Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Владимир Литвин: «Если бы я был откровенен до конца, думаю, меня бы уже давно убили»     ИНТЕРВЬЮ

Много исторических книг, иконы, просторный стол, на котором лежат «сырые» кандидатские и докторские, рецензируемые историком Литвиным. Хозяин кабинета подчеркнуто демократичен и открыт — порой кажется, что излишне критичен к тем, кто ныне у власти. Впрочем, это объяснимо: в глазах Владимира Литвина еще заметна досада от того, что его партия и он сам вне стен парламента… О взглядах на сегодняшнюю украинскую политику, о проигрыше Народной партии, о необходимости досрочных выборов, о Конституционном суде и политреформе Владимир Литвин рассказал журналистам «Известий в Украине» в эксклюзивном интервью.

- В последнее время ваши интервью кажутся довольно откровенными, как для человека, долгое время занимавшего высокий государственный пост. Чем вызвана такая открытость?
- Я просто открытый человек. Но если бы я был откровенен до конца, думаю, меня бы уже давно убили. Хотя совершенно очевидно, что лучший способ защиты – изложить все, что ты знаешь. Ведь, как правило, убивают секретоносителей. Но та информация, которая есть у меня, касается просто политической кухни. Кровавые разборки, как правило, связаны с тем, что люди не смогли поделить деньги. И я счастлив, что никогда не был причастен к экономическим схемам. Я откровенен потому, что считаю: люди имеют право знать, как делается украинская политика.

- Вы говорили, что обычно разборки начинаются, когда не могут поделить деньги. У нас свое ноу-хау: дележ полномочий. Что по этому поводу думаете вы?
- Мы в очередной раз переживаем омерзительное время. Если бы разговоры шли о стратегии, о концепции развития страны и под это утверждали властные полномочия, с этим еще можно было бы смириться и пойти на принятие соответствующих законодательных решений по совершенствованию или перераспределению полномочий между соответствующими институтами. Пока что у нас просто борются за власть, понимая, что власть – это все.

- Можно ли провести аналогию между настоящими событиями и периодом, когда в свое время президент Кучма пытался забрать себе больше полномочий (и готовил закон о власти)?
- В отличие от нынешних политиков, Кучма и его команда, знали, чего они хотят. Вспомните октябрь 1994 года: Леонид Кучма выступает с программой курса радикальных реформ. Можно спорить, насколько этот документ соответствовал потребностям общественного развития, но тем не менее там была дана четкая оценка того, где мы находимся, и предлагались конкретные направления государственного строительства, экономических, политических, социальных преобразований. Сегодня мы этого не видим.

- Чем это может закончиться?
- Развалом страны. Я не хотел бы выступать в роли Нострадамуса, но мне кажется, нам осталось еще принять закон об организации власти на местах (3207-1), чтобы усилить тенденции центробежного характера. Украина как государство собрано на скорую руку, поэтому мы сегодня имеем неустоявшуюся государственность и ослабленный национальный иммунитет. Но об этом никто не думает. Никого не тревожат процессы, происходящие, скажем, в Крыму. Сегодня исполнительная власть в Украине разделена: Кабмин, центральные органы исполнительной власти контролируются коалицией, а местные администрации в основном находятся под контролем Президента страны и двух политических сил — БЮТ и «Нашей Украины». И на этом фоне мы видим украинское ноу-хау, когда все хотят быть в оппозиции и одновременно во власти. Думаю, что с приближением предвыборной кампании в оппозицию будет выстраиваться большущая очередь. Сегодня политики, облеченные властью, часто выступают с позиции оппозиционеров. Простой пример: объявили месячник любви к народу в связи с проблемой жилищно-коммунальных тарифов. Президент говорит, что тарифы заоблачные, правительство этот тезис подтверждает, оппозиция криком кричит, что народ придавлен тарифами, но тем не менее тарифы растут! Напомню: первый шаг к повышению тарифов сделали именно те, кто сегодня в оппозиции. Далее ныне действующая власть дала отмашку на повышение тарифов, но потом, понимая, что теряет сторонников, начала кричать о любви! Еще одна опасная тенденция — соревнование в социальном популизме. Президент требует ввести свои ставки минимальной зарплаты и прожиточного минимума. Кабмин сначала категорически это отрицает, а потом, перехватывая инициативу у Президента, решает принять ставки, превышающие те, о которых говорил глава государства! Что это даст людям? Не приведет ли это к всплеску инфляции? А может быть, эти деньги (почти 3 млрд.грн.!) нужно было направить на кредитование жилищного строительства, сделать жилье более доступным, тогда люди поняли бы, что получают нечто более стабильное, чем деньги!

