Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Александр Кузьмук: «Я не скрываю того, что у меня достаточный опыт действия в кризисных ситуациях…»     ИНТЕРВЬЮ

Вице-премьер министр Украины Александр Кузьмук рассказал «Профилю» о координации работы силовых ведомств

- Александр Иванович, что входит в круг ваших обязанностей? Ведь в соответствующем постановлении не написано что вы вице-премьер именно по вопросам национальной безопасности и обороны.

- Действительно, моя должность не предусматривает какой-то расшифровки, однако она существует с января этого года. В Кабмине было принято решение, чтобы в правительстве работал вице-премьер, который координировал бы правоохранительные органы и силовые структуры.

- Так кто конкретно вам подчиняется?

- Вопрос о жестком подчинении не стоит. Вице-премьер не должен подменять того или иного министра -- того же министра обороны, министра внутренних дел или главу Госпогранслужбы. Моя задача -- координировать их действия для четкого, ясного и эффективного выполнения задач, которые возложены на эти ведомства.

- Существует мнение, что во время политического кризиса вас назначили, чтобы «подмять» под себя Министерство обороны…

- Это просто домыслы. Мое назначение связано с несколькими обстоятельствами. Это физическое здоровье моего предшественника Владимира Радченко, который эффективно работал на этом посту. А почему именно моя кандидатура? Это связано с тем, что у меня большой опыт работы в правительстве -- это уже шестое, в котором я работаю. Я не скрываю того, что у меня достаточный опыт действия в кризисных ситуациях…

- Что вы имеете в виду?

- У меня так всегда было по жизни… В острый момент -- это было в 1993--1995 годах -- я командовал войсками в Крыму. Там было очень тяжелое положение, очень сложная политическая ситуация, которая перерастала в межэтнический конфликт. Затем я командовал Национальной гвардией Украины, долгое время был министром обороны. Причем во время известных событий конца 2004 года. Все это в комплексе повлияло на мое назначение на эту должность -- повлиял мой опыт и мои знания, мои способности. И самое главное: те, кто предлагал мне эту должность, прекрасно знали мою позицию -- ни при какой ситуации люди в погонах не должны быть втянуты в политические разборки.

- Кто предлагал?

- Это право исключительно премьер-министра.

- У вас осталось влияние на Минобороны? Авторитет среди генералитета?

- Я не воспринимаю термин «влияние». Влияние -- это что-то не совсем прозрачное. Что касается авторитета, то без ложной скромности скажу, что в нем не сомневаюсь. Причем не только генералитета Минобороны, но и военнослужащих в целом.

- Как нужно организовать деятельность силовых структур, чтобы не повторялись конфликты, как в ГПУ, и в целом наладилась координация ведомств?

- Руководители государства, политики всех рангов и государственные деятели должны понимать, что не может быть деления силовых структур на своих и чужих. Нельзя их разделять по лагерям симпатий. Силовики не принадлежат ни одному государственному деятелю, они принадлежат стране и народу. Вот это должны понимать руководители государства. Нельзя приближать к себе одних и отдалять других -- логически за этим наступит беда.

- Как этого добиться, если одни министры назначаются по квоте Президента, другие -- правительства?

- У нас нет такого, что кто-то единолично назначал одних или других. Право Президента и премьера -- представлять кандидатуры парламенту, и только после утверждения большинством кандидатура будет назначена, а парламенту делегированы права народа, поэтому надо раз и навсегда забыть о принадлежности к команде премьера или Президента.

- Когда Президент вывел из подчинения МВД Внутренние войска, вы заявили что эти действия незаконны… Как надо было действовать В. Ющенко, если командующий Внутренними войсками, которого он назначает, фактически подчинен министру внутренних дел, а министр игнорирует его приказы?

