Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Ирэна Кильчицкая: Я временами реагирую на критику, чтобы не думали, что я типа отмороженная     ИНТЕРВЬЮ

Коммунисты стали нашими личными врагами... НУ ругает Черновецкого, но по всем земельным вопросам голосует “за”... Когда услышала о решении парламента, то подумала – не послышалось ли это мне?... Зачем мне мужчина, который будет зарабатывать столько же как и я...

Заместитель главы Киевской городской государственной администрации Ирэна Кильчицкая ответила на вопросы УНИАН.

КОГДА УСЛЫШАЛА О РЕШЕНИИ ПАРЛАМЕНТА, ТО ПОДУМАЛА: НЕ ПОСЛЫШАЛОСЬ ЛИ ЭТО МНЕ?

Ирэна Реонольдовна, было ли для Вас неожиданностью решение Верховной Рады о назначении досрочных выборов мэра Киева?

Голосование было прогнозированным для нас, но на сто процентов мы к нему не были готовы.

В тот момент, когда происходило голосование, мы как раз обедали с женой Черновецкого. Мне позвонили по телефону из Верховной Рады, и я фактически в он-лайн режиме слышала, как именно это происходило.

Первая моя реакция была такая: не послышалось ли это мне? А вторая – это произошло, мы идем на выборы и после этих выборов спекуляции вокруг имени Черновецкого и его команды не будет!

Потом мы с госпожой Черновецкой прекрасно закончили обед и я поехала на работу.

...Вчера усыновили мальчика, которого в первые дни жизни выбросила на мусорник мама в Новомосковске. Он болел. Еще в октябре прошлого года мы взяли его под патронат киевской опекунской службы, и все это время он находился в «Охмадете» – мы его содержали. Вчера мальчика усыновила семья. Его назвали Андрей Шевченко, потому что нашли его на улице Шевченко...

На работе завал... Но я сначала поговорила с мамой, которая усыновила Андрейку, поинтересовалась, как у них дела, как они доехали домой, что делает малыш. И только потом приступила к работе...

После голосования мне позвонил по телефону Леонид Михайлович. Думала, он хочет поговорить о решении Верховной Рады, но он начал расспрашивать, как финансируется ремонт одной из больниц. Потому что его встретила какая-то бабушка и расспрашивала об этом.

В конечном итоге я его спросила: «Леонид Михайлович, что мы будем делать?» Он ответил: «Как – что будем делать? Будем идти на выборы, конечно! Все, давай работай!» – и бросил трубку.

Вот такая наша реакция.

Я сегодня прочитала анекдот в одном из Интернет-изданий: ко дню выборов мэра Киева объявляется акция: «Спаси Киев, спрячь бабулин паспорт».

Наши оппоненты прекрасно знают, что наш электорат – это престарелые, инвалиды, пенсионеры, одинокие, бедняки, учителя, врачи, то есть социально незащищенные люди. Об этих людях никто никогда не заботился до сих пор и сейчас не заботится. Этих крикунов, политиканов, популистов, которые выкрикивают разные лозунги, судьба конкретного человека, конкретного Андрейки вообще не интересует.

Обездоленные – это наш контингент, который нас поддерживал и будет поддерживать.

Надеюсь, что мы одержим победу, причем вдвое большую, чем на прошлых выборах.

И киевляне, к их счастью, и наши политические враги, к их несчастью, получат того же Черновецкого, только в два раза сильнее!

КОММУНИСТЫ, КОТОРЫЕ ПРИВАТИЗИРОВАЛИ СФЕРУ ЗДОРОВЬЯ В КИЕВЕ, СТАЛИ НАШИМИ ЛИЧНЫМИ ВРАГАМИ

Было ли для Вас непредсказуемым голосование коммунистов, которые подавляющим большинством поддержали постановление парламента о перевыборах киевского председателя?

Нет! Потому что у коммунистов на Черновецкого есть личные обиды разного рода – как давние, так и новые.