- Вы были в зале ВР, когда принималась знаменитая политреформа. Считается, что именно она спровоцировала недоразумения наверху, и с нетерпением ждут решения Конституционного суда. Есть ли в ней зацепки, за которые сможет ухватиться Конституционный суд?
- Если наш Конституционный суд будет работать исключительно в правовом поле и политическом вакууме (если не сказать в космосе!), тогда понятно, какое будет принято решение. Совершенно очевидно, что были нарушены процедуры рассмотрения и внесения изменений в Конституцию. Уже непосредственно перед тем как войти в сессионный зал, вносились изменения в основное тело и особенно в переходные положения закона. Однозначно этот закон необходимо было направлять на повторное рассмотрение в Конституционный суд.

- Почему вы не сказали этого тогда?
- Речь шла не об изменениях в Конституции, не о том, чтобы усовершенствовать политическую систему: предпринимались любые действия, чтобы вывести страну из политического кризиса. Расчет был на то, что потом будет возврат. Позволю себе небольшой экскурс в историю, поясняющий эту мысль. Внесение изменений в Конституцию первоначально рассматривалось как попытка ограничить полномочия Кучмы. Потребность в этом возникла после президентских выборов 1999 года: коль скоро не удалось обыграть Кучму на выборах, нужно ограничить его полномочия. И все, кто принимал участие в президентской кампании, объединились на этой почве. Я думаю, этот факт важно зафиксировать с учетом того, что потом сам Леонид Данилович стал ярым сторонником ограничения президентских полномочий. Я не воспринимал именно такой подход, исходя из того, что нам необходимо рассредоточить власть. Но это нужно сделать с учетом интересов страны. Моя позиция проявилась в том, что этот документ, как бы его ни продавливали в Верховной Раде, не прошел в начале 2004 года. А когда мы в ходе президентской кампании зашли в глухой тупик, необходимо было искать выход, чтобы политические силы в возникшем конфликте нашли для себя оправдание тому, что они вынуждены отступить и согласиться с тем, что Президентом Украины будет Ющенко.

- Вы сейчас сторонник досрочных выборов?
- Конечно! Во-первых, нынешняя власть не отражает настроения людей. Достаточно просто поехать в какой-нибудь райцентр и послушать, что там говорят о власти. Власть всегда не любили, но чтоб ее не любили до такой степени…. Второе: власть сегодня просто зациклилась на перетягивании полномочий, она не думает о стране. Третье – власть не имеет четкой программы действий. И наконец четвертое: сегодня расстановка сил является таковой, какой она стала в результате подсчета голосов, когда сработал принцип «не важно, как голосуют, важно, как подсчитывают голоса». Я утверждаю, что подсчет 10 — 12 процентов бюллетеней был сфальсифицирован!

- Предположим, сейчас объявят досрочные парламентские выборы. Но ведь результаты всех социсследований показывают, что все равно лидеры останутся те же!
- У меня иная точка зрения. Мысли о том, что ничего не изменится, насаждают те, кто очень сильно не хочет уходить или уменьшать долю своих акций во власти. Уважающие себя политические институции не обнародуют результаты своих исследований. Я всегда читаю не результаты исследований, а ссылки на то, кто их проводил, и таким образом, знаю, кто их заказывал. Люди уже не будут кидаться от одних политических сил к другим, они просто скажут: мы уже вас увидели, вы ничего не можете сделать! Конечно, сегодня на стороне тех политических сил, которых вы называете лидерами, СМИ и деньги. Но если народ в очередной раз на это купится, тогда на этой стране можно будет поставить большую жирную точку и начинать полностью или частями сдаваться каким-нибудь государствам.

