Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Александр Морозов: У Ющенко нет шансов на второй срок, потому что он сам разрушил фундамент такого сценария     ИНТЕРВЬЮ

Сразу надо признаться, что данное интервью является экспериментом.

Александр Морозов сознательно предложил его опубликовать перед, а не после того, как будет сформирован список "Нашей Украины – Народной самообороны" на выборах в Киевраду.

Хотя, чтобы не создавать лишних проблем, он мог подождать несколько часов, до 18:00 вторника. На это время запланирована конференция блока "НУНС", где и должно быть принято решение о включении Морозова в список.

Теперь же, когда интервью обнародовано, остается только наблюдать за реакцией. Цель эксперимента – понять, действительно ли настали времена, о которых говорит Морозов, когда словосочетание "система Кучмы" стало просто затертым штампом из архивных публикаций "Украинской правды". Или "система Кучмы" переродилась в новый постмайданный гибрид.

Морозов был советником Ющенко во времена его премьерства в 2000 году, однако был уволен по настоянию Леонида Кучмы. В 2002 Морозов занимал пост финансового директора в избирательном штабе "Нашей Украины", в 2004 году организовывал встречи Ющенко с российскими олигархами на территории нейтральной Праги. Во время оранжевой революции он едва не стал губернатором Киевской области.

После Майдана Морозов стал руководителем Ощадбанка, откуда его в 2007 году убрали силами братьев Клюевых и Арсения Яценюка. Устав от неопределенности "Нашей Украины", в 2006 Морозов отказался от должности в руководстве партии и от места в списке на парламентских выборах.

Сегодня Морозов проливает свет на многие интриги, которые происходили в первые постреволюционные месяцы.

– Вам тоже так кажется, что в Киеве сейчас складывается ситуация, при которой на выборах мэра вновь побеждает Леонид Черновецкий?

– Сейчас – да. Но, если честно, я не понимаю, чем Кличко объективно лучше Черновецкого? Кличко – хороший, позитивный герой. Но у него совершенно нет никакого опыта управления чем бы то ни было, как нет и опыта командной деятельности.

– Ну, в таких случаях сторонники Кличко говорят, что "и у Шварценеггера тоже не было".

– Извините, но Шварценеггер не занимался профессиональным боксом. Зато он умеет профессионально играть роль, которую ему пишут сценаристы.

Кроме того, жена Шварценеггера – из выдающейся олигархической семьи, которая владеет огромным бизнесом в Калифорнии, где ее муж работает губернатором. Поэтому некорректно сравнивать Кличко и Шварценеггера. Тут и близко ничего нет похожего, кроме того, что и тот, и другой имеют большие кулаки.

Возникает вопрос – а кто реально будет мэром, если на этот пост изберут Кличко?

– Ну, в его команде Андриевский, Парцхаладзе…

– Мы же не голосуем за Андриевского! Андриевского может поменять Парцхаладзе, того может поменять Иванов, Иванова – Сидоров, Сидорова – Петров. Выходит, что, голосуя за Кличко, мы выбираем человека, который потом будет искать себе каких–то мэров. Как Кличко будет принимать решения, я не понимаю.

– Есть еще вариант Турчинова на мэра Киева…

– Турчинов, на мой взгляд, более адекватный кандидат, чем Кличко и Черновецкий вместе взятые. Но, с точки зрения его избираемости, его возможности понравиться киевлянам – я думаю, что Турчинов просто отнимет у БЮТ голоса в список Киеврады. Потому что де–факто лидером списка БЮТ в Киеве будет уже не Тимошенко, а Турчинов.

Так, потенциально список БЮТ может набрать, к примеру, 35%. Если они выставят Турчинова в качестве мэра, у них может быть 25%, а у Турчинова – 10%. У Черновецкого – наоборот: он может набрать 30%, а его список наберет 20–22%.

– Ваш прогноз: чем закончится эта кампания?

– На сегодняшний день наиболее реальный вариант это "Космос forever"...

Но если Черновецкий будет выбран мэром и при этом не получит большинство, то возникнет патовая ситуация. Система не будет работать, и это напомнит ситуацию с Косаковским, когда в Киеве не было власти год или полтора. Я думаю, что в итоге нас ждут еще одни выборы.

