Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Николай Голомша: «Следствию точно известны места изготовления диоксина»     ИНТЕРВЬЮ

После укрепления следственной группы, расследующей отравление Виктора Ющенко, это дело стало самым законспирированным из всех, которые сейчас расследует Генеральная прокуратура (ГПУ). Несмотря на то что генпрокурор Александр Медведько пообещал, что оно будет раскрыто уже в 2008 году, до сих пор неизвестно, на каком этапе находится следствие. Заместитель генпрокурора НИКОЛАЙ ГОЛОМША рассказал специальному корреспонденту Ъ ЕЛЕНЕ ГЕДЕ, что следствию точно известны места и условия изготовления диоксина, которым был отравлен Виктор Ющенко.

– Прокомментируйте ситуацию, сложившуюся вокруг запроса ГПУ к российской генпрокуратуре с просьбой предоставить образцы диоксина. Известно, что вначале Россия согласилась предоставить необходимый следствию диоксин, однако позже генпрокуратура сообщила, что такой формулы в РФ нет.

– Думаю, в России, на уровне исполнителей, достаточно поверхностно подошли к выполнению нашего поручения. Нами четко зафиксировано наличие у них, в Санкт-Петербурге, необходимой нам формулы диоксина. Мы знаем деловые отношения производителя (диоксина.–Ъ), где он изготовляется, в каких точках находится, в том числе в Украине. Поэтому мы повторно обратились к российской прокуратуре и заострили внимание на этом. Мы просим генерального прокурора России более детально рассмотреть нашу просьбу и ответить на все наши вопросы.

– Что значит «точки в Украине»? Россия поставляет нам диоксин?

– Нет. Диоксин используется в химической промышленности, в ювелирной, насколько нам известно, в отдельных странах, а также лабораторными учреждениями. На мой взгляд, большой конфиденциальности в этой информации нет. Следовательно, нет оснований для невыполнения поручения ГПУ у наших коллег из России. Думаю, они пересмотрят свое отношение к нам. Вообще-то у нас с российской генпрокуратурой установились нормальные деловые отношения, и мы всегда друг другу помогаем.

– У вас нет подозрений, что Россия намеренно затягивает процесс расследования дела об отравлении президента?

– Свои подозрения может высказывать простой человек, а юрист говорит на языке фактов. Мы это называем «поверхностным рассмотрением». Конечно... Чего уж таить, имея желание ответить на все вопросы, они бы подходили к этой теме совсем по-другому: по-взрослому, по-серьезному.

– Если диоксин все же будет найден в России, его экспертизу проведут на месте, как на том настаивает российская генпрокуратура, или у нас?

– Мы настаиваем на том, чтобы экспертиза проводилась на территории Украины, как это предусматривает наше законодательство. Изучив международные нормы и российское законодательство, мы пришли к выводу, что для этого нет никаких препятствий.

– Экспертизы британского и американского диоксина уже проведены?

– Да.

– И они проводились на территории Украины?

– Да, и не было никаких проблем. Они предоставили образцы, а мы провели необходимые исследования.

– Генеральная прокуратура может открыто сказать, что диоксин, которым был отравлен Виктор Ющенко, не производится ни в Великобритании, ни в США?

– Да. Мы очень много знаем о диоксине, но комментировать это я не буду.

– Давайте уточним: если диоксин, которым отравили Виктора Ющенко, не производится ни в Великобритании, ни в США, ответ на вопрос, чьим диоксином отравили президента, напрашивается сам собой!

– Я отвечу на этот вопрос так – следствию точно известны места изготовления диоксина, условия, но комментировать эту тему нецелесообразно! Если мы сейчас расскажем о том, что знаем, это прочитает тот, кто ждет информации, тот, кто за нами следит. Пусть для этого человека будет загадкой, на какой стадии сейчас находится расследование. Если я прокомментирую наше продвижение, то поставлю под удар и результаты, и самих людей. Потому что люди, которые интересуются этой темой, отслеживают каждое наше движение. И нам не хочется вместо расследования заниматься нашими оппонентами, которые будут создавать проблемы. Чем меньше информации, тем больше мы продвигаемся вперед. Но все имеет начало и конец – развязка будет.

– Все настолько серьезно?

– То, что следователи не выдают информации, то, что Галина Климович (руководитель следственной группы по отравлению Виктора Ющенко.–Ъ) глубоко законспирировала это дело,– за это я ей очень признателен. Расследование ведется на очень профессиональном уровне. Поверьте мне, дело расследуется так, как и должно расследоваться «важняками» (следователь по особо важным делам.–Ъ). Если бы я сейчас начал говорить о деталях, не хватило бы ни пленок, ни ручек.

– Нам стоит ожидать каких-то сюрпризов? Неожиданных людей, замешанных в отравлении?

– (Глубоко вздыхая.) Не буду отвечать.

– Виктор Ющенко, и. о. председателя СБУ Валентин Наливайченко и генпрокурор Александр Медведько уверяют журналистов, что расследование вот-вот будет завершено. На чем основана их уверенность?

– Следствие движется в правильном направлении.

– А откуда вы знаете, что это направление правильное?

– Как следователь, я лично могу двигаться вперед тогда, когда у меня есть внутреннее убеждение. Владея информацией, с которой работают следователи, я убежден, что следствие движется и достаточно серьезно. Единственная проблема – потеряно много времени. Три года группа фактически бездействовала, и дело расследовалось неорганизованно, не были приняты необходимые меры. Поэтому сейчас нам приходится работать достаточно активно и мощно.

Фото: «Коммерсант»

«Коммерсант», 4 февраля 2008 г.