- Законно или не законно -- может определить только суд. Я, отвечая на вопрос об этом указе Президента, четко сказал, что некоторые положения данного указа противоречат законодательной базе. Дело в том, что она может быть противоречивой, но она все равно остается законодательной базой. Есть законы о милиции, о внутренних войсках, которые должны безукоризненно выполняться. Указ Президента, вообще-то, озадачил и министра внутренних дел, который вдруг из прессы узнал, что командующий ВВ уже ему не подчинен, но Внутренние войска остаются в системе МВД. Кстати, во втором указе Президент четко постановил, что это Внутренние войска МВД. Тем самым в сложное положение поставлены сами Внутренние войска -- они и не оторваны от МВД, но уже министру не подчиняются. Мне кажется, что это нецелесообразный шаг, видимо, на Президента повлияли его советники. Однако в скором будущем, безусловно, найдутся формулы и механизмы, которые поставят все на свои места.

- Вы работаете в правительстве Партии регионов… Будете ли вы представлены в списке этой политической силы на досрочных парламентских выборах?

- Я сегодня даже и не думаю о своем участии в выборах, как и не думает все правительство. Оно предназначено не для того, чтобы думать о выборах, а для того, чтоб думать о повышении благосостояния страны, увеличении ее экономической мощи. Сегодня ни одно заседание Кабмина или совещание, которое проводит премьер-министр, не начинается с дискуссий о выборах. Роль правительства одна -- работать на эту страну и ее людей, поэтому вопрос о выборах не стоит.

- Если вам предложат место в списке Партии регионов, вы согласитесь?

- Если мне будет предложено Партией регионов принять участие в выборах, я буду считать это честью для себя.

- Что надо сделать после выборов, чтобы не сложилась такая же политическая ситуация, как сегодня?

- Первое -- правительство не должно быть заложником политических разборок. Должна быть преемственность. Я работаю в шестом правительстве, и меня шокирует, когда новая команда моментально забывает все, что было разработано предшественниками, а через год правительство меняется, и все начинается с начала. Народ и страна в недоумении и не понимают, что же происходит, когда политические группы начинают между собой драку. Политическая культура должна быть на таком уровне, чтобы продолжать действия предшественников по улучшению социально-экономического развития страны. Изначально новое правительство должно думать, что самое лучшее взять у предыдущего.

Второе, и самое недостающее: консолидация политических сил на украинской идее. Будущее Украины должно объединить все политические силы, даже безнадежно враждующие между собой.

- Наибольшие шансы попасть в парламент имеют партии, которые уже там представлены… Какой, по вашему мнению, должна быть коалиция?

- Да, скорее всего, в ВР останутся сегодняшние парламентские партии. Но сейчас рано говорить о формате. Говорить о формате коалиции пред выборами -- это провоцировать честность и прозрачность этих выборов. Заявили политические силы о своей готовности идти на выборы, так пусть идут. Когда мы увидим результаты выборов, тогда в спокойной обстановке будет создаваться коалиция. В каком она будет формате, сегодня не может сказать никто. Меня устроит любой формат, который даст возможность процветать этой стране.

- Как вы оцениваете социальное положение представителей разных силовых структур, в частности Минобороны. Министр Гриценко пришел в оборонное ведомство с целью сделать так, чтобы слова «офицер» и «солдат» звучали гордо в Украине. Как вы оцениваете его работу?

- Министр обороны должен меньше заявлять, а больше делать. В целом в Украине было достаточное количество министров обороны, и каждый хотел сделать для ВСУ и страны как можно больше. У каждого была та или иная ситуация, которая влияла на выполнение намеченных планов. Например, это проблема с жильем. Все министры хотели решить ее, у одних это получалось лучше, у других -- хуже. Но этот вопрос зависит не от министра, а от экономических условий в государстве. Ни один министр лично не способен выполнить программу обеспечения жильем, эта задача под силу только государству в целом.

