Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Юрий Луценко: «Чтобы реализовывать свои обещания, нам нужна власть»     ИНТЕРВЬЮ

Вчера группа «Народная самооборона», образованная двумя субъектами блока НУНС – партиями «Вперед, Украина!» и ХДС, решила приостановить свое участие в процессе создания единой демократической партии. Такое решение они объясняют неуверенностью в отдельных членах блока, срывающих договоренности о создании демократической коалиции. Об этом - лидер «Самообороны» Юрий Луценко.

– Сегодня состоялось заседание группы «Народной самообороны», на котором вы рассматривали вопрос о создании единой демократической партии на основе блока «Наша Украина–Народная самооборона». Каковы его итоги?

– Мы сегодня (15 ноября.– Ъ) пришли к единому мнению: единая демократическая партия необходима Украине, но она должна быть монолитной и демонстрировать стабильность своих убеждений. Иметь сейчас дело с людьми, которые уже после выборов, после многомесячной политической борьбы за создание демократической коалиции отказываются входить в нее, не хочется. И мы приняли политическое решение, что начнем переговоры о создании демократической партии, когда будет создана коалиция, произойдут изменения в законодательстве, откроются возможности объединять партии – только после этого мы проведем все необходимые внутрипартийные процедуры для создания единой демократической партии. Мы не хотим зависеть от двух-трех слишком самостоятельных и амбициозных личностей, которые сейчас дискредитируют НУНС как блок.

– Это ваше личное мнение? Или мнение консолидированное?

– У «Самообороны» есть два представителя в политсовете блока – от партии «Вперед, Украина!» и партии «Христианско-демократический союз». Вместе мы называемся «Народная самооборона». И та, и другая партии сегодня высказались в поддержку этого решения. Естественно, мы уважаем точку зрения наших коллег по блоку, но если мы говорим о единой партии, то мы должны продемонстрировать монолитные убеждения и действия. Сегодня же мы вынуждены терпеть, скажем прямо, выходки людей, которые подставляют блок, мы вынуждены это делать, но мы не собираемся это делать в рамках единой партии.

– Кто эти «слишком самостоятельные люди»?

– Давайте не называть по имени ни Петьовку, ни Криля, ни Плюща – на самом деле фамилии могли бы быть другими. Просто есть разные политические группы внутри каждой из трех политических сил, которые создали мегаблок. Давайте честно говорить, что, наверное, только в «Самообороне» демократия управляемая, а значит, эффективная. В старших партиях есть группы интересов. Мы все прекрасно понимаем, что, например, в «Нашей Украине» существует как минимум три-четыре серьезных политических группы – «группа Кириленко», «группа Балоги», «группа Порошенко»... Естественно, идет притирка их интересов, и ничего тут страшного нет. Поэтому я ни разу не делал никаких негативных заявлений по поводу позиции Криля, Петьовки и Плюща. Они лишь инструмент демонстрации интересов своих крупных политических групп внутри блока. Еще раз говорю: это нормальное явление в политике, но нигде, кроме как у нас, оно не проявляется настолько эгоистично и долго.

– Вы уже поставили своих партнеров по блоку в известность о своем решении?

– Ну, вот и поставим. Вообще-то, на политсовете мы обсуждали этот вопрос, и там был предложен блицкриг – в декабре уже создать партию. Но это нереально ни с точки зрения юридической, ни с точки зрения политической.

 

– Получается, что из-за нескольких человек вы отказываетесь от идеи создания партии...

– Сначала мы считали, что заминка внутри «Нашей Украины» носит технический характер – есть амбиции, какие-то нерешенные вопросы, их можно решить, но то, что это тянется столь длительное время, наводит нас на нехорошие мысли. Подчеркиваю: среди отказников есть представители руководства «Нашей Украины», причем высшего руководства. Вот посмотрим – будет единая коалиция, будет правительство, значит, будем считать, что это была просто такая изюминка «Нашей Украины», показатель плюрализма мнений и действий. Но если это будет продолжаться и после создания коалиции – нам не по пути с такими анархистами. К сожалению, они останутся в этом парламенте, но уже в следующий точно не попадут.

 

– И что тогда будете делать?

– Мы будем создавать мощную демократическую партию с теми, кто умеет и обещать, и выполнять свои обещания. Я хочу напомнить, что более 90% депутатов от НУНС придерживаются общей политики, это костяк партии. Предположим, найдется внутри блока некая группа X, которая скажет: «Нет, мы не хотим видеть Тимошенко премьером, хоть мы это и обещали, ну не хотим мы этого». О`кей, пожалуйста, но эта группа Х должна существовать отдельно от процесса партийного строительства. Не надо вносить эту бациллу предательства внутрь будущей партии – такова наша позиция.

