Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Николай Катеринчук: «Я не скрывал, что хочу быть премьер-министром этой страны»     ИНТЕРВЬЮ

Лидер Европейской партии Украины, представитель блока НУНС Николай Катеринчук изначально высказывался против создания единого избирательного блока демократических сил. Но «ради глобальных целей» — создания демократической коалиции и отставки правительства Януковича — он и его партия все же вошли в этот блок. Катеринчук надеется, что в новой команде ему вместе с другими единомышленниками удастся добиться обновления украинской политики и разрушить стереотип о продажности власти.

— В своих интервью вы неоднократно подчеркивали, что политика — это «кулуарное, циничное и грязное занятие». Почему вы продолжаете активно работать именно в этой сфере?

— Прежде всего потому, что считаю: эту тенденцию нужно менять. Я бы хотел, чтобы в политику приходило все больше людей с другими принципами. В последнее время государственные подходы в экономике и в других сферах были элементом политической целесообразности, зачастую в обход национальных приоритетов. Поэтому мне кажется, что новая политическая элита, которая сейчас постепенно замещает старую, должна построить другую, более современную политику с большей политической ответственностью и меньшей монополизацией политического пространства. Я уверен, что переходный период, который сейчас переживает наше общество, требует других политических подходов — более открытых, гласных и предсказуемых.

Идет борьба между старым, посткоммунистическим мировоззрением и новым, проевропейским. И здесь очень важно, чтобы в политике было все больше людей с новым видением развития политических процессов. Я не скрываю, что борюсь за другое качество политики.

— Вы всегда подчеркиваете, что являетесь принципиальным политиком. Ваша нынешняя команда — блок НУНС — соответствует вашим моральным принципам?

— Знаете, мораль в политике очень условна, к сожалению. Однако налицо определенные изменения, возможно, не такие радикальные, каких требует общество, но это вопрос времени. Я свою позицию и позицию нашей партии высказал во время голосования за этот избирательный блок на съезде. Я голосовал против, в том числе и потому, что не все необходимые изменения произошли и в партии «Наша Украина», и в других партиях, которые создавали блок. Вопрос о внутрипартийной демократии еще остается открытым. Но, учитывая, что были поставлены более глобальные цели, связанные с построением демократической системы власти, приходом новой команды, ориентированной на реформы, думаю, это было максимально, что можно было выжать из той ситуации.

— Один раз вы уже вышли из НСНУ и создали свою партию. Сегодня вновь сотрудничаете с этой политической силой в блоке. Что будете делать, если новая старая команда не оправдает ваших надежд?

— Говорить о том, оправдает или не оправдает, еще рано. У нас есть все инструменты, чтобы отстаивать свою позицию в рамках блока. Но учитывая, что это будет коалиционное правительство, здесь конечно, без компромиссов не обойтись. Мы вступаем в эру развития молодой демократии, а именно — консенсусной демократии, где отсутствует монополия на принятие решения.

— Можете рассказать, какие сейчас происходят процессы внутри блока НУНС? Интернет переполнен информацией, в которой говорится о кризисе в среде оранжевых...

— Никакого кризиса нет, идет дискуссия по отдельным позициям коалиционного соглашения, по кадровым вопросам. На мой взгляд, это нормальный процесс. Если сравнивать его с тем процессом, который происходил при формировании антикризисной коалиции, думаю, разница существенная: тогда общество не знало о программе коалиции (она помещалась на семи страницах, и там не о чем было дискутировать), да и сами подходы ее формирования были непрозрачными. То, что сейчас происходит — нормальный демократический процесс, к которому мы должны привыкнуть при формировании демократического формата власти. Коалиционное соглашение было вынесено на всенародное обсуждение. Дискуссия, которая идет, очень полезна. Есть критика, есть предложения, и сейчас очень важно найти вещи, которые цементируют отношения внутри команды, что позволит ей быть успешной в будущем.

— Как вы прокомментируете достаточно жесткие заявления Еханурова относительно коалиции с БЮТ?

