Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Юрий Ехануров: Я не говорю никому лишнего слова, у меня все выверено     ИНТЕРВЬЮ

Ехануров подписал коалиционное соглашение между «НУ-НС» и БЮТ с серьезными оговорками, но обещает, что демократическая коалиция и Юлия Тимошенко лично не получат от него нож в спину.

Чтобы взять интервью у Юрия Еханурова, пришлось идти на его открытую лекцию в Киевском национальном университете им. Т. Шевченко. Ехануров систематически читает лекции в этом учебном заведении с 1988 года. На этот раз профессор решил рассказать студентам об инвестиционных рисках, которые сопровождают нестабильную политическую ситуацию в Украине.

Узнав, что на лекции присутствует журналист, Ехануров публично попросил меня не использовать цитаты из лекции, желая быть «максимально честным перед аудиторией». Взамен пообещал ответить на все интересующие вопросы по окончании занятия.

Ехануров вел себя на сцене непринужденно и лишь изредка подглядывал в конспект. Свои размышления о политике и экономике Ехануров «разбавлял» шутками, чтением стихов и даже пародиями на отечественных политиков. Студенты от души смеялись, не жалея аплодисментов.

Cгодняшняя лекция была хорошо подготовлена не только в экономическом, но и в артистическом плане. Признайтесь, кто вам помогал?

Я советуюсь со своей командой, но всю экономическую часть пишу сам. Мне помогают только в литературном оформлении. То же самое касается статьи, размещенной на сайте «Украинской правды». Ее авторство тут же стали приписывать политологу Вадиму Карасеву, но это не соответствует действительности.

А почему вы отказываетесь от участия в телевизионных ток-шоу Савика Шустера и Андрея Куликова?

Однажды меня пригласили для обсуждения инфляции, ревальвации гривни и т. д. Я сказал так: в следующий раз можно пригласить в студию нейрохирургов. Пусть они устроят дискуссию, как трепанировать череп. А зрители определят их компетентность, нажимая на кнопки. Мое мнение: сугубо профессиональные вопросы нужно обсуждать в узком кругу. А политики должны вести дискуссию в «облегченном» варианте. Чтобы не накалять ситуацию.

Я хорошо помню, как в 1997 году мы говорили с главой Нацбанка Виктором Ющенко об уровне монетизации экономики. Тогда он сказал: «Что ж ты в этих деньгах понимаешь, если на людях такое говоришь...» Мне казалось, что для министра я знал достаточно. Но проштудировал толстенную книжку «Денежная теория», чтобы меня больше нельзя было упрекнуть в чем-либо.

Дискуссии во фракции «НУ — НС» проходят на низком профессиональном уровне?

Пока что в украинской политической среде, в том числе и в нашей фракции, дискуссии идут на уровне: «любишь — не любишь», «сла-ва — ганьба», «зрадник — наш человек». Ярлык — и вперед. Но это послевыборный синдром, все «горячие» после избирательной гонки. Уже в феврале можно будет профессионально говорить с людьми.

Правда ли, что многие члены фракции «НУ — НС» подписывали коалиционное со-глашение, не читая его?

Текст на 105 страницах раздавали около 13 часов, и в тот же день подписывали. То есть времени для детального ознакомления не было. В основном все читали последние три странички, где говорится о распределении должностей.

Что же тогда обсуждалось на заседаниях фракции?

Основное, что меня смутило — многие члены фракции просто молчали. По смыслу договора говорили двое: Виктор Тополов и я. Все остальные говорили о должностях, о других вещах. В Украине так сложилось: никого не интересует, о чем я говорю. Никто не говорит о монетизации льгот, о борьбе с коррупцией. Вопрос один — мы болеем за эту политическую команду и против всех остальных.

А что отстаивали другие пять депутатов, которые не подписали коалиционное соглашение?

Я могу говорить о себе. Я — профессиональный экономист. У меня хорошая команда, хорошие аналитики. Я не говорю никому лишнего слова, у меня все выверено. Например, сегодня утром я внес правки в текст своей лекции. Если изначально я хотел назвать имена министров, то сейчас добавил слово «некоторые».

Коалиционное соглашение вы подписали после встречи с Виктором Ющенко. О чем вы говорили с президентом? создании демократической коалиции. ем аргументировал президент?

