Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Владислав Лукьянов: «Виктор Янукович может стать премьер-министром и без досрочных выборов»     ИНТЕРВЬЮ

Если еще недавно Владислава Лукьянова знали в лицо считанные украинцы, то после инцидента с карточкой спикера ВР Арсения Яценюка во время утверждения Юлии Тимошенко на должность премьера он стал настоящей знаменитостью.

Нельзя сказать, что такая «слава» Лукьянову по душе. С большей радостью он получил бы известность в качестве министра транспорта и связи или экономики – благо, богатый жизненный опыт позволяет Лукьянову судить о положении дел в этих отраслях с позиций эксперта.

Лукьянов не скрывает, что нередко занимает радикальную позицию во внутрипартийных дискуссиях. Тем интереснее услышать его мнение по поводу причин блокирования Верховной Рады и перспектив ее разблокирования, возможности проведения досрочных выборов и возможных изменениях в высших эшелонах украинской власти.

«Инцидент с карточкой Яценюка был, грубо говоря, необходимой самообороной»

Владислав Валентинович, если в Интернете промониторить, в каких контекстах чаще всего используется ваша фамилия, то выходит не очень лицеприятная картина. Вас называют главным драчуном, забиякой парламента, солдатом Партии регионов. Как вы относитесь к таким оценкам, которые дает вам пресса?

Если исходить из того, что солдат ребенка не обидит, – то положительно. Если вкладывать какой-то другой смысл, то нужно смотреть. Меня, скажем так, не радует такая слава.

Но, с другой стороны, иногда приходится действовать радикально: бросить все и быстро действовать. Иначе все пройдет без тебя и, в результате, ситуация может разрешиться хуже, чем могла бы.

Как так происходит, что вы всегда оказываетесь на «передовой» украинского политикума? Пытается Борис Тарасюк прорваться на заседание правительства – вы там, захватывают Генпрокуратуру – вы тоже там, «толкучка» в президиуме Рады при утверждении Юлии Тимошенко – вы снова там. Как получается так, что вы всегда в самых горячих точках?

Я достаточно оперативно реагирую на происходящее в стране. У меня есть хорошо построенная система информационно-аналитического обеспечения и, если что-то происходит, то я узнаю об этом достаточно быстро.

Один из самых запоминающихся эпизодов, связанных с вами, - это тот инцидент с карточкой Яценюка…

Я скажу прямо. В тех обстоятельствах никакого другого способа остановить нарушение закона, в частности, Закона о Кабинете Министров, не было.

Нарушение Яценюком?

Да, Яценюком. И мне приходилось делать выбор из ситуации меньшего зла. Более того, я считаю, что это было даже не зло, а препятствование нарушению закона. Грубо говоря, необходимая самооборона.

То есть, вы бы сейчас, если вернуть те события, поступили бы так же?

Тем и хороша история, что она не терпит сослагательного наклонения. Что было бы, если бы… Может, было бы как-то по-другому, может, не было. Как было, так оно и было.

Чем эта история может закончиться? Говорят, Яценюк подал заявление в регламентный комитет…

Я составил письмо в регламентный комитет, в котором объяснил свою точку зрения и позицию. Спикер в своей работе руководствуется Конституцией, законами Украины и Регламентом Верховной Рады. Я считаю, что в данном случае спикер нарушал Закон о Кабинете Министров, и надеюсь, что регламентный комитет примет соответствующее решение…

Оценивая вашу работу в парламенте, можно заметить, что вы – не очень активный законодатель…

Это не совсем так. В парламенте прошлого созыва, когда я был членом комитета по государственному строительству и местному самоуправлению, я активно работал над Законом о Кабмине.

Мы работали с законом о выборах, о местных выборах. Через наш комитет проходил законопроект, связанный с изменениями в Конституцию Украины, которые позже были представлены в Верховной Раде Александром Морозом. Но на сегодняшний день Конституция если будет меняться, то как раз наоборот – в сторону передачи гораздо больших полномочий, чем были у Кучмы, Президенту Ющенко. И я считаю, что президентство не должно быть такой заразной болезнью, превращающей человека из демократа в такого сталиноподобного хозяина страны. Украине это не нужно, это – не европейский путь развития.

Если вы неудовлетворены предстоящими изменениями в Конституцию, то я не могу не вспомнить, что представители вашей партии недавно вошли в Национальный конституционный совет, созданный под эгидой Президента. И сейчас вы напрямую имеете возможность влиять на то, каким будет измененный Основной Закон.

