продвижением по служебной лестнице и блестящей перспективой. Не достигнув и 30 лет, получил назначение в Скандинавию, затем работа в Консульском управлении МИДа, весьма престижный бросок в США (в бытность генконсулом Украины в Нью-Йорке стал очевидцем и свидетелем терактов 11/9). Потом стремительное возвращение в Киев и — пост заместителя министра иностранных дел, а затем назначение Чрезвычайным и Полномочным послом Украины в Беларусь. Уже были вручены верительные грамоты, как вдруг странный и неожиданный виток в биографии — президент выдвигает его первым замом главы СБУ — руководителем Антитеррористического центра.

Некоторое время работал под началом Игоря Дрижчаного (тоже, кстати, не чекиста, выходца из Генпрокуратуры). А когда того «ушли» (как поговаривают, не без участия Секретариата президента), без особых проблем обрел статус исполняющего обязанности главы спецслужбы, каковым остается по сей день.

При нем СБУ переживала не лучшие времена как в кадровом плане, так в организационном, финансовом отношении. Под знаком декагебизации и деполитизации вымывались остатки некогда монолитного ядра. Центральный аппарат покинули маститые, тертые генералы, полковники. Кто-то увольнялся сам, кого-то снимали без объяснения причин. На их место приходили новые люди, часто малоизвестные, и вовсе не обязательно из системы. Это была уже его команда.

Время от времени спецслужба оказывалась в центре громких политических баталий и интриг, в которых она участвовала на стороне президента Ющенко. Вспомним, к примеру, скандал с судьей КСУ Сюзанной Станик, обвиненной в загадочной квартирной истории (впоследствии все обвинения против Станик были сняты через суд) , резонансную историю с экс-министром транспорта Николаем Рудьковским, обвиненным в чартерных перелетах во Францию и Японию за госсчет, появление распечаток телефонных разговоров Александра Мороза с британским послом, якобы подслушанных спецслужбой...

Несмотря на бурные страсти, разгоравшиеся вокруг этих и других персон, Наливайченко остается у руля ведомства. И даже надолго прилипшая приставка «и.о. председателя», похоже, не очень-то довлеет над ним, не мешает и не смущает Владимирскую, 33.

— Валентин Александрович, в СБУ взятки берут?

— Если бы сказал нет, это было б ложью.

— И какие ходят суммы?

— Офицер из Харькова взял 2,5 тыс. долларов.

— За?..

— ...непривлечение к уголовной ответственности. Точнее, за то, что закрыл глаза на организованную преступную деятельность в сфере торговли людьми.

— Опер-старлей какой-нибудь желторотый?

— Да нет, берите повыше - майор. И что еще обиднее - непосредственный руководитель, вместо того, чтобы помочь службе внутренней безопасности вывести своего подчиненного на чистую воду, привлечь к ответственности, стал инструктировать его, как избежать наказания. Естественно, уволили обоих. Всего на коллегии СБУ по итогам полугодия освобождено от должностей 24 офицера. Состоялся очень жесткий, откровенный разговор, в том числе о коррупции в наших рядах. Вещи названы своими именами. Озвучили материалы, которые легли в основу уголовных дел, возбужденных против тех, кто погряз в коррупции, злоупотреблениях, дискредитировал звание офицера. Для многих это стало полной неожиданностью. Но нельзя бороться с преступностью в других ведомствах и не замечать ее у себя.

— Репрессии устраиваете?

— Это не репрессии, а масштабная операция по борьбе с коррупцией. Должностей лишились люди, которые нарушили закон и по закону же ответят. Это было коллегиальное решение. Такие меры продолжатся. Каждый выявленный факт коррупции будет известен, доведен до коллектива, где человек служил, управления, центрального аппарата. И главное - люди поймут, что наказание неотвратимо. Чистые руки — не просто красивые слова...

— Ничего себе, 24 офицера сразу — в МВД такие массовые увольнения называют «братской могилой»...

— Знаете, в СБУ — здоровый, патриотический организм. Тем, кто этого не понял и не поймет уже никогда, надо дать возможность уйти. Те, кто преступил букву закона, ответит в рамках уголовных дел. Иного не дано. Я и президенту отчет подписал, со всеми выводами, фамилиями, предложениями. Отрадно, что меня поддержал — и в этих вопросах, и в других. Благодарен ему за понимание.

— Вы ему благодарны или Секретариату президента, а может, лично Виктору Балоге?