ЮЩЕНКО СКАЗАЛ: "ХВАТИТ НАМ ЭТИХ ЯЦЕНЮКОВ"

– Недавно вас прочили на пост главы наблюдательного совета Ощадбанка, однако потом вообще уволили из этого органа. Вам кто–то объяснил причины такого решения?

– Нет, со мной ни президент, ни кто-либо из секретариата не общался.

– Многие считают, что вы слишком многого требуете. Президент уволил своего подчиненного, он не обязан перед ним отчитываться.

– Согласен, президент имеет на это право. Хотя на самом деле Ющенко нарушил закон, подписав указ о моем увольнении, что уже становится дурной традицией президента. Однако я не буду судиться, потому что признаю право Ющенко.

– Вы для себя определили, кто принял решение о вашем увольнении? Это позиция президента или главы его секретариата Балоги?

– Мне сказали, что Ощадбанк – это "кафедра Шлапака" (Шлапак – первый заместитель главы секретариата президента), у которого есть свой взгляд на развитие банка, он пошел его реализовывать к президенту и реализовал. Ну и ладно.

Кстати, в этой ситуации надо отдать должное быстроте реакции Кабмина. Мне тут же передали сигнал от Юлии Тимошенко, что она вроде бы готова назначить меня советником премьер–министра и вернуть в наблюдательный совет Ощадбанка. Правда, теперь по квоте правительства.

Я это воспринял как полушутку, потому что предложение не звучало от нее лично.

– Но вы бы пошли работать в команду Тимошенко?

– Я понимаю, что нужно делать для развития Ощадбанка. Если бы завтра любой руководитель страны предложил мне реализовать мою концепцию в банке, я бы об этом всерьез задумался. Потому что нереализованный потенциал ведет к импотенции.

– У вас с Ощадбанком связаны лучшие годы жизни?

– Я вам расскажу короткую, но показательную историю о том, с чего, на мой взгляд, начала умирать оранжевая революция.

После вступления Виктора Ющенко на пост президента был избран председателем наблюдательного совета Ощадбанка. Уверовав во все то, что говорилось на майданах, я начал готовить проект первого решения наблюдательного совета – "Положение о конкурсе на пост председателя правления Ощадного банка".

Тогда была вакансия, и рассматривалось несколько претендентов на должность руководителя Ощадбанка: Арсений Яценюк, Игорь Митюков, Юрий Полунеев. Я докладываю Виктору Андреевичу: "Мы готовим положение о конкурсе, есть такие и такие кандидаты".

Виктор Андреевич меня послушал и говорит: "Саша, все кандидаты не годятся. Ты что! Какой Яценюк!? О чем ты говоришь? Послушай Стельмаха, он тебе расскажет, что Яценюк натворил в Нацбанке. Хватит нам этих Яценюков! И вообще, Саша, я уже провел конкурс на пост руководителя Ощадбанка. И победитель – Виктор Братко (председатель правления банка "Киевская Русь").

– Но конкурса как такого ведь не было! И эту кандидатуру предложил Михаил Дорошенко – односельчанин и советник Ющенко.

– Не было. Я говорю Виктору Андреевичу: "Я первый раз слышу об этой кандидатуре. Давайте я проведу с ним встречу". Мы встретились, я изучил, что это за банк – "Киевская Русь". Это – неплохой банк, но все годы он находится где–то в пятом десятке.

Я говорю: "Виктор Андреевич, на мой взгляд, директор хорошего гастронома не всегда может быть эффективным директором сети супермаркетов. Нам нужен человек с масштабным мышлением. Все кандидатуры, о которых говорю я, таким мышлением располагают. А этот человек, со всей командой из "Киевской Руси", неплох, но это не тот уровень".

На что мне Виктор Андреевич ответил: "Саша, это самое лучшее решение". В итоге я понимаю, что назначение такой кандидатуры может привести к негативным последствиям для Ощадбанка.