Вы знаете, вопрос вхождения нашей партии в Национальный конституционный совет обсуждался, и есть разные точки зрения. Одна из них – что нужно действительно посмотреть, может ли быть найден компромиссный, нормальный вариант внесения изменений в Конституцию. Мы хотим увидеть, какие будут предложения, какой порядок работы. Изначально мы настроены конструктивно, на позитив.

Если же мы увидим, что нас хотят использовать для того, чтобы легитимизировать превращение Украины в тоталитарное государство, фашистскую диктатуру, то, я уверен, мы выйдем из этого процесса и будем стоять жестко против этого.

Если говорить о ваших личных амбициях как политика. Вы не исключаете, что когда-нибудь у вас появятся амбиции относительно вхождения в исполнительную власть? В каком министерском кресле мог бы больше всего принести пользы Владислав Лукьянов?

Вы знаете, я заканчивал Одесский институт инженеров морского флота, сейчас – Академия морского транспорта. Я знаю работу морского и связанного с ним железнодорожного транспорта, автомобильные перевозки… Это, во-первых.

Работая в бизнесе, я был связан с телекоммуникациями. Я являюсь учредителем Интернет-провайдера, акционером телефонной компании. У меня есть представление об этой работе.

Кроме того, я десять лет работал руководителем инвестиционной компании, а сейчас занимаю должность заместителя председателя парламентского комитета по финансам и банковской деятельности. Я не хочу забегать наперед раньше времени, но в этом направлении, в области фондового рынка, финансового развития, экономики, мне тоже бы было интересно работать.

«У меня была награда за научно-исследовательскую работу в области математических методов и статистики»

Насколько я понимаю, до избрания в Верховную Раду вы были довольно успешным бизнесменом, у вас была своя такая маленькая бизнес-империя…

Да, я создавал десятки разных компаний. Часть из них выживали и работают до сих пор. Часть из них – это крупный бизнес, другие – мелкий и средний бизнес. Это нормально: люди работают, бизнес приносит какую-то прибыль, где-то больше, где-то меньше.

Зачем вам, человеку, в общем-то реализовавшему себя в бизнесе, вообще нужна была политика, тем более всеукраинского масштаба?

В политику всеукраинского масштаба я пришел не сразу. Сначала, в 1998 году я стал депутатом Донецкого областного совета. За меня в городе Артемовске проголосовало, по-моему, 11 тысяч человек. Через четыре года я стал председателем постоянной комиссии облсовета по социальной политике, и за меня проголосовало уже около 40 тысяч человек. Я думаю, что это – отношение людей к тому, что я делал. К тому же, я был достаточно неудобным депутатом для местной власти. Мы все время чего-то требовали, о чем-то спорили.

После того, как я стал председателем постоянной комиссии облсовета, были президентские выборы. Я работал в избирательном штабе Виктора Федоровича Януковича в Донецкой области, принимал участие в организации массовых акций. Дело в том, что к тому времени у нас сформировалась хорошая избирательная команда…

У нас – это в «Финфорте» (группе компаний, которую возглавлял Лукьянов до избрания народным депутатом – Ред.)?

Юридически это не было никак оформлено, но для себя мы эту группу называли «Финфорт-PR». Это была группа, работавшая со СМИ, в области социологии, политического анализа. Мы проводили десятки избирательных кампаний.

У нас была хорошая социологическая группа, сильное агитационно-массовое направление и хорошие были ребята-дизайнеры и креативщики. Часть этих людей до сих пор работает с областной организацией Партии регионов.

Мы проводили выборы в Российской Федерации на Дальнем Востоке, в других регионах Украины: на Донетчине, Луганщине, в Запорожье. Наши ребята ездили наблюдали за ситуацией, когда были события в Мукачево, чтобы иметь информацию с первых рук.

Вы лично ездили в Мукачево?

Я - нет, а мой зам и помощник по избирательным штабам – был.

А откуда у вас вообще эта хватка пиарщика? Ведь у вас непрофильное образование…

У меня были очень сложные, жесткие первые выборы, в 1998 году. Они были очень эмоциональными, напряженными, но, тем не менее, я выиграл и стал депутатом областного совета. После этого начал достаточно основательно изучать этот вопрос.