 

Владимир Литвин заявил, что некоторые представители НУНС ведут кулуарные переговоры с Партией регионов. Ваше решение связано как-то с попытками предотвратить создание широкой коалиции?

– Владимир Михайлович заигрался в борьбу за звание совести нации. Он постоянно плачется, что его кто-то заставляет присоединяться. Да никто его не тянет! Не надо ни к кому присоединяться – нужно просто ответить, как ты будешь действовать в Верховной раде. Нужно наводить порядок, но суть порядка не в том, чтобы занимать гордую позу непризнанного гения, который не желает опуститься до реальной жизни, а в том, чтобы в конце концов начать действовать. Ему не стоило бы делать такие лживые заявления. Я отвечаю за свои слова – руководство НУНС не ведет никаких переговоров с Партией регионов. Мало того, именно из-за этого блок был раскритикован президентом, который считает, что мы должны вступить в переговоры с оппозицией. Мы готовы вступить в переговоры с оппозицией, но Партия регионов никак не хочет признать, что она – оппозиция. Поэтому никаких переговоров не ведется.

 

– Даже кофе вместе не пьете?

– Никаких кофе!


– Вы допускаете, что те члены блока, которые действуют самостоятельно, могут стать инициаторами создания широкой коалиции?

– Не смогут. Конституция предусматривает создание коалиции только фракциями. Отдельные личности не могут создавать большинство – именно из-за нарушения этой нормы был распущен предыдущий парламент. То есть, если несколько соблазненных гениев из НУНС вдруг захотят создать коалицию в другом формате, это не будет коалиция.

 

– Вы уверены, что фракция ни при каких условиях не согласится на широкую коалицию?

– Я не вижу возможности пребывания нашей фракции в коалиции, где будут коммунисты и «регионалы». Я понимаю, что есть люди, сомневающиеся в работоспособности коалиции НУНС и БЮТ при столь малом, в три голоса, перевесе. Есть 19 штыков «Самообороны», есть как минимум 30 таких же идеологически убежденных «нашеукраинцев», которые поддерживают Вячеслава Кириленко. Ну и бютовцы, мне кажется, весьма идеологичны и не пойдут на смычку с коммунистами. Поэтому если и есть какие-то отдельные лица, от которых теоретически можно ждать неожиданностей, то они не будут иметь перевеса.


– Относительно компромиссов – вы готовы в случае необходимости отдать Партии регионов пост спикера?

– Я нигде в мире не видел оппозиции, которая имеет пост спикера. Чтобы реализовывать свои обещания, нам нужна власть. Надо принимать новые законы, а для этого нужно иметь руководство парламента. Это же касается и Кабинета министров. Если мы хотим изменить жизнь людей так, как мы им обещали, нам нужна исполнительная власть. Оппозиция при этом имеет возможность полного доступа к информации для контроля наших действий. Партия регионов уже была в оппозиции – ничего страшного в этом нет. Будет еще раз, покритикует нас, возможно, опять добьется победы. Мне кажется, наше предложение, адресованное Партии регионов и другим представителям оппозиции, является честным и открытым. Они не отвечают за наши действия, не несут никакой ответственности, но имеют полную информацию о нас – с моей точки зрения, это беспрецедентный шаг навстречу.

– Что касается коалиции НУНС и БЮТ. Слишком много спорных моментов между вами – возвращение вкладов, армия... Как эти спорные вопросы вы намерены решать?

– Все дискуссии надо проводить в рабочем порядке. Единственный орган, который уполномочен принимать решения по армии,– Совбез. Блокам надо эту тему обсудить, принять решение, вынести на рассмотрение СНБО, а главнокомандующий пусть его реализовывает. Я уверен в том, что в этом вопросе мы найдем компромисс. Очевидно, что призыв будет отменен в 2009 году. На самом деле есть полтора десятка вопросов, по которым нам еще придется поискать общее мнение.


– Но эти принципиальные вопросы могут разрушить коалицию?

– Теоретически возможно все. Как говорит великая Камасутра, безвыходных позиций не бывает. Но мы прошли досрочные выборы, люди говорили нам: «Мы вам поверим, но в последний раз». И здесь речь идет не об «оранжевых», а вообще о политиках. Мы должны найти в себе силы создать эту коалицию и действовать в ней максимально эффективно и обходить те вещи, где мы не можем найти компромисса. Такие вопросы, безусловно, будут, но их нужно отложить на потом.

 

«Коммерсант», 16 ноября 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Луценко Юрий. ДОСЬЕ, Юрий Луценко: "Мы сделали не по-хохляцки, а по-умному" , Юрий Луценко: Киев достоин другой власти, Юрий Луценко: «Мы должны дрессировать власть, как собаку Павлова», Юрий Луценко: «Я не знаю, чем закончится «Народная самооборона»», Юрій Луценко: Я, не виключено, стану першим номером списку "Нашої України"