Еще я понимаю, что Братко на этот пост рекомендует Миша Дорошенко. И я говорю: "Виктор Андреевич, я передал вам заявление о сложении своих полномочий как члена наблюдательного совета". Мало того, в этом же заявлении я написал, что рекомендую на свою должность Михаила Дорошенко. Был такой документ с моей подписью. Я передал его через первого помощника президента Третьякова.

– Это был такой стеб?

– Почему стеб? Я сказал: "Виктор Андреевич, либо вы удовлетворяете мою отставку, либо вы мне доверяете, и я готов нести полную ответственность за этот банк". Так и произошло мое избрание председателем правления Ощадбанка.

– И так умирала оранжевая революция?

– Звучавшее во время Майдана обещание назначать руководителей на конкурсах нигде не было реализовано. И мне тоже не дали реализовать эту возможность. Это – лишь один из элементов невыполнения обещаний.

Взять ту же историю с погашением вкладов "Ощадбанка". Это ведь тоже была предвыборная идея Ющенко образца 2004 года.

А сейчас, когда я был членом наблюдательного совета Ощадбанка, мне предложили стать апологетом движения с лозунгом, что "неправильно средства от приватизации направлять на погашение вкладов".

А я не могу быть апологетом этой идеи. Наоборот, я как раз считаю, что экономическая природа этих вкладов и заключается в том, что источником возвращения денег должна быть приватизация.

– Это Балога предлагал вам выступить с такой критикой политики правительства Тимошенко?

– У меня были разговоры с Виктором Балогой. Мне, по сути, было предложено возглавить наблюдательный совет Ощадбанка…

– В обмен на эту критику Тимошенко?

– Это не звучало так пошло: "Мы тебя назначим, если ты будешь критиковать Тимошенко". Но, в принципе, можно было догадаться, что необходимость у секретариата в такой критике существует.

Но единственное, с чем я мог согласиться – дата начала этих выплат была выбрана авантюрно. Неправильно было делать это с 8 января, можно было совершенно спокойно начать выплаты с 8 февраля, а месяц потратить на подготовку Ощадбанка и разъяснительную работу.

Вот в этом заключается моя критика проекта Тимошенко "Погашение вкладов". Не нужно было торопиться!

– Но неужели не видно, что Тимошенко превратила выплату сбережений в машину по наращиванию своего рейтинга? Понятно, что это вызывает на Банковой ревность.

– Ну, так давайте перестанем выплачивать людям достойные пенсии! Чтобы, не дай Бог, кто–то не сделал на этом рейтинг!

Если это правильный, социально справедливый процесс, то можно только аплодировать, что Тимошенко смогла его поставить на службу своего рейтинга.

Есть много технических замечаний к тому, как это делается, но это нужно делать. Это – восстановление доверия граждан к государству, к банковской системе. Ощадбанк вообще не может развиваться, если этот проект не будет реализован.

– Стойте–стойте, вы же сами говорили, что эти выплаты убивают Ощадбанк!

– Ощадбанк убивает только плохая организация процесса и неподготовленность. Если бы начало этого процесса было 8 февраля или 1 марта, то за это время можно было подготовить банк к выплатам, не было бы смертей в очередях и унижения граждан, через которое им довелось пройти. Тимошенко запустила бы ролик о том, как прийти и получить свою тысячу гривен.

– Тимошенко должна была начинать как можно быстрее. Она ведь понимала, что о каждом потерянном дне выплат она будет жалеть после отставки.

– Возвращение вкладов было ее ключевым обещанием. Выглядело очень эффектно, что именно с реализации этого обещания начался ее первый день на посту премьер–министра. Конечно, это – один из пунктов ее пиар–программы. Но сама программа позитивна.

100 ЧЕЛОВЕК БУДУТ УГОВАРИВАТЬ ЮЩЕНКО БАЛЛОТИРОВАТЬСЯ

– В свое время вы были близки к Ющенко, в 2002 году выступали финансовым директором его избирательной кампании. Когда вы в последний раз видели Ющенко?

– Год назад, когда был этот конфликт, о котором вы писали – когда мне как руководителю Ощадбанка тогдашний первый заместитель главы секретариата президент Арсений Яценюк предложил финансировать фонд Катерины Ющенко.