Это были аргументы государственного значения. А я — государственный человек. Государственные дела для меня — превыше всего, поэтому я без всяких… На меня наибольшее впечатление произвела фраза президента, которая, наверное, была ключевой: «За почти три года своего президентства я ни разу не имел пропрезидентского большинства и не провел ни одного судьбоносного для страны решения в парламенте». У меня не было аргументов. В связи с этим можно было уступить.

Другое дело, что нужно было установить некоторые «запобіжники», «коридоры» для реформ. Это вещи, за которые я буду бороться, но уже в рамках коалиции. Если я подписался, то буду работать. Но когда речь зайдет о программе действий правительства, то мы снова будем дискутировать с Юлией Владимировной.

Вы подписали коалиционное соглашение с оговорками?

Я давно обнародовал их. С тех пор ничего не изменилось.

По-вашему, демократическая коалиция просуществует долго?

Она создана и должна работать. Есть правила игры, и их нужно придерживаться. Отдельные пункты соглашения я не поддерживаю. Например, императивный мандат. За него я не собираюсь голосовать. И не буду. Но могу сказать точно: от меня коалиция не получит нож в спину. Ни Юлия Владимировна, ни ее окружение. Все, что я говорю, я говорю открыто и предупреждаю заранее. Впервые я объявил о своей позиции 2 октября. Но, к сожалению, не все меня услышали. Поэтому мы открыли свой сайт, где я излагаю свое мнение по тому или иному вопросу.

Есть ли в «НУ — НС» люди, от которых можно ждать этот самый нож в спину?

Я сказал, что работаю самостоятельно. Сегодня я рядовой член фракции и не хотел бы расписываться за других.

Действительно ли вы рассматривали вопрос о выходе из партии «Народный союз «Наша Украина»?

Да. Кстати, он открыт на будущее. Мы отошли от программы партии. Впереди дискуссия: насколько мы были компромиссными, и правильно ли мы поступили. Но это вопрос внутренний, не для широкой общественности. И знаете, была такая большевистская попытка на совете партии: «Мы их заломаем…» Это смешно.

При каких условиях вы сложите депутатские полномочия?

Я думал об этом. И еще не вечер. Мои действия будут зависеть от того, как будет формироваться программа работы правительства.

Проголосуете ли вы за кандидатуру Юлии Тимошенко на должность премьер-министра?

Есть правила игры. Мы брали на себя обязательства создать демократическую коалицию, и мы это сделали. Следующим этапом будут голосования по кандидатурам спикера — выдвиженца от «НУ — НС», и премьер-министра, кандидатуру которого по договору выдвигает БЮТ. Соответственно, я проголосую «за».

Но нужно будет сразу готовить команду. Потому что, если Юлия Владимировна ничему за последние два года не научилась, то через полгода нужно будет идти работать. Но я имею надежду, что все-таки чему-то научилась, и будет серьезный гражданский контроль.

Как его обеспечить?

Это очень важный вопрос. Многое зависит от того, будут ли работать правительственные комитеты. И если да, то в них должны входить представители общественных организаций. Такой порядок я завел. Интересно, поменяют ли его? Важно, чтобы возобновил свою работу совет предпринимателей при Кабинете Министров. Я буду серьезно заниматься вопросами контроля над деятельностью правительства. Уже сегодня я встречусь с ведущими экономическими экспертами, чтобы обсудить эти вопросы.

В своей лекции вы подвергли критике главу Нацбанка за то, что он привязал гривню к доллару?

Его (Стельмаха. — «ДЕЛО») вообще оберегать нужно. Потому что каждое его слово может иметь большие последствия. Я считаю, что пора формировать миф об украинском Гринспене (Алан Гринспен — бывший председатель Федеральной резервной системы США, который занимал эту должность почти 20 лет. — «ДЕЛО»). Или обозвать его как-то по-другому. Например, «Мистер 5,05». И, действительно, нужно добиваться мифа стабильности: «Мы не будем разгонять Нацбанк по политическим квартирам, этот банк всегда будет независимым…»

Как вы относитесь к распределению руководящих должностей в банках, которое предусмотрено коалиционным соглашением?

Это неправильно! Разве можно делить: Укрэксимбанк будет принадлежать вам, а Сбербанк — нам? Не дай бог, чтобы о таком распределении узнали потенциальные инвесторы. Однако текст соглашения лежит в Интернете, где его каждый может прочитать.

Дело, 3 декабря 2007 г.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Полный список "Наша Украина - Народная самооборона", Народный Союз «Наша Украина»