— Говорю о Викторе Андреевиче. Я знал двух Ющенко. Одного - в дипломатии, за рубежом. Другого — уже после своего перехода в спецслужбу. Должен сказать, это чрезвычайно требовательный и прямой руководитель.

— Каждый день с ним общаетесь?

— Дважды в день — в 8 утра и 8 вечера.

— В каком режиме?

— Лично информирую его. Это может быть письменный отчет, либо утренний брифинг. Либо, если занят, это может быть встреча в течение дня — на протяжении получаса. Нужно быть готовым постоянно. И форму поддерживать. Поэтому, как видите, и не растолстел...

— И никаких проблем?

— У президента нет проблем ни с управлением, ни с руководством спецслужбы. Он действует напрямую. Но без так называемого телефонного права.

— А с Балогой как у вас отношения?

— Уважительные. Мы на «вы». То, о чем по должности и поручению президента должен знать, он знает. О чем считает нужным доложить главе государства, включая работу спецслужбы, докладывает, и я воспринимаю это нормально. У него такая работа. И мы ему в ней содействуем.

— Неужели в вашу работу не вмешивается?

— Вмешательства нет. Ни разу не слышал от Виктора Ивановича, что, мол, есть какая-то коммерческая структура, например, в том же Закарпатье, где она раньше работал... Нет! Хотя если СБУ в чем-то ошибается, его оценки весьма критичны...

— Полеты Виктора Ивановича спецслужба не изучает?

— Нет. Это было бы незаконно. Политики стали высказываться, появились какие-то материалы...

— Позвольте, материалы ушли в Генпрокуратуру, и проверка, насколько мне известно, еще не закончена.

— Ну, пусть проверяют.

— Почему же тогда с таким пристрастием СБУ отслеживала полеты Николая Рудьковского в бытность его министром транспорта и связи?

— Да не отслеживали мы их. И не перелеты там были, а использование бюджетных денег в личных целях. Когда он куда-то летал по служебным делам — никаких претензий. А потом был заявитель, который обратился в спецслужбу с конкретной информацией и просьбой принять по ней меры. Была назначена проверка. Мы сделали запрос в Минтранс — может, заявитель неправ, предоставьте такие-то данные. Отказ. На приглашения не является. Зато в прессе — дискредитация СБУ и Наливайченко. После этого мы начали действовать жестко. Вот так это выглядело с бывшим министром.

— Полетами Юрия Луценко вы тоже не занимаетесь?

— Нет.

— Вы поддержали Александра Медведько в том, чтобы пресса воздержалась от комментариев насчет отравления Виктора Ющенко.

— Да, мы с этой позицией Генпрокурора согласны.

— Но вы же не вправе запретить журналистские расследования!

— Скажу больше, я с самого утра, еще до 8 часов (разговор состоялся 2 июля. — Авт.) ознакомился с интервью, которое дал «Сегодня» швейцарский доктор г-н Сора и хотел поблагодарить ваше издание за объективность. Такие правдивые публикации — только на пользу делу.

— Мы-то свое расследование продолжим, и будем давать разные мнения. А вот не слишком ли затянулось настоящее следствие - как-никак скоро четыре года исполнится «тайной вечере» на даче Сацюка...

— Критика ваша, должен признать, справедливая. Как только будет возможность, обязательно огласим результаты расследования. СБУ в этом полный союзник Генпрокуратуры.

— Тогда как бы вы расценили заявления Давида Жвании о том, что отравления диоксином не было, и это все фантазии?

— Давид Жвания год назад был в этом же кабинете, только не в такой дружеской обстановке, как сейчас, официально допрошен по данному делу. И позволю ему напомнить, что говорил он тогда совершенно противоположное. Нынешние его заявления расцениваю как аморальные и не соответствующие действительности.

— Объясняете ли вы их как своего рода защиту на фоне возможной угрозы лишения гражданства?

— О каких угрозах вы говорите? Есть правовая ответственность. В свое время я входил в состав комиссии по гражданству при президенте Украины. Мы рассматривали различные ситуации. Если кто-то незаконно получил документы, он их лишался. Но угрозы? Это ответственность гражданина.

— Мы тут намедни получили пакет с письмами на фирменных бланках СБУ, где содержатся довольно прозрачные намеки на системные злоупотребления некоторых очень известных в Украине лиц. Вот эти материалы - можете их как-то прокомментировать?