Я попросился на встречу к Виктору Андреевичу. Предполагалось, что она будет тет–а–тет, но осознав, о чем будет идти речь, меня начали тормозить на "рамке" при входе в кабинет президента. В итоге я зашел к Ющенко уже вместе с Яценюком.

– Вы считали, что финансировать фонд "Украина–3000" – это неправильно?

– Наоборот, правильно! Просто у Ощадбанка в то время были совершенно ограниченные возможности. Я честно об этом рассказал, и президентом это было воспринято адекватно.

– Когда вас год назад после конфликта все–таки сместили с поста руководителя Ощадбанка, на ваше место назначили человека Клюева – Анатолия Гулея. Сейчас Банковая требует его отставки. На ваш взгляд, он справляется со своими обязанностями?

– Я стараюсь быть последовательным в своих убеждениях и оценках. Например, я никогда не был однозначным сторонником политики Юлии Тимошенко, у меня здесь есть некая история взаимоотношений.

Но что касается выплат, я считаю, что это проект правильный, с ремаркой на некоторые технические замечания.

Точно так же я и Януковичу, и Азарову, и братьям Клюевым говорил, что неправильно ставить вопрос о смене руководства Ощадбанка из–за прихода ко власти другой политической силы.

Поэтому, когда речь идет о Гулее, нельзя ставить вопрос, что "надо его поменять, потому что он из другой бригады". Я это говорю, несмотря на то, что речь идет о моем сменщике. Если к Гулею есть серьезные претензии по работе, их нужно предъявить и рассмотреть.

Точно так же я говорил и Ющенко, что неправильно снимать первых заместителей главы правления Ощадбанка по политическим мотивам.

– О чем идет речь?

– Когда я пришел в Ощадбанк в 2005 году, Виктор Андреевич требовал от меня увольнения двух первых заместителей руководителя Ощадбанка – Пышного и Ершова.

– Как он аргументировал свое требование?

– Виктор Андреевич объяснил это тем, что "Ершов помогал "Регионам", а Пышный – человек Плужникова и практически кассир социал–демократов, которые концентрировали свои денежные средства через Ощадбанк".

На что я ответил: "Виктор Андреевич, доказательной базы того, о чем вы говорите, не существует. Я считаю, что и один, и другой являются специалистами. У меня претензий к ним как к специалистам нет. Если к ним есть претензии по тем вопросам, о которых вы говорите, то я хочу увидеть эти доказательства и аргументы, или хотя бы услышать их от первоисточника. Потому что я считаю это требование несправедливым. В связи с этим я отказываюсь его выполнять, до тех пор, пока не будут предъявлены весомые аргументы".

– Что Ющенко ответил?

– Он сказал: "Саша, я знаю, что такие аргументы есть". Я говорю: "Хочу их знать так же, как и вы. Чтобы принимать аргументированное решение".

– То есть, Ющенко живет на сплетнях?

– Не знаю, но мне эти аргументы предъявлены не были, поэтому я указание об увольнении не выполнил. Мало того, Андрей Пышный сейчас работает заместителем секретаря Совета безопасности. Так же как Арсений Яценюк является председателем Верховной Рады.

Хотя тремя годами ранее я слышал от Ющенко конкретные вещи о том, что "сотрудничество с ними категорически нежелательно, потому что относительно них существует масса отрицательной информации". Но я эти указания не выполнял.

Виктор Андреевич – хороший разрушитель. И слава Богу, на этом этапе в этом и состоит его большая заслуга. Как Михаил Сергеевич Горбачев был хорошим разрушителем той системы, которая существовала. Так и Ющенко – хороший разрушитель той системы координат, которую выстраивал Кучма.

…В советские годы я пошел служить в Германию, понимая, что для меня это единственный способ побывать за границей. Мы служили в Веймаре, очень красивый маленький городок, рядом с Бухенвальдом. Там у нас были "кроссы смерти" в полном вооружении 7 километров до Бухенвальда и 7 километров обратно.

Недавно я смог подъехать на своей машине к своей воинской части в Германии, ворота были открыты. Раньше по этой машине стреляли бы из пулемета. Поэтому иногда я думаю: "Нужно Михаилу Сергеевичу Горбачеву обязательно перечислить хотя бы 100 долларов в его фонд".

