Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Секретарь Киевсовета Олесь Довгий: «Сегодня у меня стрессовое состояние»     ИНТЕРВЬЮ

Олесь Станиславович заслужил это прозвище и потому, что действительно оказался сюрпризом…  

Ну кто ожидал от столь юного (второму человеку в городе – всего 26), и уже столь небедного (в официальной декларации Олесь Станиславович задекламировал около  3,8 млн.гривен ) человека такой последовательности в отстаивании позиций своего непосредственного шефа? Кто ожидал такой искренней, граничащей с юношеским максимализмом, уверенности в правоте дела Черновецкого и его команды? И, в конце концов, кто бы мог подумать еще недавно, что в отстаивании этой правоты г-н Довгий-младший пойдет так далеко, что его не остановят ни вои сирен, ни ломающиеся перегородки, ни кулаки оппозиции?

Когда-то Григорий Суркис, которому Юлия Тимошенко наступила шпилькой на ногу прямо в парламентском зале, требовал создать парламентскую спецкомиссию и расследовать это «членовредительство». Олесь Довгий, которому тоже вчера нанесли «членовредительство», замотал пораненный палец, и, отбиваясь от оппозиции шарикой ручкой, все-таки сумел довести дело до конца – и более 200 земельных участков были розданы. В переводе на язык цифр, речь идет о сотнях миллионов долларов. Которые, если верить киевской власти, обязательно наполнят столичный бюджет. И которые, если верить оппозиции, осядут в карманах делков, приближенных к власти.  

И кто мог ожидать, что этот юнец окажется таким эффективным в вопросах бизнеса и политики?  

Сын своего отца, Станислава Довгого, которого и сегодня называют «серым кардиналом» телекоммуникационной отрасли, очевидно, что Олесь Довгий собирается использовать Киесовет как трамплин в большую политику. Олесь Станиславович совершенно не комплектует по поводу того, что этот трамплин может оказаться для него финишным, поскольку нынешнего мэра и его команду поддерживает лишь около 20% киевлян и не поддерживают многие «наверху».

 Довгий убежден, что все, происходящее сегодня в Киеве, - следствие черного пиара некоторых «морд» от оппозиции. Правда, о Михаил Юрьевиче Бродском, лицо которого г-н Черновецкий и обозвал «мордой», Олесь Довгий готов говорить off records. При этом в интервью Олесь Станиславович старательно избегает имен и конкретных цифр, заменяя их горячими дискуссиями о том, какой город-сад построил бы Леонид Михайлович, если бы ему не мешали... Довгий-младший убежден, что через несколько лет киевляне оценят заслуги нынешнего мэра и его команды. Эксперимент над Киевом продолжается?

 

«Я бы не называл нашим оппонентом ни Тимошенко, ни Балогу»

 

Олесь Станиславович, вы можете четко сказать: тарифы в Киеве повышены, как того хотел мэр, или не тронуты, как этого требовала оппозиция?  

Повышение тарифов произошло. Что касается правильности повышения цен, структуры цены, то нас две недели все профильные ведомства Кабмина  проверяли и дали заключение. И там черным по белому написано, что повышение тарифов в Киеве абсолютно обосновано. И все, что происходит вокруг тарифов – исключительно политический пиар наших опонентов, ничего более. Это однозначно не мнение министра Лавриновича, и не мнение Кабмина, и не мнение вице-премьера, курирующего эти вопросы.    

 

Вице-премьером, курирующим эту отрасль, является Владимир Рыбак. Помнится, в свое время он имел не очень приятную встречу с мэром по поводу Киевского региона. Сейчас отношения наладились, ведь Владимир Рыбак в прессе не очень позитивно отзывается о деятельности киевского городского головы?    

Я очень хорошо знаю отношения Леонида Михайловича и Владимира Васильевича Рыбака, и у них самое, что ни на есть, конструктивное сотрудничество. И речи не может быть о каком-то конфликте и, тем более, деструктиве. У Владимира Васильевича колоссальный опыт руководства городом. Он очень хорошо понимает ситуацию, в которой сегодня оказался Леонид Михайлович. И мы иногда обращаемся к нему за советами, и он всегда искренен с нами. А все, что касается прессы, - это желание спровоцировать конфликт, которое присутствует у целого ряда наших оппонентов.  