— (Берет в руки, рассматривает, откладывает) А что комментировать? Ложь от первого до последнего слова. Бланки сейчас не проблема подделать, и подпись тоже. Фальшивка. Стиль, текст непрофессиональны. Там и моя, другие фамилии есть. Мы действительно возбудили 47 уголовных дел по фактам выявленных в сфере госзакупок и проведения тендеров злоупотреблений. Очень похоже, движемся в правильном русле, если такое сопротивление. Слышали звон, да не знают, где он...

— Ну, тогда о другом. В бытность главой спецслужбы Леонид Деркач выдвигал смелую идею использования ракетно-космической техники в мирных целях — загружать корабль отходами производства и отправлять его к Солнцу, при подлете к которому все, естественно, сгорает. Не продолжите дело предшественника?

— У нас таких проектов нет. Денег под них не просим. И не собираемся это делать. Есть проблемы серьезнее. Давайте хотя бы от коррупции избавимся, чтобы не мешала людям нормально жить. И безопасность граждан защитим, чтобы люди это почувствовали. А там, смотришь, и с Солнцем, и с отходами разберемся...

— Как у спецслужбы со шпионами — ловит?

— Пятеро иностранных дипломатов-разведчиков с начала года выдворено из Украины, еще трое задержаны, предупреждено 38 попыток вовлечения наших граждан в противоправное сотрудничество с зарубежными спецслужбами. По линии охраны гостайн возбуждено 10 дел, к уголовной ответственности привлекаются трое, к административной — полтысячи человек.

— А эти пятеро выдворенных — граждане каких стран?

— Мы их не называем.

— Эти страны предприняли ответные меры в отношении ваших людей за рубежом?

— СБУ за рубежом не присутствует. И никаких действий против каких-либо стран не предпринимает.

— Некоторые главреды и журналисты в Украине подозревают, что СБУ держит их на крючке и оказывает слишком пристальное внимание...

— Хотел бы успокоить — в СБУ есть четкое указание не работать против журналистов. А если кто-то чувствует к себе какой-то подозрительный интерес, пусть обращается к нам. Кстати, если в редакцию явился человек и назвался сотрудником спецслужбы, не поленитесь проверить, действительно ли он из нашего ведомства, поручало ли ему руководство с кем-то встречаться, или это его собственная инициатива, и не прикрывается ли поддельным удостоверением.

КРЫМ — ВОВСЕ НЕ «ГОРЯЧАЯ ТОЧКА»... Разделяет ли и.о. главы Службы безопасности мнения некоторых политиков, уготовивших Крыму судьбу чуть ли не второй Чечни и Косово?

— Это заблуждение или искусственное раздувание темы, — с нажимом подчеркивает Наливайченко. — Я не считаю Крым «горячей точкой». Это территория Украины, где должны действовать законы нашей державы. Территория, население которой должно, наконец, почувствовать государственную заботу и финансирование конкретных бюджетных программ со стороны центральных органов власти. Ни для кого не секрет, что ряд профильных министерств, ведомств попросту самоустранились от контактов со своими местными отделениями, несмотря на то, что обязаны уделять этим вопросам самое пристальное внимание...

— Чем они мотивируют такую позицию?

— Ничем. Просто отношение такое, как бы помягче выразиться... И кто после этого является сепаратистами? Мы их назовем, думаю, на СНБО... Главные региональные проблемы лежат в нескольких плоскостях. Первая — недостаточно активная реализация указов президента, решений СНБО по Крыму, недофинансирование гуманитарных программ, обустройства мест проживания крымских татар. Вторая — борьба с коррупцией, справедливый раздел земель, создание земельного реестра. Третья — противодействие организованной преступности, а именно тем криминальным группировкам, которые проявляют повышенный интерес к серьезным объектам на полуострове.

— А что это за организация «Севастополь—Крым—Россия»?

— К сожалению, еще не сняты с повестки дня попытки деструктивных сил изменить территориальную целостность державы, посягнуть на ее суверенитет, говорит он, поэтому здесь как раз и активизирует свою работу спецслужба. По факту антиконституционных, направленных на дестабилизацию ситуации в регионе действий представителей нелегализованного объединения «Народный фронт «Севастополь—Крым—Россия» возбуждены и расследуются два уголовных дела на основании статьи 110 УК Украины. Предпринимаются меры по пресечению других противоправных проявлений.

— Говорят, некоторые неправительственные крымско-татарские организации тяготеют к очень опасным, даже террористическим группировкам, это так?

— Они не являются таковыми и не несут никакой угрозы, как кое-кто склонен их воспринимать. Эта убежденность — от личного общения с их лидерами, активистами, простыми членами таких организаций, постоянного открытого диалога с ними.