– А Виктору Андреевичу за что будете благодарны?

– За то, что он разрушил систему координат Кучмы.

Например, я создал страховую компанию "Европейский страховой альянс". У меня был партнер – владелец "Национального резервного банка" россиянин Александр Лебедев.

Через месяц после того, как мы создали эту компанию, Лебедев был на встрече с Леонидом Даниловичем. Леонид Данилович ему рассказал обо всех действиях нашей компании – какие акционеры и в какой пропорции, на кого вышли с какими предложениями.

Пораженный Лебедев вышел от Леонида Даниловича со словами: "Саня, у нас там такая толковая компания, мне президент страны подробно рассказал даже о том, о чем ты умолчал". А разгадка простая: в то время я уже был депутатом оппозиционной фракции "Наша Украина", и Кучме давали полнейшую раскладку на каждого депутата, он всем этим внимательно занимался.

И Кучма сказал Лебедеву: "Неразумно Морозову находиться во фракции "Наша Украина". Ему нужно принять более здравое решение, тогда у вас все будет намного более успешно".

– То есть Кучма работал через Лебедева, чтобы вы вышли из фракции "Наша Украина"?

– Да.

…Или другой случай. У меня есть товарищ в Москве – его зовут Олег Викторович, фамилия в данном случае неважна. Только произошли выборы в 2002 года, и как раз стоял вопрос о формировании большинства в Верховной Раде, избрании спикера. Всех депутатов расписали между членами правительства, чтобы они провели воспитательные работы.

Я еду за рулем, и вдруг звонок – собеседник представляется Олегом Викторовичем, спрашивает: "Саша, как у тебя дела?", и начинает какой–то разговор. Я был уверен, что разговариваю со своим старым знакомым, поэтому набросился на него со словами: "Гад, ты мне не звонил уже целый год!". Он говорит: "Извини, я виноват. Но как же нам встретиться, надо принимать какие–то решения".

И тут я понимаю по голосу, что это, очевидно, не тот Олег Викторович. Оказалось, что это был тогдашний первый вице–премьер Дубина. Он говорит: "Тут между нами расписали всех депутатов. Хотелось бы поговорить по поводу коалиции, поддержки спикера"…

Так вот, я считаю, что Виктор Андреевич уничтожил эту систему.

Вы можете, например, представить себе ситуацию, чтобы при Кучме обладатель партбилета №17 в президентской партии, претендующий, к тому же, на место в предвыборном списке в городской совет столицы, позволял себе давать такое интервью, выступая с открытой критикой главы государства? По–моему, это и есть главное достижение президента.

Если у Ющенко хватит мужества не идти второй раз в президенты, то это будет достойное решение.

Потому что, если Виктор Андреевич пойдет на второй срок, он, на мой взгляд, превратится во все то, с чем мы боролись во главе с ним же в 2002–2004 годах.

Сейчас такая реинкарнация Ющенко в нечто похожее на Кучму уже началась. Я не понимаю, почему? Может, их на Банковой чем–то не тем кормят, воздух какой–то не такой? Виктор Андреевич не зря с первого дня хотел выехать из этого помещения. Видимо, он интуитивно знал, что в этой атмосфере находиться нельзя.

ПРОГРЕСС ТИМОШЕНКО НА ЛИЦО

– Очевидно, что Ющенко могут толкать на второй срок со словами: "Если не вы, то придет или Тимошенко, а это чуть ли не Гитлер в юбке, или Янукович, а это донецкие бандиты".

– Тогда пусть Ющенко выберет того, кого считает своим достойным сменщиком. Еще не поздно.

– Это невозможно!

– Возможно. Появилась куча новых людей, ну тот же Каськив. Почему все думают, что Яценюк – это единственный человек такого возраста, который в состоянии занимать высокие должности?

Появилось целое поколение прагматичных людей, которые могут качественно обеспечивать процесс развития страны. Как бы я ни был критично настроен к некоторым поступкам Яценюка, он специалист, и отрицать это невозможно. Можно только говорить о каких–то моральных качествах.

– Думаете, Ющенко способен принять решение не баллотироваться на второй срок?