К давним принадлежит то, например, что в 2002 году Черновецкий как депутат Верховной Рады просил коммунистов поддержать какой-то его законопроект. За это Леонид Михайлович с трибуны ВР пообещал каждому коммунисту подарить «Жигули». Я не помню, как проголосовали коммунисты, но точно знаю, что Черновецкий не выполнил перед ними свое обещание.

Коммунистов с тех пор затаили обиду на Черновецкого.

А сейчас, с тех пор, как мы работаем в мэрии, коммунисты стали нашими личными врагами. Потому что до нашего прихода они фактически приватизировали медицину города.

Среди таких прихватчиков – экс-министр здравоохранения коммунист Гайдаев, с которым у меня неоднократно был открытый конфликт. Этот человек – просто пьяница, и об этом все знают. Здесь также господин коммунист Кравченко, который инициировал законопроект о разделе должностей председателя Киевской горгосадминистрации и мэра города. Зять экс-спикера Верховной Рады, коммуниста Ткаченко Валерий Бедный руководил десять лет здравоохранением Киева. Он состоял в моей должности – заместителя председателя горадминистрации. Господин Бедный разворовал все, что только можно было, довел до обнищания все больницы. Сын Бедного – Бедный-младший – был главным врачом Октябрьской больницы. Я освободила его от этой должности.

То есть мы от киевской медицины оттянули клан коммунистов. А они финансировались за ее счет.

Все эти люди принадлежат сейчас к Коммунистической партии, поэтому, безусловно, коммунисты не могли проголосовать по-другому.

То есть Юлии Тимошенко их не нужно было как-то уговаривать, задабривать?

Наверное, нет. Думаю, что Тимошенко вообще никого не покупает, ввиду ее жадности.

Чем Вы будете заниматься, когда Черновецкий не будет на должности мэра Киева?

Без Черновецкого я в мэрии работать не буду!

Я – очень успешный человек, настоящий менеджер и могу работать в любой сфере. Наверное, вернусь в бизнес.

Вы и в дальнейшем будете работать с господином Черновецким?

Думаю, что да.

Но убеждена, что Черновецкий будет городским председателем еще долго. Однако при любых обстоятельствах я буду членом его команды.

(Госпоже Кильчицкой звонит по телефону Черновецкий, она выходит из кабинета, чтобы переговорить с ним без свидетелей). Сколько раз в день он Вам звонит по телефону?

Не только в день, но и вечером.

Например, он позвонил по телефону в понедельник в десять часов вечера, я уже собиралась отдыхать. Леонид Михайлович был где-то на улице и общался с жителями относительно закрытия какого-то продовольственного магазина. Просил меня объяснить ситуацию с тем магазином, требовал данные о том, сколько мы открыли магазинов. Я сказала, что мы открыли очень много маленьких продовольственных магазинов – таких, которые находятся вблизи жилых домов. За четвертый квартал 2006 года мы открыли 22 таких магазинчика, а на протяжении 2007-го – 52 по разным районам Киева. Мы и дальше продолжаем работать в этом направлении.

Он начал требовать адреса этих магазинов, данные относительно их площади и так далее. Это все он хотел знать прямо в десять вечера. Говорит: «Назови мне хоть один адрес, я поеду проверю». Безусловно, я по памяти сказать ничего не могла. На следующий день подготовила ему докладную по всех открытых магазинах. Леонид Михайлович сказал, что в свободное от работы время будет проверять их.

Иногда, когда он едет что-то проверять, то на протяжении часа может быть 3–4 звонка. Просто так он не звонит по телефону.

После моего ответа бросает трубку, и я уже засекаю минуты, когда он в следующий раз раз позвонит по телефону. Если на протяжении десяти минут звонка нет, я думаю, что уже что-то не так.

Вы его боитесь?

Господин Черновецкий – очень демократический человек, ему можно доказывать свою точку зрения, иногда даже убедить...

