Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Геннадий Москаль: «Театральное шоу и действительность — это две разные вещи»     ИНТЕРВЬЮ

Народный депутат и советник министра внутренних дел заявляет, что публичное разбирательство с руководством ГАИ, которое устроили Президент и спикер, это целенаправленный удар по главе МВД Юрию Луценко.

– Геннадий Геннадиевич, почему замначальника «Кобры», подполковник Алексей Кожа начал конфликтовать с тем, кого призвана охранять «Кобра», — одним из высших должностных лиц страны спикером Арсением Яценюком?

– Я не думаю, что подобные случаи, даже если они и были, надо обсуждать на коллегии Министерства во время прямой трансляции телевидения. Министр Юрий Луценко извинился перед Яценюком, участник инцидента — Кожа — уволен, зачем к этому надо было возвращаться? Хотя право Яценюка — делать из этого театральный спектакль или ограничиться разговором с министром внутренних дел. Я 34 года в органах внутренних дел, но такого не припомню, хотя были случаи и более дерзкие. Но ни президенты Украины, ни главы Кабинета Министров, ни спикеры никогда не выносили их на суд общественности.

– Что значит — более дерзкие случаи?

– Я работал в Крыму, когда там отдыхал Леонид Кучма, когда на саммиты туда съезжались до 30 президентов различных стран. Это все живые люди. И была масса случаев, когда работники правоохранительных органов с кем-то их путали или что-то неправильно понимали, создавали аварийные ситуации. Но тогдашний глава администрации президента Владимир Литвин, зная крутой нрав министра внутренних дел Юрия Кравченко, даже ему не сообщал о таких происшествиях, жалея рядовых сотрудников. Он мог позвонить заместителю министра или начальнику ГАИ и попросить разобраться, сказав, что получил замечание от президента. Но такого шоу перед телекамерами никто не устраивал. Я считаю, что это был целенаправленный удар по Луценко и ничего более.

– Но Луценко уже второй раз в центре скандала, причем первым драку с Черновецким затеял он сам.

– Это все пиар-шоу и не более, цель которого — дискредитировать Луценко.

– А как Яценюку удалось самостоятельно разыскать подполковника Кожу?

– Я вас прошу, театральное шоу и действительность — это две разные вещи. Еще до коллегии министр информировал Яценюка, что его обидчик уволен и уволены еще два сотрудника, которые проводили расследование и неправильно его информировали. Я считаю, что на этом инцидент между высшими должностными лицами должен был быть исчерпан. И подогревать президента на таком форуме, как коллегия МВД, на мой взгляд, Яценюку не следовало.

– Удастся ли отстоять начальника ГАИ Сергея Коломийца, увольнения которого требует президент?

– Да, руководитель несет моральную и политическую ответственность за действия своих подчиненных. Но если за проступки каждого милиционера мы будем увольнять министра или руководителя службы, так мы дойдем неизвестно до чего. Действия по отношению к милиции должны быть понятны самой милиции, как и ее самые решительные действия должны быть понятны населению. Если увольнение начальника ГАИ Коломийца не поддерживают 100% личного состава милиции, как вы думаете, министр должен пойти вразрез с решением президента? Сейчас перед Луценко такой выбор: или выполнить требование президента, или полностью потерять авторитет в милиции. Другой альтернативы у него нет.

– «Народная самооборона» будет защищать своего лидера в случае недоразумений со спикером и президентом?

– «Народная самооборона» (это 18 мандатов, 25% фракции «НУ — НС») сориентирована на своего лидера — Луценко. Удар по нему мы расцениваем как удар по «Народной самообороне». Зачем Яценюку превращать в своих врагов 18 депутатов — я не знаю.

– Ходят слухи, что президент Ющенко намерен отправить в отставку министра внутренних дел Луценко.

– А причем тут Ющенко? Согласно Конституции, он не влияет на назначение и увольнение министра внутренних дел. Его назначает и увольняет Верховная Рада. А согласно закону о Кабинете Министров, представление на это подает премьер-министр. Судя по комментариям Юлии Тимошенко, у нее нет претензий к Луценко. Мы будем отстаивать и поддерживать своего лидера по всем направлениям.

– Вы считаете, что у части и так небольшой фракции «Наша Украина — Народная самооборона» хватит для этого сил?

– Ну что ж, не хватит наших сил — будем обращаться к избирателям. Пути для отступления у нас уже нет.

– А как вы относитесь к критике еще одного «самообороняющегося» Давида Жвании, которого президент якобы не хочет видеть в кресле главы Антимонопольного комитета?

– Мне об этом ничего не известно. Я знаю, что представление Жвании на этот пост подписано Тимошенко. А то, что он еще не утвержден, — так парламент, который должен одобрить это назначение, как и снятие нынешнего главы Алексея Костусева, не работает.

