Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Первый пошёл. Эксклюзивное интервью Виктора Ющенко     ИНТЕРВЬЮ

Президент Украины рассказал Фокусу о вероятной дате двойных перевыборов, природе конфликта с премьером, возможности второго Майдана и своём отношении к подготовке преемника

Внезапное решение президента пойти на одновременные перевыборы вместе с парламентом удивило многих, а Фокус – особенно: дело в том, что ровно за сутки до этого нашумевшего заявления в интервью нашему изданию Виктор Ющенко крайне неодобрительно отзывался об этой идее и охарактеризовал её как идеологию «долой всех».

Этот пример наглядно демонстрирует, насколько быстро – за одну ночь – способна видоизменяться украинская политика.

Уступка ли это со стороны президента Верховной Раде или отвлекающий маневр; есть ли у его инициатив союзники в БЮТ и ПР, или он как раз в поиске таковых – эти вопросы пока остаются без ответа. Зато вырисовывается новая тактика главы государства: вместо того чтобы пассивно ждать выборов, он в ближайшее время попытается «ходить первым» – на упреждение.

Нетрудно заметить, что почётное место в его лексиконе теперь занимает слово «самодостаточность», которое президент употребляет как обозначение полной политической и житейской независимости. И это, очевидно, ответ на вопрос, чего он особенно желал бы для себя в год выборов – чем бы они ни закончились.

Ремарку Фокуса о том, что политика нынче не может быть приятной темой для разговора, президент прерывает личным рецептом от неприятностей.

– Всегда нужно чувствовать себя человеком, который выполняет свою миссию. Тогда всё остальное – лишь неважные детали.

– Вам удаётся себя так ощущать? Не выводит из себя ежедневная рутина?

– Абсолютно не выводит, потому что за всем этим надо видеть большую миссию. Я не думаю, что Богдану Хмельницкому было легче. Страна по миллиметру каждый день поднимается с колен. И вам хочется уже вечером увидеть успех? Тогда вы слишком наивны. За 17 лет – а у меня пятеро детей – не всякого ребёнка воспитаешь! А относительно того, что происходит (в политике каждый день. – Фокус), просто нужно стать выше этого. Это всё суета! За ней на 99% вы увидите примитивные частные интересы.

– Но мы всё же о суете. На прошлой неделе, по мнению многих политиков, Верховная Рада как никогда была близка к роспуску. У вас всё было для этого готово…

– Для чего? Зачем мне это?

– Например, чтобы отправить в отставку правительство, привести в парламент больше своих сторонников. Вообще, есть мнение, что указ о роспуске у вас наготове всегда, с непроставленной датой.

– Глупости, давайте будем серьёзными людьми! Относительно перевыборов могу дать простой ответ: господа, чтобы не приходилось распускать Верховную Раду, выполняйте Конституцию. В парламенте должно быть большинство, которое сформирует правительство и представит премьера. Всё. Парламентское же большинство никто в глаза не видел. Принесите мне документ с 226 подписями: вот, мол, люди, которые взяли на себя ответственность за курс. И меньшинство уже не сможет упрекнуть, что эта коалиция не в состоянии провести ни одного закона, если не купить коммунистов. Коалиция не может быть «облаком в штанах», она должна жить одной идеологией. А мы говорим, что здесь какая-то выгода для президента. Уважаемые, я – гарант Конституции. И она подсказывает, как решить эту проблему. Если нельзя решить, она подсказывает, что в этом случае делать.

– Но вы сейчас сами перечислили вполне законные способы для роспуска парламента: у коалиции нет большинства, и она не подала вам кандидатуру премьера, когда была сформирована. – Это, конечно, неконституционные моменты. И можно поставить вопрос, как он стоял в сентябре 2008 года: коалиция должна форматироваться так, чтобы соответствовать Конституции. Не желаете идти на выборы – это в ваших руках, не президентских! Но я честно скажу: на ныне существующей базе (законодательной. – Фокус) мне выборы неинтересны! Мне интересно, как локализовать конфликт.