 

Например? Кто эти оппоненты?

Это общеизвестно…

 

Что значит «общеизвестно»? Вы не могли бы все-таки назвать этих людей, дабы не допускать кривотолков?

Какие кривотолки? Все знают, кто в оппозиции к мэру…

 

Возможно. Но существует ведь неприятие позиции Леонида Черновецкого и на более высоком уровне. Вот, например, после встречи с Президентом  мэр заявил о полной поддержке его действий главой государства. А Секретариат Президента опроверг эту информацию. Это свидетельствует о том, что Виктор Балога – ваш оппонент, не так ли?    

Балога? Нет, почему?

 

Юлия Тимошенко — ваш оппонент?

Я бы не называл нашим оппонентом ни Тимошенко, ни Балогу.

 

Николай Мартыненко?  

Думаю, Мартыненко тоже нам не оппонент… Мартыненко как руководителя партийной городской организации «Нашей Украины» втянули в этот конфликт те люди, которым это выгодно.  

 

Кто эти люди?

Давайте прекратим гадать, а я вам обрисую свое видение картины. Сегодня ситуативно – подчеркиваю, ситуативно – объединились три фракции. В каждой из них есть группа людей, которые ищут личной выгоды и используют при этом брэнд фракции. В каждой из этих фракций – свой движущий элемент. Эти люди ситуативно вместе, между собой у них мало общего, они по природе не могут быть настроены на конструктив.  

  

Нужно ли понимать вас так, что лидеры фракции не контролируют всех своих членов?  

Да, они не контролируют. Некоторые депутаты  приходят и рассказывают на заседаниях своих фракций, что у них есть оппозиционное большинство. То есть, они перешли уже грань, и начинают обманывать своих же коллег. И, я думаю, что скоро депутатам надоест их слушать, тот обман и деструктив, который они несут. Потому что конструктивных каких-то предложений и мыслей у них нет. Ведь и в БЮТ, и в «Нашей Украине», и в блоке   Кличко абсолютное большинство депутатов – это  нормальные, приличные люди, которые хотят работать, которые долго находиться в состоянии крика какого-то, оппозиционности, не могут. Эти депутаты не хотят пребывать за ширмой красивых оппозиционных  вывесок, как то - «повышение тарифов», «грабеж земли». Ведь наполнения никакого за этими вывесками нет.

 

Но всегда есть интересы. Например, не секрет, что Николай Мартыненко поддерживал в свое время Черновецкого потому, что имеет бизнес в столице. Леонид Михайлович не исполняет взятых обязательств?  

В данном случае речь не об интересах Мартыненко, Мартыненко втянули в этот конфликт.  Таким образом, заинтересованные лица пытаются влиять на Леонида Михайловича через политическую силу, через брэнд, через «Нашу Украину». Они хотят, дабы он поддался и разрешил им сохранить влияние на те бюджетные потоки, к которым они привыкли, и сохранить контроль над теми предприятиями, которые они контролировали. Вспомните, кто четыре года был первым заместителем Сан Саныча. Кто столько натворил? Кто один из тех, кого больше всего люди не любили, когда переизбирали Омельченко?  

 

Что именно Валерий Борисов натворил? Где судебные иски по этому поводу?  

Будут собраны доказательства – будут иски. Поймите, тот человек привык быть первым замом, и он до сих пор не может смириться с тем, что уже является депутатом Верховной Рады. Он должен не в мэрии пиариться, а должен работать в Верховной Раде, разрабатывать законопроекты, принимать законы.

 

Но говорят, мол, без поддержки «Нашей Украины», когда она, по сути, переломила ситуацию накануне мэрских выборов, Леонид Михайлович не стал бы мэром. Вы признаете этот факт? 

Да, абсолютно.

 

«Наша Украина» помогла вам стать секретарем горсовета?

Сто процентов.

 

Существовали ли некоторые непубличные договоренности, которые касались, в первую очередь, и Николая Мартыненко, и которые не были соблюдены со стороны Леонида Черновецкого?  

