Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Николай Мельниченко: Боюсь, чтобы Луценко не использовали так, как Кравченко     ИНТЕРВЬЮ

Бывший охранник Экс-президента Украины Леонида Кучмы, майор запаса Николай Мельниченко, известный тем, что вел записи в кабинете Кучмы, ответил на вопросы УНИАН.

Пан Николай, недавно генеральный прокурор Александр Медведько заявил, что вскоре будут проведены следственные действия с бывшими высокопоставленными должностными лицами по делу Гонгадзе. Известны ли Вам детали – что это за действия и когда они будут проводиться?

Не могу сказать, когда именно состоятся очередные следственные действия при участии тех лиц, чьи голоса задокументированы на моих записях... Я неоднократно давал показания о том, что эти лица совершили особенно опасные преступления и требовал привлечь их к уголовной ответственности. Я предоставил показания, в частности, против Кучмы и Литвина, который сейчас делает из себя белого и пушистого...

Еще раз называя эти фамилии, хочу привлечь внимание общественности к этому делу и в который раз отметить: мы должны как можно быстрее поставить в нем юридическую точку.

Что-то, как видим, делается, но очень долго оно делается...

Все можно было сделать, условно говоря, сразу после инаугурации Ющенко. А уже минула третья годовщина его президентства и, кстати, третья “годовщина” того, как человек от новой власти просил меня, чтобы я сделал так, чтобы Кучма и Литвин не несли уголовной ответственности за то, что сделали...

Кто этот человек?

...(Показывает жестом – переходите к следующему вопросу.)

Фигурируют ли на Ваших пленках нынешние высокопоставленные чиновники и в каком контексте?

Еще в 2002 году я сказал: люди добрые, какие еще вам нужно предоставить доказательства, чтобы показать, что власть в Украине преступна? Что Кучма, Литвин, Деркач (бывший глава СБУ. – Авт.), покойный Кравченко (бывший министр внутренних дел. – Авт.), а также много-много других лиц использовали власть лишь для личного обогащения? Та же Служба безопасности Украины, милиция, налоговая администрация, губернаторы и другие представители исполнительной власти – это был механизм для обеспечения и сказочного обогащения мафии. Руководителем мафии, однозначно, был Кучма.

Какие еще доказательства должен я предоставить?! Я не знаю. Я предоставил довольно большой массив доказательств.

Меня никогда не интересовало, например, кто спал или не спал на диване в кабинете Кучмы и с кем. Ходили ли какие-то там сплетни о Юлии Тимошенко и Шуфриче, об их якобы связях... Знаете, меня это не интересует! Меня больше интересует, каким образом сделать так, чтобы тем фактам, которые задокументированы в записях, быстрее была предоставлена правовая оценка. Чтобы в бюджет страны вернулись те миллиардные средства, которые были разворованы... А не те слезы, какими Пинчук пытается купить Ющенко через фонд, которым сейчас руководит его дочка. Потому что я считаю, что это политическая взятка от семьи Кучмы за то, что Ющенко таким образом оттягивает привлечение Кучмы к ответственности за то, что он совершил против Украины. И по-другому я это не расцениваю!

Мне досадно смотреть на то, как Ющенко собирает бизнесменов – того же Пинчука, – и с ними говорит о том, каким образом помочь многодетным семьям. Не нужно его просить помочь копейками детям – это не функция Президента! Его функция как гаранта – вернуть в бюджет Украины те миллиарды, которые семья Кучмы вынула из кармана обездоленных, а не быть матерью Терезой для Пинчука...

А где взять физически эти средства? Как их “вернуть в бюджет”? О чем Вы говорите?

Есть предприятия, есть телеканалы, есть механизмы, через которые Кучма это забирал лично для себя, для своей дочери Лены.

Например, телеканал ICTV был забран Кучмой, и он сказал такие слова: “Я помог Бакаю (бизнесмен, бывший руководитель НАК “Нефтегаз Украины”, бывший руководитель Государственного управления делами, находится в международном розыске. – Авт.), этот телеканал взять, а теперь я его хочу забрать и отдать Лене”. Такая же ситуация с СТБ, который тоже находится у семьи Кучмы, а также с другими предприятиями. Те средства, которые были украдены, должны быть возвращены в государственную казну. Точка!