Я его уже очень хорошо знаю, и бывают моменты, когда я вообще молчу (Смеется. – Авт.).

“НАША УКРАИНА” РУГАЕТ ЧЕРНОВЕЦКОГО, НО ПО ВСЕМ ЗЕМЕЛЬНЫМ ВОПРОСАМ ГОЛОСУЕТ “ЗА”

А бывает такое, что Ваша дискуссия переходит в ссору?

Вот когда такое бывает, то я вообще молчу.

То есть Леонид Михайлович ссорится, а я молчу. Тогда это самое лучшее.

Говорят, что Черновецкий на должности мэра продержался так долго только потому, что другие политические силы, которые хотят его устранить, не имели единого достойного кандидата на эту должность...

Это они правильно говорят. Действительно, кроме Черновецкого, достойного кандидата сегодня на мэра Киева нет. И это также показывают социологические опросы, при том, что нам два года не дают спокойно работать. Мы работаем только на 50 процентов, потому что остальные 50 процентов своих сил вынуждены тратить на драки, оправдания и какие-то проверки. Если бы нас не трогали эти два года, то мы бы сделали намного больше.

Во-вторых, фактически с первого дня пребывания Черновецкого на должности мэра идет грязный, черный пиар против нас. Это, конечно, сеет сомнения среди людей.

Но, несмотря на все это, Черновецкий лидирует среди возможных кандидатов досрочных выборов. И если бы не было грязного пиара, то позиции Черновецкого вообще не смогли бы ни с кем сравняться.

Все нами опрошенные эксперты говорят, что господин Черновецкий сейчас очень не популярен среди киевлян.

Я много общаюсь с американцами, и они говорят, что Джордж Буш тоже не популярен в Америке, но он выдержал два срока.

Недавно я была с одним представителем БЮТ на радио «Свобода», и перед нашим эфиром радио провело на Крещатике опрос среди киевлян. По их данным, из шести людей – трое за Черновецкого, один человек сказал, что ни за кого не проголосовал бы, и только двое сказало, что они против Черновецкого. Это и является настоящим рейтингом.

Кое-кто считает, что Киевом правит не сам Черновецкий, а его клан, и что он якобы не знает, в каких масштабах дерибанят в Киеве землю.

Леонид Михайлович – это не тот человек, от которого можно скрывать информацию или который не «въезжает» в информацию. Я с ним работала в бизнесе, сейчас работаю во власти и хочу сказать, что он единственный руководитель, которому может позвонить по телефону любой сотрудник, например уборщица, и рассказать о любой проблеме – как своей, так и служебной.

Как вам известно, Леонид Черновецкий учредил горячую телефонную линию для простых граждан. Руководитель телефонного центра непосредственно докладывает обо всех звонках мэру.

Три недели тому назад где-то в одиннадцатом часу вечера мне позвонил по телефону Леонид Михайлович и спросил о жалобе на какую-то там больницу (он как раз пересматривал отчет звонков горячей линии)... Речь шла о каком-то ребенке, который лежал в больнице и у него было грязное постельное белье. Он цитировал мой ответ на эту жалобу и в подробностях расспрашивал о мерах, которые я буду предпринимать. То есть он детально “въезжает” в такие вопросы.

Леонид Михайлович может не знать только о тех вопросах, о которых он не хочет знать. Но это в любом случае не касается земельных вопросов.

Я не являюсь депутатом Киевсовета. Я принципиально не шла в политику и вообще не хотела работать во власти, я хотела работать в бизнесе. Политика – это очень грязная вещь, об этом знают даже в самом забитом селе.

«Наша Украина» в Киевсовете беспощадно критикует Черновецкого, но постоянно по всем земельным вопросам голосует «за». И это уже не ответственность Черновецкого, а ответственность самих депутатов.