— Ехануров — замглавы партии «Наша Украина». Думаю, оценки его позиции должны исходить от членов этой партии. Его партию в политсовете блока представляет Кириленко. И особых расхождений в вопросе формирования коалиции, премьерства Тимошенко и позиции по спикеру — Кириленко — не существует. Есть какие-то вопросы, связанные с дискуссией, которая ведется относительно определенных разделов коалиционного соглашения, поэтому мне сложно судить, какова мотивация у Еханурова, заставляющая его выносить свою позицию на общественное обсуждение. Но это его право, и его позицию должны оценивать люди, которые принимали решение о том, чтобы его фамилия была в списке от «Нашей Украины».

— Результат, который блок НУНС получил на выборах, вас обрадовал или разочаровал?

— Я могу сказать, что ситуация не была простой. Думаю, были ошибки. Конечно, этот результат мало кого устраивает. Но, учитывая, что это досрочные выборы, нас, прежде всего, интересовал успех демократического блока, я имею в виду суммарный результат БЮТ и НУНС. Мы получили большинство, и сейчас следует волю, которую высказали избиратели, реализовать во власти.

— Ваша команда набрала в два раза меньше голосов, чем ваши партнеры по БЮТ. Может быть, это связано с недоверием к Виктору Ющенко как к почетному президенту одной из партий, входящих в НУНС?

— Сейчас тяжело говорить о доверии или недоверии к отдельным политикам. Думаю, что ошибки, совершенные в 2006-м, и неожиданные досрочные выборы просто не дали возможности раскрыть все позитивное, что есть в блоке НУНС. Возможно, были допущены стратегические ошибки по ведению кампании, может, был не совсем правильно построен диалог политиков с избирателями, но в целом кампания была беспрецедентно близка к народу, потому что то количество встреч, которые мы провели с избирателями, ни одна из партий не сделала! Поэтому я считаю этот результат только началом развития тех политиков и тех партий, которые объединились в блок.

— Но сам президент как-то повлиял на результаты блока?

— Да, президент повлиял на результаты, и то, что он включился в избирательную кампанию, добавило нам достаточно много голосов. Он презентовал обществу свою новую команду. Сейчас ему эту новую команду нужно ввести во власть и дать ей инструмент реализации политики и тех идей, которые есть у нашего блока, которые поддержали избиратели.

— Можно ли говорить, что 14 процентов — это результат, который президент получит в 2009 году, если будет выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах?

— Я не берусь говорить о президентской кампании. Думаю, о ней можно будет говорить более детально после формирования коалиции. Но то, что от демократической коалиции будет один кандидат в президенты, в этом я практически уверен. На сегодняшний день еще рано говорить о процентах. На самом деле, мы видим, как Ющенко изменился за этот год, как меняется его политика — она становится все более требовательной, прогнозируемой, принципиальной. Мне кажется, что у главы государства имеется еще как минимум два года, чтобы провести судебную и налоговую реформы, реализовать свои социальные инвестиции, которые он презентовал в той кампании. В целом он достаточно продуктивный политик на сегодняшний день.

— Можно ли говорить о том, что президент отходит от позиций демократии, занимая, как вы говорите, более жесткую и принципиальную позицию сегодня?

— Демократия — это, прежде всего, процедура и соблюдение закона. И лозунг, который был у нашего блока на этой избирательной кампании — «Закон один для всех!» — подразумевает демократический формат власти. Уверен, что и силовой, и гуманитарный блок правительства будут использовать именно такой подход.

—Вы действительно верите, что после отмены депутатской неприкосновенности закон будет один для всех? Ведь, помимо неприкосновенности, у высокопоставленных лиц есть связи, деньги...

—Мы говорим о коррупции, как я понимаю. Убежден, что формирование высшего законодательного органа на принципах вседозволенности, безответственности перед законом — это очень важная проблема, которую, верю, мы решим этим составом ВР. Альтернативы этому просто нет. Ну, конечно же, это только первый шаг к тому, чтобы дальше двигаться в системе установления цивилизованных правил игры в обществе.