Локализовать конфликт, как известно, Ющенко предлагает изменением избирательного права: введением открытых списков (пофамильного голосования за кандидатов). Более того, он даже сделал это обязательным условием своего согласия на двойные перевыборы наряду с отменой депутатской неприкосновенности.

«Мы избежим одной из главных проблем нашего парламента, перейдём на персонифицированное голосование за кандидатов. Секретарша больше не попадёт в Раду, охранник – не попадёт, родственник, кум, сват, брат – тоже. Или он должен быть талантливым, что выгодно избирателям, или – отфильтруется», – описывает президент Фокусу преимущества своего предложения.

По его словам, 6 законопроектов на этот счёт он уже подал в парламент, теперь дело за Верховной Радой.

– Кто вас может в этом поддержать? БЮТ, ПР? Вы думаете, им это выгодно?

– Сегодня ни одна политическая сила в парламенте не сказала «нет». Дискуссия может быть только по нюансам.

– Пропрезидентские силы – «Наша Украина» и «Единый центр» так больше голосов наберут?

– Тут ведь побеждает не партийная доктрина. А то, сколько знаковых людей от данной территории смогут заинтересовать избирателя. Конечно, и без этого можно провести досрочные выборы. Но они будут менее качественными. Я не сторонник этого. В прошлом году, когда в парламенте на протяжении 35 дней не было коалиции, я говорил: надо двигаться в направлении досрочных выборов. Но тогда две трети населения сказало мне: президент не прав. И я уступил.

– Никакого референдума тогда не было. Как же население вам это сказало?

– Я говорю о данных социсследований: на вопрос, помогут ли досрочные выборы выйти из кризиса, большинство ответило «нет». Хотя я уверен, что президент тогда был прав и действовал, руководствуясь не эмоциями, а законом.

Извините, если вы думаете, что для президента лучше, когда два месяца (отведённые на досрочные выборы. – Фокус) он живёт без парламента или без стабильного правительства, это примитивно. Я предан этому государству. Какая мне выгода от того, что институт парламента, суда или правительства не работает? Вдумайтесь! На меня показывают перстом – экономический кризис, и президент должен отвечать. Я этого не отрицаю. Но если правительство не будет формировать антикризисный пакет, его никто не сформирует. И мы проиграем все.

Ничего личного. «Я Юлию Владимировну ещё и ещё буду приглашать на борт самолёта. У нас нет личностного конфликта. Вот в том, что происходит в политике имеются расхождения»

– Вот поэтому, когда вы недавно летели в одном самолёте с Тимошенко из Европы, вся страна ждала, что вы найдёте компромисс. Но уже через пару дней пропрезидентские депутаты не поддержали антикризисные законы.

– Знаете, год назад у меня была фракция. Потом была проведена некая работа, и эту фракцию поделили пополам. Кому-то газ отдали, кому-то нефть, кого-то на Фонд госимущества тянут. Но я не управляю фракцией и партией.

– Однако вы стали председателем партии «Наша Украина» на съезде в ноябре.

– Это исключительно представительские функции. Я не могу заниматься там вопросами финансового и другого обеспечения. Я хочу сказать, что партия идейно мне близка, но я ею не управляю. После того как на «Нашу Украину» была предпринята атака со стороны наших партнёров по коалиции (речь идёт об осени 2008-го, когда часть НУНС вошла в коалицию с БЮТ, а часть осталась на пропрезидентских позициях. – Фокус), сформировать общую позицию стало невозможно. И когда мы говорим, что некоторые не голосовали за антикризисные законы, мы должны понять, а выяснял ли вообще кто-то их позицию? У коалиции есть лидер – премьер-министр. Если бы Юлия Тимошенко работала с каждой политсилой так, как с коммунистами, голосование было бы намного эффективнее. Вот пример: один из пунктов – 6 миллиардов гривен субвенций «Нафтогазу». Часть депутатов мне заявляет: да мы никогда на это не пойдём!