Я еще раз говорю: Мартыненко не обиделся на Черновецкого. Николай Владимирович возглавляет городскую организацию «Нашей Украины», и несет ответственность за то, что происходит в «Нашей Украине». Поскольку, как мне кажется, пока он больше занимался процессами в Верховной Раде, у него было меньше времени на городскую организацию. А люди, которым это было доверено, запутали ситуацию, втянули «Нашу Украину» глубоко в этот конфликт, и вот теперь что получилось…    

 

Скажите прямо: Черновецкий выполнил свои договоренности перед Мартыненко, или нет?  

Я не знаю, о каких договоренностях вы говорите. Все договоренности, скажем, политического рода были выполнены.  

 

Договоренности о назначении глав районов в пользу «Нашей Украины» – это политические договоренности? Ведь, насколько мы понимаем, Мартыненко хотел больше, чем получил.   

Ну, как? Пять из десяти районов, это, по-моему, для «Нашей Украины», которая, по сути, проиграла выборы в городе, - это очень хорошо. И это возможно только благодаря отношениям, скажем так, настоящему пониманию, между Леонидом Михайловичем и Николаем Владимировичем. И желанию сотрудничать со стороны Леонида Михайловича с «Нашей Украиной». Мы исполняем договоренности.

И я хочу отметить: то количество глав комиссий и районов, которые имеет сегодня «Наша Украина», это результат политических договоренностей. 

 

«План деструктивной оппозиции  по дискредитации Леонида Михайловича: придумать легенду и запустить ее через СМИ о причастности Черновецкого к торговле наркотиками»

 

Давайте поговорим о БЮТ. Заявления их лидеров свидетельствуют о тот, что Блок планирует начать процедуру перевыборов мера. Вы к этому готовы?  

В связи с революционностью неких эпатажных личностей, наши отношения с БЮТ осложнены. Когда эта команда берет верх внутри их фракции, тогда начинается какой-то деструктив. И мы уже видели несколько таких волн, несколько смен глав фракций, я думаю, что сегодняшний руководитель фракции  БЮТ тоже ненадолго.

  

Почему?  

Она не самостоятельная.

 

Разве это решение не согласовано с Юлией Тимошенко, которая заявляет, что она против повышения тарифов и за земельные аукционы?  

Юлия Владимировна – политик высокого ранга. И сегодня так случилось, что у нее нет никакого другого форпоста или арены, с которой можно было бы освещать свою деятельность, кроме Киева. Ей ведь нужно сохранять рейтинг, каким-то образом наращивать его. А Киев является уникальным местом, это столица, где сосредоточены все центральные средства массой информации, поэтому любое событие яркое в Киеве освещается на всю страну. И для Юлии Владимировны логичным было выбрать сейчас Киев и горсовет как площадку для всеукраинского пиара. Мне кажется это логичным.

Другой политик общенационального масштаба, Президент Ющенко, в последнее время то же, кажется, склоняется к тому, чтобы пойти на вариант переизбрания городского главы Киева. И людей, поддерживающих в этом стремлении Президента, - немало. На стол главы государства кладут опросы центра Разумкова, где черным по белому написано, что как минимум 52% киевлян сегодня голосовали бы за другого мэра. Президенту рассказывают истории о том, что Леонид Михайлович якобы связан с поставками кокаина в страну. Капля камень точит. Хотите вы того или нет, но Президенту в уши вкладывают очень неприятные вещи для мэра и его команды.

Я отдаю должное Виктору Андреевичу Ющенко за то, что он выше всяких дрязг, и его нельзя убедить в какой-то провокационной или грязной информации.

 

52% киевлян против мэра – это грязная информация?

Я о наркотиках. Мне приносили хорошие люди планы деструктивной оппозиции  по дискредитации Леонида Михайловича. И в них  действительно одним из пунктов было написано: придумать легенду и запустить ее через средства массовой информации о причастности Черновецкого к торговле наркотиками. И сейчас я от вас уже слышу такой вопрос. Значит, план работает?

  

Это ваше мнение. Но, раз уж вы видели план дискредитации, то у вас сейчас есть возможность упразднить информационные поводы. Расскажите, как еще будут дискредитировать мэра?

На самом деле я надеюсь, что даже у самых отчаянных революционеров есть какая-то грань, через которую они не переступят. Они ведь тоже люди, и им самим станет противно заниматься тем, что их самих чернит.  