По образованию я действительно транспортник, но специализация у меня называлась «Математические методы управления и статистика». Математика, статистика, высшая математика – это были любимые предметы в вузе. И кандидатская у меня была практически написана именно по статистике, анализу малых выборок, методам гипотез. Я, правда, не стал поступать в аспирантуру и защищать ее, хотя были предложения – поехал поработать, посмотреть реальную жизнь, реальное производство.

Мои наработки в области малых выборок позволяли экономить на контроле качества, увеличивать дальность слежения радиолокационных систем. В советское время это было актуально, поэтому у меня была даже награда от Одесского не то райкома, не то горкома Компартии – не помню уже – за научно-исследовательскую работу в области математических методов и статистики. Статистика и социология – они как бы пересекаются и это облегчает работу в области избирательных технологий и пиара.

И вот в 2004 году вас заметили на самых высоких этажах Партии регионов?...

Нет, раньше. Это случилось в 2002-03 гг., когда мы работали с Борисом Викторовичем Колесниковым. Он был председателем областного совета, а я – председателем постоянной комиссии облсовета. И когда ему предложили возглавить областную организацию Партии регионов, он предложил мне стать его замом. У меня в то время не было никаких политических обязательств…

Вы тогда даже не были членом Партии регионов?

Нет, до этого мы работали с НДП, во многом благодаря Сергею Николаевичу Ларину и Владимиру Лукичу Сутковому – депутату многих созывов Артемовского горсовета. В первую очередь, благодаря им, я и пришел в политику. И вот в то время передо мной открывались дальнейшие политические перспективы.  

В то время я фактически выполнял работу главы областной организации НДП. Но после того, как руководство партии и лично Валерий Пустовойтенко попросил меня не выдвигать свою кандидатуру на главу областной организации, мне было как-то немножко обидно, потому что меня бы выбрали.

Но потом я подумал: «Ну и хорошо». А не прошло и полгода после этого, как мне Борис Викторович Колесников сказал: «Ладно, бери свою команду и давайте работать». Ну, вот мы и начали работать по Донецкой областной организации, провели несколько избирательных кампаний мэров, местных депутатов…

«В прошлом году мы должны были блокировать Администрацию Президента»

Последние заседания парламента Партия регионов провела возле трибуны и в президиуме Рады…

Да, мы подходили, задавали и обсуждали различные вопросы с Яценюком. Мы пытались как-то влиять на ситуацию.

Вы считаете, что перманентное блокирование работы Верховной Рады – это нормальный способ осуществления политики?

Нет. Я считаю, что попытка силой продавить то или иное решение говорит об отсутствии диалога между властью и оппозицией. Это – ненормальная ситуация, это разрывает Украину на части.

Дело в том, что последние несколько лет, начиная, наверное, с Майдана, Партия регионов  пыталась строить диалог с оппонентами, и часто, когда дело доходило до столкновений стенка на стенку, шла на уступки. Мы согласились на третий тур президентских выборов, хотя реально нужно было, в крайнем случае, назначать перевыборы. Это был компромисс, навязанный и невыгодный для нас. Я считаю, что на него идти не стоило.

Мы согласились на перевыборы в 2007 году. Я часто выражаю крайнюю точку зрения в своей политической силе, но считал и считаю, что на этот компромисс тоже идти не стоило. Я знаю о противостояниях, возникших тогда в Украине, не понаслышке. Но я знаю и то, что есть принципиальные моменты, в которых нельзя уступать. И я настаивал на том, чтобы мы тогда не уступали. Но я всегда был и есть членом команды. Я всегда высказываю свою точку зрения, но после того, как решение принято, я его выполняю.

Вы выступали против выборов-2007. А как должна была тогда, по вашему мнению, развиваться ситуация? Ведь страна реально стояла на грани гражданской войны?

Президент нарушил Конституцию и, более того, предпринимал шаги для того, чтобы не дать КСУ принять решение по поводу неконституционности своих указов. Это было понятно всем, даже тем, кто не очень хорошо разбирается в юриспруденции.

Я настаивал на том, что мы должны блокировать Администрацию Президента. Вывести людей. И тогда вопрос можно было решить…

Я не думаю, что там бы дошло до кровопролития или еще каких-то конфликтов. Это было бы элементом гражданского неповиновения, и Президент вынужден был бы садиться за стол переговоров и разговаривать с правящей на то время коалицией не с позиции силы, а хотя бы с позиции равного.

Вашу точку зрения в прошлом году в партии поддерживали много людей?

