Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Юрий Луценко: "Мы сделали не по-хохляцки, а по-умному"     ИНТЕРВЬЮ

Сегодня избирательный блок национал-демократических сил сформируется окончательно – будет объявлено его название и первая десятка избирательного списка. Пока неясно, войдет ли в него "Правыця". Впрочем, и без нее "Наша Украина" и "Народная самооборона" рассчитывают набрать минимум 15% голосов избирателей. Об этом лидер "Народной самообороны" ЮРИЙ ЛУЦЕНКО рассказал корреспондентам Ъ.

– Давайте поставим точку в вопросе вашего сближения с "Нашей Украиной". В 2006 году вашу кандидатуру рассматривали в качестве лидера НСНУ. Почему вы не стали тогда председателем партии?
– Все было достаточно публично. На съезде "Нашей Украины" я говорил, что в силу известных причин партия к тому времени потеряла многих своих сторонников. Я был уверен, что назначение нового вождя, спущенного на парашюте, не вернет разочаровавшихся сторонников этой демократической силы. Избрание господина Балоги и господина Кириленко стали знаковыми моментами – они показали готовность "Нашей Украины" учесть свои прежние ошибки.

– Кто предложил кандидатуру Вячеслава Кириленко на пост председателя "Нашей Украины"?
– Этот вопрос не ко мне. Его приход стабилизировал партию. А мое задание в то время было намного важнее – возродить веру в демократические принципы тех избирателей, которые уже отошли от "Нашей Украины". Через неделю после отставки с поста министра внутренних дел я объявил о создании общественного движения с абсолютно понятными целями – объединение демократов и блокирование наступления реваншистов. В результате мы завоевали симпатии тех, кто разочаровался в Соцпартии и "Нашей Украине". Последние соцопросы показывают рейтинг "Нашей Украины" около 10 процентов, "Самообороны" – немногим больше 5 процентов. Значит все, что мы сделали, хоть и не было продумано заранее, было сделано правильно.

– Признайтесь, в 2006 году был проект создания новой "оранжевой" партии? – Тайного плана секретариата президента по созданию параллельной партии, которая в перспективе должна была бы слиться воедино с "Нашей Украиной", не было. Мало того, я чувствовал прохладное отношение Банковой (секретариата президента.–Ъ) к своим планам по созданию общественного движения. В некоторых областях активистам "Нашей Украины" и БЮТ запрещали помогать нам в подготовке митингов и даже наказывали в дисциплинарном порядке руководство местных организаций.

– Учитывая, что условная "капитализация" "Самообороны" возросла, на каких условиях вы согласились объединиться с "Нашей Украиной"?
– Когда социологи показали 5 процентов, у меня состоялся решающий разговор с президентом. Я сказал ему простую вещь: "Виктор Андреевич, можно поступать по-хохляцки, а можно по-человечески. У меня есть 5 процентов, и я пройду в парламент. В результате наши две команды неизбежно вступят в определенную степень противостояния. Я предлагаю поступить необычным образом – наши две команды не просто объединить в блок, а слить в одну партию. И пригласить всех остальных сделать то же самое. Кто на это пойдет, будет равноправным партнером, кто нет – останется за бортом большой политики".

– То есть вы шантажировали президента своим рейтингом...
– Нет, я объяснил ему свою логику. Я сказал, что слияние в единую партию – залог того, что мои помыслы чисты – я поддерживаю президента Ющенко как лидера политической силы, которая восстановила доверие людей.

– Когда состоялся этот разговор?
– Примерно три недели назад. После этого были переговоры с Вячеславом Кириленко и Виктором Балогой, на которых зародился проект соглашения. Потом прозвучало заявление президента о необходимости создания одной политической силы. Затем, пока "Правыця" говорила о невозможности присоединения к такой декларации, ее подписали мы с Кириленко. Завтра (5 июля.–Ъ) состоится заседание руководящих органов блокообразующих партий, то есть как минимум "Нашей Украины", ХДС, "Вперед, Украина!" и Европейского руха, как максимум к ним присоединятся еще три партии "Правыци". Ведутся также переговоры с Партией защитников отечества, НДП и Народной партией. Для всех правила игры одинаковы – пропуском в блок является согласие на объединение в одну партию. И только после этого можно будет говорить о квотах и прочих вещах.

