Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Борис Березовский: Противники демократии в Украине пытаются использовать этих грязных людей Третьякова и Жванию…     ИНТЕРВЬЮ

Борис Березовский развивает свой успех в разбирательствах, которые он устроил с бывшими ближайшими соратниками Виктора Ющенко – Давидом Жванией и Александром Третьяковым.

Больше года назад Березовский подал иск в Высокий суд Британии, требуя отчета от Жвании и Третьякова за деньги, которые российский беженец якобы выделил на "украинскую демократию". Речь шла о суммах, которые Березовский в публичных высказываниях с каждым разом увеличивает – год назад он говорил о 22-23 миллионах, а сейчас – уже о 50 миллионах долларов.

Жвания с Третьяковым до сих пор избегали повесток от Березовского на суд в Лондоне. Однако в среду история приобрела неприятный характер для двух украинских политиков.

Они были вызваны в Шевченковский райсуд Киева, где глава суда Ирина Тельникова должна была вручить им повестки в Лондон – такая процедура предусмотрена согласно ратифицированным Украиной международным конвенциям.

Однако ни Жвания, ни Третьяков, ни их представители не явились в назначенные им 15 часов 5 сентября.

На самом деле это мало на что влияет, поскольку ответ украинского Минюста британским коллегам будет нерадостным для нашеукраинцев – теперь Жвания с Третьяковым считаются проинформированными о своем вызове в Лондон. И игнорирование этого процесса будет выглядеть уклонением от британского правосудия.

Кроме негативного пиара, на который нарываются Жвания с Третьяковым в связи с судебным процессом, их ждет очень сложная дилемма.

Пойди они в суд – будут обязаны говорить правду, поскольку в Высоком суде дают показания под присягой. И за лжесвидетельства можно угодить лет на шесть в британскую тюрьму.

Второй вариант развития событий – игнорировать эту историю – не предвещает ничего позитивного.

Требуя привлечь к ответу Третьякова и Жванию, Березовский может попробовать арестовать их активы по всему миру. Например, именно так поступил Игорь Коломойский, когда начинал судебное разбирательство в Лондоне с Константином Григоришиным.

Однако и блокированием активов дело не ограничится. Суд, инициированный Березовским, сделал Жванию с Третьяковым невъездными в Великобританию. Сам Третьяков в прошлом месяце признался УП, что не был в этой стране четыре года.

"Украинская правда" обратилась за комментариями к Давиду Жвании и Александру Третьякову по поводу того, почему они не пришли за повестками в суд Великобритании, которые их ждали в Шевченковском райсуде Киева.

Давид Жвания, когда узнал о предмете звонка, сказал "без комментариев" и прервал разговор. Точно также поступила и пресс–секретарь Третьякова. "Никаких документов мы не получали", – сказала она и повесила трубку.

В свою очередь, Березовский, понимая, что заработает на этом фоне дополнительные баллы, наоборот, занял позицию максимальной открытости. После отказа Третьякова и Жвании прийти за повестками он дал телефонное интервью "Украинской правде".

– Сегодня стало известно, что ни Третьяков, ни Жвания не явились в Шевченковский суд за повестками в Британский суд. Ваша реакция на это, что вы будете предпринимать?

– Эта новость не вызвала у меня никаких эмоций. А что делать – это вопрос к украинскому Минюсту. Украина должна выполнять свои международные обязательства. Минюст обязан уведомить и Жванию, и Третьякова о том, что против них возбуждено уголовное дело, и что они должны быть ответчиками по этому уголовному делу.

Поэтому сейчас вопрос в том, эффективна ли украинская правоохранительная система, реально ли она реализует принципы, прописанные в Конституции Украины или это по–прежнему коррумпированная, политизированная система. Поэтому это вопрос к министру юстиции…

– Но министр юстиции заявлял, что независимо от того, явятся Жвания с Третьяковым за повесткой в Шевченковский суд или нет, они будут считаться проинформированными.

– Я тоже так понял заявление Министерства юстиции Украины. Поэтому я исхожу из того, что они проинформированы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это означает, что они должны либо бросится в бега, либо предстать перед правосудием.