– Возможны ли после выхода части депутатов из партии «Наша Украина» новые выборы, а значит, новая правящая коалиция и правительство? Или новая коалиция в рамках нынешнего парламента?

– Новую коалицию создать невозможно. Ее создают фракции, а не отдельные депутаты. Единственное, что несколько человек из нашей фракции могут проголосовать за отставку Тимошенко. Ну не будет она премьером, а будет «и.о.». Создать новую коалицию невозможно. И кто бы куда ни выходил — 50% +1 голос всегда останутся у фракций БЮТ и «НУ — НС».

– Кто еще может последовать за вышедшими из «Нашей Украины» депутатами?

– Думаю, это может быть Станислав Довгий. Это все те, кто отказывался подписать коалиционное соглашение. Это может быть еще Владислав Каськив. Но выйти он может только из «Поры», которую и представляет во фракции. Также не могут выйти из «НУ — НС» Костенко и Матвиенко, потому что они представляют свои партии — «Рух» и «Собор» — в «Нашей Украине».

– А если парламент не будет работать 30 дней и президент его распустит, как и предыдущий?

– Выход этих людей из «Нашей Украины» показал, что никаких новых выборов не будет. Им ведь надо будет принять в них участие, но тогда в какой они будут партии? Если бы выборы были, они бы первыми кричали о единстве, а не выходили из партии.

– Правда ли, что брат Виталия Хомутынника, народного депутата от Партии регионов, находится под следствием?

– Он находится в розыске. Если господин Хомутынник этим недоволен, он может обратиться в суд или нанять любое агентство, созвать пресс-конференцию и сказать: вот мой брат, и сейчас он вам объяснит, что все, что говорил Москаль, — это брехня и провокация. Если он не делает ни первого, ни второго, значит, остается то, что говорю я. Относительно его брата интенсивно ведется дело, детали которого я разглашать не хочу.

– Почему Юрий Луценко так остро отреагировал на обвинения мэра Киева Леонида Черновецкого в том, что он просил землю якобы для милиции, а на самом деле — для бизнес-структур?

– Я считаю, что те, кто погряз в сделках с землей, не должны вещать на заседаниях СНБО в качестве героев, да еще обвинять при этом других. Их, конечно, можно приглашать на заседания СНБО, но садить не за стол, а на скамью подсудимых.

– Вы считаете, что драка между высшими чиновниками страны — это нормально?

– Нет, конечно. Но такие случаи в украинском политикуме не единичны. Но почему-то именно этот инцидент приобрел огласку. И политизация этой стычки не делает чести тем, кто закрутил этот маховик. Если подходить к данному случаю с точки зрения закона, необходимо в первую очередь рассматривать неправомерные высказывания самого Черновецкого. Луценко «сдетонировал» именно на них. Как у каждого из нас, у него много недругов. Они и воспользовались этим.

– Кто еще любит подраться из украинских политиков?

– Я никогда не вел такой статистики. Пресса писала о драке Евгения Червоненко с охранником, не пускавшим его в кабинет Януковича, который тогда был премьером. Перед выборами президента все говорили о том, кто побил Виктора Медведчука.

– А кто его побил?

– Все рассказывали, что это сделал Янукович. И даже на Западной Украине, где Янукович не пользовался успехом, люди говорили — вот это мужик, правильно сделал! Понимаете? И никто не подавал в суд. А Черновецкий всем показывал, как он подтягивается на турнике, но оказался гнилым внутри. Все это было для телевидения.

– Почему так долго расследуется отравление президента Украины?

– Мне кажется, что мы сегодня очень много говорим, откуда диоксин. И не нашли пока отравителя, у которого можно спросить: где ты его взял?

– Луценко обещал не менять кадры в МВД. Но вот недавно полетели головы руководителей районных отделений милиции в Киевской области. С чем это связано?

– Милиция утратила нюх на незаконные операции с землей. В 2007 году в Киевской области была совершена масса преступлений, в том числе убийства и кража данных земельных кадастров. У министра сразу же возник закономерный вопрос к своим подчиненным: где вы, ребята, в это время были? Он снял руководителей тех отделений, откуда больше всего поступало жалоб от людей. Неужели милиция не видела, что у людей отбирают землю? Тут одно из двух: или эти люди профессионально несостоятельны, или они были заодно с теми, кто отбирал у людей землю. Другого ответа тут и быть не может.

– Какова ситуация со скандалом по распределению земли Киеврадой, когда оказалось, что подставные студенты не писали никаких заявлений на получение земли?

– Этим делом занимается прокуратура. Увидим, хватит ли у нее принципиальности или ее хватает только на Луценко. И почему она не опротестовывала незаконные решения Киеврады по земле раньше.

– Что происходит с землей в Крыму, милиции это интересно?

– Там сейчас сидит выездная бригада, выясняет, кто, как и кому давал землю. Результаты мы сообщим общественности.

«Дело», 25 февраля 2008 г.