 

Понятно. Как свидетельствуют ваши биографы, именно благотворительные акции, кроме, конечно, общего с Леонидом Михайловичем бизнеса вашего отца, свели вас с нынешним мэром? Чем вы заслужили свою должность? 

Своей работой. В первую очередь, конечно же, доверительным отношением Леонида Михайловича и большинства депутатского корпуса ко мне. То есть, я стал секретарем Киевсовета лишь потому, что Леонид Михайлович счел возможным доверить эту должность мне, а депутаты Киевсовета его в этом поддержали. Он смог поверить в то, что я с этой должностью справлюсь. И еще одно, после революции зачастую происходит награждение непричастных и наказание невиновных. А Леонид Михайлович один из тех людей, который помнит. И команда, которая с ним выборы проходила, сегодня вместе с ним дальше работает. Он ни от кого не отказывается. Да, многие, как и я, в том числе, делают ошибки. Но он дает возможность исправлять их, дает возможность расти, учиться. Он один из немногих политиков в стране, который растит следующее поколение политиков. Он человек, который без ревности относится к успехам других, и наоборот, это приветствует.  

 

«Тот, кто не работает, субсидии не получит»

 

Кстати, о революциях. На самом деле мэр тоже устраивает в городе тихую социальную революцию. Вы идете по пути товарища Ленина, который говорил, что нужно, чтобы не было богатых. Черновецкий — современный Робин Гуд для бедных, которым нужно давать субсидии, устраивать столовки, вместо того, чтобы создавать рабочие места и поддерживать средний класс? 

Во-первых, не бедных, а социально-незащищенных… 

 

Хорошо, социально-незащищенных. Но ведь такая политика во многом преступна, потому что получается, что человек, который ходит на работу зарабатывает триста долларов, может отдать сто из них за квартплату. А человек, который пьет водку на социальное пособие, получит от мэрии еще и субсидию? И вот эта прослойка бедных людей, которые ничего не хотят делать, кроме как получать деньги от мэра, будет увеличиваться?  

Судя по вашему  вопросу, вы недостаточно ознакомлены с тем, как работает система назначения субсидий. Видно, мы недостаточно внимания уделили разъяснительной работе.

 

У вас есть шанс провести разъяснительную работу.

Во-первых, тот, кто не работает, субсидии не получит. Вот, например, вы. У вас  

какой у вас общий доход на семью?

 

Некорректный вопрос.

Например, триста долларов. То есть полторы тысячи гривень у вас совокупный доход. Сколько вы на сегодняшний день платите за коммунальные услуги? Порядка двухсот гривень. Вот вы думаете, что если увеличится плата в три-четыре раза, то вам придется платить восемьсот гривен, и это будет составлять половину вашего дохода. Это ужас. Но, оформив субсидию, вы будете платить не более пятнадцати процентов от своего совокупного дохода. Итого: полторы тысячи на пятнадцать процентов, это сколько? Двести двадцать пять. То есть, вы будете платить на двадцать пять гривень больше, нежели платили до этого. Это для вас существенно? 

 

Откуда город будет компенсировать эти шестьсот гривен? За счет меня же, которая ходит на работу и платит налоги?  

Вот смотрите. Во-первых, есть закон, согласно которому во всей Украине люди платить вообще больше, чем двадцать процентов от своего совокупного дохода, за ЖКХ не могут. В Киеве внедрена уникальная система, и не более, чем десять процентов, будут платить одинокие пенсионеры, инвалиды, у которых совсем плохая ситуация… А пятнадцать процентов будут платить те киевляне, которые оформят субсидию. Вот эти вот пять процентов, это то, что мы будем действительно дополнительно доплачивать из городского бюджета. Откуда эти пять процентов берутся? В том числе - из оптимизации отрывания тех присосок, о которых мы говорили раньше, от бюджета.

  

Но ведь живые деньги ходить не будут! Было бы правильным, если у меня было двести двадцать пять гривень, мне дали недостающие 575 гривень, и я их отнесла в сберкассу.  Поскольку это все проходит по бумагам, то денег как таковых не существуют, и где они будут гулять, очень трудно понять. Мы правильно размышляем?  