– Это кто вам говорил?

– В частности, Кириленко (Вячеслав Кириленко, лидер пропрезидентской, антикоалиционной группы «За Украину» внутри НУНС. – Фокус).

– То есть ни на Кириленко, ни на группу «Единого центра» вы никак не влияете?

– Я общаюсь с Кириленко, с «Единым центром». Но должно же быть и с другой стороны общение! Я тоже, как и Кириленко, уверен, что субсидирование «Нафтогаза» – это дорога в никуда. Эти деньги нужно дать людям в качестве адресных дотаций. Это экономически правильно. Но я никогда не стану руководить фракцией. Я не тот человек, который админподходом будет кого-то к чему-то склонять.

– Вы имеете в виду, что это должна была сделать Тимошенко?

– Говорить с депутатом – это работа лидера фракции, работа Тимошенко. И тут не вопрос, кто на каком самолёте прилетел из Брюсселя. Я Юлию Владимировну ещё и ещё буду приглашать на борт самолёта. Что касается наших с ней отношений, то тут нет личностного конфликта. Вот в том, что происходит в политике, к сожалению, имеются расхождения. Проблема в конфликте идеологий, ценностей, фундаментальных экономических подходах. Пример: решения правительства о запрете экспорта зерна или подсолнечного масла из Украины, чтобы удержать цены внутри страны. От этого мы теряем рынки, селяне теряют деньги, раскручивается инфляция. 23% инфляции у нас в прошлом году – наивысший показатель в Европе! Я не сторонник такой политики. Она непрофессиональна и наносит вред стране. Только я публично не говорю этого, поскольку за неё отвечает премьер-министр.

Поэтому, когда речь идёт о неудавшихся голосованиях, давайте оставим президента в стороне. Я открыто призвал всех проголосовать. И если коалиция не голосует, на неё ложится вся ответственность.

Неприемлемый преемник? «Я не скрываю своих симпатий к Арсению Петровичу. Это перспективный, большой политик. Но можно ли сказать, что я лишаю этого человека самодостаточности? Это неправда!»

– Есть информация, что вы думаете о преемнике, которого могли бы противопоставить Тимошенко и Януковичу на президентских выборах. И что это может быть Арсений Яценюк.

– Знаете, я сейчас сдерживаю эмоции. Вы меня вынуждаете говорить, что мы с вами живём в каком-то каганате, что мы можем делать то, что делается, например, в России. Это унизительно. Я не скрываю своих симпатий к Арсению Петровичу. Этого человека я знаю уже немало лет. Многое из того, что происходило в его карьере, было благодаря моим решениям. Потому что я уверен: это перспективный, большой политик, который нужен Украине, нации. Европейского типа, не скованный, с юмором, с фантазией,– это уже молодое поколение. Но можно ли сказать, что я лишаю этого человека самодостаточности? Что подсовываю ему костыли и говорю – опирайся? Это неправда. Я уверен, что Арсений Яценюк – самодостаточный политик.

Знаете, у нас очень распространено примитивное представление о политических отношениях. Многие смотрят на политику как на дебаты кого-то с кем-то. Но извините. Я самодостаточный человек! У меня есть профессия. Вечная! Она называется «Виктор Андреевич Ющенко». У меня пятеро детей. Я знаю, для чего нужно жить и за что умирать. Это я искренне говорю. И когда речь идёт о политических трюках, я бы хотел сделать так, чтобы их больше не было.

Одновременные перевыборы Верховной Рады и президента, открытие избирательных списков – всё это затмило ещё одну, более раннюю (с разницей всего в два дня) сверхидею Виктора Ющенко – его собственный вариант Конституции, уже внесённый в парламент. На сторонний взгляд эти начинания вообще друг другу противоречат. Тут бы что-то одно: либо избирательное право менять, либо сразу всю Конституцию. Но Ющенко уверяет, что настроен и на то, и на другое. Разница, очевидно, в адресатах этих предложений – если по поводу открытых списков он апеллирует к Верховной Раде, то уже раскритикованную всеми политсилами идею президентской Конституции рассчитывает испытать «гласом народа» – вынести на всеукраинский референдум.

