Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Геннадий Москаль: «По делу об отравлении Ющенко у следствия ничего нет, оно пустое»     ИНТЕРВЬЮ

Делом отравления Виктора Ющенко, кроме украинских следователей, должны заниматься специалисты Скотланд-Ярда и ФБР. Так считает народный депутат Украины Геннадий Москаль.

В интервью «ПіК України» соратник Давида Жвании, бывший заместитель министра внутренних дел изложил свое виденье дела об отравлении украинского Президента.

– Господин Москаль, как Вы оцениваете заявление Ющенко о причастности Жвании к его отравлению? Не поспешил ли в данном случае Президент? Ведь еще идет следствие.
– Если у нас уже по виду определяют, кто виноват, а кто нет – то мы уже далеко зашли. На все нужно иметь доказательства. Нужно, чтобы действия Жвании и результат отравления, который есть у Ющенко, имели между собой причинно-следственную связь. Пока это только эмоции и словесная перепалка.

– Подобное обвинение разве не является давлением на следствие?
– Следствие это все должно материализовать.

– Каким образом?
– Слова президента – это версия Ющенко. Версия президента Украины. Следствие путем проведения следственных действий должно подтвердить или опровергнуть то, что говорит Президент.

– Но с правовой точки зрения, разве Президент имеет право публично говорить то, о чем рассказывает во время допроса?
– Я – не советник и не указчик Президенту. Слова, которые он говорит, пусть оценивает общество. Я не могу указывать, что ему говорить, а что нет. Пусть Генеральная прокуратура разбирается. Только она четыре года уже разбирается, а толку никакого нет. И, по-видимому, не будет. Учитывая чудесные сюжеты, когда я видел дрожащие руки следователя Генпрокуратуры, то я понял, что у них абсолютно ничего нет. А когда ничего нет, тогда, чтобы отвлечь внимание от дела, нужно устраивать вот эти спектакли с вызовами, с телекамерами.

– Давид Жвания подал иск в суд на следователя Генеральной прокуратуры Алексея Донского, который в среду выразил подозрения о причастности депутата к отравлению. По вашему мнению, почему следователь об этом публично заявил?
– Потому что больше нечего сказать. Я абсолютно уверен. Придет время, и все увидят, что у следствия ничего нет. Это пустое уголовное дело. Это не сплетни. Это процессуальные действия, которые исполняются от имени государства. А кто-то что-то сказал. Следствие не должно говорить на камеры. Оно должно работать на обвинительное заключение, которое направляет вместе с уголовным делом в суд. Следствие проспало и прогудело 4 года. Все время выясняли, откуда же диоксин. Какое имеет значение, откуда? Найдите того, кто его привез и отравил Ющенко. Этот человек и скажет, где его (диоксин) взял – в России ли, в Израиле, Ирландии и тому подобное. Я считаю, что все действия, которые в последнее время происходят вокруг отравления Ющенко, не вписываются в криминально-процессуальный кодекс.

– Но Жвания во время допроса просто поднялся и ушел прочь. Пусть рассказал бы, какой он владеет информацией по этому делу.
– Если так долго его вызывали, то не для того ведь, чтобы спросить, как его фамилия. Спросите об этом у любого следователя. По уголовному делу данные, полученные во время допроса за определенное число. Об этом может рассказать студент первого курса соответствующего факультета. Если человека уже допрашивали по данному уголовному делу, этими формальностями не занимаются. И я бы поднялся, и вышел, если бы так повели себя со мной. Если бы были серьезные данные, стоящие внимания, о них и нужно было начинать говорить. Если бы в этом случае Жвания поднялся и сказал бы, что он уходит, тогда я, по-видимому, сам взял бы его за руку и привел в Генеральную прокуратуру.

– Давид Жвания до сих пор не встретился с главным следователем по делу об отравлении Президента Галиной Климович. Вы знаете, почему этого не произошло?
– Климович является одним из опытнейших следователей в Украине. Это – факт. Я ее лично знаю. Если бы хотели раскрыть это дело, нужно было именно ей поручить дело в 2004 году.

– Но теперь она главный следователь. В чем проблема?
– А что она может через 4 года?

– Если Жвания – подозреваемый, и просит встречи с Климович, что мешает этому?
– Если бы они хотели, то, по-видимому, они бы встретились! Когда я работал в системе министерства внутренних дел, и ко мне кто-то не шел, я наоборот, находил возможность встретиться с человеком.

– Иными словами, Галина Климович сознательно игнорирует просьбу Давида Жвании о встрече?
– Я не знаю. Когда человек расследует дело, то не принято у них, считающих себя профессионалами, спрашивать, что у них есть по делу. Все в настоящий момент делается для того, чтобы Жвания оставил Украину. Потом будут кричать о том, чтобы его вернуть. А он будет отказываться. Какая-то страна его не будет выдавать. И начнется шоу «Бакай-2». Многосерийная мыльная опера и тому подобное. Но он не собирается ни при каких обстоятельствах покидать территорию Украины. Потому, что в этом случае он будет «назначен» виновным, без доказательства его вины. Он это прекрасно сегодня понимает.