(пауза) Были сторонники, были противники этого решения.

Методы, которые сейчас использует Партия регионов, блокирование Рады – поддерживаются «регионалами» единогласно?

Они поддерживаются большинством.

Я веду к тому, что в последнее время все больше СМИ говорят о расколе в Партии регионов – на лагеря «прагматиков» и «радикалов».

Это неправда. Я думаю, что все понимают: Партия регионов – это единая и сплоченная команда. А если мы без стеснения обсуждаем между собой любые вопросы – это признак здорового организма.

Но некоторый «разнобой» в Партии регионов можно было отметить совсем недавно, когда в публичном пространстве целый ряд ее представителей по-разному комментировали назначение Раисы Богатыревой на должность секретаря СНБО. Вы сами как относитесь к тому, что один из лидеров Партии регионов вошел во власть?

Я давно знаю Раису Васильевну, ее убеждения и позицию. Я считаю, что человек со взглядами, характером и точкой зрения Раисы Васильевны добавит Совету безпасности и обороны серьезности, взвешенности, спокойствия.

А она вам в оппозиции нужнее не была бы?

Она очень полезна, и Партии регионов не хватает ее как одного из публичных спикеров. Ее отсутствие чувствуется. Это был сильный игрок в нашей команде.

Ситуация сложная, нельзя сказать однозначно. Раиса Васильевана, придя в СНБО изменила саму структуру Совбеза. Представьте себе, что было бы, если бы СНБО возглавил, например, тот же Юрий Луценко. Есть разница?

С этой точки зрения – это положительный шаг. Ее мотивы может объяснять  и то, что каждый политик ищет, как реализовать себя. В то же время, я считаю, что этот шаг был бы гораздо сильнее для партии, если бы ее делегировала ее на эту должность партия.

То есть Богатырева по этому поводу с однопартийцами не общалась? Это было ее личное решение?

Да.

Озвучиваются мнения, что вопрос дальнейшего пребывания Богатыревой в рядах Партии регионов должна рассмотреть ее Донецкая первичная организация. Насколько я знаю, вы прописаны в Донецке, и, возможно, будете принимать участие в решении этого вопроса. Если он будет внесен в повестку дня заседания первички, вы лично как проголосуете?

(пауза) Я еще не принял для себя решения по этому вопросу. У меня нет всей полноты информации по этому вопросу.

«Солидарные голосования Партии регионов с БЮТ возможны»

То, что сейчас происходит в ВР, можно называть по-разному: клинч, паралич. Вы видите методы для того, чтобы разблокировать работу Рады?

Для того, чтобы ответить на вопрос как разблокировать, надо сначала посмотреть, как и почему она заблокирована. Мы понимаем, что Украина идет к президентским выборам. И видим реальную ситуацию – кто бы что ни говорил – идет соперничество между всеми политическими силами, в том числе и между составляющими коалицию. Идет соперничество между Тимошенко и Ющенко. И, что греха таить, Тимошенко – более яркий политик, чем Ющенко. Я не скажу, что более основательный, но как пиарщица, как актриса Юлия Тимошенко явно переигрывает Президента.

Голосование на выборах 2007 года четко показало двойное преимущество рейтинга Тимошенко над рейтингом Ющенко. Это говорит о том, что при соревновании Ющенко- Тимошенко электорат предпочтет и проголосует за Юлию Владимировну. Единственный, кто может у нее выиграть, – это только Виктор Федорович Янукович.

А причем тут тогда блокирование?

В данной ситуации Президент ведет какие-то переговоры с Тимошенко. Происходящее сейчас между ними я бы назвал примером политической коррупции. Я не могу сказать, что там деньги делят или еще что-то, – для того, чтобы это говорить, нужны четкие подтверждения. Но они делят должности и группы влияния, ставят своих людей накануне президентских выборов на стратегические посты – я в этом не сомневаюсь.

Я уже видел, что во время последних парламентских выборов Президент использовал свой ресурс: когда вся Украина была заклеена билбордами Ющенко, оплаченными не из избирательного фонда «Нашей Украины», а из местных бюджетов, облгосадминистрациями, бизнесменами. Это – пример политической коррупции. И сейчас я уверен, что Ющенко и Тимошенко не могут между собой договориться ни по кандидатурам, ни по постам, которые можно было бы использовать как ресурс в ходе следующих выборов.