– У меня как человека партийно незаангажированного только один интерес: сформировать документ, который получит наибольшую поддержку. Пришло время ясно высказаться, какой могла бы быть эффективная система власти в стране. Первейший вопрос – это коррупция. Сейчас Верховная Рада, с её иммунитетом, назначает судебную систему, Службу безопасности, прокурора. Так возникает круговая порука. Человек работает в стае! А мы говорим: у нас три независимые ветви власти. Я хочу опровергнуть это: они зависимые. Причём всего от двух-трёх людей в стране.

– Назовите поимённо.

– Я думаю, вы догадаетесь. Судьи, Кабмин – их назначает парламент. Но что такое парламент? Это, по сути, две партии вождистского толка. А зависимость от одного человека очень легко может привести к узурпации. Мои предложения дают ответ. Верхняя палата (одно из ключевых предложений президентского проекта Конституции двухпалатный парламент. – Фокус) будет формироваться по мажоритарному принципу, чтобы не допустить партийного диктата, лоббизма. Она, и только она, будет назначать главу Верховного суда, Генпрокуратуры – и таким образом отделит эти институты от корпоративного влияния.

– Почему только сейчас вы инициировали изменения к Конституции? Не логичнее было бы заняться этим в 2005-м, когда у вас было больше союзников?

– Вы не правы. Я исхожу из того, что сегодня и политсилы, и избиратели лучше, чем четыре года назад, понимают, как выйти из ситуации. И второе: только в 2008 году появилось разъяснение Конституционного суда относительно проведения референдума. (В апреле 2008 г. КС допустил возможность рассмотрения Конституции на референдуме. Но последнее слово по её утверждению оставил, однако, за парламентом. – Фокус). Теперь президент направляет документ в парламент, тот проводит процедуру, даёт 226 голосов (в ходе голосования. – Фокус). Не думаю, что это будет большой проблемой. А дальше – всенародное обсуждение. Получится, что поучаствовали все стороны. Этого механизма лет пять назад вообще ещё не было.

К тому же насторожили симптомы: в прошлом году, как вы помните, две силы решили делить страну на двоих. (Осенью президент обвинил ПР и БЮТ в создании Основного Закона в своих интересах. – Фокус). Было показано, что никакая созданная президентом конституционная комиссия не будет поддержана. БЮТ перестал там работать первым – изредка присылал человека то ли для смеха, то ли для провокаций. Коммунисты и то больше работали.

Так что после глубоких личных переживаний, выходить ли мне с этим проектом, я пришёл к выводу, что должен высказать нации свою позицию.

– Вы видели предложения Тимошенко по изменению Конституции?

– Да, видел, и у нас был разговор, она доказывала преимущества. Но я не могу принять идею разделения власти на двоих! Я уверен, что от своего имени она этот проект не подаст. Потому что это унизительная инициатива.

У меня же теперь есть только одна дорога – публичное ведение этого дела. Уверяю вас, таких изменений вам никто больше не предложит, поскольку за ними – конфликт интересов, как слева, так и справа. Поэтому я оптимистично настроен. Выиграют все – мы получим институт стабильной государственной власти.

– До выборов успеете провести эти изменения?

– Хотелось бы!

– Как вы думаете, второй Майдан на этих президентских выборах возможен?

(Категорично.) Нет!

«Фокус», 9 апреля 2009 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Віктор Ющенко: Яценюк зможе об'єднати парламент, Виктор Ющенко: Вступление Украины в НАТО не несет новых угроз России, Виктор Ющенко: О ценах на газ президент должен узнавать не из газет