Что касается социального положения военнослужащих, то они далеки не просто от идеалов, они далеки от существующих стандартов. Система финансового обеспечения военнослужащих у нас одна из самых отсталых в Европе. Те меры, которые принимает правительство, безусловно, очень решительные и на этот момент эффективные -- Кабмин принял постановление, и с 1 июня значительно повысилось денежное довольствие военнослужащих. Но введена система дополнительных вознаграждений, а должно быть стабильное денежное довольствие, которое формируется в первую очередь на основе воинского звания, должности и выслуги лет. В целом, в денежном довольствии военнослужащих разных силовых структур имеется различие на протяжении всех 16 лет существования независимой Украины. Кто из министров как договорился, как убедил, как подошел к Президенту или премьеру, так и получил. Поэтому у нас выходит так, что или пограничники получают больше армейских офицеров, или милиция больше пограничников, или СБУ больше всех -- эти суммы время от времени колеблются. Сегодня сложилась также несправедливая ситуация -- денег для одновременного повышения не хватает, поэтому внутренние войска получают сегодня меньше всех остальных. Это неправильно. Должен быть справедливый подход с учетом специфики выполнения задач.

Материально-техническое обеспечение на сегодняшний день не на должном уровне. Какой может быть моральный дух военного, милиционера, если страна не в состоянии даже одеть их по-человечески. Такая ситуация длится все 16 лет. Офицер милиции, офицер СБУ, офицер ВС должны себя уважать, и их должны уважать. А кто будет его уважать, если он просто ободранный? Это не его вина и не вина ведомств. Проблема в низком уровне обеспечения. Человек в военной форме, который себя во многом ограничивает и посвятил себя защите граждан своей страны, должен иметь привлекательные условия службы: это оснащение рабочих мест, новое вооружение, соответствующие условия для подчиненных. Все это позволит военнослужащим сосредоточиться исключительно на службе. Сегодня мы таких стандартов не достигли. Это все логически замыкается на главном для человека в погонах -- он должен чувствовать, что нужен этой стране и этому народу.

- Вы говорите, что уровень зарплат украинских военнослужащих один из самых низких в Европе. Это с учетом недавнего повышения?

- С учетом повышения. Оно достаточное солидное, но на уровень общепринятых стандартов Украина еще не вышла. С учетом экономических возможностей Украины, по моим подсчетам, контрактник должен получать не менее 3 тыс. грн., оклад лейтенанта, выпускника военного учебного заведения -- не менее 4,5-5 тыс. грн., старшего офицера -- не менее 7 тыс. грн. Это нормально и возможно для страны.

- А для генеральского состава?

- Если кто-то думает, что генерал получает намного больше, чем полковник, то это не так. Еще не так давно отличие в зарплате между полковником и генералом было аж 15 грн. Я считаю, что должен быть стимул, ведь генерал -- это не привилегия, это воинское звание, которое соответствует объему работы и ответственности. Думаю, в пределах 9 тыс. грн -- это достойное денежное обеспечение генерала.

- Сейчас министр обороны и начальник генштаба разрабатывают предложения относительно повышения денежного обеспечения миротворцев. Какие должны быть их доходы в «горячих точках»?

- Когда офицер будет получать зарплату, о которой я говорил выше, тогда эта проблема отпадет сама собой. В Либерию и в другие «горячие точки», где военнослужащие рискуют своей жизнью и здоровьем (кстати, из Африки единицы возвращаются здоровыми), они едут не только для того, чтоб нести флаг нашей державы, но и чтобы что-то заработать для семьи. Когда зарплата будет от 5-7 тыс. грн и более, тогда и не надо будет поднимать миротворцам -- она будет одинаковой. Наши военнослужащие будут ехать в Африку не на заработки, а выполнять задание Родины.

- Что может сдвинуть с мертвой точки квартирный вопрос для военнослужащих?