Ответственность Леонида Михайловича как главы Киевской городской госадминистрации – это использование бюджетных средств, отношение к людям, ситуация во власти.

В сессионном зале он имеет такое же право голоса, как и любой другой депутат. Он, конечно, может воспользоваться своим авторитетом и попросить депутатов проголосовать за какой-то вопрос. Например, попросил проголосовать за возвращение Октябрьской больницы Киеву. И именно благодаря его авторитету мы это сделали.

Часто Черновецкого критикуют за то, что он отсутствует на сессии. Думаю, он не хочет находиться в этом грязном кругу, где депутаты разных фракции голосуют за вопросы, за которые же потом и критикуют его.

В ПИСЬМАХ Я ВЫНУЖДЕНА ОБРАЩАТЬСЯ “УВАЖАЕМЫЙ” ДАЖЕ К ТЕМ, КОГО СОВСЕМ НЕ УВАЖАЮ

Почувствовали ли Вы вкус власти?

Вкус власти может почувствовать любой человек, например, домохозяйка, которая контролирует мужа, спрашивает, почему он опоздал, то есть держит свою семью под контролем и от этого чувствует вкус власти.

Я знаю много людей во власти, которые вообще не понимают, куда они попали и зачем им это нужно. Что касается меня, то я стала более зависимой, потому что, например, когда я в письменном виде отвечаю любому депутату или чиновнику, то если не напишу «уважаемый», дальше он ничего не будет читать. Нужно придерживаться этикета при том, что я этого человека могу вообще не уважать.

Мне несколько раз предлагали то Орден княгини Ольги какой-то там степени, то Орден патриарха за благотворительность. Но зная, какие люди получают такие ордена, я категорически отказалась.

За то, что я помогаю людям, я знаю, как себя наградить – иду в салон красоты и получаю при этом большее удовольствие, чем от каких-то наград. Я себе знаю цену!

Во власти очень много бюрократов, которые не пропускают проблемы людей через сердце. А я – другой человек! Я лично встречаюсь с людьми, которые обращаются ко мне за помощью, пропускаю их проблемы через свое сердце.

Я не безразлична, я очень азартный человек! Причем азартная во всем, с азартом вникаю в чужие проблемы. Поэтому, конечно, мне нелегко работать, потому что не могу позволить себе быть жесткой и безразличной.

Вы азартны в самой жизни?

Я очень эмоциональный человек. В частной переписке я всегда в конце дописываю: «С любовью». Почему так? Потому что все, что я делаю, делаю с любовью. Я никогда не буду делать что-то только ради галочки. Считаю, что так может делать лишь азартный человек.

Не думаю, что можно быть азартным в чем-то одном. Безусловно, я трудоголик. Но я не играю в азартные игры – например, автоматы, потому что считаю это злом. Не играю в казино, в карты. Не умею делать этого профессионально, и это очень хорошо, потому что с моим азартом проиграла бы все свое имущество.

Как идет подготовка к празднованию 100-летия Киевского зоопарка, который Вы лично опекаете?

Подготовка идет, но не так, как бы нам хотелось. Потому что есть очень много вопросов, связанных с зоопарком.

Две недели тому назад мы встречались с общественными организациями защиты животных – из Франции, Бельгии, Германии, Австрии, Великобритании. Они говорили, что более десяти лет тому назад уже обращали внимание киевской власти на отношение к животным, на работу с экзотичными животными и использованием их в коммерческих целях. А также на то, что Киевский зоопарк не отвечает современным требованиям. А еще там развернулась торговля алкогольными напитками, работают громкие аттракционы, которые очень вредны для животных.

Много лет ничего в зоопарке не строилось. Свыше пяти лет тому назад начал строиться павильон для мартышек, и строительство заморозили. А вы знаете, что такое замороженное строительство? Это еще хуже, чем не начатое. Есть много павильонов и вольеров 1932–1933 годов – они в ужасном состоянии.