– Вы уже говорили, что после выборов "Самооборона" будет претендовать на посты министра юстиции, главы МВД, генпрокурора. На что еще вы рассчитываете?
– Главная задача – получить на выборах 20 процентов. Этот результат позволит реализовать все остальные амбиции. Сейчас мы должны определить формат блока, приоритеты наших задач и под это подобрать команду тех, кто будет реализовывать эти задачи. Известно, что по результатам "'оранжевого' дерби" пост премьер-министра достанется победителю. Мы с этим согласны. Все остальные должности делятся 50 на 50 между "Нашей Украиной" и БЮТ.

– Однако пока вы даже не можете объединиться в блок. Не кажется ли вам, что согласовать кандидатуры министров будет еще сложнее?
– Мы уже объединились. Блок "Наша Украина"–"Народная самооборона" уже создан. Это факт! Прошу любить и жаловать. Он создан назло всем, кто каркает о невозможности такого блока,– мы сделали не по-хохляцки, а по-умному!

– "Правыцю" вы почему-то не назвали. Вы стараетесь ее вообще не замечать?
– Мы ждем ее прихода в команду. Я полагаю, что там очень много умных людей, а Юрия Костенко считаю одним из самых идеологически мотивированных политиков на Украине, в отличие от совершенно больного Васи Червония, который у него в партии. Если Костенко будет в блоке – это плюс. Наличие в нем таких пещерных экстремистов, как господин Червоний, недопустимо.

– Какой, на ваш взгляд, должна быть идеология будущей партии? Например, в "Правыце" вас обвиняют в социалистических взглядах.
– Классическое разделение на правых и левых – это отсталое мышление прошлого столетия. Эти выборы поделят нас по другому принципу – на проевропейцев и людей, которые возвращают Украине статус колонии. Чтобы догнать европейские страны по уровню благосостояния людей, в нашей стране необходимо использовать исключительно левые задачи социального развития, либеральные задачи в экономической сфере и консервативные – в духовной.

– Вы можете сказать, как будет называться блок? Назвать первую десятку? Юрий Луценко – первый номер в списке?
– Об этом вы услышите завтра (5 июля.–Ъ). Я знаю 12 фамилий, из которых будут выбраны десять. Завтра под всеми фантазиями будет подведена черта. Будет объявлена десятка, название, фамилия начальника штаба блока. Через неделю-две – приоритеты блока. Позже – кандидаты в правительство от блока.

– Судя по вашим словам, формат блока еще неизвестен, а десятка уже есть.
– Присоединение "Правыци" может изменить детали, но не изменит основы. Принцип формирования первой десятки прост. Мы берем результаты закрытых соцопросов и по ним очень четко видно, кого избиратели больше поддерживают. Столбики зашкаливают у почетного председателя "Нашей Украины" Виктора Ющенко, затем идут фамилии тех, кого завтра назовут в первой десятке. Именно поэтому я думаю, что присоединение к блоку других партий, в частности "Правыци", не сможет кардинально изменить ситуацию в десятке. Их популярность несколько отстает.

– Нельзя ли назвать парламентские выборы-2007 началом вашей президентской кампании?
– Нет, я слишком много отдал, чтобы Ющенко стал президентом, чтобы говорить сегодня о своих президентских амбициях. Мало того, я не готов к такой функции. Нельзя претендовать на такую должность, не зная, как работают ключевые сферы управления государством. В ближайшие пять лет я собираюсь их изучить, но за полгода это не получится сделать.

"Коммерсант", 5 июля 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: «Народная самооборона», Юрий Луценко: «Мы должны дрессировать власть, как собаку Павлова»