Поэтому зачастую представители и «Нашей Украины», и Блока Юлии Тимошенко, когда не могут договориться, выставляют нереальные требования для Партии регионов. А мы на принципиальные уступки не пойдем и сдавать интересы наших избирателей не будем – это наша позиция. И поэтому, зная, что мы не будем сдаваться, они искусственно подводят ситуацию к обвинениям Партии регионов в нежелании работать.

В нынешней ситуации наша позиция принципиальна – Украина должна быть внеблоковой страной, а вступление в НАТО, равно как и в любой другой альянс, должно происходить только в исполнение воли украинского народа.

Но есть логика и в словах тех, кто считает, что вопрос вступления Украины в НАТО – это не вопрос ближайших лет. Сегодня эта проблема стала просто пугалом, а вас с помощью него просто используют. Допустим, вы правы, и коалицианты не могут договориться между собой. Но вы же, в таком случае, им активно подыгрываете, блокируя работу Верховной Рады.

Вы знаете, я получаю десятки и сотни звонков, в которых говорят: «Не вздумайте отступить!». В регионы приезжаешь, встречаешься там с людьми и слышишь: «Молодцы, не позволяйте, держитесь!».

Коалиция действует по принципу реальных политических террористов. Мы согласимся на эти требования – они выдвинут другие, еще более нереальные. Не будет НАТО – будет ОУН-УПА, не будет ОУН-УПА – будет Голодомор. Не будет Голодомора – будет еще что-то.

«Письмо трех» – яркий тому пример. Кабмин – это коллегиальный орган. Премьер Тимошенко могла подписать письмо только после принятия соответствующего решения на Кабинете Министров – или не подписать его. ВР – коллегиальный орган. Вынести вопрос, обсудить…

Доходит до абсурда – мы от американского сенатора узнаем, что делает Президент, премьер и спикер. Что может быть более унизительным для всего украинского народа? Мы хотим жить в таком государстве?

Завтра мы так же узнаем, что наша армия воюет в каких-то там конфликтах, не выходят какие-то газеты или что мы живем в самой счастливой стране. И спасибо товарищам Ющенко и Тимошенко за наше счастливое настоящее!

Тем не менее, каким может быть выход из ситуации, сложившейся в Раде? Досрочные выборы?

Это – один из вариантов. Второй – коалиция должна сформировать свою позицию. И у БЮТ, и у «Нашей Украины» должна быть общая позиция. Ведь сейчас у одних одно, у других – другое.

У Партии регионов есть единая позиция, мы выдвигаем соответствующие политические требования. Так давайте садиться и искать компромисс. Я не говорю консенсус: по некоторым вопросам его принципиально быть не может. Но мы не должны выдвигать вопросы, которые раскалывают страну. Вопрос НАТО, например, разрывает страну пополам. Зачем нужно было это «письмо трех»? Зачем нужно было это делать?

Мы говорили еще в прошлом году, что выборы-2007 ничего не дадут. Мы вернулись в тот же неработающий парламент, потому что не пытались найти общественный консенсус.

На последнем заседании оппозиционного правительства Янукович сказал, что досрочные парламентские выборы не за горами. Вы говорите, что выборы-2007 были не нужны. А сейчас?

Вы знаете, Президент говорил: «Давайте почистим Раду от коррупции». Неплохо бы и Президента почистить.

То есть, могут быть и досрочные президентские выборы?

Ну, многие из политиков говорят, что выход из ситуации вполне возможен в смене Президента Украины. Потому как зачастую ситуацию в тупик и глухой угол загоняет он и его политика.

Вы с ними согласны?

Я разделяю эту точку зрения.

Говорят, что если досрочные выборы будут организованы, то в их результате наконец будет сформирована широкая коалиция на основе Партии регионов и «Нашей Украины» или другой новой пропрезидентской силы...

Я не говорю – «Наша Украина» или не «Наша Украина». Я говорю о том, что есть депутаты, которые понимают, какие законы нужны не для проедания Украины и создания импортозависимого государства, а для сильного экспорто-ориентированного государства, в котором будет нормальная экономика. Потому что только нормальная экономика может обеспечить нормальный уровень жизни. Никогда попрошайки и нищие не будут счастливыми и гордыми людьми. А нас превращают в нищих и попрошаек. И вот этого нельзя допускать. Это – принципиальное различие между нами.

Между кем?