- Министр должен выполнять все постановления, принятые руководством государства, для решения этого хронически болезненного вопроса, уделять ему значительную часть своего служебного времени. Сегодня безквартирных офицеров -- около 48 тысяч. То есть этим вопросом должно заниматься государство в целом -- финансировать соответствующую программу обеспечения жильем военнослужащих. Президент, правительство, ВР, местные власти должны быть задействованы в выполнении этой программы через достойное бюджетное финансирование, которое сегодня недостаточно высокое, через привлечения дополнительных средств за счет реализации излишнего имущества МО, через выполнение органами власти законов, которые предусматривают выделение военнослужащим необходимого служебного жилья. Также надо законодательно предусмотреть выдачу беспроцентных кредитов для военнослужащих, развивать систему служебного жилья. Только комплексными решениями на государственном уровне за несколько лет можно если не полностью решить эту проблему, то, по крайней мере, у нас не останется офицеров разных силовых структур без крыши над головой.

- Как вы оцениваете выполнение государственной программы развития ВСУ до 2011 года?

- Вы знаете, я хотел бы вернуться к началу разговора о преемственности. До этой программы была программа реформирования и развития ВСУ до 2005 года. Минобороны скромно заявило о ее выполнении, и была разработана следующая, о которой мы говорим. Так и положено, но у меня сложилось впечатление, что в Минобороны предыдущий документ даже не читали, а увлеклись «белыми книгами». Сегодня, на мой взгляд, в Государственной программе опущен ряд важнейших моментов. Увлекшись переходом на стандарты НАТО, упустили то, что сегодня самое важное для ВСУ -- не просто сокращение численности. Сегодня надо сосредоточиться на перевооружении ВС. Не на механической замене старых самолетов, танков и кораблей на новые, а на перевооружении, которое бы коренным образом сменило боевое лицо Вооруженных сил. Прежде всего это развитие системы управления войсками и оружием, закупка высокотехнологических видов оружия, средств разведки и связи, авиация. Обязательно создание и использование спутников с перспективой получения орбитальной группировки спутников, которые могли бы выполнять задачи разведки. А сегодня разрыв во взглядах на развитие техники и вооружения и на структуру Вооруженных сил привело к тому, что будет сложно замкнуть будущую модель ВСУ.

Также я не совсем согласен с методологией подготовки ВС. Причину я вижу -- полностью игнорируется развитие военной науки. Это провал, и выход из этого положения не просматривается в госпрограмме и «белых книгах», которые издаются. Без военной науки, четко продуманной системы военного образования остальные вопросы не будут решаться. Мне горько видеть, что система военного образования сегодня разрушается. Основной продукт -- высокоподготовленный офицер -- далек не просто от идеала, но и от тех достижений, которые были у нас ранее.

- То, что вы перечислили, является недоработкой министра обороны Анатолия Гриценко?

- Я не хотел бы переходить на персоналии. А. Гриценко не один руководит ВСУ. К глубокому сожалению, за последние два с половиной года из Министерства обороны и Генерального штаба произошел отток высокоподготовленных профессионалов. Я считаю ошибкой господина Гриценко, что он не присмотрелся к тем людям, которые десятками лет готовились, обучались и приумножали свой опыт, а привел людей, которые имеют недостаточно опыта. Так сложилось, что я дважды был министром обороны, и, безусловно, у меня были предшественники. Так вот -- я себе ни разу не позволял их публично критиковать. Если есть проблемы, то критикой или игнорированием сделанного предыдущим министром вопросы не решаются. Проблемы надо решать не публично, а спокойным организованным методом. Что касается самого Гриценко как личности, то мне все равно, кто именно командует армией, главное чтобы он приносил пользу стране, ВС и их офицерскому корпусу. Я готов поддерживать его в тех случаях, где эта польза есть.

- У него это получается?

- Подчеркиваю, что я не знаю ни одного министра обороны, который не хотел сделать что-то хорошее для армии и флота.

- Гриценко заявлял, что за последние дни вашего второго пребывания на должности министра обороны было подписано массу документов о продаже земли…

- Я бы посоветовал ему признать, что все, что я подписывал, он реализовал.

«Профиля», 2 июля 2007 г. 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Партия регионов Украины