– Может ли состояться суд в Великобритании без участия Третьякова и Жвании?

– Великобритания – демократическая страна. По всем нормам цивилизованных стран суд без обвиняемого не может произойти. Но это не значит, что подозреваемые могут спокойно разгуливать на свободе. Это означает, что правоохранительные органы в Украине должны найти их и вынудить к судебному разбирательству.

– Возможно ли обращение в Интерпол?

– С этим порядком я не знаком, но, по крайней мере, я буду добиваться того, чтобы на них был выписан международный ордер на арест.

– Исходя из вашего недавнего интервью на одном из украинских телеканалов, можно сделать вывод, что сам президент Ющенко просил вас поспособствовать отчету оранжевых политиков за деньги, перечисленные вами. Действительно ли Ющенко обращался с такой просьбой?

– Это совершенно не соответствует истине. Ющенко никогда не обращался ко мне с просьбой, чтобы я получил отчет от господина Жвании и господина Третьякова. Ющенко обращался с совершенно другой просьбой лично по телефону: помочь в создании независимых гражданских институтов в Украине.

Это было за год–полтора до выборов 2004 года, и я действительно согласился. После этого Ющенко сказал, что Жвания – тот человек, которому он полностью доверяет, и теперь я должен контактировать с господином Жвания.

Хотя это совершенно не исключало контактов с господином Ющенко, с которым я несколько раз говорил по телефону. В том числе такую связь организовывал господин Третьяков лично, когда Ющенко находился в Берлине.

По существу речь идет о том, что Жвания и Третьяков стали отрицать то, что я действительно выделил средства на эти гражданские институты.

Поэтому у меня и возникло подозрение, что причиной их попытки отрицать этот факт стало то, что они потратили эти средства не по назначению. Может они присвоили эти средства себе, может, использовали их на нужды своих близких...

Поэтому я потребовал отчет, как были потрачены эти деньги. Они отказались его предоставить, и тогда я был вынужден - подчеркиваю! - был вынужден обратиться в Британский суд, предъявив им все необходимые документы, подтверждающие денежные переводы. Общая сумма была приблизительно 45 миллионов долларов.

Я предъявил на первом этапе документы на сумму порядка 22,5 млн. долларов, может немного больше.

– Почему вы сразу не указывали сумму в 45 миллионов, а звучала лишь цифра в 22,5 миллионов?

– На самом деле я всегда говорил о сумме порядка 50 миллионов долларов. Поэтому сейчас идет искажение той информации, которую я озвучил с самого начала. Более того, комиссия Верховной Рады, которая приезжала, абсолютно в курсе всех фактов. Я документально представил информацию о сумме, которую я сейчас упоминаю в этом иске.

Поэтому все остальное или провокация, или мошенничество. Факт в том, что Жвания и Третьяков уклоняются от отчета, как были потрачены эти деньги.

– Была ли изначально договоренность о таком отчете, когда вы выделяли эти деньги?

– В основе наших договоренностей лежала просьба тогдашнего кандидата в президенты. Именно он разговаривал с моим партнером Бадри (Бадри Патаркацишвили) и со мной лично. У меня не было никаких сомнений в искренности Ющенко и его порядочности. Как и не было сомнений в порядочности тех людей, которых он представил как своих соратников, друзей и доверенных лиц.

Но, к сожалению, реалии оказались иными. Эти люди, с моей точки зрения, глубоко не порядочны. Я подозреваю их в мошенничестве и более того, не исключаю, что они обманывали и Ющенко.

Он просто оказался не в курсе того, что на самом деле происходило. Хотя удивительно, поскольку человек, который претендовал на должность президента, должен был быть разборчив в соратниках и друзьях.

– Связывался ли Ющенко с вами уже после того, как стало известно, что вы подали иск?

– После этого он никогда не связывался со мной. Поэтому информация, что Ющенко поддержал мою идею о том, чтобы провести расследование, как были потрачены средства, не соответствует действительности.

– Как вы можете доказать, что выделяли деньги на демократические процессы в Украине? Ведь это выглядело, как одна офшорка перечислила деньги другой офшорке – разве не так? Или вы писали в назначении платежа "на демократию в Украине"?

