Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Юрий Ехануров: никаких изменений в Косово не планируется     ИНТЕРВЬЮ

Назначение Юрия Еханурова на пост министра обороны стало для всех сюрпризом. О своей борьбе в новой должности за увеличение финансирования Министерства обороны, трудностях реформирования вооруженных сил и готовности Украины к евроатлантической интеграции Юрий Ехануров рассказал «Коммерсанту».

– Когда три месяца назад президент Виктор Ющенко представил вас министром обороны, никто этого не предвидел. Все были уверены, что министром останется Анатолий Гриценко...

– Я тоже был в этом уверен. Но меня вызвал президент и сказал, что именно мне нужно идти на должность министра обороны.

– По нашей информации, этот вопрос решился буквально за несколько часов до заседания Верховной рады 11 декабря, на котором вы были представлены. Это правда?

– Не совсем так. Меня пригласили в секретариат на встречу с президентом. Мы все обсудили с Виктором Андреевичем, и он представил меня. Признаюсь, это предложение было неожиданным для меня, но президент привел убедительные аргументы.

– В чем они заключались?

– Он сказал, что вокруг министерства существует множество проблем, которые нужно решать. Я, опытный человек в сфере государственного управления, должен отметить, что новая работа оказалась интересной. В обществе необходимо формировать другое понимание армии. Мир ставит перед нами совершенно иные требования. Уже не должно быть огромных войсковых соединений, должна возрастать роль отдельной личности. Например, нам нужно полностью переосмыслить роль сержанта. Школа сержантов, которую мы собираемся открыть в Харькове, является новым видением структуры вооруженных сил. Опыт конфликтов, которые были и есть в мире, свидетельствует о том, что основой становятся маленькие и гибкие подразделения.

– Вы уже почти сто дней являетесь министром обороны. Какие выводы сделали для себя?

– Нужно совершенствовать Министерство обороны с точки зрения современного государственного менеджмента. И, поверьте, я знаю и умею это делать. Недавно я подписал указ о смене структуры министерства. Сейчас мы работаем над новым штатным расписанием. Я бы хотел приучить сотрудников к тому, что мы будем более гибкими, активными и агрессивными.

– Возможны ли какие-то кадровые перестановки в командовании войсками?

– Все, что я перечислил, не касается военной составляющей. Речь идет об аппарате министерства.

– Во время визита в Севастополь вы заявили о намерении вернуть в боевой состав ВМС подводную лодку "Запорожье" (см. Ъ от 17 марта)...

– Для завершения ремонта подводной лодки нужно 12 млн грн. То есть по миллиону на каждый месяц. В бюджете этих денег нет. Но этот вопрос будет решен. О дальнейшем развитии подводного флота говорить пока очень трудно. Подводная лодка нам нужна для того, чтобы ВМС могли проводить определенные учения и отрабатывать соответствующий спектр задач.

– Виктор Ющенко неоднократно говорил о "перегруженности военного ведомства не свойственными ему функциями" и о низкой боеготовности войск. Вы согласны с такими заявлениями?

– Насчет перегруженности – абсолютно согласен. В прошлом году почти треть бюджета Минобороны ушла на не свойственные нам функции. В первую очередь это касалось проблемы утилизации избыточных боеприпасов. Научные и производственные мощности расположены в других ведомствах, а в нашем распоряжении – только склады и арсеналы. Таким образом, 18,5 тыс. человек находятся на объектах, которые, по большому счету, армии не нужны и от них следует избавиться. Что касается боеготовности, я бы хотел подождать с ответом на этот вопрос. В прошлую пятницу (14 марта.–Ъ) инспекция, проводившая проверку боеготовности вооруженных сил, завершила свою работу. Сейчас идет подготовка документов. Думаю, через неделю станут известны результаты и значительная часть этих материалов будет обнародована.

– Одной из главных проблем министерства является бюджетное финансирование. Удастся ли военному ведомству получить в 2008 году все необходимые средства?

– Сейчас бюджет Минобороны составляет около 10 млрд грн. Указ президента, которым Виктор Ющенко обязал Кабмин выделить армии 17,5 млрд грн (см. Ъ от 5 марта), вселил в нас оптимизм. Но теперь он улетучивается. С того времени премьер-министр (Юлия Тимошенко.–Ъ) провела два совещания, на которых Министерству финансов было поручено выполнить президентский указ. Было принято решение о поэтапном изменении закона о госбюджете, в частности о выделении дополнительных 7,5 млрд грн. На первом этапе должно было поступить 2,1 млрд грн. Но пока никаких изменений в бюджет не подано – главным образом потому, что сейчас обобщаются предложения, поступившие от всех министерств и ведомств.