Между Партией регионов и нашими оппонентами – коалицией. На сегодняшний день все, что заработал Янукович, они проедают, тратят. При этом они ликвидировали программы по инвестированию в медицину, в энергосберегающие технологии, по финансированию научно-исследовательских и конструкторских разработок для высокотехнологичных отраслей, загубили программу по развитию авиации. То есть все современные технологии, все то, что дало бы Украине конкурентные преимущества, – все это губится.

Нет понимания стратегических конкурентных преимуществ Украины как державы. Ведь всю экономическую стратегическую политику страны нужно строить на конкурентных преимуществах. На сегодняшний день одна из главных мировых тенденций – это глобализация. И транснациональные корпорации размещают бизнес там, где выгодно. Мы должны показать, почему и какие производства выгодно разместить в Украине. Какие преференции мы сделаем юридические, как мы обеспечим надежность инвестиций, которые мы хотим получить. Ответив на эти вопросы, мы получим поле стратегий, в рамках которых должна развиваться украинская экономика и Украина в целом как государство.

Мы должны ответить на вопрос, какой промышленный комплекс Украине нужен. Дать ответ на все эти вопросы нужно не сборником пожеланий «Для людей, а не для политиков». А взяв за основу реальную стратегию развития Украины до 2015 года, разработанную нашим правительством, оперевшись на нее, создав законодательство, которое обеспечит высокие темпы роста ВНП, высокие темпы роста производства, высокий уровень заработных плат и социальных стандартов, пенсионного обеспечения.

А политика, которая ведется правительством Тимошенко, когда экспортные тарифы сейчас в два раза выше импортных, – поддерживает спекулянтов, а не производителей и промышленников. Мы гробим собственную промышленность, гробим рабочие места и даем зеленый свет спекулянтам.

Так после всего этого – вы бы лично вошли в коалицию с «Нашей Украиной»?

Если я буду видеть, что это на пользу людей, которые за меня голосуют, – ведь я представитель своих избирателей. Если мои избиратели от меня этого хотят, – я обязан это сделать.

В начале работы Рады шестого созыва велись переговоры о создании широкой коалиции. Тогда избиратели этого хотели?

Я думаю, что избиратели и все жители Украины хотели бы спокойного поступательного роста и развития страны. Мы реально понимаем, что Украине нужен период 3-5 лет для структурных реформ в экономике, для экономического рывка, рывка в социальных стандартах. Это можно обеспечить только найдя консенсус между основными политическими силами. На сегодняшний день таких политических сил – пять, представленных в парламенте. Но достаточно договориться «Нашей Украине» и Партии регионов – и, я уверен, мы получили бы стабильное большинство, стабильную экономику, стабильное государство. Я думаю, что Блок Литвина тоже присоединился бы к этой коалиции.

А коалиция Блока Юлии Тимошенко и Партии регионов имела бы конституционное большинство. Возможен такой компромисс?

Мы голосовали в Верховной Раде солидарно с БЮТ. Когда Юлия Тимошенко находилась в оппозиции, мы преодолевали вето Президента. То есть солидарные голосования с Блоком Юлии Тимошенко по каким-то вопросам, я думаю, возможны. Но работа на длительном периоде возможна только теоретически, в практической площади я не вижу таких возможностей.

Юлия Владимировна очень амбициозный политик и очень эмоциональный политик. И я думаю, что это ее желание видеть себя во главе всего, быть впереди жениха и невесты на свадьбе и впереди покойника на похоронах – оно ей и мешает.

Янукович недавно заявил, что Партия регионов скоро вернется в исполнительную власть.

Я не сомневаюсь в том, что избиратели видят то, что происходит. А ближайшие события, связанные с ростом инфляции, падением производства покажут результаты работы этого правительства даже тем, кто не хочет этого видеть.

Когда это случится?

Мой прогноз: уже в самое ближайшее время мы увидим стремительный рост цен на продукты питания и хлебобулочные изделия. Дальше – кризис с энергоносителями, проблемы с сельским хозяйством, промышленностью, нарастание внешнеторгового дефицита. К лету это созреет, а к осени станет очевидным.

То есть, новый год мы встретим с премьером Януковичем? Или уже Президентом?

Я не стал бы загадывать и подталкивать к эскалации этих процессов. Все-таки я думаю, премьер-министром Виктор Федорович Янукович мог бы стать и без досрочных выборов. Президент увидит эту ситуацию.

«Главред», 12 февраля 2008 г.