– Я выделял деньги конкретным компаниям, которые мне назвали господин Третьяков и господин Жвания. И поскольку перед этим была просьба Ющенко, я не сомневался, что эти средства будут потрачены по назначению. Хотя есть соответствующие документы, но я не хочу вдаваться в подробности.

Это дело суда устанавливать, насколько я искренен и правдив в своих заявлениях или насколько Жвания и Третьяков правдивы в своих утверждениях, что я такие средства не выделял.

– Но что же все–таки указывалось в назначении платежа?

– Эти документы переданы в суд. Британский суд принял эти документы. В процессе судебного разбирательства будет вскрыта вся информация, которая содержится в наших деловых отношениях с Третьяковым и Жванией.

– Значит ли, что Третьяков и Жвания, чтобы не быть привлеченными к суду, станут невъездными в Великобританию.

– Я не знаю, какое будет решение Великобритании. Я знаю только что, Третьяков и Жвания умышленно уклонялись от ответа на мои корректные вопросы. Это вызвало у меня серьезные подозрения, и в конечном счете им придется отвечать по закону, как были потрачены эти средства.

Хочу обратить особое внимание, что вся эта история выяснения наших отношений началась не вчера, а в начале 2006 года. Уже в июне 2006 года было представление Британского суда о вручении повесток Жвании и Третьякову.

Уже тогда мои адвокаты связались и выслали документы украинскому Министерству юстиции (от УП: тогда министрами юстиции работали Сергей Головатый или Роман Зварич).

У меня возникает вопрос, почему тогда Минюст не смог вручить повестки? И делал это под глупыми предлогами, что Третьякова они вообще не знают, а точный адрес Жвании хоть и знают, но он не отвечает. Почему вся эта история выплыла сегодня?

Безусловно, это и есть как раз предвыборный компромат. Как я понимаю, Министерство юстиции Украины сейчас стоит на стороне Партии регионов, и сегодня в интересах руководителя Минюста господина Лавриновича как–то скомпрометировать оранжевых.

Таким образом, когда они хотят перевести стрелки, что я пытаюсь вмешаться в предвыборную компанию, это совершенно не соответствует действительности!

Хочу еще раз подчеркнуть, что мои претензии начались не сегодня, а задолго до того, как стало известно, что будут досрочные выборы Верховной Рады. Сейчас просто противники демократии в Украине пытаются использовать этих грязных людей Третьякова и Жванию как инструмент в своих политических претензиях на власть!

– Но ведь в начале 2006 года тоже был разгар предвыборной кампании!

– Я всю эту компанию затеял не в политических целях. А с единственной целью: выяснение правды.

– Пытались ли Жвания с Третьяковым договориться с вами после того, как вы объявили о намерении судиться?

– Насколько мне известно, Жвания прилетал к Бадри в Грузию и вел с ним переговоры.

Он, безусловно, признал все факты, которые я перечислил. И Бадри будет свидетельствовать в суде Британии – и о своих разговорах с Ющенко, и о просьбе Ющенко, и о просьбе Жвании, и о том, что Жвания представляет интересы именно Ющенко. Но какие были между ними договоренности, мне не известно.

– Вы в основном говорите о Жвании. Роль Третьякова меньше?

– Действительно, большинство переговоров велись со Жванией. И очные переговоры велись со Жванией. Он неоднократно прилетал сюда в Британию, много переговоров велись непосредственно в моем офисе в Лондоне.

А что касается Третьякова, я с ним несколько раз говорил по телефону. Более того, мой разговор с Ющенко, когда он был в Берлине, организовывал Третьяков.

–Чего вы будете добиваться, какая основная ваша цель в суде против Жвании и Третьякова?

– От суда на первом этапе я добиваюсь только одного: отчета за выделенные мной средства на становление институтов гражданского общества в Украине. Если они не смогут отчитаться, тогда я буду требовать от них вначале компенсации моих расходов...

– Компенсации полностью той суммы, которую вы называете?

– Суммы той, которая была потрачена ими не по назначению. Ведь я не знаю, может, часть из них действительно была потрачена по назначению?