Нет, неправильно. Дело в том, что тезис, будто богатые платят за бедных, тоже является ошибочным. Богатые платят за бедного – означает, что богатый заплатит за себя. И деньги пойдут в казну. А тот человек, для которого это ощутимо, он будет платить столько же, или меньше, или немножко больше. Вот в чем суть. На самом деле это повышение тарифов коснется тех людей, у которых совокупный доход больше четырех-пяти тысяч гривень. А там уже люди не будут ощущать на себе повышение тарифов.

 

«Мы действительно остановили много незаконных строек в городе»

 

Сколько денег из бюджетообразующих структур - «Киевхлеба», «Киевводоканала» - вымоется под видом пополнения социальной части бюджета? Ведь эти структуры под контролем Черновецкого?

А с чего вы взяли, что «Киевхлеб» является бюджетообразующей структурой?  Он ведь никаких дивидендов не приносил и не приносит. А контроль над «Киевхлебом» был утрачен задолго до избрания Черновецкого мэром. Мы с Леонидом Михайловичем вообще в суд подали на это предприятие, он даже премьеру об этих вещах рассказывал. Ситуация в том, что город де-факто никакого влияния на эту структуру не имеет. И сегодня «Киевхлеб» еще и дотируется, поскольку цена на хлеб меньше, чем по Украине.

 

«Киевэнерго»? 

«Киевэнергохолдинг» также не является бюджетообразующим, поскольку денег никаких от него не поступает в бюджет. Предприятие передано в частные руки еще при прежнем руководстве города. Поэтому кое-кто и убежал в Верховную Раду для того, чтобы спрятаться за мандаты. Поэтому и кричат о тарифах. Леонид Михайлович выступал против создания «Киевэнергохолдинга». Вячеслав Супруненко, наш депутат…  

 

…зять Черновецкого?  

Депутат Киевсовета, за которого отдали свои голоса избиратели весной этого года. Так вот  депутат Супруненко - единственный, кто выступал против этого холдинга. Возьмите стенограммы в горсовете! А старая команда бывшего мэра провели все то дело.  

 

Но провели законно, и сейчас ничего нельзя сделать?  

Значит, сделали такой закон.

 

Какова судьба «Киевэнерго» дальше?

Это зависит от того, какое примут решение депутаты. Либо мы должны объявить конкурс и выбрать менеджмент, и это будет городское предприятие, которое будет генерировать электроэнергию и приносить доход в казну. Либо мы должны не бесплатно отдать предприятие в аренду через тендер.

 

Либо? Выставить предприятие на аукцион и продать?

Это стратегический объект. И его нельзя продавать.

 

В схеме, которую вы рисуете, есть масса лазеек для коррупции, и все это на грани нового скандала. Потому что если эти предприятия перейдут реально на баланс города, в Киевсовете будет драка. Потому что одни будут хотеть продать их через аукционы, другие будут хотеть назначить свой менеджмент, вы будете хотеть опять своего председателя наблюдательного совета, и здесь будут возникать противоречия.

Мы к этому готовы. 

 

Получается странная ситуация. Вы говорите, что во всем виновна прошлая власть. А чем вы как новая власть можете похвастаться? Что вы хорошего сделали?    

Я не говорю, что во всем виновата прошлая власть, а лишь констатировал, что при ней все эти процессы происходили.  Мы забрали в городскую собственность, обратно вернули имущество, которое стоит сотни миллионов. Если не миллиарды. Второе. Мы действительно остановили много незаконных строек в городе.

 

А стройка в Мариинском парке? Дом на Грушевского, 9а, который растет?

Леонид Михайлович уже дошел до Верховного Суда. Но мы понимаем, что такое частная собственность. И мы не нарушим ни один закон, когда остановим этого монстра. И Блок Черновецкого там давеча проводил очередной митинг и пикет с требованием остановить эту стройку. Все на контроле.

 

А как было с Бессарабским рынком? 

Знаете, сколько приносил Бессарабский рынок в бюджет города? 714 долларов в месяц. Сегодня он в день больше приносит. Но при этом некоторым из нашей команды пришлось походить в бронежилетах.

Сейчас вот мы наводим порядок в  коммунальных кинотеатрах. Я вам докладываю, что помощнику депутата нашей фракции разломали череп и ребра поломали за то, что он пытался сменить директора по результатам работы комиссии. Сменить директора на коммунальном предприятии, которое по расчетам должно приносить сотни тысяч в бюджет, а приносит несколько гривень. Мы закончим следствие, и расскажем общественности эту историю.  