Вы, насколько понимаю, принимаете участие в следственных действиях прокуратуры. В чем они заключаются?

На сегодня я прохожу свидетелем по многим уголовным делам: относительно убийства журналиста Гонгадзе, о нападении на Алексея Подольского (оппозиционный к экс-президенту журналист. – Авт.) об отравлении Ющенко, о гибели Вячеслава Черновола.

Я все-таки надеюсь, что в конечном итоге будет одно уголовное дело – против Кучмы, где все факты будут объединены в одно целое. Иначе ему будет легче избежать ответственности.

Вот возьмите Лазаренко. Министерство юстиции США выдвинуло Павлу Ивановичу большой список обвинений, но большинство из них суд отклонил. Остался один пункт, по которому Кириченко дает показания против Лазаренко, и на основании этих показаний Лазаренко осудили.

Против Кучмы у нас очень много фактажа, и нельзя это все забыть, простить. Потому если Кучма останется безнаказанным, то и новая власть будет такая же, как и Кучма. Они не будут бояться ответственности за свои действия.

Посмотрите на Ющенко. Мы же видим, что он уже не такой, каким был раньше. Хотелось бы, чтобы была гарантия, чтобы, скажем, через год не было, как с Кучмой, семья которого по состоянию на 2000 год имела 8 миллиардов долларов... Нужно сделать так, чтобы эта гарантия была...

А каким образом Вы попали в свидетели по делу об отравлении Ющенко? Вы же находились в Америке, когда это произошло.

Это отдельное дело. Я сейчас не хочу разглашать его.

Кто, по вашему мнению, отравил Ющенко? Российские спецслужбы?

Мы видим факт, что отравление Ющенко состоялось. Но остается вопрос – где оно состоялось, каким образом и кто был в нем заинтересован.

Я убежден в том, что Пацюк (Владимир Сацюк – бывший первый заместитель председателя СБУ, на даче которого был Виктор Ющенко в канун его отравления. – Авт.) не имеет никакого отношения к отравлению Ющенко... Есть некоторые факты, о которых я сейчас публично не могу говорить, но исходя из того, что я знаю, у Сацюка не было никакого мотива травить Ющенко.

Вы как-то сказали, что у Вас прекрасный адвокат, у которого когда-то работал помощником нынешний Президент Грузии Саакашвили. Это правда?

У меня были очень многие адвокаты, сейчас уже намного меньше. Да, у моего адвоката Скотта Хортона в Нью-Йорке в свое время работал помощником Михаил Саакашвили. И когда проходила инаугурация Саакашвили в Грузии, то мой адвокат летал туда, и там Саакашвили познакомил его с Виктором Ющенко...

Также в США у меня был адвокат Грегори Грег, который представлял интересы Билла Клинтона по делу Моники Левински, адвокат, который представлял интересы Хилари Клинтон. Также я имел адвокатов в Сан-Франциско, потому что меня хотели в США осудить за то, что я не выполняю решения американского суда, которое обязывало меня отдать все записи правительства США.

Поддерживаете ли Вы отношения с Александром Морозом?

Да, поддерживаю...

Как Вы отнеслись к его политическим кульбитам 2006 года?

То, что он стал спикером, я поддерживал, и даже в марте 2006 года, за неделю до парламентских выборов, я подошел к Морозу и сказал: «Александр Александрович, у вас есть единственный шанс довести до логического завершения дело против Кучмы – стать спикером, и если надо, то объединяйтесь с Януковичем – он гарантий Кучме не давал».

То есть он Вас послушал?

Я не знаю, послушал ли он меня, но это решение было правильным. Мороз уже после того, как стал спикером, наделал глупостей и очень много ошибок. В частности, не стал более независимым и не вел ту линию, которая была нужна. Он имел прекрасную возможность сделать так, чтобы то дело, которое он начал в 2000 году, довести до логического завершения.