Я не случайно назвал судебную реформу в качестве элемента приоритетности. Потому что без этого любой гражданин Украины будет считать, что его права и интересы не защищены государством, как того требует Конституция. Тут, на самом деле, стоит глобальная проблема, которая имеет рецидивы, заложенные еще при Кучме. Нужно, прежде всего, менять ментальность во власти. И та политическая воля, которая сегодня формируется в БЮТ, и у президента, и у политиков, вошедших в блок НУНС, говорит о том, что у нас есть большие шансы начать наводить порядок в стране.

— Вы заявляли о необходимости проведения реформ. Но для того, чтобы внедрить реформы в жизнь, требуется время, а людям необходимо улучшение жизни уже сегодня...

— Ну, любые реформы будут успешны только тогда, когда население будет их понимать и поддерживать. Поэтому никто не говорит, что путь реформ — это легкий путь, и завтра на нас снизойдет манна небесная. Но из того ступора, в котором сейчас находится экономика, можно вывести страну только либеральными реформами. Только лишь из-за отсутствия этих реформ мы сейчас имеем стагнацию доходов населения. И мне кажется, что первый год нового правительства будет годом реального результата. То есть мы должны заложить основы, в том числе в налоговой реформе, которые дали бы возможность проводить социальные инвестиции в нужном объеме. Любая экономика может поддерживать социальные инициативы, если она развивается прогнозируемо. Для этого очень важно иметь государственные подходы — начиная с вопроса администрирования налогов и заканчивая вопросами монетарной политики. И в моем понимании широкий комплекс реформ просто необходим. То, что они не дадут результата завтра, — это понятно, но послезавтра результат будет точно. Этот путь проходили все страны — члены ЕС.

— С чем вы связываете сегодняшнее обострение ситуации в экономике, в частности рост цен?

— Здесь много подводных камней. Начну с того, что макроэкономические показатели, которые были представлены Министерством экономики и на которых был сформирован госбюджет, не соответствовали реалиям. Все понимали, что инфляция не может быть ниже 10 процентов. Правительство же доказывало, что она будет 7,2 процента. По многим вопросам, в том числе и по росту ВВП, мне кажется, был непрофессиональный подход. Кроме того, могу сказать, что административное управление экономикой никогда не давало прогнозируемого роста надолго. Мы пережили хлебный кризис и подходим к ценовому, а это говорит о том, что на момент проведения избирательной кампании экономика административно зажималась в определенных рамках. А уже после нее «профессионалы» из правительства занялись другими вопросами, абсолютно не связанными с экономикой. Кризис цены подсолнечного масла, повышение цен на мясо и молоко свидетельствует о том, что политика, которая велась чисто административными методами, не дает положительных результатов, рынок все равно диктует свое. И сколько бы уголовных дел не открывали на предпринимателей в тех или иных сферах экономики, это не дает ответа на вопрос, какая же будет конечная цена на тот или иной продукт. Также не учитывались глобальные процессы, которые идут в направлении мирового распределения труда, и процессы, происходящие в Европе, а они, конечно же, влияют на то, что происходит у нас. Безответственная политика по формированию цены на газ поставила в тупик правительство...

Мне кажется, нужно перестать врать гражданам, объяснить, какая у нас ситуация в экономике, какая позиция будет с Россией по энергоносителям, и, уже отталкиваясь от этих показателей, выходить на рыночные методы управления экономикой. Думаю, сразу этого не получится, потому что стабилизация цен произойдет только после нового года, но заложить какие-то основы для макроэкономической стабильности просто необходимо.

— На днях на интернет-форуме вы заявили о своих премьерских амбициях, в частности о том, что планируете через пять лет возглавить правительство...

— Да, я сказал, что не скрывал того, что еще год назад у меня появились такие амбиции — быть премьер-министром этой страны и привести ее в Евросоюз. Думаю, через пять лет мы будем более требовательны к кандидатам, которые хотят претендовать на пост премьера. Это и опыт работы в политике, и определенные принципы, и какие-то знания. Поэтому я сейчас получаю второе образование — экономическое. 

«Столичные новости», 6 ноября 2007 г.