— СБУ не констатирует растущую радикализацию крымско-татарского населения?

— Эта проблема надуманная. Не нужно играть на религиозных, образовательных, духовных, других интересах этих людей, равно как искать конфликт там, где его нет. Если исторически на каком-то месте многие десятилетия и века было место захоронения татар, то разве нужны большие усилия, чтобы переместить расположенный там рынок на 200 метров в сторону? И разве прибавило авторитета местным властям, правоохранителям то, с каким рвением они разогнали два-три кафе, принадлежавшие татарам, если рядом остались точно такие, где тоже не было лицензий, но их владельцами являются русские или украинцы? Разве способствовало это взаимопониманию, спокойствию, доверию? Конечно же, нет...

ПЕРВАЯ ЧАШКА КОФЕ — С КОЛЛЕГАМИ ИЗ ЦРУ. На вопрос, с чего начался его рабочий день, Валентин Александрович среагировал моментально:

— В 8.00 встречался с делегацией Центрального разведывательного управления США. Она находится в Украине в рамках двустороннего сотрудничества. Поэтому первую чашечку кофе я выпил с американцами...

— Это ведь не первый контакт с ЦРУ, не так ли?

— У нас регулярное сотрудничество, и мы не скрываем этого. Как и с другими партнерами из стран НАТО.

— Общались на английском?

— Как и мои подчиненные — зампред и молодые сотрудники, которыми горжусь. Предложил переводчика, но они отказались, так как хорошо владеют языком.

— И о чем договорились?

— Вели речь о совместных антитеррористических действиях...

— Коллеги из ФСБ не обижаются?

— А у нас с ними тоже нормальный диалог налажен, и обмен информацией. Есть план сотрудничества в плане предотвращения различных угроз — контрабанды, торговли людьми, распространения всех видов оружия. Встречи регулярно проходят. Они отвечают на наши запросы, обращения, в том числе по архивным делам. Ждем приезда нового руководителя российской спецслужбы...

В «ХАЙЯТ» БОЛЬШЕ - НИ НОГОЙ. Восьмого марта Валентин Наливайченко решил проявить джентльменские качества и преподнести супруге эффектный презент в виде приглашения в фитнес-центр фешенебельного столичного отеля «Хайят». Чем поход закончился, читатели «Сегодня» помнят: в раздевалке исчезло кожаное портмоне с некоторой суммой, кредитками «Ощадбанка» и водительским удостоверением. Пару дней спустя пропажа нашлась. Правда, уже без денег.

Валентин Александрович вспоминает курьез с улыбкой:

— Субботний день, я, как всегда в выходной, без охраны, за рулем личного автомобиля жена, то есть, обычные частные лица... Постоянных абонементов у нас не было — разовыми поделились друзья... Ну, случилось, что ж теперь, бывает... Вызвали милицию. Она прибыла быстро, сработала оперативно...

— Но денег-то не нашли! Или все же вернули?

— Нет.

— А почему портмоне подбросили туда, где живет ваша теща?

— Я же не закрытый человек, не прячусь, не скрываюсь, многие знают, что приезжаю туда. Можно, конечно, и чаще. Не всегда теща блины делает. Надо ей за это попенять (Улыбается)...

— Мы с сотрудниками милиции беседовали, которые на место происшествия выезжали. Они ожидали вашей бурной реакции — ведь не часто у эсбэшников кошельки воруют. А Наливайченко, говорят, вел себя тихо, спокойно, не возмущался, никого не грозился уволить...

— Да я нормальный человек. Только в роли переводчика выступил, так как они объяснения брали у англоговорящего персонала отеля. И все. Рядовой случай.

— Почему заявление свое отозвали?

— В найденном портмоне лежали водительские права — из-за них я его и писал.

— Посещали потом «Хайят»?

— Мне хватило и одного раза...

ВЫШЕЛ ИЗ ДИПЛОМАТОВ. Валентин Александрович Наливайченко родился 8 июня 1966 года в Запорожье. Выпускник Киевского университета им. Шевченко. Работал на Запорожском частном предприятии «Качество». С 1994 на дипслужбе — второй, первый секретарь посольства Украины в Финляндии; затем — в аппарате МИДа; генконсул в США; директор департамента, замминистра иностранных дел; посол в Беларуси. С мая 2006 — первый зампред СБУ, с декабря того же года — и.о. главы СБУ.

«Сегодня», 7 июля 2008 г.