Мы передали в правоохранительные органы документы, в которых зафиксированы преступные действия директора зоопарка, который работал во времена Омельченко. А тот директор, которого мы поставили, проработал год и оказался не тем менеджером, на которого мы надеялись...

Мы полгода искали менеджера, сейчас нашли. Это человек, который давно работает в киевской власти, она занимается животными и знает все их вопросы.

Планировалось на сентябрь 2008 года празднование 100-летия зоопарка. Мы были готовы к этой дате. Но музей Истории Киева предоставил нам информацию о том, что Киевский зоологический парк был основан в марте 1909 года, поэтому свое 100-летие зоопарк отметит весной следующего года.

Могу определенно сказать, что через четыре года Киевский зоологический парк будет одним с лучшим парков Европы. Мы воспользуемся советами международных европейских организаций защиты животных, они постоянно нас будут консультировать.

СОБИРАЮСЬ ПРЕДЛОЖИТЬ ОЛЕСЮ ДОВГОМУ ОПЕКУ НАД БЕГЕМОТИХОЙ

Сообщалось, что секретарь Киеврады Олесь Довгий взял под собственную опеку слона в зоопарке. Как Вы думаете, справится ли он с таким заданием?

Он опоздал с этой инициативой (Смеется. – Авт.).

Мы заявили, что в продвинутих европейских странах известные бренды берут в зоопарках под опеку животных. Вот и у нас «Киевстар» заботится о двух жирафах, которых зовут Эйс и Бейс. Они почему-то все время дерутся между собой (Смеется. – Авт.).

Господин Довгий коллекционирует статуэтки слонов, поэтому заявил, что будет заботиться о слоне из зоопарка. Но пока он это сказал, на слона выстроилась очередь. Есть две очень серьезных структуры, которые хотят взять этого слона под опеку. И мы уже пообещали его одной из этих структур.

Так что господину Довгому здесь не повезло. Но у нас есть бегемотиха, которой в этом году наполняется 50 лет. Я хочу в письменном виде подписать с ним договоренность, чтобы он взял ее под личный патронат.

Тем более, что на день рождения я подарила Довгому очень красивую статуэтку бегемота авторской работы Франка Мейслера. У него красиво открывается пасть, в которой видно рыбку. Так вот будет у него пара к своему бегемоту.

С 30 марта автомобилистам будет запрещено парковаться на тротуарах. Каким образом будет решаться этот вопрос?

Мы эвакуаторами будем забирать машины, если они будут нарушать запрет.

А где же тогда они должны парковаться?

Они просто должны будут проехать, условно говоря, десять метров до ближайшей парковки. Мы сейчас увеличиваем количество парковочных мест.

Практика многих стран показывает – если нет мест под парковку автомобилей, то люди пользуются общественным транспортом. Но парковаться под ногами пешеходов мы не дадим, тем более на Крещатике.

Уже давно говорится о платном въезде в центр Киева. Когда это будет введено?

Это будет осуществлено тогда, когда машины ездить вообще не смогут, а будут только стоять, и люди не смогут между ними пройти, а только кошки.

Все это еще нужно обсудить с общественностью.

ВРЕМЕНАМИ РЕАГИРУЮ НА КРИТИКУ, ЧТОБЫ НЕ ДУМАЛИ, ЧТО Я ТИПА ОТМОРОЖЕННАЯ

Вас в печати часто критикуют. А как Вы воспринимаете критику?

Очень положительно. Во-первых, я практически на нее не реагирую. Во-вторых – если меня критикуют, то это значит, что я чего-то стою.

Безусловно, бывают моменты, когда мне неприятно. Но я публично не обращаю на них внимание, потому что лучший способ ответа врагам, недругам, необъективным критикам – игнорирование.

Я могу, например, из пяти пунктов критических замечаний относительно себя ответить на какой-то один, чтобы не подумали, что я какая-то типа отмороженная, а что-то таки чувствую.