Я считаю, что это трагедия Социалистической партии Украины, и наибольшую личную вину в этом несет Юрий Луценко, который сделал так, что некоторые негодяи из каких-то интересов были включены в список СПУ. Как вы помните, в 2006 году у меня был конфликт из Луценко на съезде Социалистической партии. Я обращался ко всем социалистам и говорил: люди добрые, исключите Деркача (Андрей Деркач – в настоящее время народный депутат от Партии регионов. – Авт.), исключите других из списка СПУ. И тогда только личная позиция Луценко все решила – когда он встал и сказал, что ручается за Андрея Деркача. Вы же понимаете, что такое «ручается». Он сказал, что Дергач выжимает понемногу из себя кучмизм...

В таком случае, если Луценко ручается за Деркача, а Деркач проголосовал за Януковича, – следовательно, это Луценко проголосовал.

Потом я Луценко сказал: “Юра, за сказанное нужно отвечать!” То есть человек должен быть последовательным в своих шагах.

Состоя в должности министра внутренних дел, еще тогда Юрий Виталиевич имел уникальную и реальную возможность действительно побороться с коррупцией... Мне очень досадно за то, что произошло с Луценко сейчас, потому что сейчас он будет более зависимым человеком и от Тимошенко, и от Ющенко. Я боюсь, чтобы он не стал таким же оружием, которым в свое время был Юрий Кравченко.

Помните инициативу Луценко, когда он сказал, что нужно одному из вузов МВД дать имя Юрия Кравченко? Я тогда выступил с критикой и предложил в таком случае еще и школу имени Пукача (генерал милиции Алексей Пукач – один из фигурантов дела Гонгадзе, находится в розыске. – Авт.) открыть.

А как Вы думаете, Пукач живой?

Меня это не интересует. Хотелось бы, чтобы люди умирали своей смертью, а не в результате убийства.

С кем еще из украинских политиков Вы поддерживаете контакты?

При мысли об украинской политике у меня возникает чувство отвращения. Ну что такое украинский политик и украинская политика? Это когда человек говорит одно, думает другое, делает третье. Взять хотя бы тех же Ющенко, Тимошенко, Луценко, Януковича – они действуют исключительно таким образом. Они двоедушны, двуликие, трехликие...

Я не хотел бы, чтобы спустя некоторое время словосочетание «византийская политика» было заменено на «украинская политика». Мы все-таки должны сделать так, чтобы люди отвечали за свои слова, были последовательны.

А с российскими политиками вы имели какие-то связи?

Никаких...

А с Борисом Абрамовичем?

Он не российский политик. Я питаю надежду на то, что те аферы, которые Борис Абрамович (Березовский. – Авт.) собирается провести в Украине, не реализуются...

В 2005 году я сумел помешать воплощению его планов относительно Украины, которые он пытался осуществить через Юлию Тимошенко. Через нее он хотел обязательно обогатиться. В частности, за счет того вклада, какой он якобы сделал в Оранжевую революцию, но я не позволил ему так нагло влиять на Ющенко.

Но вопрос не в Тимошенко и не в Ющенко, а в том, чтобы сделать так, чтобы ни Ющенко, ни Тимошенко не расплатились с Борисом Абрамовичем украинским национальным богатством.

Бывший Президент, кажется, был абсолютно искренне убежден, что «пленки Мельниченко» заказала Россия, чтобы испортить его отношения с Западом. Вы могли бы его убедить, что это не так?

Я бы хотел, чтобы эту фразу выделили жирным курсивом: «Журналисты, помогите мне, я уже кричу, помогите сделать таким образом, чтобы пригласить на прямой эфир Кучму, Марчука, Мороза, Деркача, Турчинова, Пискуна! Пожалуйста!» Потому что очень много ходит сплетен – что это было выгодно России или что это заказала Россия. А в действительности на пленках вспоминается и о преступлениях Путина..

Видите, Кучма говорит, что это было выгодно России, а его жена Людмила – Америке.

Но это все спекуляции – для того, чтобы не рассматривать дело по существу. А вопрос очень простой – правдивы ли записи ? Да, правдивы. И что-то нужно делать дальше. Они сейчас по-разному танцуют, чтобы не легализовать хотя бы одну запись, потому что тогда им будет конец, пойдет обновление политической элиты!