- А как же материальный ущерб для государства от внеочередных выборов? Говорят, что бюджет потеряет до 400 миллионов гривен!
- Когда у нас начинается очередная избирательная кампания, экономика начинает развиваться очень динамично. Тогда просто меньше воруют, потому что каждая политическая сила боится компромата и действует по принципу: после выборов все отобьем. Второй момент: кто сказал, что на досрочные парламентские выборы нужно 400 миллионов? Такая сумма нужна для одновременного проведения и выборов в парламент, и в местные органы власти. Третий аргумент: на финансирование партий в бюджете на 2007 год предусмотрено 130 миллионов гривен. Этих денег достаточно для финансирования парламентских выборов. Кроме того, сегодня и так фактически осуществляется скрытое финансирование политических партий через Верховную Раду, ибо на оплату работы помощников каждого депутата в месяц выделяется 12 тысяч гривен. Большей частью эти деньги идут на финансирование активистов партий. Такая аморфность обходится стране явно намного дороже. К примеру, сегодня до абсурда доведено квотное распределение должностей в институтах власти. Когда министру на заседании Кабмина дают папочку с персональными делами и говорят: возьмите этих людей на работу, это квота партии! Министр смотрит и говорит: а они никуда не подходят! А ему отвечают: пусть носят скрепки! Но вы меня извините, человек, который носит скрепки в должности заместителя руководителя, обходится стране намного дороже формирования нормальной власти.

- Но скажите, какие из партий, сегодня не представленных в парламенте, имеют серьезные программы, на которых можно было бы построить стратегию развития нашей страны?
- Вы правы: серьезных программ нет. Прежде всего, потому, что люди просто не хотят их читать. Политические силы не формируют настроения людей, а идут за ними. Народ устал так жить, слушать серьезные разговоры и задачи очередных пятилеток. И сегодня никто не хочет сказать ему правду: чтобы лучше жить нужно будет больше работать, как это происходит на Западе, куда мы стремимся. Мы просто обещаем улучшить жизнь уже сегодня, а когда приходим к власти, видим, что улучшить ничего нельзя. Мы радостно рапортуем, что за год создали миллион рабочих мест, а за пять лет создадим, соответственно, 5 миллионов… Но на сегодняшний день у нас 2 миллиона вакансий, которые никого не интересуют! 75 процентов из них предлагают зарплату менее 500 гривен и только 5 процентов – более 1000. Может быть, пусть лучше будет меньше рабочих мест, но с соответствующей зарплатой?

Почему Народная партия и лично я потерпели поражение? Потому что мы говорили, в каком состоянии находится страна и что нужно делать. Я выступал в Керчи перед двухтысячной аудиторией, которая требовала, чтобы я пообещал сделать русский язык вторым государственным. Я сказал, что это нереально. После встречи мэр города сказал: «Если бы вы это пообещали, Керчь проголосовала бы за вас». Но я понимал, на что иду, и выступал с государственных позиций, а не для того, чтобы понравиться. Но даже с учетом урока, который я усвоил, я не отказываюсь от того, что нужно вести серьезный диалог с обществом. И пусть только 10 процентов поймут и поддержат нас на следующих выборах, но это будет на благо страны. Потому что после сладких обещаний всегда наступает большое разочарование. Я не хочу власти ради власти!..

«Известия в Украине», 5 марта 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Литвин Владимир. ДОСЬЕ, Народная партия Украины, Владимир Литвин: «Если бы я был откровенен до конца, думаю, меня бы уже давно убили»