– Уверен, что да. Хотя понятно, что его будут определенным образом готовить к тому, чтобы он пошел на второй срок. Потому что все эти люди, которые его окружают, без него ничего не значат. Они заинтересованы оставаться при нем для того, чтобы иметь какое–то влияние.

– Кто это - Балога, Шлапак, Богатырева?

– Там сто человек, которые являются ключевыми в секретариате президента. Они все равно будут обречены на то, чтобы уговаривать Ющенко баллотироваться.

Но я уверен, что у нас невозможна реализация российского сценария, когда у Ельцина было 5%, и он победил Зюганова, или когда у Кучмы было 7%, и он победил Симоненко.

У Ющенко совершенно нет шансов, потому что сам же Виктор Андреевич разрушил фундамент такого сценария, убрав админресурс и монополизацию СМИ. Сейчас в Украине другая атмосфера, это – другая страна, за что Ющенко – низкий поклон.

Именно из–за того, что он сам явился разрушителем всей этой системы, абсолютно невозможно, чтобы Ющенко победил сейчас второй раз.

– Хорошо, но если удастся уговорить Тимошенко не баллотироваться в президенты, то во второй тур выходят Ющенко и Янукович, и опять разыгрывают карту–2004: добро против зла.

– У Ющенко нет аргументов уговорить Юлию Владимировну. Я уверен, что она будет баллотироваться.

– И станет президентом?

– И станет президентом.

– Вы не видите рисков для страны в связи с ее президентством?

– Вижу. Примерно те, которые называл господин Коломойский в интервью на вашем же сайте.

Риски есть, но прогресс в позитивную сторону налицо. Тимошенко уже другая, чем была, когда пришла премьер–министром в первый раз. Тогда я за нее не голосовал…

Сейчас заметно, что у нее стало меньше агрессивности, больше толерантности, меньше желания влиять на все экономические процессы. Может быть, "пересічному громадянину" все это не так видно, но она – уже другой человек.

Только я не знаю, насколько Тимошенко меняется безвозвратно. Но в любом случае, новый премьер–министр Тимошенко лично мне более симпатичен, чем тот премьер, которым она была в 2005 году.

– Может быть, ваш подход связан с тем, что она проявила к вам внимание, когда Ющенко вас отстранил?

– Нет. Это никак не связано.

– Вы с Ющенко с 2000 года. Что значит ваша фраза после увольнения из наблюдательного совета Ощадбанка "Ющенко меня предал трижды"?

– Когда Ющенко был премьер–министром, я занимал пост внештатного советника премьера – председателя наблюдательного совета страховой компании "Оранта".

Кучма тогда потребовал моего увольнения с этого поста, и Ющенко с ним согласился, издав распоряжение Кабинета министров. Это все нужно было Виктору Пинчуку, который решил, что "Оранта" должна принадлежать ему, а я был противником такого процесса.

Но в итоге, надо отдать должное, Пинчук добился своего. Во–первых, меня отстранили; во–вторых, Пинчук реализовал весь сценарий, который он задумал, и у государства осталось 25% "Оранты". А он заработал на всей этой операции от 40 до 50 миллионов долларов.

– Но разве это деньги для Пинчука?

– Но разве этого мало, если все усилия, которые надо приложить – это один звонок Леонида Даниловича Виктору Андреевичу, чтобы устранить помеху для зарабатывания 50 миллионов долларов? Человек позвонил, план реализован, 50 миллионов в кармане.

– Что в вашей классификации значит второе предательство со стороны Ющенко?

– Это случилось, когда меня отстранили от должности председателя правления Ощадбанка в 2007 году.

Тогда, без чьих–либо просьб Виктор Янукович предложил мне остаться на должности руководителя банка: "Я хочу, чтобы вы дальше продолжали работать". А ровно через 10 дней родилось решение наблюдательного совета Ощадбанка о моем увольнении, которое, как выяснилось, было проведено с санкции Виктора Андреевича. То есть Ющенко согласился с тем, что мое увольнение должно происходить именно по такому сценарию.

– Как вообще Ющенко поменялся за эти 7 лет?

– У меня утрачена с ним связь. Я никогда не рвался, не сидел в приемных или во дворах, чтобы с ним пообщаться.