Если же они откажутся отчитаться, тогда я буду требовать привлечения их к уголовной ответственности за мошенничество.

– Какую роль играл и играет в украинских процессах близкий к вам бизнесмен Дмитрий Босов? Например, он оплачивал перелет родственников и друзей Ющенко за благодатным огнем на прошлогоднюю Пасху...

– А это вы у него спросите.

– Босов выступает на нашей арене сам или от имени Березовского?

– Мне не известно, какую роль он играл. Я знаю хорошо Босова, правда, очень давно с ним не общался.

Я знаю, что у него есть огромные бизнес–интересы в Украине, но какую политическую роль он играл – мне не известно.

Насколько я понимаю, Босова кроме бизнеса ничего не интересует, в том числе и политика.

– Часто говорят, что условием расчета оранжевых с вами должен был стать "Укртелеком" – вам ведь интересен этот объект?

– Могу сказать, что это не соответствует действительности. Что касается бизнеса, я бизнесом не занимаюсь. Бизнесом занимается мой бывший партнер господин Патаркацишвили.

Приблизительно год назад я продал свой бизнес Бадри, поэтому разговоры о моих каких–либо интересах в Украине с точки зрения бизнеса не существует.

– Вы писали в письме к Тимошенко, обнародованном в книге "Мой Майдан", что у вас нет никакой обиды ни на Ющенко, ни на Жванию. Но судебный процесс продолжается. Выходит, что обида осталась?

– Слово "обида" – это эмоции. Вот эмоций по этому поводу у меня точно нет! А мое требование отчитаться за полученные средства носит исключительно рациональный характер, который не имеет никакого отношения к эмоциям.

– Почему вы никогда не трогаете Тимошенко? Со слов того же Александра Волкова, еще одного вашего товарища, видно, что вы сделали ставку на Тимошенко?

– Это совершенно не соответствует действительности! Я в разных интервью говорю о слабостях Юлии Владимировны, о ее недостатках. Но это совсем не означает, что эти недостатки перекрывают ее безусловные достоинства.

На сегодня я считаю Тимошенко самым последовательным украинским политиком, который выступает за демократические реформы в Украине. В этом смысле по политической воле, по характеру, по целеустремленности, по четкости позиций с ней не может сравниться ни один украинский политик. Именно поэтому мои моральные симпатии на стороне Юлии Владимировны.

– Но не стороне Ющенко?

– Нет. Неправильно...

Я считаю, что Ющенко является стержнем демократических реформ в Украине. Так просто сложились обстоятельства и, несмотря на слабости своего характера, которые он специально демонстрирует, Ющенко сегодня является самым главным гарантом демократических реформ в Украине.

– В своем письме к Тимошенко, обнародованном в книге "Мой майдан", вы напрямую призывали к реприватизации, чтобы забрать собственность у тех, над кем во время революции была одержана победа. "Они должны бегать по заграницам и думать, как не сесть в тюрьму", – писали вы. Разве это либеральный подход, а ведь вы причисляете себя к либералам?

– Это абсолютно либеральный подход, поскольку в Украине произошла революция. Революция означает смену элит, поэтому те, кто управлял страной раньше, должны уйти со сцены. Это закон любой революции! Есть такая фраза: нельзя быть наполовину беременной.

Поэтому ошибка оранжевых в том, что они не сменили элиты, я имею в виду и бизнес–элиты, и политические элиты, и масс–медийные элиты. А главная ошибка оранжевых – в том, что они не пошли до конца в революции.

Более того, сегодня Тимошенко пришла к тому же выводу, к которому я пришел раньше. Когда она говорит, что мы пойдем до конца в своих претензиях к тем, кто незаконно приватизировал Украину, она по-существу созвучна моему тезису, который я передал ей в своем письме.

«Украинская правда», 6 сентября 2007 г.

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Жвания Давид. ДОСЬЕ, Третьяков Александр. ДОСЬЕ, Александр Третьяков: «Мой вклад в «НУ» – 3 миллиона», Александр Третьяков: «Я всегда говорю, что был, есть и буду «любим другом» Президента»