 

«Сегодня абсолютное большинство депутатов горсовета считают нашу работу достаточно эффективной»

  

Давайте упростим ситуацию. Я как киевлянка могу сравнивать. Когда Омельченко был мэром города, мы каждый год открывали новую станцию метро. Мы строили дешевое жилье на Харьковском массиве и окраинах. Мы строили мосты, и разгружали автотрассы, мы раздавали ветеранам пайки и так далее. Что делаете вы? Мосты, социальное жилье — это предвыборное обещание Черновецкого. Почему ничего не делается?  

Есть конкретные действия, и есть мифы, которые эти действия окружают. Не зная деталей, люди начинали верить в мифы. Вот вы говорите, мосты. Когда мы приехали на Русановские сады, мы узнали, что раньше взяли полтора миллиарда на строительство моста. И когда нас радостно повезли эти чиновники бывшие на презентацию, показывают: «Вот, Леонид Михайлович, мы построили часть моста, вбухали в него миллиард денег киевлян, а дальше строить не можем, потому что там триста частных усадеб». А вы головой не могли подумать перед тем, как потратить миллиард денег!? Причем, ваших денег миллиард потрачено!

 

Сессия решала вопрос с этими Русановскими садами. И было решение перенести эти дачи.

Вы говорите, что кто-то ходил и решал? Мы первые создали группу, с каждый человеком идет личное общение, убеждение, находятся варианты. И мы уже почти всех убедили, приняли решение, куда их отселять, и с людьми разобрались.

 

Когда мы можем ожидать продолжения строительства этого моста?

Это один из важнейших вопросов. Но строительство моста и не останавливалось. Мы делаем все возможное для того, чтобы строительство моста закончилось раньше, чем планировалось. И люди будут отселены, только не принудительным способом, а так, чтобы каждый из них не был обижен, не проклинал этот мост, а понимал его необходимость, и получил соответствующую компенсацию. И власть к ним первый раз вообще снизошла, начала общаться с людьми и спрашивать, что они хотят.

 

Социальное жилье?

Сейчас как раз идет формирование бюджета. Я думаю, там будет целевая программа, совместная с Кабмином. Сегодняшний бюджет до ста миллионов в месяц дополнительного дохода мы сформировали за счет новых источников наполнения бюджета. За счет того, что мы понимаем, что такое оптимизация расходов. И, отрывая эти присоски, которые питались из этого бюджета. Мы полгода вообще стояли, за полгода у нас вообще не было ни одной сессии после выборов, на которых мы бы провели какие-то земельные участки. Вообще никакого земельного участка не было продано. Ни-че-го. Мы перевыполнили бюджет без распродаж. И именно мы приняли решение, согласно которому невозможно отвести ни один участок земли без аукциона.

 

Второй момент. Вот у вас стоит дом, и под домом есть земля. Возможно ли устроить аукцион на землю, которая находится под вашим домом?

Нет, потому что есть закон Украины, согласно которому земля под моим домом принадлежит мне.

Абсолютно. Скажите теперь, пожалуйста, является для нас заслугой убедить вас платить аренду за землю, на которой стоит ваш дом? Это плюс нам, городской власти, за то, что вы начнете платить за эту землю? Если вы не выкупаете землю, и платите за землю, которая под вашим имуществом, и эти деньги идут в доходную часть казны, это хорошо?

 

Вы сейчас рассказывает о начале коммунальной реформы?

Нет, я о том, что нужно сказать спасибо земельному управлению за то, что  люди начинают платить за аренду земли, на которой стоит имущество.

Дальше. Вот все кричат, что нужен аукцион, все надо продавать. Секундочку! Пока нет детального Генерального  плана, как продавать? Когда будет разработан Генплан, и когда станет понятно, что если мы сейчас продадим хотя бы маленький кусочек земли где-то в центре, а потом может оказаться, что появится собственник, который будет законно шантажировать нас, и мы потом будем переплачивать. Поэтому мы в некоторых случаях вынуждены говорить об аренде, и не давать возможности выкупать. В других случаях, наоборот, поднимать стоимость аренды, и заключать недлительные договора этой аренды для того, чтобы получать от этого в казну достаточно большие деньги.  