Тогда не имеют права быть кормчим, даже с моральной точки зрения, ни Ющенко, ни Тимошенко и многие другие политики, которые сегодня при власти.

Где сейчас Ваша жена?

Моя жена с дочерью в Америке.

А на какие средства они живут?

Моя жена работает. Она занимает достаточно высокую должность в медицинском учреждении. Если говорить по-нашему, то она заместитель главного врача в одном из медицинских заведений. Это достаточно высокооплачиваемая должность.

Дочке уже одиннадцать лет, она ходит там в школу.

Сейчас я пытаюсь создать хотя бы элементарные условия для того, чтобы перевезти свою семью в Украину.

А что именно мешает привезти их на Украину сейчас? Вы боитесь каких-то провокаций, шантажа?

Здесь есть ряд составных частей, в том числе и что касается шантажа. Понимаете, моя война против «кучмизма» еще не закончилась. Я не хочу, чтобы на меня влияли через жену, потому что эти миллиарды долларов, которые сейчас вращаются у Кучмы и других должностных лиц, будут работать против моей семьи также.

Когда мы приехали в Штаты в 2001 году, у моей дочки был нервный стресс и ее приходилось выводить из этого состояния с помощью психиатров. Мы скрывались, все время были под охраной. Для пятилетнего ребенка пережить это было очень тяжело.

Если моя семья приедет сейчас сюда, она также 24 часа в сутки будет находиться под охраной, а я не хочу, чтобы страшные воспоминания из прошлого мешали жить моему ребенку.

А как Вы приезжаете в Украину, находясь под защитой американского правительства? США позволяют Вам выезжать из страны?

Я на сегодня являюсь гражданином Украины и в самом деле нахожусь под защитой правительства Соединенных Штатов Америки.

В 2005 году, когда я хотел приехать в Украину, то должен был получить на это разрешение правительства США. Я тогда просил, чтобы наша новая власть написала письма Министерству юстиции США, чтобы мне позволили приехать в Украину – хотя бы для следственных действий. Но я не дождался от оранжевого правительства – ни от Ющенко, ни Тимошенко – такого обращения к правительству США. Они говорили, что хотят, чтобы я приехал, однако юридически никаких шагов не предпринимали.

Тогда я сам сделал ряд шагов, чтобы убедить правительство США в том, чтобы мне позволили приехать в Украину, потому что если бы я приехал без разрешения, то не смог бы вернуться к своей семье.

Видите, даже в этом я не имел от нашей власти поддержки.

За Вами следят? Имею в виду, несанкционированно?

Например, вчера был случай, о котором я сообщил Голомше (Николай Голомша – заместитель генерального прокурора. – Авт.), что к рабочему, который помогал моим родителям строить забор, несколько дней назад приехали люди, представились, что они являются представителями СБУ, и предупредили его: за то, что он помогал строить забор, у него будут проблемы.

Я позвонил по телефону Голомше, он дал указания, и сейчас идет проверка этого инцидента.

Такие факты были и есть, но, надеюсь, что их не будет в будущем.

На какие средства Вы живете?

У меня есть, на что жить. Я работаю в фирме, которая зарегистрирована в США. Вот сейчас я приехал в Украину на следственные действия, а также, чтобы наладить бизнес в Украине.

Какой именно бизнес?

Преимущественно это строительный бизнес. В частности, внедрение современных технологий в строительство в Украине, которые дадут возможность даже уменьшить смету строительства.

У вас уже есть клиенты?

Пока ведутся переговоры на достаточно серьезном уровне.

Какие у Вас сейчас отношения с Лесей Гонгадзе?

Прекрасные. Мы часто встречаемся и общаемся по телефону. Мои родители ездили в гости к ней. К величайшему сожалению, я провинился перед Лесей – я не поехал на рождественские праздники к ней, хотя прошлые годы Рождество мы отмечали вместе. Мне очень приятно общаться с ней – это человек, который действительно заслуживает звания «Великая украинка».

УНИАН, 30 января 2007 г.