ЗАЧЕМ МНЕ МУЖЧИНА, КОТОРЫЙ БУДЕТ ЗАРАБАТЫВАТЬ СТОЛЬКО ЖЕ, СКОЛЬКО И Я

Употребляете ли Вы матерные слова в общении с подчиненными или в частном разговоре?

Понимаете, то, что вы называете матерными словами, – это нецензурное ругательство. Но вопрос цензуры или нецензуры зависит от того, кто цензор.

Например, я несколько дней назад в прямом эфире на «5 канале» сказала о команде Тимошенко приблизительно такое: то они в оппозиции, то они в коалиции, то они хрен знает где...

Для кого-то слово «хрен» – нецензурное, и много сайтов написали букву «х» с тремя точками. А я вам скажу, что хрен – это очень хороший овощ, если его правильно использовать, но если его будет многовато, то он испортит любое кушанье.

Журналист, который был со мной в студии, сделал мне замечание и попросил разговаривать по-другому. Я вышла из эфира, позвонила по телефону своему знакомому, мнение которого я уважаю, и спросила, понравилась ли ему моя фраза. Он сказал, что очень метко было сказано.

Я человек очень жесткий в тех вопросах, где необходим контроль. Я контролирую все, чем занимаюсь. Контролирую своих домработниц, нянь своего ребенка. Когда я отдавала ребенка, который был у меня на временном попечении, приемным родителям, я им передала три тетради. В них по дням и по часам расписано, что этот ребенок делал: сколько он съел, сколько весил, как она кашлянул, какая была температура и все такое.

Я контролирую наименьшие детали: как кто-то зашел, как посмотрел, как оценил то или иное мое слово. Потом все это анализирую.

Контролировать – это в моей крови.

Какие слова уже произносит Ваша дочка Моника?

Моей Монике только что исполнился год и месяц. Она говорит очень много слов.

Она у меня такая смешная. Недавно пришла домой, и я увидела, что лицо у нее все в синяках: и под глазом, и на лбу... Она все время бегает, никак не усидит на месте и не дает себя никому поддерживать. Надеется только на себя. У нее характер точь-в-точь, как у ее мамы.

А отец Моники навещает ее?

И отец навещает, и другие родственники.

А кто же отец Вашей дочери, что Вы никак не хотите назвать его имя?

А почему это так всех интересует?

Знаете, когда человек о чем-то намеренно молчит, оно ведь интересно...

Представляете, если я скажу, то все любопытство пройдет. Пусть некоторое время это еще людям побудет интересно. (Смеется. – Авт.).

Как-то Вы сказали, что в фильмах Вам не нравятся позитивные герои. Вам также не нравятся они и в реальной жизни?

Я никогда не болела за позитивных героев в кино (а люблю я советское кино), потому что у советских позитивных героев не было стержня. Например, если взять «Место встречи изменить нельзя». У Жеглова, которого играл Владимир Высоцкий, был стержень, которого не было у Шарапова, которого играл Конкин.

Я никогда не любила ребят-отличников. Правильные мужчины никогда не привлекали моего внимания.

А что касается мужчины, с которым бы я могла быть рядом, то он должен быть умным, благородным и уметь зарабатывать деньги. Тогда остальные отрицательные черты не будут иметь значения.

Он должен зарабатывать больше, чем Вы?

Безусловно! А зачем он мне тогда нужен, если будет зарабатывать столько, сколько я?

А Вы еще хотите детей?

Я надеюсь, что в ближайшее время это произойдет.

Госпожа Кильчицкая, завидуете ли Вы белой завистью Юлии Тимошенко?

Нечему завидовать ни белой, ни черной завистью. Я недавно была на радио «Свобода» и увидела ее фотографию 7–10-летней давности... Скажу вам, что это была очень симпатичная женщина, с шармом. И должна сказать, что политика делает с женщиной неприятные вещи.

УНИАН, 20 марта 2008 г.