 

Вернемся к пресловутым тарифам. Вот квартплата будет 800 гривень. А когда качество услуг ЖЭКа будет соответствовать? Когда слесарь перестанет ходить в моей квартире в кирзовых сапогах, в моем подъезде будет чисто, у меня будет стоять нормальный домофон, и мусор будет вывозиться?

Если сегодня кто-то из ЖЭКа придет в кирзовых сапогах и намусорит у вас в квартире, вам нужно сделать одну вещь: набрать 051 и заявить об этом нарушении. И эта ваша жалоба уже стоит на контроле. Если раньше горадминистрация получала 3,5 тысячи звонков в год, то сегодня мы получаем в день три тысячи. Представляете разницу?  

 

До какого числа мэр планирует сделать так, чтобы ЖЭКи работали без звонков, а просто автоматом?

Это не процесс одного дня. Должен быть и кнут, и пряник. И должен быть контроль. Вот раньше, если вам кто-то нахамил в ЖЭКе или пришел в кирзовых сапогах, то возможностей кому-то пожаловаться не было. Сегодня – звоните. Уже хорошо. И теперь, если какой-то негодяй к вам некорректно относится, вы на него пожалуетесь, то он знает, что он будет за это наказан. Дальше. Начальники ЖЭКов знают, что зарплата у них всех одинаковая, зачем тогда работать лучше? Нам надо все это повернуть лицом к людям, понимаете, все эту огромную машину, изменить всю эту философию. И это настолько тяжело. Но я уверен что, до конца следующего года вы сможете почувствовать разницу.  И уровень доходов работников ЖЭКа будет повышен в несколько раз. И это будет та зарплата, за которую будут держаться. Вот когда появляется замкнутая цепочка.

  

Вы идеалист. А у начальника ЖЭКа одна машина на район. Что делать?

Я не идеалист, я просто понимаю, как наладить систему. Вот мы взяли одного зама по ЖКХ, спрашиваем: «Скажите, пожалуйста, что нужно сделать для того, чтобы мусор вывезти? Почему проблема возникла?» Все говорят: «Нам не хватает денег, нужно повышать тарифы, не хватает денег…» Надо денег, надо денег, надо денег. Леонид Михайлович собрал все ЖЭКи и говорит, что я сейчас вам докажу, что речь не в том, что нет  денег, а в том, что нужно просто более эффективно использовать средства.  

 

И что, получилось?

Конечно! Он сам дорылся до одной простой вещи, которую все скрывали. Представьте себе, что начальник ЖЭКа закрывает своим актом количество мусора или снега, который вывезли. И когда мы начали сверять цифры, то открылось, что компании, вывозящие мусор, вошли в сговор с ЖЭКами. Они писали, что вывозят тонны мусора, а на самом деле все это проходило только по бумагам. А деньги тупо разворовывались! И деньги просили только для того, чтобы больше воровать. Мы эту лазейку закрыли.

Мы с Леонидом Михайловичем специально ездим на Троещину, на Лесной, в Дарницкий районы, заходим в парадные, видим эти ободранные стены, вырванные лампочки. Все это доводит просто до бешенства.

 

То есть?

На самом деле, денег на ремонты подъездов, внутридворовых дорог, лифтов, выделяется достаточно. Проблема лишь в том, что эти деньги не освоены. Потому что всем безразлично! И нам нужно сколотить целую армию, привлечь их в структуру ЖКХ, простимулировать и  заставить превращать деньги киевлян же в покрашенные парадные, чистые, отремонтированные новые лифты, в вовремя замененную лампочку.

  

Если вы говорите, что денег достаточно, но их просто разворовывают, то зачем нужно было повышать тарифы?

В том числе и для того, чтобы повысить качество услуг. Действительно, это очень непопулярная мера, и, поскольку предыдущий глава горсовета этого  боялся, и за свой рейтинг держался больше, чем за киевлян, то он эту меру не предпринял. А ее надо было предпринимать давным-давно. Если бы он набрался мужества и сделал это несколько лет назад, то сегодня у нас была бы уже другая ситуация в ЖКХ.  