– Вы знаете, когда состоится следующий допрос Жвании в прокуратуре?
– Мне до лампочки. Я не являюсь сотрудником Генеральной прокуратуры. О чем можно допрашивать десять раз? Для чего в Конституции существует статья 53, в которой написано, что человек может о себе не говорить? Почему Жвания должен говорить, это не является его обязанностью. Молчать – его конституционное право. А право государства – доказать его вину. Неужели Жвания должен сказать следствию, что он отравил Ющенко?!

Почему-то все считают, что когда Жвания придет в прокуратуру, следствие сдвинется с мертвой точки. Уже ведь допрашивали не один десяток раз. Он может говорить, или не говорить. Приходить, или нет. Он может по почте написать, попросив больше не тревожить, отказавшись что-либо говорить по этому делу, ссылаясь на собственные конституционные права

– Но Президент ходит на допросы.
– Это его право воспользоваться этой нормой. Но Президент пострадал и должен всячески способствовать расследованию. Подозреваемый никогда в жизни не должен способствовать. Доказывать вину обязанность следствия.

– Следователь Донской, однако, сказал, что приходить на допрос это – не право, а обязанность гражданина.
– Знаете, юридических вузов в нашей стране развелось много. Пусть следователь почитает закон.

– На Донского Жвания подал в суд. А что может сделать относительно Президента?
– Почему Вы у меня спрашиваете? Спросите у Жвании. Захотел он подать на Донского – подал. Я могу говорить только о себе.

У нас в стране один правовой рычаг – суд. Но из хождения по судам я вижу, что это напрасное дело. Сказать, что Жвания сегодня не является законопослушным гражданином. Все были свидетелями, когда дело (по получению гражданства Украины. – «ПіК України») слушалось в Святошинском райсуде. Все шло, как дело у любого простого гражданина. В Апелляционном суде слушалась, в Подольском слушалась. Пока мы все проигрываем, почему такая паника и драматизация ситуации? Этих судей так запугали, что они только лишь слышат о деле Жвании, под любым соусом готовы от него отказаться. Если бы Жвания злоупотреблял депутатской неприкосновенностью, он бы где-то в суде ногами двери выбивал.

– Вы говорите, что по делу об отравлении Ющенко у следствия ничего нет. Тогда как, на ваш взгляд, быстро можно доказать, что человек невиновен?
– Ну, четыре года уже расследуют. А где результаты? Я, как гражданин Украины просто спрашиваю о результатах. Люди не хотят видеть шоу с камерами, допросами, масками, вручением повесток. Уголовное дело должно идти спокойно. Почему Скотланд-Ярд, когда отравили Литвиненко, раскрыл дело за 3 дня? И четко нашел там, как они говорят, русский след. Если мы (следствие. – «ПіК України») выдохлись, у нас нет подготовленных специалистов в сфере отравлений, то давайте пригласим специалистов Скотланд-Ярда, пригласим ФБР, пригласим специалистов по другим странам, где есть практика подобных расследований. Может, и действительно отдадим дело в руки независимому следствию? Как депутат, я готов внести любые поправки в нынешнее законодательство, если в нем есть какая-либо нестыковка (с привлечением иностранных специалистов. – «ПіК України»).

– Так или иначе, но будущее Давида Жвании будет зависеть и от дела относительно законности получения им украинского гражданства. По Вашим прогнозам, как долго будет длиться расследование этого дела?
– Относительно гражданства есть одно гражданское дело, которое находится в Верховном Суде, а также 5 уголовных дел, в которых фигурирует Жвания. Мы идем правовым путем, не путем голословных публичных заявлений. Если понадобится, пойдем и в Верховный, и в Европейский суд.

– Вы говорите, что Жванию хотят выдворить из Украины. А если это правоохранительным органам удастся, что тогда?
– Статья 25 Конституции говорит о том, что никто в Украине не может быть лишен гражданства, точка.

– Но генпрокуратура и суд хотят доказать обратное.
– Ну и что теперь? Генпрокуратура может отменить Конституцию? Президент может отменить Конституцию? Любой суд, Административный ли, Конституционный ли, отменит любое решение, потому что Конституция имеет высшую юридическую силу. С того времени, как Жвания проживает в Украине, он уже по нескольким пунктам имеет право снова подавать заявление на получение украинского гражданства.

– Вы абсолютно уверены, что Жванию не могут лишить гражданства?
– Полностью исключаю такую возможность. Это – полный абсурд. Путь, избранный Секретариатом Президента, – это путь в никуда. Он, и его, и нас загнал в тупик. Все в нем сидим, и выхода не имеем.

"ПіК", 25 июля 2008 г.