– Что произойдет, если финансирование останется на уровне 10 млрд грн?

– С учетом инфляционных процессов в последние два года бюджет Минобороны 2008 года будет на 10% меньше прошлогоднего. Мы выполнили задачи, поставленные перед нами на I квартал. Теперь, боюсь, у нас могут возникнуть проблемы, связанные в первую очередь с питанием для военнослужащих. Проблемы недофинансирования мы ощутили уже в I квартале. Из-за отсутствия в госбюджете средств на компенсацию армии увеличения тарифов на газ, тепло и электроэнергию 16 воинским частям были приостановлены поставки электричества и других коммунальных услуг. Но если говорить о стратегических вещах, то пока в обществе не будет понимания того, что профессиональная армия это дорогое решение, которое должно финансироваться государством в полном объеме,– разговоры об отмене призывов и контрактной армии будут оставаться разговорами.

– А как недофинансирование отразится на перевооружении армии, в частности на строительстве корвета, модернизации самолетов и вертолетов, реализации проекта многофункционального ракетного комплекса? Чем придется жертвовать?

– Пока я об этом говорить не хочу – жду решения правительства. У нас есть полная поддержка депутатов парламентского комитета по вопросам национальной безопасности и обороны, и мы будем бороться за военный бюджет. Но объявлять о каких-либо планах рано, поскольку в зависимости от того, будут внесены изменения в бюджет или нет, возможны различные варианты. Минимальная потребность для закупки и модернизации военной техники составляет 1,04 млрд грн. Дополнительно мы просим еще 608 млн грн. Сейчас выделено 432 млн грн. Главная проблема в том, что финансирование во II квартале планируется в пределах действующего бюджета, а это означает, что мы не сможем перейти на новый, более качественный уровень.

– В таком случае удастся ли вам выполнить свое обещание и выделить военнослужащим к концу года 8 тыс. квартир?

– В I квартале я обещал дать военнослужащим 1600 квартир. Сейчас выдана уже 1281. И до конца месяца будет 1600. Это я вам гарантирую. Далее. Во II и III кварталах нам нужно выделить по 2000 квартир. В IV квартале – 2400. Я не сомневаюсь, что мы это сделаем, хотя это потребует серьезнейших усилий.

– 1600 квартир только в I квартале – это больше, чем за весь прошлый год. При этом на решение жилищных проблем требуется не меньше средств, чем на перевооружение армии. Откуда они?

– И не спрашивайте. Рецепт такой: нужно задействовать все резервы. Я 24 года работал в жилищном строительстве и знаю, где и что можно найти у строителей.

– В связи с последними событиями в Косово будут какие-либо изменения в формате участия украинских миротворцев в составе сил KFOR?

– Никаких изменений не планируется. У нас там все нормально. Каждое утро я получаю информацию о ситуации в Косово. В 7.45 у меня на столе лежат соответствующие доклады. Еще через час отдельный доклад делает начальник Генштаба (Сергей Кириченко.–Ъ). В то же время хотелось бы сказать, что события, произошедшие на севере Косово, являются проблемой управления и планирования.

– Возможно ли участие Украины в новых миротворческих миссиях?

– Такие предложения не поступали. Но мы должны принимать участие и в мероприятиях под эгидой ООН, и объединенной Европы, и НАТО. И когда мы станем частью системы, не возникнет вопрос, быть нам в Европе или нет. Мы должны быть там! И если, например, мы когда-нибудь придем со своей электроэнергией на Балканы, а там в этом есть огромная потребность, это будет наилучшее инвестиционное решение. Для военных тоже найдется много интересных проектов. Имея такую авиацию, мы можем специализироваться на перевозках, в том числе военных.

– Кстати, о НАТО. Недавно был утвержден целевой план сотрудничества Украина–НАТО на 2008 год. Каковы его основные положения в военной сфере, особенно в свете возможного присоединения Украины к Плану действий относительно членства в альянсе (ПДЧ)?

– Мы согласовали этот план и будем его выполнять. Например, в пятницу на заседании Совета национальной безопасности и обороны шел разговор о многонациональных учениях и допуске иностранных подразделений на территорию Украины (см. стр. 2). В общей сложности украинские подразделения примут участие более чем в 30 военных маневрах, 11 из которых пройдут на территории нашего государства. Впервые мы будем работать с белорусами и румынами. Если же в Бухаресте Украина получит предложение о присоединении к ПДЧ, мы готовы в очень короткий срок предоставить новые планы сотрудничества. Они у нас уже давно готовы. 

«Коммерсант», 24 марта 2008 г.