Вы отдаете себе отчет в том, что нынешняя городская команда может и не успеть закончить непопулярные реформы. Ведь в Киевсовете может найтись достаточно голосов, чтобы провести референдум о доверии мэру? А на основании чего? На основании того, что часть депутатов блокируют работу сессии, мешают принятию важных решений по мостам, дорогам, лифтам, мусору и бюджету? Абсолютно большинство депутатов горсовета являются конструктивными людьми. Сейчас нужно отойти от политических склок, и быстро плюс эффективно решать проблемы. Ведь мы двести миллионов в месяц из бюджета должны находить не запланированных на покрытие долгов. И если мы сейчас не заплатим 200 миллионов в месяц, то завтра вы будете говорить не о тарифах, а о том, что у вас просто не будет ни света, ни газа, ни тепла. И повышение тарифов для вас станет вообще настолько незначительным… И наша команда понимает, что главное сейчас – не популизм и рейтинг, а сделать так, чтобы завтра у вас было тепло, был свет. И чтобы это обеспечить, у нас нет двух миллиардов на следующий год, и мы восполним это за счет повышения тарифов.  

 

«Леонид Михайлович и его команда будут лучшими, киевляне будут нами гордиться»

 

Какая главная проблема сейчас, на ваш взгляд, стоит перед городом?

К сожалению, должен констатировать, что есть очень много вещей, над которыми мы еще должны работать, работать и работать. Но большая проблема – в исполнителях. Мало выдать определенное распоряжение, нужно иметь людей, которые могут это поручение исполнить. А таких людей надо очень много. И, к сожалению, мы констатируем факт отсутствия достаточного количества людей, которые бы переживали и искренне разделяли нашу идеологию, хотели бы что-то сделать для людей. Вот в чем проблема.      

 

Возвращаясь к предвыборным обещаниям Черновецкого, что с паркингами. Есть какое-то решение проблемы, кроме повышения цен?

Конечно, нужно строить новые паркинги. И никто об этом ранее не подумал. А теперь вот одним из наших первых решений был выбор порядка двадцати мест для подземных паркингов. На Городецкого будет паркинг, на Европейской площади планируется несколько тысяч мест для подземного паркинга, на Набережной будет 4,5 тысячи машиномест, на бульваре Тараса Шевченко.

 

Когда это будет?

Физически нужно полтора-два года. В лучшем случае. И это реальные сроки. Пройдет несколько лет, и вы, я уверен, скажите: «Олесь, вы были правы». И вы посмотрите на Киев не через призму той критики, которая звучит в адрес Леонида Михайловича сейчас, а вы скажете: «Да, все-таки Леонид Михайлович доказал на деле то, во что многие просто даже не верили». Леонид Михайлович и его команда будут лучшими, киевляне будут нами гордиться! Я просто уверен в этом. 

 

До этого еще далеко, и сегодня перед мэром стоят и другие задачи. Одна из них – возвращение контроля над депутатским корпусом. Вы можете сказать, сколько в Киевсовете депутатов, которые на 100% будут за Черновецкого?

Что значит – на сто процентов за Черновецкого? Есть люди, которые никогда не будут голосовать за недоверие мэру. Сегодня абсолютное большинство депутатов горсовета считают нашу работу достаточно эффективной. У нас есть большинство. Но я говорю о большинстве не как о зазомбированном большинстве Черновецкого, нет. Большинство — это депутаты, каждый из которых личность, у каждого есть свое мнение.

 

В свое время Михаил Бродский сказал нам, что он запрещает своему сыну с вами общаться, потому что вы – нехороший человек.

Последний раз, по-моему, мы с Юрой и Андреем Ющенко все вместе виделись совсем недавно (смеется). У меня отличные отношения с Юрой. Я его считаю своим товарищем, и подчеркиваю, что с Бродским Юрием Михайловичем у меня самые, что ни на есть, теплые дружеские отношения, и я уверен, что он вам это подтвердит со своей стороны. На сто процентов уверен.  

Понимаете, в чем дело. Нужно разделять политику и личное. С личным у меня все в порядке, мои друзья меня не подведут. Что касается политики, то сегодня – стрессовое состояние. Но я уверен, что эта ситуация выровняется в скором времени. И я уверен, что через полгода вы увидите совсем другую ситуацию в Киеве.

 

«Главред», 22 декабря 2006 г.