Очевидно, что у него нет потребности общаться с членами команды. То есть, у него отсутствует как таковое представление о том, что такое команда. Кроме Миши Дорошенко, у Ющенко больше нет ни одного человека, которым бы он так дорожил.

– Вы имеете в виду все того же Михаила Дорошенко – односельчанина Ющенко, редактора газеты "Украина молодая"!?

– Да. Миша Дорошенко – это вообще особый случай. Мне кажется, что он, наверное, спас Виктора Андреевича, когда им было по 3 годика, и он тонул в пруду. Потому что той привязанности, которая существует у Ющенко к Дорошенко, я ничем другим объяснить не могу.

Самая большая проблема – что современными фаворитами Ющенко становятся те люди, которые хотят ими стать. Это происходит не так, как при Кучме, который сам себе выбирал фаворитов.

Если кто–то поставил перед собой задачу стать фаворитом Ющенко, то он сажает с ним кустики, ездит с ним в машине в Батурин, караулит его в коридоре, в саду – и становится фаворитом. Конечно, Ющенко может потом отказаться от этого фаворита в пользу какого–то другого человека, который проходит практически такой же маршрут.

СКОРО ГЛАВОЙ СЕКРЕТАРИАТА ПРЕЗИДЕНТА МОЖЕТ СТАТЬ ШЛАПАК

– Назначение Балоги было ошибкой Ющенко?

– Нет, это был сильный ход. Я с уважением отношусь к Балоге, он – сильный человек, но накопил уже критическую массу врагов.

– Разве такие случаи не заканчиваются отставкой людей, которые выступали в роли накопителя негатива?

– Вполне возможно, что скоро главой секретариата президента может стать Александр Шлапак.

– Может, вы просто стравливаете Балогу и Шлапака, чтобы им отомстить?

– Нет, я абсолютно не мстительный человек, и ни один человек не скажет: "Мне мстил Морозов".

Уверен, что моя отставка не обошлась без санкции Балоги. Хотя, в любом случае, считаю, что это решение Виктора Андреевича, а не Шлапака или Балоги.

Мы знакомы с Виктором Андреевичем с 2000 года, он знает, что я сделал в Ощадбанке, в каком состоянии я его принял и в каком отдал. Поэтому он мог просто поднять трубку и переговорить: "Саша, есть такие–то вопросы, я хочу принять решение о твоей отставке". Хватило бы пяти минут.

– Разве не так же Ющенко расстался с Рыбачуком или Гриценко?

– У каждого своя история отношений. Я могу говорить о себе. Я, например, точно знаю, что все три тура выборов президента в 2004 году я провел в Луганске, когда никто из фракции не захотел туда ехать.

Я был все время на прослушке, на подглядывании, за мной ездила куча машин то ли с милицией, то ли с бандитами, я реально видел людей, вооруженных автоматами… И иногда было действительно страшно…

Я воевал с системой, которую создал Кучма, и Ющенко был во главе той борьбы. Я искренне его поддерживал, и то же самое делал бы и сейчас. Я его ни разу ни о чем не просил – ни одной должности, ни одной подписи под тем, что я хочу что–то приватизировать. Поэтому я считаю, что мои отношения с Ющенко стерильны с точки зрения личных мотиваций.

– А Янукович поменялся за эти годы?

– Да. Я вообще считаю, что сейчас в стране развивается абсолютно нормальный позитивный процесс. Девушке всего неполных 17 лет, и она приобретает свой жизненный опыт ускоренными темпами. Очень сильно изменились и Янукович, и Тимошенко, и Ющенко.

Кстати, я считаю, что нужно просмотреть инициативу, чтобы разрешить голосовать с 16 лет. Потому что получается так, что ключевой выбор для страны делают пенсионеры.

– За кого бы вы голосовали, если бы Тимошенко с Януковичем вышли во второй тур выборов президента–2010?

– Я бы не пошел на выборы. Это мой ответ, исходя из сегодняшней ситуации (Улыбается).

– А за Ющенко проголосовали бы?

– Нет. Я устал от выбора наименьшего зла.

"Украинская правда", 8 апреля 2008 г.